Дедовщина в армии как вид девиации

Содержание

Введение……………………………………………………………………………3

1 Девиантное поведение. Основные подходы к объяснению девиантного поведения………………………………………………………………………….4

2 “Дедовщина” в армии как вид девиации………………………………………7

3 Направления и методы профилактической работы…………………………11

Заключение………………………………………………………………………16

Список использованных источников……………………………………………20

Введение

На протяжении более чем полувека дедовщина является едва ли не самой острой социальной проблемой армейской жизни. Иной раз до половины времени различных совещаний и собраний уделялось ее обсуждению. Так было до тех пор, пока армейский партийно-политический аппарат “отвечал” за состояние воинской дисциплины. В постсоветские годы командиры в своем противостоянии дедовщине остались без “опеки”. В этих условиях одни самостоятельно учились противодействовать ей, другие, не найдя способов ее обуздать, становились сторонниками теорий, оправдывающих собственное организационно-социальное бессилие, объясняя это неистребимостью дедовщины, ибо такова природа человека, ее полезностью для воспитания воинов и управления подразделениями, тем, что ее причины – не в армии, и поэтому армия не в состоянии повлиять на функционирование дедовщины. Стало чуть ли не хорошим тоном указывать среди причин дедовщины такие “объективные обстоятельства”, как развал армии, социальная незащищенность офицеров, нежелание молодежи служить, забывая о том, что и в благополучные 1970-е – 1980-е годы в советской армии она также процветала. В дополнение к этому указывалось, что ее аналоги существуют и на “гражданке” – в детских садах и школах.

Сложная общая демографическая и криминогенная обстановка в стране, ухудшение моральных и физических качеств призывников негативно сказываются на состоянии работы по укреплению воинской дисциплины, формированию здоровой морально-нравственной атмосферы в воинских коллективах. Войсковая практика свидетельствует, что сегодня успешно решать вопросы обучения и воспитания личного состава можно, только проводя широкий спектр мероприятий по профилактике отступлений от уставных требований в армейской среде. Эффективность же этой работы во многом зависит от знания природы отклоняющегося поведения военнослужащих.

1 Девиантное поведение. Основные подходы к объяснению девиантного поведения.

Девиа нтное поведе ние (от англ. deviation – отклонение) – совершение поступков, которые противоречат нормам социального поведения в том или ином сообществе. Например: преступность, пьянство, наркомания, самоубийство, проституция. Приводит к изоляции, лечению, исправлению или наказанию нарушителя.

Нормативные системы общества не являются застывшими, навсегда данными. Изменяются сами нормы, изменяется отношение к ним. Отклонение от нормы столь же естественно, как и следование им. Полное принятие нормы выражается в конформизме, отклонение от нормы в различных видах девиации, девиантного поведения. Во все времена общество пыталось подавлять нежелательные формы человеческого поведения. Резкие отклонения от средней нормы, как в положительную, так и в отрицательную стороны грозили стабильности общества, которая во все времена ценилась превыше всего.

Борьба с девиациями часто перерождалась в борьбу с разнообразием чувств, мыслей, поступков. Обычно она оказывается нерезультативной: через какое-то время отклонения возрождаются, и в еще более яркой форме. В конце 80-х годов советская молодежь подражала западным моделям поведения настолько откровенно, что бороться с этим обществом было не в силах. В широком смысле девиант – любой человек, сбившийся с пути или отклонившийся от нормы. К видам девиантного поведения относят алкоголизм, гомосексуализм, азартные игры, наркоманию, проституцию, самоубийство, “дедовщину”. В узком понимании под девиантным поведением подразумеваются такие отклонения, которые не влекут за собой уголовной ответственности. Совокупность противоправных поступков, или преступлений, получило особое название – делинквентное поведение.

В конце XIX и в начале ХХ в. были распространены биологические и психологические трактовки девиации. Итальянский врач Цезаре Ломброзо считал, что существует прямая связь между преступным поведением и биологическими особенностями человека. Он утверждал, что “криминальный тип” есть результат деградации к более раним стадиям человеческой эволюции. Этот тип можно определить по таким характерным чертам, как выступающая нижняя челюсть, реденькая бородка и пониженная чувствительность к боли. Уильям Х. Шелдон (1940), известный американский психолог и врач, подчеркивал важность строения тела. Он считал, что у людей определенное строение тела означает присутствие характерных личностных черт. Опираясь на исследование поведения двухсот юношей в центре реабилитации, Шелдон сделал вывод, что наиболее склоны к девиации мезоморфы (чье тело отличается силой и стройностью), хотя они отнюдь не всегда становятся преступниками.

Хотя подобные биологические теории были популярны в начале ХХ в., другие концепции их постепенно вытеснили. Сторонники психологической трактовки связывали девиацию с психологическими чертами: неустойчивость психики, нарушение психологического равновесия и т. п. Были получены данные о том, что некоторые умственные расстройства, особенно шизофрения, могут быть обусловлены генетической предрасположенностью. Кроме того, некоторые биологические особенности могут оказывать влияние на психику личности. Например, если мальчика дразнят за маленький рост, его ответная реакция может быть направлена против общества и выразиться в девиантном поведении.

Развернутое социологическое объяснение впервые дал Э. Дюркгейм. Он предлагал теорию аномии, которая раскрывает значение социальных и культурных факторов. По Дюркгейму, основной причиной девиации является аномия, буквально – “отсутствие регуляции”, “безнормность”. По сути, аномия, – это состояние дезорганизации общества, когда ценности, нормы, социальные связи либо отсутствуют, либо становятся неустойчивыми и противоречивыми. Все, что нарушает стабильность, приводит к неоднородности, неустойчивости социальных связей, разрушению коллективного сознания, порождает нарушения общественного порядка, дезорганизует людей, и в результате появляются различные виды девиации.

Известный социальный антрополог Р. Линтон ввел понятия модальной и нормативной личности. Нормативная личность это та, черты которой лучше всего выражают данную культуру, это как бы идеал личности данной культуры. Модальная личность – статистически более распространенный тип от отклоняющихся от идеала вариаций. И чем более нестабильным становится общество, тем относительно больше становиться людей, социальный тип которых не совпадает с нормативной личностью. И, наоборот, в стабильных обществах культурное давление на личность таково, что человек в своих взглядах, поведении и фантазиях все меньше и меньше отрывается от навязанного “идеального” стереотипа. Он хорошо знает, каким он должен быть, а послушных и понятливых общество обычно поощряет: они – основа социальной стабильности, поэтому стабильно и их вознаграждение за “примерное поведение”.

Согласно культурологическим объяснениям, девиация возникает в результате конфликтов между нормами культуры. В обществе существуют группы, нормы которых отличаются от норм остального общества. Это обусловлено тем, что интересы группы не соответствуют интересам большинства. Девиация имеет место, когда индивид идентифицирует себя с субкультурой, нормы которой противоречат нормам доминирующей культуры. Но здесь возникает вопрос: почему лишь некоторые люди усваивают ценности “девиантноой” субкультуры, в то время как другие отвергают ее? Одни исследователи утверждают, что преступности обучаются в ходе общения с преступниками. Если большинство друзей и родственников того или иного человека занимаются преступностью, существует вероятность, что он тоже станет преступником.

Некоторые современные исследователи утверждают, что СМИ своими материалами способны искусственно активизировать масштабы девиантного поведения. Обычно опубликованные материалы вызывают озабоченность широкой общественности, которая требует принятия адекватных ответных мер. В порядке реагирования государства и правоохранительных органов начинается усиленная борьба с преступностью, задерживается больше, чем раньше, число преступников. Освещая развитие событий, материалы СМИ создают впечатление, что явление, ставшее темой, первых публикаций, расширяется и нарастает. Поднятой шумихой индивиды, склонные к данному типу девиантного поведения, могут быть также вовлечены в орбиту реализации своих преступных наклонностей и привлечены в районы, о которых идет речь в сообщениях, и в силу этого преступность там действительно принимает более широкие масштабы.

2. “Дедовщина”, как вид девиантного поведения.

“Дедовщина” (получившая на флоте наименование “годковщины”) представляет собой самый застарелый (как имеющий глубокие исторические корни) вид проявления неуставных взаимоотношений (НУВ), при котором в качестве доминирующего социального признака (а в соответствии с ним – и комплекса “привилегий” или “обязанностей”) в неформальной структуре подразделения выступает срок службы. Давние традиции любого человеческого сообщества (а в особенности изолированного сообщества лиц мужского пола), связанные с особым отношением к новым членам, впервой входящим в его состав, в армейских условиях приобретают особенно уродливые формы.

“Дедовщина” представляет собой систему изощренных форм физического и психического насилия, пронизывающих все сферы жизнедеятельности войск, и обеспечивающих доминирующее положение в подразделениях и частях военнослужащих старших периодов службы над молодыми солдатами.

По итогам проведенного социологами исследования среди обследованных призывников почти половина (46%) имеет среднее специальное образование, 32% – среднее образование, 19% – неполное среднее и 3% – незаконченное высшее. Практически все призывники уже имели опыт первичной профессионализации – в основном по рабочим специальностям (автослесарь, сварщик, повар и т. д.). 83% из них работали на различных предприятиях и фирмах. Многие (39%) оценили свои заработки как весьма приличные, 25% имели небольшие, но регулярные заработки, 22% зарабатывали в зависимости от обстоятельств и только небольшая часть – 8% и 2% соответственно или зарабатывали нерегулярно или не имели самостоятельных доходов. Вместе с тем 26% опрошенных до сих пор неопределились с дальнейшим профессиональным выбором, 19% намерены после армии учиться, а 17% связывают свои перспективы с профессией, которую получат в армии. 17% опрошенных предполагают пойти работать в любую фирму, 11% будут заниматься малым или семейным бизнесом. Низкие значения среди призывников получили только намерения после армии работать в промышленности и заниматься наукой – 7% и 2% соответственно. Так что неясность будущего профессионального выбора сопровождается отчетливо выраженной ориентацией на предпринимательскую активность.

Среди причин дедовщины, связанных с условиями социальной среды, в которой находятся срочнослужащие, называются: отсутствие возможностей для самоутверждения военнослужащего через социально полезные и одобряемые формы деятельности; неспособность руководства заинтересовать срочнослужащих в службе; низкая психолого-педагогическая культура офицеров и их нежелание ее развивать; “двойной стандарт” в требованиях и оценках начальника к подчиненному, к равному, к самому себе; неумение создать гуманистически ориентированный формальный и неформальный актив воинского подразделения. Внутриличностнойпричиной дедовщины называется неспособность части старослужащих через социально приемлемые формы удовлетворять свои потребности в самоуважении и самоактуализации (по А. Маслоу), при их стремлении удовлетворить эти потребности социально неприемлемыми способами.

Проведенное социологическое исследование в 2009 г. показало: что около 2,5% солдат имеют острую потребность в безграничном подчинении себе зависимых военнослужащих, около 9% положительно относятся к личному участию в дедовщине, около 13,5% (от 7,6 до 16,3%) декларируют апологетическое отношение к нормам и ценностям дедовщины. Среди старослужащих выразили резко отрицательное отношение: к нормам и ценностям дедовщины (13,7%), к личному участию в дедовщине (49,7%), к безграничному подчинению себе “молодых” (64,9%).

Имеет смысл несколько подробнее остановиться на анализе сущности неформального разделения военнослужащих в рамках “дедовщины”. Почти повсеместно (при сроке службы 24 месяца) до сегодняшнего дня принято пять основных “категорий” военнослужащих. Но в настоящее время в связи с сокращением сроков службы до 12 месяцев существует всего четыре.

Таблица 1. “Неформальное распределение военнослужащих по срокам службы “

Срок службы (в месяцах)Наиболее распространенные названия “категорий” военнослужащихФункции “категорий” военнослужащих
0-2“Дух”, “Таракан”, “Тень”, “Череп”, “Сынок”, “Салабон”, “Зеленый”, “Пират”, “Салага”, “Кролик”, “Удав”, “Ушастый”, “Муха”, “Огурец”, “Болт”, “Краб”,Выполнение помимо своих и части обязанностей второй, третьей (четвертой) “категорий” в служебно-функциональной сфере, а также функций по их “обслуживанию” в социально-бытовой сфере.
2-6“Гусь”, “Котел”, “Скворец”, “Слон”, “Шнурок”, “Мамонт”, “Старший таракан”
6-12“Фазан”, “Черпак”, “Демон”, “Помазок”“Руководство” и “воспитание первой “категории”.
12 – день приказа об увольнении в запас“Дед”, “Король”, “Старик”, “Старый”, “Гусь хрустальный”, “Бугор”Контроль за соблюдением сложившейся иерархии (вмешательство в скрытых формах, редко – открыто)
день приказа – день отправки домой“Дембель”, “Дед”, “Супердед”, “Квартирант”, “Профсоюз”, “Интурист”

В качестве новой тенденции развития НУВ можно отметить следующее положение. Исчезновение маргинального (промежуточного) между крайними полюсами неформальной иерархии (“полюс” первого периода ассоциируемый лишь с одними “обязанностями”, выступающий в качестве главного объекта посяганий и “полюс” последнего периода службы, связанный исключительно с реализацией комплекса “прав” и “привилегий”) прежнего второго периода службы.

3. Направления и методы профилактической работы.

Подход к определению целей стратегии борьбы с “дедовщиной” должны всегда быть дифференцированным по месту и времени (когда, на что, как и в какой степени оказывать воздействие) и предлагать оптимальное сочетание всех методов профилактической работы, планирование и организация которой должны учитывать следующие особенности:

1. Функционирование ограниченного определенным социальным пространством социума индивидов мужского пола уже само по себе предполагает наличие негативных явлений в его среде. Выполнение же данным социумом специфических задач и жесткая нормативная регламентация его деятельности в рамках определенного общества повышает вероятность проявления негативных явлений в самых извращенных формах.

2. Помимо нормативно закрепленной, формальной (уставной) структуры, представляющей идеальный тип воинской организации всегда существует неформальная организация отношений военнослужащих. Под влиянием множества факторов общественного развития в нашей армии исторически сложилась неформальная система. К настоящему времени “дедовщина” носит застарелый характер.

3. В основе “дедовщины” лежат единичные индивидуальные или групповые искаженные способы самоутверждения, поведения, взаимодействия; отрицательные привычки, лжетрадиции групп, подразделений; нервные срывы и реактивные состояния воинов, приводящие к унижению ими личного достоинства сослуживцев. При этом в самых опасных формах НУВ находят свое проявление в среде срочной службы.

4. Необходимо учитывать, что даже при самой эффективной профилактической работе формы проявления НУВ, как сложнодетерминированного социального и социально-психологического явления, не исчезают полностью, а переходят в менее социально опасные формы и к тому же обладают репродуктивной функцией (при “благоприятных” обстоятельствах воспроизводятся в прежнем виде). Реальная работа командования подразделения и частей по преодолению “неуставного” поведения военнослужащих может вестись только за ограничение его проявлений, снижение их остроты. Отклоняющееся поведение, разновидностью которого является НУВ, приобрело характер социальной патологии в масштабе Вооруженных Сил.

5. Для кардинальных изменений в вопросах профилактики НУВ (значительное снижение социальной опасности негативных явление или их полное искоренение) необходимо изменение социально-экономической и общественно-политической ситуации в стране, при которой станет возможным комплектование Вооруженных Сил на контрактной основе, гарантированная законом защита прав и личного достоинства, решение социально-бытовых проблем обустройства войск и т. п.

На основании результатов исследований предлагаются и пути преодоления дедовщины. Суть коррекционной работы с носителями дедовщины А. Д. Глоточкин видел в создании в микросоциуме условийдля самоутверждения военнослужащего через социально полезные формы деятельности и взаимоотношений и в организации тотальноговоспрепятствования самоутверждению военнослужащих через негуманистические поступки и формы взаимоотношений. Вот ее некоторые принципы, адресованные к офицеру: отношение к другому, в том числе и к нарушителю, как к самоценной личности (невозможно заставить другого быть Человеком не относясь к нему как к Человеку); “внимание к мелочам”, ибо они – или скрываемые проявления дедовщины, или/и знаки групповой принадлежности и являются индикаторами развитых, но скрытых от глаз постороннего издевательств и эксплуатации; гуманное отношение к солдатам, так как только к офицеру-гуманисту обратится за помощью угнетаемый солдат; единство в этических и правовых требованиях и оценках к подчиненному, к товарищу-офицеру, к самому себе; подбор в младшие командиры и в актив только гуманистически ориентированных военнослужащих, ибо другие уступят давлению отрицательных лидеров; в работе с нарушителем руководитель должен всегда оставлять перспективу позитивного взаимодействия, и какова бы ни была ситуация, быть открытым и конструктивно ориентированным на взаимодействие с ним; не увлекаться переводом в другую часть или подразделение лидеров дедовщины и “механическим” расколом отрицательно направленных групп, так как это не дает существенного эффекта.

Система профилактических мероприятий может дать конкретные результаты при ее реализации на всех уровнях государственного и военного управления. На самом низком, но ближайшем уровне непосредственного взаимодействия необходимо учитывать некоторые общечеловеческие ценности и этику в руководстве:

– Распределение благ должно быть связано только со степенью трудового участия. Я должен быть уверен, что если пожертвовал своим интересом ради интересов группы, то о соблюдении моего интереса позаботится руководитель.

– Особое отношение к сослуживцам, заболевшим или попавшим в беду. Хорошее отношение к такой категории сослуживцев необходимо не столько для них, сколько для здоровых.

– А главное, решение бытовых вопросов должно быть в центре внимания руководителя с учетом особенностей в иерархии потребностей человека. (Пирамида Маслоу) На уровне отдельно части (корабля) работа по предупреждению “дедовщины” должна носить предметный и конкретный характер, планироваться и проводиться с учетом специфики решаемых задач и местных условий. Также важно отметить, что активность – это все виды деятельности, которые ведут к достижению основной цели группы. И поэтому групповой процесс прекращается, когда люди выполняют основную задачу. Обобщая содержащиеся формы и методы, можно предложить следующие наиболее эффективные направления профилактической работы:

– Организация функционирования и жизнедеятельности войск в строгом соответствии с нормативно-правовыми требованиями: точное выполнение своих обязанностей всеми должностными лицами по укреплению воинской дисциплины, соблюдение медицинских и санитарно-гигиенических норм размещения военнослужащих, своевременное и полное обеспечение их всеми видами довольствия и т. п.

– Продуманная система материального и морального стимулирования офицерского состава за высокий уровень дисциплины в подчиненных подразделениях и военнослужащих срочной службы за добросовестное выполн6ение служебных обязанностей и личную дисциплинированность (в том числе использование и нетрадиционных форм поощрения).

– Постановка конкретных, реально достижимых целей профилактической работы (в любом случае речь может идти только об ограничении степени и масштабов проявления НУВ, снижении их остроты) поскольку невыполнимые задачи неизбежно вызывают разочарование и равнодушное отношение офицерского состава к решению настоящей проблемы.

– Полное и всестороннее изучение и описание существующей в данной части системы НУВ (формы из проявления и механизмы функционирования – как предмет профилактической работы), а также оперативное отслеживание тенденций развития и “нововведения” в данной области: широкое использование данных материалов при обучении молодых офицеров формам и методам профилактической работы.

– Поэтапное планирование и осуществление профилактической работы (координация в проведении всех мероприятий по месту и времени: когда, на что, как и в какой степени оказывать воздействие). В этой связи можно, например, работу по профилактике НУВ планировать исходя из степени социальной опасности и распространенности негативных явлений. При этом первоочередные мероприятия направляются на снижение остроты проявления тех форм физического и морально-психологического насилия, последствия от которых чаще всего носят тяжелый характер (гибель и увечья военнослужащих, самовольное оставление частей, суициды и т. п.).

– Оптимальное и творческое сочетание всех методов профилактической работы, в том числе и нетрадиционных (например: вытеснение негативных явлений ритуалами и традициями положительной направленности: чествование старослужащих воинов в день выхода приказа об из увольнении в запас; использование самодеятельного творчества воинов и т. п.).

– Выявление неформальных лидеров в воинских подразделениях и целенаправленная работа с ними (опора на лидеров положительной ориентации, назначение их на сержантские должности, привлечение в общественный актив подразделения; дискредитация и нейтрализация отрицательных лидеров – организаторов и носителей НУВ).

– Обеспечение активности. Активность – это все виды деятельности, которые ведут к достижению основной цели группы. И поэтому групповой процесс прекращается, когда люди выполняют основную задачу.

– Решение бытовых вопросов должно быть в центре внимания руководителя, т. к. попадание возможности решения бытовых вопросов (особенно касающихся питания) нарушает равенство и дает ему возможность манипулировать.

– Систематическое обучение офицерского состава эффективным методам профилактической работы, формирование у него правильного понимания всей социальной опасности негативных явлений для нормального функционирования воинской организации.

– Организация оперативной и полной информации снизу об эффективности проводимых профилактических мероприятий и контрмерах, предпринимаемых организаторами НУВ.

– Форсированный ввод в строй молодого пополнения (усиленная физическая подготовка, формирование у молодых солдат психологической готовности к встрече с негативными явлениями по приходу в подразделения, выработка алгоритма поведения в конфликтных ситуациях( и т. п.).

– Организация профилактической работы с неослабевающим упорством и постоянством (даже изжитые в подразделениях формы НУВ обладают свойством самогенерации и самовоспроизводства в случае ослабления профилактических воздействий).

Как показывает войсковая практика, эти и другие мероприятия дают ощутимый эффект только в случае сведения их в единую систему профилактической работы, созданную с учетом специфики вида и рода войск, решаемых частью (кораблем) задач, места из дислокации, качественных характеристик призывных контингентов.

Заключение

Исходя из всего выше изложенного, можно сделать следующие выводы:

1. Среди существующих в воинских подразделениях разновидностей НУВ в настоящее время доминирующим является механизм их функционирования, основанный на неформальном разделении военнослужащих по сроку службы – “дедовщине”, который в течение 1989-1992 годов вытеснил НУВ, основанные на неформальном разделении воинов по национальной принадлежности (“землячество”). До конца текущего десятилетия такая разновидность НУВ, как “дедовщина”, по-видимому, сохранит лидерство, однако в ближайшее время в рамках ее могут найти (и уже находят) проявление и другие формы НУВ с различными основаниями, лежащими в их основе (прежде всего – региональное “землячество”, а также “культ силы, религиозный, криминогенный и общественно-политический и другие факторы).

2. Среди всех сфер жизнедеятельности воинских коллективов (служебно-функциональной, общественной и социально-бытовой) социально-бытовая сфера жизнедеятельности войск является наиболее пораженной негативными явлениями, обострение которых происходит по мере возрастания нагрузок на личный состав вследствие ухудшения социально-бытовых условий жизнедеятельности и жизнеобеспечения войск (полевые условия быта, нарушение элементарных прав военнослужащих в удовлетворении их жизненных потребностей) и как следствие этого компенсация данных недостатков за счет искусственного увеличения трудозатрат молодого пополнения и лишения его законных материальных и духовных благ путем различных форм физического и психического насилия.

3. В связи с сокращением в подразделениях количества неформальных групп, образованных по срока призыва, обусловленное переходом к полуторагодичному сроку службы (особенно остро эта проблема встала в 1992-1993 гг. – когда одновременно в воинских подразделения проходили службу военнослужащие полного и сокращенного периодов службы). Ввиду отсутствия маргинальной группы (военнослужащих второго периода службы), служившей своеобразным буфером между 3-4 периодами службы (организаторами и носителями НУВ) и военнослужащими первого периода службы – объектом проявления форм физического и морально-психологического насилия, происходит перераспределение функций между данными неформальными группами. Так функции “обслуживания”, присущие ранее двум младшим призывам переходят к одному призыву; второй период службы становится перед дилеммой осуществления функций “руководства”, “воспитания” младшего призыва или ввиду его малочисленности, делить с ним обязанность по “обслуживанию третьего периода службы, который, в свою очередь наряду с “контролем” должен сосредоточивать в своих руках функции “руководства” и “воспитания”. Положение будет усугубляться по мере некомплекта личного состава в подразделениях, увеличивающего служебные нагрузки на военнослужащих.

4. В рамках НУВ разнообразие и социальная опасность проявления различных форм насилия находятся в тесной зависимости от последовательности и эффективности проводимых командованием частей профилактических мероприятий. Возросшее внимание общественности к состоянию воинской дисциплины в Вооруженных Силах вообще и к характеру взаимоотношений между военнослужащими, в частности, гласность в освещении армейских проблем будут, очевидно, и в дальнейшем способствовать активизации профилактической работы в войсках. Вследствие этого существующие формы НУВ все более будут перемещаться из области физического насилия (отказ организаторов НУВ от применения грубых форм, влекущих за собой наступление тяжких телесных повреждений и увечий) к использованию форм и методов морально-психологического воздействия (психического насилия) на младший призыв, разнообразие которых увеличится.

5. При несоблюдении соответствующих социально-правовых гарантий и отсутствия нормальных социально-бытовых условий существует реальная опасность проявления некоторых форм НУВ и в среде военнослужащих, проходящих службу по контракту (первые признаки этого явления уже были отмечены в некоторых частях). Это, прежде всего, имеет отношение к военнослужащим, заключившим контракт в период прохождения срочной службы. Более того, несоразмерность в распределении служебных нагрузок могут перевести НУВ в плоскость взаимодействия военнослужащих рядового и сержантского состава, поступивших в Вооруженные Силы по призыву и на основе контрактной системы.

6. К существующим негативным явлениям в ближайшее время может добавиться проблема взаимоотношений между военнослужащими, занимавшимися до службы в армии различного рода коммерческой деятельностью и имевшими существенно различный уровень доходов и материальное положение в целом. В связи с чем возможно увеличение удельного веса форм проявления НУВ, связанных с имущественными посяганиями.

Список использованных источников

1. Дерюгин Ю. И. “Дедовщина”: социально-психологический анализ явления //Психологический журнал. -1990.

2. Солнышков А. Ю. Неформальные отношения военнослужащих, проходящих службу по призыву в ситуациях управленческого взаимодействия: Автореф. дис. … канд. соц. наук. М., 2008.

3. Глоточкин А. Д. Социально-психологические проблемы формирования первичного коллектива.: Дисс. … доктора псих. наук. М., 1972.

4. Солнышков А. Ю. Социальные причины армейской дедовщины // Социол. исслед. 2007. N 4. С. 108- 114. стр. 116

5. Добренько В. И., Кравченко А. И. Социология: В 3 т. – М.: ИНФРА-М, 2002. – 520 с.

6. Профилактика девиантного поведения молодежи. Уч. пособие. /Научный ред. В. Т.Лисовский. СПб.-М.-Березники, 1998.

7. Солнышков А. Ю. Внутриличностные причины дедовщины: Тип отношения к значимому другому // СоцИс 2004 г. №6


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Дедовщина в армии как вид девиации