Философ Ф. Хайек

Титульник

СОДЕРЖАНИЕ

Введение………………………………………………………………….3

1. Биография Ф. Хайека……………………………………………..5

2. Экономические воззрения Ф. Хайека……………………………7

3. Основные идеи……………………………………………………15

Заключение………………………………………………………………20

Список используемой литературы…………………………………….21

ВВЕДЕНИЕ

Мировой экономический кризис 30-х годов, до основания потрясший хозяйственную систему западных стран, нанес тяжелый удар по неоклассической концепции стихийного рыночного регулирования капиталистической экономики, отвергающей вмешательство государства в процесс воспроизводства капитала. Этот кризис показал, что в новых условиях, для которых характерно резкое обострение конкурентной борьбы монополистических гигантов, свободное предпринимательство не в состоянии обеспечить нормальный ход экономического развития и неизбежно приведет рыночную экономику к краху.

Тем не менее, уже в первые десятилетия после второй мировой войны, неоклассическая школа проявляет явные признаки возрождения. Ее представители, указывая на противоречия государственного регулирования капиталистической экономики по кейнсианским рецептам и борясь против теории социалистического хозяйства, отстаивали идею о том, что стихийное рыночное регулирование экономики, хотя и не является идеалом, все же более эффективно и более предпочтительно политически, нежели любые формы государственного воздействия на экономику.

По сути, под названием неолибералистов выступает не одна, а несколько школ. К данному течению принято относить чикагскую (М. Фридмен), лондонскую (Ф. Хайек), фрайбургскую (В. Ойкен, Л. Эрхард) школы. Всех их объединяет скорее общность методологии, а не концептуальные положения. Экономисты-неолибералы уделяют первостепенное внимание поведению отдельного человека, экономике фирмы, решениям, принимаемым на микроуровне. Основные фигуры неолиберализма – Л. Мизес и его ученик Ф. Хайек.

Ф. Хайек, австрийский экономист и социолог, один из самых оригинальных представителей экономической мысли двадцатого века, круг исследовательских интересов которого необычайно широк – экономическая теория, политология, методология науки, психология, история идей.

Цель данной работы – охарактеризовать основные положения Фридриха Августа фон Хайека.

Задачи:

1) Дать биографию данного экономиста и философа;

2) Осветить основные экономические воззрения;

3) Охарактеризовать основные идеи Ф. Хайека;

4) Обобщить полученные результаты;

5) Выводы.

1. Биография Ф. Хайека

Фридрих Август фон Хайек (нем. Friedrich August von Hayek; 8 мая 1899, Вена – 23 марта 1992, Фрайбург) – австрийский экономист и философ, представитель новой австрийской школы, сторонник либеральной экономики и свободного рынка. Лауреат Премии Шведского банка по экономике в память Альфреда Нобеля (1974).

Фридрих Август фон Хайек был старшим сыном врача и профессора ботаники Венского университета Августа фон Хайека и его супруги Фелицитас. Семья происходила из рода военного и служилого дворянства и со стороны матери была финансово обеспечена. Отец матери, Франц фон Юрашек, был профессором, а позже президентом Центральной статистической комиссии.

В детстве Фридрих интересовался сначала минералогией, насекомыми и ботаникой. Позже проявился интерес к ископаемым животным и теории эволюции. После военной службы во время Первой мировой войны, где он болел малярией, Фридрих Август фон Хайек поступает в университет города Вены на курс правоведения, однако посещает и лекции по политической экономии и психологии. Недостаточные возможности профессиональной работы в области психологии привели Хайека к решению углубить свои знания в области экономики, в частности по руководством профессора Фридриха фон Визера. Кроме того он принимает активное участие в частных семинарах Людвига фон Мизеса, где считается лучшим учеником.

В 1921 году Хайеку присваивается титул доктора юридических, а в 1923 доктора экономических наук. С 1927 Хайек и Мизес возглавляют Австрийский институт изучения экономических циклов. Хайек продолжает работу Мизеса в изучении колебания уровня деловой активности. В 1931 году Хайека приглашают в Лондонскую школу экономики и политических наук, где он в 1930-е и 1940-е годы считается основным представителем Австрийской школы и оппонентом Джона Кейнса.

В 1947 году фон Хайек приглашает ученых-либералов на встречу при Мон Пелерин в Швейцарии, положившей начало Обществу “Мон Пелерин”. В 1950 году фон Хайек стал профессором в университете Чикаго, а в 1962 профессором университета Фрайбурга и после членом совета директоров Института Вальтера Ойкенса. В 1967 фон Хайек получает статус эмерита, однако продолжает преподавать до 1969 года.

В 1974 году Фридриху Августу фон Хайеку (вместе со шведом Гуннаром Мюрдалем) присвается Нобелевская премия в области экономики. После профессуры в университете г. Зальцбурга Хайек возвращается во Фрайбург, где он проживает до своей смерти в 1992 году.

В 1991 году ему присваивается Президентская Медаль Свободы – высшая награда США. Фридрих Август фон Хайек похоронен в Вене.

За свою долгую жизнь он написал много книг: “Цены и производство” (1929), “Денежная теория и экономический цикл” (1933), “Прибыль, процент и инвестиции”, “Чистая теория капитала” (1941), “Дорога к рабству” (1944), “Индивидуализм и общественный строй” (1948), “Конституция свободы” (1960), трилогия “Закон, законодательство и свобода” (1973-1979), “Разгосударствление денег” (1976) и др. В них он выступал как экономист и как философ.

Будучи воспитанником Визера и Бем-Баверка, Хайек до конца оставался верным идее высокой ценности принципов экономического либерализма.

2. Экономические воззрения Ф. Хайека

Методология Хайека обладает рядом своеобразных черт. Прежде всего, для него характерен своего рода социологический подход к общественным, в том числе экономическим, явлениям. В круг рассматриваемых им проблем включаются не только собственно экономические вопросы, но и в тесной связи с ними социальные, политические и этические аспекты жизни общества. Экономические явления рассматриваются в качестве неотъемлемой части социально-экономической системы, причем прежде всего подчеркиваются те их социальные черты и свойства, которые присущи рыночной системе в целом в условиях свободной конкуренции, в частности – индивидуализм хозяйствующих субъектов, их субъективные оценки, их представления об экономической свободе, их конкурентная природа и т. п. При этом собственно экономическое содержание указанных явлений, как правило, остается в тени. Основой такого подхода явилась большая, чем у ранней австрийской школы, субъективизация экономической теории. По мнению Хайека, “экономические явления в принципе не могут быть выражены в “объективных” терминах, поскольку они отражают лишь субъективные представления людей и ничего более”. Отсюда Хайек делает заключение о коренном отличии методов общественных и естественных наук, в которых “объективные” категории вполне отвечают природе изучаемого предмета.

Рассмотренная черта методологии Хайека органически связана с присущим ему методологическим индивидуализмом и субъективизмом, лежащим в основе отмеченного выше социологического подхода к экономическим явлениям. Эта вторая особенность методологии Хайека навеяна философией неокантианства с ее проповедью ограниченности человеческого разума и основана на представлении об отсутствии объективных критериев истины при анализе экономических процессов, поскольку всякий исследователь по необходимости вносит в процесс анализа свое собственное “я” – свой опыт, свои ошибки, свое миропонимание и т. п. Объект исследования, таким образом, оказывается в определенном смысле неотделимым от его субъекта. В естественных науках, пояснял Хайек, исследователь находится вне изучаемого объекта, тогда как предмет общественных наук – поведение людей и их мотивы – по необходимости предполагает, что собственные мотивы и установки исследователя включены в этот последний, что не может не сказаться на результатах исследования. Поэтому задача общественной науки представлялась Хайеку не в том, чтобы обнаружить объективные законы общественного развития, а в том, чтобы найти границы познаваемости социально-экономических процессов. По Хайеку, следовало бы признать ограниченность познавательных возможностей человека и не требовать от науки ничего сверх субъективно-психологических оценок экономических явлений. Отсюда Хайек, в частности, делал заключение о принципиальной невозможности математизации экономической науки, предполагающей, что экономические знания имеют объективную основу, что, по Хайеку, не соответствует действительности.

Методологический индивидуализм и субъективизм Хайека фактически означают признание непознаваемости экономических явлений, поскольку теоретическая модель экономики, по его мнению, строится исследователем на субъективном, а потому произвольном, выборе отдельных элементов действительности. Следовательно, такая модель не может дать подлинно научного знания об экономике, не зависимого от субъективного опыта исследователя. Дело усугубляется еще и тем, что как экономическая действительность, так и человеческий разум не остаются неизменными, а постоянно эволюционируют.

Вместе с тем, методологический индивидуализм и субъективизм Хайека обусловливают микроэкономическую направленность его концепций и отрицание им макроэкономического анализа как такового. По его мнению, макроэкономические зависимости, которыми оперируют представители многих школ экономической мысли – кейнсианства, марксизма, монетаризма и ряда других – имеют мало общего с реальной действительностью, поскольку в основе хозяйственной жизни лежат индивидуальные субъективно-психологические оценки и мотивы хозяйствующих субъектов, ни в коей мере не сводимые в какие бы то ни было общие закономерности. С этих позиций неоавстрийская школа выступает и против неоклассической теории равновесия. Признавая возможность экономического равновесия по отношению к отдельным фирмам на микроуровне, ее представители отрицают применимость этого понятия к экономике в целом на макроуровне, поскольку в ином случае пришлось бы признать познаваемость экономических явлений.

Важнейшее место в теории либерализма Хайека занимает его учение о спонтанном характере рыночного порядка. Оно играет двоякую роль. Во-первых, в качестве одного из главных методологических принципов и, во-вторых – центрального звена концепции либерализма Хайека.

Хайек пишет: “Возникновение нашей цивилизации и сохранение ее в дальнейшем зависят от феномена, который можно точнее всего определить как “расширенный порядок человеческого сотрудничества” – порядок, чаще именуемы, хотя и не вполне удачно, капитализмом. Для понимания нашей цивилизации необходимо уяснить, что этот расширенный порядок сложился не в результате воплощения сознательного замысла или намерения человека, а спонтанно: он возник из непреднамеренного следования определенным традиционным и, главным образом, моральным практикам. Ко многим из них люди испытывают неприязнь, осознать их важность они обычно не в состоянии, доказать их ценность неспособны. Тем не менее, эти обычаи довольно быстро распространились благодаря действию эволюционного отбора, обеспечивающего, как оказалось, опережающий рост численности и богатства именно тех групп, что следовали им. Неохотное, вынужденное, даже болезненное привитие таких практик удерживало подобные группы вместе, облегчало им доступ ко всякого рода ценной информации…Данный процесс остается, по-видимому, наименее понятой и оцененной гранью человеческой эволюции”. По мысли Хайека, эти традиционные и моральные практики, т. е. то практическое знание, воплощенное в обычаях и привычках – по большей части это, так сказать, неявное знание, которое не осознается его носителями и потому не может быть отделено от них, формализовано, обобщено в каких-либо теориях и положено в основу экономической политики. Используемые хозяйствующими субъектами практические знания представляют собой своего рода “рассеянную” и “скоропортящуюся” информацию о быстро и постоянно изменяющихся конкретных условиях и параметрах текущей деятельности в сфере экономики, причем информацию гигантского объема. Характер знания, лежащего в основе эволюции рыночного порядка, полностью исключает, по мнению Хайека, саму возможность какого бы то ни было вмешательства в этот процесс без угрозы частичного или полного разрушения. Рыночный порядок, утверждает Хайек, принципиально отличается от природных и технологических объектов и систем, знания о которых в виде конкретных данных, формул, графиков и т. п. легко поддаются формализации и могут быть использованы для управления такими объектами или системами.

Хайек считает, что ведущая роль в формировании и распространении практических текущих знаний о хозяйстве принадлежит механизму рынка, который через систему цен, изменение соотношения спроса и предложения, рекламу и т. п. систематически передает информацию о том, что, где, как, когда производить, покупать и продавать, и тем самым обеспечивает координацию действий участников рынка. Рынок, таким образом, рассматривается как своеобразный информационный механизм, обеспечивающий получение не фрагментарного, а системного знания об экономике. С этих позиций Хайек вступает в полемику с другими представителями неоклассической школы, считающими, что рынок представляет собой социальный механизм, распределяющий ограниченный и к тому же известный объем ресурсов в соответствии с объемом и структурой потребностей покупателей. С точки зрения Хайека, если бы проблема состояла в такого рода распределении, то рынок с присущей ему конкуренцией был бы не нужен. С такой задачей вполне справилась бы система планового распределения производственных продуктов из единого центра. Рынок же, утверждает Хайек, обладает таким преимуществом, что он в состоянии эффективно распределять те ресурсы, которые ранее не были и не могли быть учтены, на хозяйственные цели, которые ранее не были и не могли быть выявлены. Конкуренция, писал Хайек, это эффективный способ направления неизвестных ресурсов на известные цели. Эти задачи рынок может выполнять, отмечает Хайек, в силу того, что он в состоянии выявить, распространить и эффективно использовать ранее неизвестные данные о потребностях, ресурсах и технологиях, то есть выступить в роли специфической информационной системы.

Как поясняет Хайек, спонтанный характер рыночного порядка означает, что любое вмешательство в него может лишь подорвать механизм рынка и парализовать хозяйственную систему в целом. Более того, любой сознательный контроль над хозяйственной жизнью, любая экономическая политика, нацеленная на получение определенных результатов, будь то политика полной занятости, экономического роста, борьбы с инфляцией или экономическими спадами, балансирования спроса и предложения денежной массы и т. п., по мнению Хайека, в принципе невозможна, поскольку она не в состоянии учесть и использовать тот массив знаний, который необходим для ее успешной реализации, и может иметь только разрушительные последствия для экономики. Не менее негативны последствия вмешательства в рыночный порядок с целью его реформирования или совершенствования, независимо от того, какими намерениями руководствуются лица, посягающие на этот порядок. Рыночный порядок, отмечает Хайек, развивается на основе собственной внутренней логики, не имеющей ничего общего с морально-этическими нормами, которые отстаивают представители тех или иных социальных слоев и классов, требующие большей справедливости, большего равенства в распределении доходов иимущества и т. п.

Идею спонтанности развития рыночного порядка Хайек распространял и на его составляющие, в том числе и на деньги. Последние, по его мнению, не должны выступать в роли инструмента экономической политики государства, имеющей целью (как предлагали монетаристы) обеспечение постоянного темпа прироста денежной массы в обращении в соответствии с объемом спроса на деньги, ибо, по мнению Хайека, это противоречит самой природе данного явления. Стабильность денежной системы может быть достигнута, как полагал Хайек, лишь на путях ее либерализации, предполагающей отмену правительственной монополии на эмиссию денег и замену ее конкуренцией частных эмитентов. Хайек писал, что при том, что деньги – неотъемлемое условие функционирования расширенного порядка, возникающего при сотрудничестве свободных людей, правительства бесстыдно злоупотребляли ими чуть ли не с момента их появления, так что они стали основной причиной расстройства процессов самоорганизации в расширенном порядке человеческого сотрудничества. Если исключить несколько коротких счастливых периодов, можно сказать, что история государственного управления денежной системой была историей непрекращающегося обмана и лжи. В этом правительства оказались гораздо менее нравственными, чем мог бы оказаться какой-нибудь частный агент, чеканящий монету в условиях конкуренции. Возможности рыночной экономики могли бы раскрываться гораздо полнее, если бы была упразднена государственная монополия на деньги. По мнению Хайека, государственная политика регулирования экономики порождает инфляцию и экономические спады. Данная позиция Хайека направлена как против монетаризма, так и против кейнсианской концепции, рассматривающей деньги в качестве одного из инструментов государственного воздействия на экономику.

Кейнсианство явилось вообще одной из главных мишеней критики Хайека. Выступая против него, Хайек использовал свою концепцию спонтанного рыночного порядка, которая в принципе исключает какое бы то ни было вмешательство государства в экономическую жизнь общества. Хайек упрекает Кейнса в том, что он переоценивает возможности экономической науки, способной дать лишь абстрактное, а потому неполное знание о самых общих тенденциях экономической жизни, и оставляющей в стороне главное – практические знания хозяйствующих агентов, лежащие в основе реальных экономических процессов. Неприемлемым для Хайека оказался и подход Кейнса к явлениям рыночной экономики с позиции макроуровня. По Хайеку, данный уровень экономических зависимостей не имеет аналогов в реальной действительности, где все экономические решения принимаются лишь индивидами с учетом их субъективных оценок и предпочтений.

Хайек противопоставляет теории Кейнса не только общие основы своей концепции, но и некоторые специальные аргументы, направленные против центральных положений кейнсианства. Он, например, считал необоснованной кейнсианскую концепцию совокупного спроса на том основании, что она оставляет без внимания проблему соотношения структуры спроса и структуры предложения. При значительном расхождении данных структур, отмечал Хайек, товары не будут реализованы, независимо от общего объема совокупного спроса. По мнению Хайека, несостоятельно и объяснение Кейнсом причин безработицы. Она вызывается не недостаточным уровнем эффективного спроса, как полагал Кейнс, а высоким уровнем заработной платы, обусловленным непомерными требованиями профсоюзов, что приводит к неоправданному сокращению прибылей предпринимателей и соответствующему уменьшению спроса на труд. Попала под огонь критики Хайека и кейнсианская концепция регулируемой валюты. Хайек утверждал, что использование умеренной инфляции в качестве средства борьбы с безработицей в действительности лишь усилит безработицу и дополнит ее инфляционным процессом. Хайек достаточно резко писал: “Кейнс запутался в экономической теории. Альфреду Маршаллу, прекрасно понимавшему суть проблемы, по всей видимости, не удалось как следует внушить Кейнсу одну из важнейших истин, которую Джон Стюарт Милль усвоил в юные годы, а именно то, что спрос на товары не является спросом на рабочую силу”.

Также нещадной критике Хайека подвергался социализм. По его мнению, спор о рыночном порядке и социализме есть спор о выживании – ни больше, ни меньше.

3. Основные идеи

Приоритет свободы человека Хайек провозглашает как главный принцип. Свобода – это отсутствие какого-либо ограничения или принуждения со стороны государства. Свобода предполагает развитие индивидуализма. Индивидуализм, который стал основой европейской цивилизации, говорит Хайек, – это не эгоизм и не самовлюбленность, это прежде всего уважение к личности ближнего, это абсолютный приоритет права каждого человека реализовать себя в мире.

Становление современной цивилизации Хайек связывает с развитием торговли, рынка, где действуют стихийные силы. Снятие ограничений сопровождалось взлетом науки, изобретательства, предприимчивости, богатства. Идея естественной свободы стала элементом сознания всех классов общества, а свободная деятельность – повседневной и всеобщей практикой.

Возникшие идеи социализма, по мнению Хайека, должны претворяться в жизнь только с помощью жестокой диктатуры. “Пока контроль над собственностью распределен между множеством независимых друг от друга людей, никто не имеет над ними абсолютной власти”, – говорит Хайек. В обществе, где осуществляется государственное планирование, господствует жесткое принуждение, исчезает свобода.

По Хайеку, подлинная свобода – это право свободно распоряжаться своим капиталом и своими способностями, и такая свобода неизбежно связана с риском и ответственностью. Система частной собственности – важнейшая гарантия свободы не только для имеющих собственность, но и для тех, у кого ее нет.

По мнению Хайека, социальный порядок не может быть продуктом сознательного действия, он есть результат чисто спонтанных действий, т. е. вызванных не внешними воздействиями, а внутренними причинами, порядок самопроизвольный, обусловленный рынком. Рынок дает людям информацию, она поступает через сигналы товарных цен. Информация дает преимущества фирмам, хозяйственным субъектам, а стимулы к поиску новых знаний порождает конкуренция. Проблема координации – в значительной мере проблема информации. Если пытаться координировать хозяйственную деятельность, нарушается механизм передачи информации. Таким образом, Хайек хотел бы воссоздать мир свободной конкуренции, каким он был сто или двести лет назад.

Рассматривая индивидуализм и коллективизм, Хайек приходит к выводу о том, что законы индивидуальной этики являются всеобщими и абсолютными, а в коллективистской этике верховным неизбежно становится принцип “цель оправдывает средства”. Цель всегда задает вожак, а члены коллектива должны быть способны на все, поэтому руководство коллективами редко привлекает людей с высокими моральными убеждениями. Зато людям жестоким и неразборчивым в средствах представляется редкая возможность проявить себя. Социализм разорвал связь с идеалами либерализма, социализм воспитал фашизм и расчистил ему дорогу к власти. Возникла тоталитарная система. В некоторых демократических странах формируется регулируемое общество. Чем больше общество регулируется, тем больше в нем прослойка людей, обладающих привилегией гарантированного дохода. “Репутация и социальный статус начинают определяться не независимостью, а застрахованностью”, – говорит Хайек. Меняется система социальных ценностей, общество теряет условия для развития.

“То, что в наши дни меньше уважается и реже проявляется в духовной жизни, – пишет Хайек, независимость, самостоятельность, готовность идти на риск, способность защищать свои убеждения против большинства и согласие добровольно сотрудничать с ближним – это, в сущности, именно те достоинства, на которых стоит индивидуалистическое общество”.

Существование в обществе социального неравенства, согласно мнению Хайека, закономерно. Форма распределения доходов возникает в итоге конкурентной борьбы. В обществе происходит своеобразная селекция, в конкурентной борьбе определяются ниша деятельности и доля каждого, утверждается правовой порядок, нормы морали.

Будучи приверженцем либерально-демократического общества, Хайек приходит к мысли о том, что государственная монополия в выпуске денег вредна для общества и должна быть заменена свободной конкуренцией частных банков. Каждый эмиссионный банк должен выпускать свою валюту (со своим названием и внешним оформлением). Это было бы выгодно населению, оно избавилось бы от злоупотреблений правительства при выпуске денег. Цель государственных финансов и цель создания удовлетворительной валюты – это, по мнению Хайека, не одно и то же. Обе цели часто даже противоречат друг другу. Роковая ошибка – отдавать обе задачи в руки одного и того же органа. Центральный эмиссионный банк страны всегда подвержен политическому контролю или политическому давлению. Это не позволяет ему так регулировать количество денег в обращении, чтобы обеспечить устойчивость рынка.

Использование в обществе “параллельной валюты” означает одновременное обращение валют без твердого обменного курса между ними. Возникает конкуренция частных валют. Денежная эмиссия – очень выгодный бизнес благодаря возможности проведения банком кредитных операций в своей валюте, поэтому банк будет заинтересован в поддержании стабильности своей валюты (чтобы ценность возвращаемых ссуд не уменьшалась). Внешним регулятором обращения этих валют является конкуренция между ними. Население выбирает для себя наиболее обеспеченную и стабильную валюту.

Если возникает такой порядок, то выявляется ущербность количественной теории денег, которая предполагает, что в стране существует лишь один вид денег. В поливалютной системе нет такой величины, как данный спрос на деньги. Есть различный спрос на разные виды валют. На валюту, теряющую стабильность, спрос будет падать. На растущую в ценности валюту спрос будет расти. На стабильную валюту спрос будет равен предложению. Исчезает и другой “кит” количественной теории – единая величина скорости обращения денег.

Рассматривая демократическое устройство общества, Хайек предостерегает от влияния коалиции организованных интересов, т. е. определенных групп людей, сравнительно небольших по численности, но хорошо организованных, которые могут навязать свою волю большинству населения, используя вполне законные демократические методы. В числе таких групп могут выступать союзы промышленников, профсоюзы, аграрные союзы, представители военно-промышленного комплекса и т. д. Целью этих групп давления на правительство является получение каких-то привилегий для своей коалиции по отношению к остальной массе населения. Принципиальный выход из положения Хайек находит в ограничении власти государства. “Чтобы сохранить личную свободу, нужно ограничить всякую власть долговременными принципами, одобренными народом”, – говорит Хайек. Речь идет о том, что власть государственных органов управления нужно подчинить власти общих правил, выработанных не этими органами. Лишь ограничив таким образом власть парламента и правительства, можно ограничить власть организованных групп над обществом. Государство должно быть лишено возможности потворствовать групповым интересам. Хайек считает, что нужно сформировать выборный институт, который выработает кодекс справедливости, обеспечивающий долговременные интересы большинства населения.

Хайек, обращаясь к странам Запада, объяснял, что государство становится слишком сильным. Беда России – слишком слабое государство, неспособное гарантировать даже то, что предписывал ему Адам Смит: охрану жизни и имущества граждан. При слабом государстве мы имеем еще и слабое общество. Можно вспомнить Монтескье: “Республика становится добычей, а ее сила – это власть немногих и произвол всех”.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении можно сказать, что Ф. Хайек, австрийский экономист и социолог, один из самых оригинальных представителей экономической мысли двадцатого века, круг исследовательских интересов которого необычайно широк – экономическая теория, политология, методология науки, психология, история идей. Широта его взглядов проявилась, не в последнюю очередь, в своеобразной аргументации давно знакомых положений экономической теории. Являясь представителем неолиберального направления, Хайек, естественно, выступает последовательным сторонником рыночной экономики, оставаясь до конца жизни верным идее высокой ценности принципов экономического либерализма. Однако он рассматривает рынок не как изобретение человека, и не как механизм реализации справедливости и оптимального распределения ресурсов (он вообще противник целеполагания и всегда выступал непримиримым противником переустройства общества по заранее сконструированным идеальным моделям), а как спонтанный экономический порядок. При этом Хайек очень четко различает понятия “рынок” и “хозяйство”.

Рынок же, по мнению Хайека, функционирует принципиально иначе. Он не гарантирует обязательного удовлетворения сначала более важных, по общему мнению потребностей, а потом менее важных. Никто в отдельности не знает потребностей и возможностей всех, но каждый, вступая в добровольный обмен, сообщает всем информацию о своих целях и возможностях и одновременно получает информацию о готовности других способствовать реализации этих целей. По Хайеку, рынок просто соединяет конкурирующие цели, но не дает гарантии того, какие из этих целей будут достигнуты в первую очередь.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бартенев С. А. Экономические теории и школы: (История и современность): Курс лекций. – М.: БЕК, 2006.

2. Костюк В. Н. История экономических учений. М.: Центр, 2007.

3. Майбурд Е. М. Введение в историю экономической мысли: от пророков до профессоров. М.: Дело: Вита-Пресс, 2008.

4. Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. – М.: Прогресс, 2007

5. Сутырин, С. Ф. и др. История экономических учений; М.: Эксмо, 2010.

6. Радаев В. В. Экономическая социология. Курс лекций. М., 2008.

7. Соколова Г. И. Экономическая социология. Мн., 2009.

8. Хайек Ф. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. – М.: Изд-во “Новости” при участии изд-ва “Catallaxy”, 1992

9. Худокормов А. Д. История экономических учений. – М.: Изд-во Московского университета, 2009

10. Ядгаров Я. С. История экономических учений. Учебник для вузов. 2-е издание. – М.: ИНФРА-М, 2007


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Философ Ф. Хайек