Нравоучительная философия просвещения сер. XVIII – первая треть XIX вв

Нравоучительная философия просвещения (сер. XVIII – первая треть XIX вв.)

А. А. Гусейнов

1. Секуляризация этической мысли

Эпоха Просвещения характеризуется секуляризацией общественного сознания, которая ведет, с одной стороны, к свободе внутри самого церковного сознания, без его разрыва с церковью, а с другой – к возникновению самостоятельной светской культуры, разрывающей связи с церковным сознанием. Основной “сдвиг” церковного сознания состоял при этом в преодолении “политического соблазна”, освобождении от идеи “священного царства”, в результате чего “теократическая идея Церкви” окончательно осознается не в перспективе освящения жизни, а в перспективе ее преображения через внутреннее обновление человека. Антропологический дух внутрицерковной секуляризации имел решающее значение для становления самостоятельной религиозно-философской этики, в основу которой была положена идея “софийного оправдания добра”, т. е. преображения мира через духовно-нравственное совершенствование человека. У истоков этого направления стоял ЕС. Сковорода (1722-1794), в лице которого впервые заявляет о себе свободная христианская философия, пронизанная духом богословского морализма. По справедливой оценке Г. Г. Шпета, “Сковорода от начала и до конца – моралист. Не наука и не философия владеют его помыслами, а лишь искание для себя и указание другим пути, ведущего к счастью и блаженству” [1]. В круг “софийной этики” вписываются не только масонская идея нравственного самосовершенствования, толстовская этика непротивления, соловьевская этика оправдания добра и т. п., но и социально-политическая “софиология морали”, представленная в этике русского радикализма и марксизма, в которых делается акцент на воспитании личности в духе определенного нравственного идеала.

1 Шпет Г. Г. Указ. соч. С. 86.

Второе направление секуляризации русской мысли, связанное с формированием светской культуры, оторванной от церкви, вдохновляется идеалом, который, по мысли В. В. Зеньковского, представляет собой не что иное, как “христианское учение о Царстве Божьем, но уже всецело земном и созидаемом людьми без Бога”. В силу этого светская культура изначально несет в себе дух утопизма – страстного ожидания всеобщего и свободного воплощения идеала на земле. Отсюда и неизгладимая печать романтизма светской культуры, сочетание в ней научных идей с социально-политической мечтательностью.

В развитии светской культуры XVIII в. можно выделить три основных нравственно-философских течения: 1) “русское вольтерианство”, на почве которого формируются идеи “этического радикализма”, “нигилистического морализма” и “морального скептицизма”; 2) религиозно-мистическое движение русского масонства, выступившее против деморализирующего влияния вольтерианства с нравоучительной проповедью личного совершенствования и деятельной любви; и 3) идеология русского гуманизма, опирающаяся на идею естественного права. Эти направления и определили в целом особенность нравоучительной философии русского Просвещения.

Процесс секуляризации оказал существенное влияние на моральное сознание, результатом чего явилось: 1) сужение сферы нравоучительной оценки; 2) привнесение рационально-логического начала в нравственное сознание. Это привело к трансформации нравоучения в нравоучительную философию. Особенность нравоучительной философии состоит в том, что нравственная рефлексия не имеет здесь еще своей предметной автономии. В нормативном плане она выступает в форме определенного “морализма”, т. е. обоснования приоритета моральной оценки в рамках религии (богословский морализм), естественного права (гуманистический морализм), искусства (эстетический морализм), общественного познания (социальный морализм) и т. д. В теоретическом отношении нравственная рефлексия оформляется как составная часть нравоучительной философии (наряду с экономикой, политикой, правом) под названием “ифика” (этика), “монастика”, “философия морали”. Необходимость дифференциации нравоучительной философии возникает прежде всего в области образования.

2. Этическое образование. Место этики в системе нравоучительной философии

История этического образования неразрывно связана с историей богословского и философского образования. В этом смысле можно говорить о двух основных типах этического образования: 1) богословско-этическом и 2) философско-этическом. Вместе с тем, этическое образование имеет свой специфический предмет и свою самостоятельную историю, свидетельствующую об особом статусе этики как “деятельного богословия” и “практической философии”.

Этическое образование в России прошло несколько ступеней, на каждой из которых оно опиралось на определенную этическую традицию. Первая ступень (сер. XVII – пер. четверть XVIII в.) характеризуется перипатетической системой этического образования, развиваемой в русле латино-польской схоластики в Киевско-Могилянской Академии, а затем Московской Славяно-греко-латинской Академии. Перипатетическая концепция этики исходила из преподавания ее не как самостоятельной дисциплины, а как одного из разделов нравоучительной философии. Как пишет известный русский историк А. С. Лаппо-Данилевский, “ни в лекциях по философии, ни в других известных источниках XVII века нельзя найти прямых указаний на чтение каких-либо особых курсов по этике, т. е. на преподавание ее в качестве особого предмета” [1]. Нравоучительная философия подразделялась на три части: 1) монастику или собственно этику, понимаемую как учение о нравах вообще, т. е. о нормах, согласно которым человек управляет самим собой; 2) экономику – учение о нормах домоуправления и 3) политику – учение о нормах государственного правления. Нравоучительная философия понималась в целом как учение о нравах и нормах должного поведения. При этом если она предписывала нормы одному человеку, то именовалась собственно “этикой”; если целому семейству – то “экономикой”, а если всему государству – то “политикой”.

Приведем весьма типичное, “школьное” определение этики, принадлежащее Симеону Полоцкому: “Этика, или философия морали есть наука о нравах, или наука о том, как правильно и сообразно долгу действовать и жить… Этика есть практическая наука о поисках блага” [2].

1 Лаппо-Данилевский, А. С. История русской общественной мысли и культуры XVII – XVIII вв. М., 1990. С. 79.

2 Цит. по: Лаппо-Данимвский А. С. Указ. соч. С. 157.

Вторая ступень (пер. четверть XVIII – сер. XIX в.) опирается на вольфианскую концепцию этического знания, получившую свое развитие в Московском университете и постепенно распространившуюся в духовных учебных заведениях России. Вольфианская концепция этики укоренена в структуре философского образования, целью которого (как и высшей задачей философии) считалось достижение блага и нравственного совершенства. Философское образование начиналось с логики, продолжалось метафизикой (включавшей в себя онтологию, психологию, рациональную космологию и естественную теологию) и завершалось практической философией, состоявшей из трех частей: этики, экономики и политики, объединенных понятием естественного права. Вольфианская концепция этики делает акцент на естественности нравственных норм как вытекающих из структуры бытия. Нравственность является здесь обязательной не в силу социальных установлений, а в силу самой природы вещей. Естественно-правовой характер вольфианской этики выражается в центральном значении категории “обязанность”, разделяемой на обязанности перед самим собой, обязанности по отношению к другим людям, обязанности перед семьей и обязанности перед государством. Эту приверженность школе Вольфа сохраняют как Кант в своих “Лекциях по этике”, так и Гегель в своей “Философской пропедевтике”. Наибольшей известностью в России пользовался вольфианский учебник Христиана Баумейстера под характерным названием “Нравоучительная философия, содержащая естественное право, этику, политику, экономию и другие вещи, для знания нужные и полезные” (1788).

В 30-е годы XIX в. происходит отказ от вольфианской концепции этики в пользу немецкой классики, прежде всего в лице И. Канта и Ф. Шеллинга. Однако для этического образования в России это обращение к столпам философской мысли имело негативные последствия. Ни Кант, ни тем более Шеллинг, не создали оригинальной образовательной программы этики. В результате, этика исчезает из системы университетской философии и сохраняется только в рамках академического богословского образования в форме “нравственного богословия”.

3. Нравственное учение масонства

Масонство принято считать “первой нравственной философией в русском обществе” (А. Н. Пыпин). Основанием для такой смелой оценки является, во-первых, то, что масонство недвусмысленно заявило о нравственной цели и задачах своего движения, а, во-вторых, создало нравственное учение в традициях “истинного христианства”, с элементами нравственной метафизики и практической морали. Масонство возникло в России в условиях нравственного кризиса общества, вызванного “повреждением нравов” (М. М. Щербатов) в ходе петровских преобразований и секулярных реформ. Значительный успех масонства в русском обществе второй половины XVIII в.

Во многом объясняется его противодействием “поверхностному и пошлому влиянию русского вольтерианства” (В. В. Зеньковский). В этом отношении масонство оценивается многими исследователями как “пароксизм совестливой мысли” (В. О. Ключевский), “психологическая аскеза и собирание души” (Г. Флоровский), “школа морального гуманизма” (В. В. Зеньковский) и т. п.

Русское масонство XVIII в. прошло три ступени развития: 1) первоначальную (30-60-е гг.), когда оно было исключительно модным заимствованным явлением; 2) нравоучительную (60-80-е гг.), когда масонство выражало дух нравственного просвещения и общественную потребность в идеале мирской христианской этики, отсутствующей в средневековой Руси; и 3) период господства “высших степеней” масонства, в особенности розенкрейцерства, видными представителями которого являлись Н. И. Новиков, И. В. Лопухин, И. Г. Шварц. Русское розенкрейцерство органически соединяло в себе две части: духовно-нравственную и научно-теософскую. Первая выступала против упадка нравственности и указывала пути к спасению; вторая давала ключ к самостоятельному изучению природы на основе Священного Писания. Сообразно с этим разделением масонское учение преследовало две цели: 1) познание самого себя, понимаемое как исправление своих нравственных действий в духе христианского покаяния и 2) познание Бога и природы.

Взгляды масонства, позволяющие судить о теоретическом и практическом аспектах его нравственного учения, особенно широко и разнообразно представлены в масонских журналах – “Вечерняя заря” и “Магазин свободнокаменщический”, издаваемых Шварцем, Новиковым и Лопухиным. В этих журналах печатались как теоретические статьи, так и нравственные проповеди масонов, произносимых на заседаниях ложи. Одной из программных работ масонства является также сочинение И. В. Лопухина с характерным названием “Некоторые черты о внутренней церкви, о едином пути истины и о различных путях заблуждения и гибели” (1798).

Своей главной и единственной целью масонство провозгласило “исправление человека и усовершенствование нравоучения в духе истинного христианства и любви к ближнему”. Эта цель должна быть достигнута на путях христианского нравоучения, максимально приближенного к ее евангельскому духу. В связи с этим одной из задач масонства было издание духовных книг, “наставляющих в нравственности истинно Евангельской” (И. В. Лопухин). Нравственная философия масонства раскрывается в единстве теоретической и практической сторон и строится на общих принципах и конкретных правилах, предписывающих определенный образ действия. К общим принципам, соответствующим различным степеням посвящения, относятся такие, как “Познай самого себя”, “Убегай зла”, “Стремись к добру”, “Ищи в самом себе Истину”. Состав конкретных правил зависел от символики лож и степеней посвящения ученика или мастера. К числу наиболее значимых правил для ученической степени, являющихся предметом размышления на любой ступени посвящения, относятся следующие: молчание, предохраняющее от осуждения ближнего и приучающее к самопознанию; благонравие, приучающее к кротости и смирению; повиновение, как нравственная предпосылка власти над самим собой и другими; деятельная любовь к ближнему, как христианская и общечеловеческая заповедь; бодрость, противостоящая унынию и формирующая бесстрашное отношение к смерти; щедрость, свидетельствующая об отсутствии привязанности к земным вещам и предписывающая совершение благодеяний в тайне, без показного благочестия; наконец, любовь к смерти, означающая каждодневное размышление о смерти и соприкосновение с ней, формирующее ощущение смерти как естественного процесса, ведущего к нравственному преображению и обожению. Согласно масонской танатологии, на первой ступени посвящения – ученической – умирает наше “своеумие”; на второй – товарищеской – своеволие (или своенравие) и на третьей – ступени мастера – “плотский человек”, вследствие чего достигается состояние обожения. Нравственная философия масонства раскрывается здесь как путь нравственного восхождения человека от тварной, греховной личности к божественной природе.

Оценивая нравственную философию масонства в целом, следует отметить, что она представляет собой тип синкретичной христианской этики, с элементами мистического морализма и гражданской нравственности, построенной на внецерковной основе. Нравственное учение масонства оказало глубокое влияние на формирование отечественной этической традиции. Согласно Г. Флоровскому, в масонстве впервые выразилась характерная черта русского сознания: томление и тоска по духовной цельности, заявившая о себе впоследствии в учении славянофилов, этическом христианстве Толстого, нравственной философии Соловьева и постсоловьевской религиозной этике.

4. Эстетический морализм русских романтиков

Конец XVIII – начало XIX в. отмечены в русской культуре поворотом нравственного сознания в эстетическую плоскость, очерченную идеями немецкого романтизма, философией искусства Шеллинга, сентиментализмом Ж. Ж. Руссо, морализмом Э. Шефтсбери. Гуманистический морализм, сыгравший ключевую роль в секуляризации русской мысли, получил дополнительную точку опоры в искусстве. “Этический пафос, – замечает Б. В. Зеньковский, – оказывается недостаточным; он восполняется эстетическим началом, которое увенчивает систему секулярной идеологии (впервые у Карамзина). У Одоевского мы находим не только примат эстетического принципа, но его обоснование (в учении об “инстинктуальной силе”, оттесняемой рассудком, носящей в себе источник эстетического и этического вдохновения). Этот примат эстетического принципа все же входит в систему подлинного гуманизма; только моральный момент не просто сближается здесь с эстетическим, но и оказывается с ним тождественным” [1]. Все это определяет особый мировоззренческий потенциал этической мысли, который можно было бы обозначить как “эстетический морализм”, суть которого – в органическом единстве морального чувства и эстетического мироощущения. По словам В. В. Зеньковского, в данном случае имели место западные влияния (в особенности Э. Шефтсбери, который впервые в западной философии сближает моральное чувство с эстетической сферой, что нашло свое выражение в известном учении Ф. Шиллера о “Прекрасной Душе”); но у русских сентименталистов – Н. М. Карамзина и В. А. Жуковского – эстетический момент органически слит с их гуманизмом. На почве эстетического гуманизма русских романтиков вырастает своеобразный тип “прекрасной” или “нежной” нравственности (Карамзин), сочетающий в себе моральный энтузиазм и эстетическую мечтательность. Программной для русского романтизма явилась статья В. А. Жуковского (1783-1852) “О нравственной пользе поэзии” (1809), представляющая собой вольный перевод одноименного сочинения немецкого моралиста И. Я. Энгеля. В своей статье Жуковский выступает против непосредственного влияния поэзии на “усовершенствование нравственного чувства” и “образование добродетелей”. Недопустимость прямолинейного влияния искусства на нравственность, как и нравственности на искусство, Жуковский обосновывает, исходя из различия самих предметов того и другого.

1 Зеньковский В. В. Указ. соч. Т. 1. Ч. 1. С 158.

Нравственность должна заниматься усовершенствованием целого существа, искусство же призвано воздействовать на одни эстетические силы души. Согласно Жуковскому, между искусством и нравственностью существуют более тонкие взаимосвязи. Предмет искусства “не существенно-нравственное, а изящно-нравственное” [1]. Изящная нравственность – это морально преображенное эстетическое чувство, вызывающее у человека положительные нравственные эмоции. Таким образом, нравственная польза поэзии, как и любого вида искусства, заключается, согласно Жуковскому, в возбуждении высоких нравственных чувств, вырастающих на почве эстетически преображенной страсти.

1 Жуковский В. А. Эстетика и критика. М., 1985. С. 180.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Нравоучительная философия просвещения сер. XVIII – первая треть XIX вв