Понятие социологии личности

Введение

Социология личности — специальная социологическая теория, объектом изучения и анализа которой является человек в его социальном формировании, становлении и развитии в социальной, биосоциальной и экосоциальной среде.

В социологии личность рассматривается как человеческий индивид, приобретающий в ходе социализации и включения в систему социальных связей и общественных отношений относительно устойчивую систему социально значимых качеств, знаний и социального опыта, осуществляющий целенаправленную деятельность, в т. ч. по утверждению своего положения среди других индивидов, в обществе, вырабатывающий индивидуальный, но социально-типический стиль поведения и мышления, систему взаимодействия с другими людьми.

Социология личности разрабатывает широкий спектр вопросов о взаимосвязи личности с обществом, с социальными коллективами и группами, о межличностных отношениях (совместно с социальной психологией), условиях и процессе социализации человека, о закономерностях и тенденциях усвоения различных форм деятельности и общения, об объективных и субъективных факторах социальной и других форм адаптации, социальной мобильности и активности человека, формировании и развитии запросов, социальных ожиданий, интересов и потребностей, об условиях и перспективах социального развития людей в целом.

Социологию личности интересуют социальные детерминанты поведения и деятельности людей, социальные (в широком смысле) условия их бытия, на основе которых формируется и самосознание, и самоутверждение, и самореализация каждого человека. Социология личности, в отличие от психологии личности, изучает и специфические, особенные, и общие, типичные, условия жизни человека, его социальные функции и роли, характер выполнения которых и формирует определенные социальные типы личности. Изучение и общих, и особенных условий в комплексе с характеристикой типичных черт социального поведения, социального взаимодействия индивидов в различных социальных группах (в т. ч. на уровне партий, наций, классов, профессиональных групп и т. и.) позволяет определять пути, по которым идет процесс социального признания личности, формирования ее социального авторитета, с одной стороны, а с другой — процесс формирования культа личности на разных уровнях социальной организации общества.

В условиях социальных изменений перед социологией личности встают особо социально важные вопросы: найти ответ, каковы рецидивы культа личности и в чем причины их возникновения и развития; как сформировался механизм антисоциализации личности, в результате действия которого разрастаются масштабы антиобщественного поведения, антисоциальной деятельности; почему у некоторой части населения, особенно молодежи, упал социальный престиж самоотверженных людей, людей высокой духовности и интеллигентности; почему негативные явления общественной жизни, тормозящие перестройку мышления и поведения, всей деятельности, не встречают поистине активного, решительного сопротивления; почему социальная трусость стала более распространенной, чем социальная смелость, и т. д.

Чтобы сделаться личностью, человек должен пройти определенный путь развития, непременным условием чего являются: биологические, генетические заданные предпосылки; наличие социальной среды, мира человеческой культуры, с которым ребенок взаимодействует.

Включение человека в общество осуществляется через различные социальные общности, которые каждая конкретная личность персонифицирует: социальные группы, социальные институты, социальные организации и системы принятых в обществе норм и ценностей. В силу этого человек оказывается включенным во множество социальных систем, каждая из которых оказывает на него систематизированное воздействие. Человек становится, таким образом, элементом социальной системы.

Все вышеизложенное обосновывает актуальность выбранной темы.

Целью работы является изучение и характеристика социологии личности.

1.Понятие личности

Слово личность («personality») в английском языке происходит от латинского «persona». Первоначально это слово обозначало маски, которые надевали актеры во время театрального представления в древнегреческой драме. Раб не рассматривался как персона, для этого надо быть свободным человеком. Выражение «потерять лицо», которое есть во многих языках, означает утрату своего места и статуса в определенной иерархии. В русском языке издавна употребляется термин «лик» для характеристики изображения лица на иконе.

Нужно отметить, что в восточных языках (китайском, японском) понятие личности связывается не только и не столько с лицом человека, но и со всем его телом. В европейской традиции лицо рассматривается в оппозиции с телом, так как лицо символизирует душу человека, а для китайского мышления характерно понятие «жизненность» куда входят и духовные, и телесные качества индивида.

Как в восточном, так и в западном мышлении сохранение своего «лица», т. е. личности — это категорический императив человеческого достоинства, без чего наша цивилизация потеряла бы право называться человеческой. В конце XX века это стало подлинной проблемой для сотен миллионов людей, ввиду тяжести социальных конфликтов и глобальных проблем человечества, которые могут стереть человека с лица земли.

Таким образом, самого начала в понятии «личность» был включен внешний, поверхностный социальный образ, который индивидуальность принимает, когда играет определенные жизненные роли — некая «личина», общественное лицо, обращенное к окружающим.

Интересно отметить, что латинский термин «homo» восходит к понятию «гумуса» (почвы, праха), из которого произведен человек, а в европейских языках «man» производится от «manus» (рука). В русском языке слово «человек» имеет корень «чело», т. е. лоб, верхняя часть человеческого существа, приближающая его к творцу.

Следовательно, даже этимологические личностные характеристики человека несут разную смысловую нагрузку в зависимости от той или иной культуры и цивилизации.

Первым понятием, с которого следует начинать изучение проблемы личности, является «индивид». Дословно оно значит неделимую дальше частицу какого-то целого. Этот своеобразные «социальный атол», отдельный человек рассматривается не только как единичный представитель рода человеческого, но и как член какой-то социальной группы. в истории философии и социально-политической мысли известен индивидуализм — философско-этическая концепция, утверждающая приоритет личности перед любой формой социальной общности, исходящая из представлений об атомарности индивида.

Гораздо более содержателен другой термин «индивидуальность», обозначающий уникальность и неповторимость человека во всем богатстве его личностных качеств и свойств. Человек выступает сначала как особь, «случайный индивид» (Маркс), потом как социальный индивид, персонифицированная социальная группа, и затем как личность. Личность тем значительнее, чем больше в ее преломлении представлено всеобщих, общечеловеческих характеристик.

Индивидуальность не просто «атомарность» человека, скорее характеристика его единичности и своеобразия выводящих за рамки этой единичности. Иначе индивидуальность человека не отличалась бы от индивидуальности скажем стула или стола. Хорошо сказал по этому поводу современный немецкий философ Ю. Хабермас, «моя концепция меня самого» имеет смысл лишь тогда, когда человек признается и как вообще личность, и как именно эта индивидуальная личность.

С другой стороны, не менее справедливо утверждение, что человек есть множественность и у него, как считает, например, Г. М. Гурджиев, «нет индивидуальности…нет единого большого Я». Человек разделен на множество малых «я». Наверно прав и Оскар Уайльд, утверждавший, что душа человека непознаваема: «Ты сам — последняя из всех тайн».

Возникает вопрос — когда рождается личность?

Очевидно, что к новорожденному ребенку термин «личность» не приложим, хотя все люди появляются на свет как индивиды и как индивидуальности. Под последним понимается то, что в каждом новорожденном ребенке уникально неповторимым образом запечатлена как в генотипе, так и в фенотипе вся его предыстория. Итак, новорожденный — уже выраженная, яркая индивидуальность, и каждый день его жизни увеличивает потребность в многообразных реакциях на окружающий мир. Буквально с первых дней жизни, с первых кормлений, формируется свой, особый стиль поведения ребенка, так хорошо узнаваемый матерью и близкими. Индивидуальность ребенка нарастает к двух-трех летнему возрасту, который сравнивают с обезьяной по интересу к миру и освоению собственного «Я». Большое значение для дальнейшей судьбы имеют особые «критические» моменты, во время которых происходит запечатлевание ярких впечатлений внешней среды, что потом во многом определяет поведение человека. Они носят название «импрессинга» и могут быть очень разными, например, музыкальной пьесой, потрясшей душу историей, картиной какого-то события или внешним видом человека.

Дальнейшее развитие личности связано с «происхождением» других возрастных периодов и с, другой стороны, — с особенностями развития девочек и мальчиков, девушек и юношей. Возраст, как, профессия, круг общения, эпоха — все это формирует личность. На жизненном пути неизбежны и взлеты — как правило, в юности и в возрасте 30 — 40 лет и застои(25-30, 40-45). Рубежами в жизни человека становятся отрыв от родительской семьи, создание собственной семьи, рождение детей и т. п.

Становление личности происходит в процессе усвоения людьми опыта и ценностных ориентаций данного общества, что называют социализацией. Человек учится выполнять особые социальные роли, т. е. учиться вести себя в соответствии с ролью ребенка, студента, мужа и т. д. все они имеют выраженный культурный контекст и, в частности, значительно зависят от стереотипа мышления. Если нет тяжелых врожденных дефектов развития головного мозга, последствий родовой травмы или заболевания, то становление личности — итог взаимодействия человека и общества. В течении жизни человек может в той или иной степени утратить личностные черты вследствие развития хронического алкоголизма, наркомании, тяжелых заболеваний ЦНС и т. п. в принципе личность может «умереть» в еще живом человеке, что говорит о сложной внутренней структуре этого феномена.

2.Социализация личности

Социализация есть становление личности — процесс усвоения индивидом образцов поведения, психологических установок, социальных норм и ценностей, знаний, навыков, позволяющих ему успешно функционировать в обществе. Социализация человека начинается с рождения и продолжается на протяжении всей жизни. В ее процессе он усваивает накопленный человечеством социальный опыт в различных сферах жизнедеятельности, который позволяет исполнять определенные, жизненно важные социальные роли. Процесс социализации неразрывно связан с общением и совместной деятельностью людей. Сущность социализации состоит в сочетании приспособления и обособления человека в условиях конкретного общества.

Понимание процесса усвоения социальных норм, умений стереотипов, формирования социальных установок и убеждений, обучения принятым в обществе нормам поведения и общения, вариантам жизненного стиля, вхождения в группы и взаимодействия с их членами как социализация имеет смысл, если изначально индивид понимается как несоциальное существо, и его несоциальность должна в процессе воспитания в обществе не без сопротивления преодолеваться. В иных случаях термин ‘социализация’ применительно к социальному развитию личности избыточен. Понятие ‘социализация’ не подменяет и не заменяет собой известных в педагогике и в педагогической психологии понятий обучения и воспитания.

2.1Стадии социализации

Выделяют следующие стадии социализации:

1. Первичная социализация, или стадия адаптации (от рождения до подросткового периода ребенок усваивает социальный опыт некритически, адаптируется, приспосабливается, подражает).

2. Стадия индивидуализации (появляется желание выделить себя среди других, критическое отношение к общественным нормам поведения). В подростковом возрасте стадия индивидуализации, самоопределения ‘мир и я’ характеризуется как промежуточная социализация, так как все еще неустойчиво в мировоззрении и характере подростка. Юношеский возраст (18-25) характеризуется как устойчиво концептуальная социализация, когда вырабатываются устойчивые свойства личности.

3. Стадия интеграции (появляется желание найти свое место в обществе, ‘вписаться’ в общество). Интеграция проходит благополучно, если свойства человека принимаются группой, обществом. Если не принимаются, возможны следующие исходы:

— сохранение своей непохожести и появление агрессивных взаимодействий (взаимоотношений) с людьми и обществом;

— изменение себя, ‘стать как все’;

— конформизм, внешнее соглашательство, адаптация.

4. Трудовая стадия социализации охватывает весь период зрелости человека, весь период его трудовой деятельности, когда человек не только усваивает социальный опыт, но и воспроизводит его за счет активного воздействия человека на среду через сою деятельность.

5. Послетрудовая стадия социализации рассматривает пожилой возраст как возраст, вносящий существенный вклад в воспроизводство социального опыта, в процесс передачи его новым поколениям.

Б)Различия между социализацией взрослых и детей

Процесс социализации никогда не кончается. Наиболее интенсивно социализация осуществляется в детстве и юности, но развитие личности продолжается и в среднем и пожилом возрасте. Д-р Орвиль Г. Брим (1966) утверждал, что существуют следующие различия между социализацией детей и взрослых.

1. Социализация взрослых выражается главным образом в изменении их внешнего поведения, в то время как детская социализация корректирует базовые ценностные ориентации.

2. Взрослые могут оценивать нормы; дети способны только усваивать их.

3. Социализация взрослых часто предполагает понимание того, что между черным и белым существует множество ‘оттенков серого цвета’.

Социализация в детстве строится на полном повиновении взрослым в выполнении определенных правил. А взрослые вынуждены приспосабливаться к требованиям различных ролей на работе, дома. На общественных мероприятиях и т. д. Они вынуждены устанавливать приоритеты в сложных условиях, требующих использования таких категорий, как ‘более хорошо’ или ‘менее плохо’. Взрослые не всегда соглашаются с родителями; детям же не дано обсуждать действия отца или матери.

4. Социализация взрослых направлена на то, чтобы помочь человеку овладеть определенными навыками; социализация детей формирует главным образом мотивацию их поведения.

2.2.Агенты социализации.

Под агентами социализации мы будем понимать группы и социальные контексты, в рамках которых совершаются процессы социализации. Во всех культурах семья является для ребенка основным социализирующим агентом. Однако на более поздних стадиях жизни вступает в действие множество других агентов социализации. В разных обществах семья занимает различное место по отношению к другим социальным институтам. В большинстве традиционных обществ семья, в которой родился индивид, почти полностью определяет его социальное положение на протяжении остатка жизни. В современных западных обществах социальное положение при рождении не наследуется. Тем не менее, район проживания и принадлежность семьи к определенному классу довольно жестко определяют характер социализации индивида. Дети усваивают модели поведения своих родителей или представителей своего окружения.

В различных секторах большого общества предъявляются разные требования к воспитанию и дисциплине, имеются порой противоположные ценности и ожидания. Влияние различных типов семейной культуры легко обнаружить, если сравнить, как представляет себе жизнь ребенок, выросший в бедной чернокожей семье, живущей в районе городских низов, и другой ребенок, родившийся в пригороде, в процветающей белой семье. Множество проведенных социологических исследований позволяют увидеть эти различия более детально. Обстоятельства социализации в семье могут быть чрезвычайно неблагоприятными для ребенка. Например, часть детей становится жертвами насилия или сексуальных посягательств со стороны родителей, старших детей или посторонних взрослых, а опыт такого рода оказывает тяжелое воздействие на всю последующую жизнь.

В современной России проблема социализации личности в неполных семьях, на наш взгляд, является одной из самых острых и социально-значимых, требующих пристального внимания и безотлагательных поисков своего решения. В молодежной среде происходит падение авторитета семьи. Более половины заключенных браков распадается. На 100 тысяч человек приходится 6,2% заключающих браки, из них 4,3% разводятся. Дети воспитываются в неполной семье в условиях финансовой и духовной нестабильности. По данным Госкомстата России ежегодно более 600 тысяч человек остаются без одного из родителей, 354 тысяч рождается вне брака. В стране происходит углубление дифференциации населения по уроню материального обеспечения. Около 60% российского населения живут практически в нищете. Неполноценное питание, помноженное на неблагоприятную экологическую ситуацию, повышает уровень заболеваемости детей. Разложение института семьи, распространение алкоголизма способствуют увеличению числа подростков заболевших ВИЧ-инфекцией. Бытовые и социально-гигиенические аспекты толкают детей к наркомании. Среди 2.5 миллионов наркоманов две трети — подростки, из них на учете состоит 51.100 человек. Таким образом, в России формируется ослабленное физически и психически поколение молодых людей. По данным МВД России за 1999 год 41,5% от общего числа несовершеннолетних правонарушителей, содержащихся в центрах временной изоляции, являются представителями неполных семей. Среди стоящих на учете в подразделениях по предупреждению правонарушений несовершеннолетних 38,3% составляют дети с одним родителем. Причем, этот показатель имеет тенденцию к росту: в 1997 году составлял 36,7%. В последние годы специалисты, особенно демографы, все чаще обращают внимание на специфику положения в нашем обществе неполных семей. Они выделяют несколько основных источников формирования таких семей. Первый и наиболее массовый из них связан с распадом семьи вследствие развода супругов. Статистика свидетельствует, что только за 1997-1999 гг. более одного миллиона российских детей и подростков остались без одного родителя по причине распада брачного союза. Еще один источник пополнения неполных семей — это внебрачная рождаемость, показатели которой в последние годы неуклонно возрастают. Если в 1997 г. в России родилось в незарегистрированном браке 25,33% от общего числа родившихся, то в 1998 г. — 26,95%, а в 1999 г. — уже 27,93%. Формированию неполных семей в значительной мере способствует также наблюдаемый в последнее десятилетие непропорциональный рост смертности мужчин в трудоспособном возрасте от неестественных причин (отравление, производственные травмы, военные действия и т. п.). Сегодня уровень смертности среди экономически активного населения мужского пола примерно такой, как сто лет назад, в 1897 г.: лишь около 56% мужчин трудоспособного возраста доживают до 60 лет. И не удивительно, что, переписи населения последних десятилетий фиксируют рост числа неполных семей в общей численности семей России. Так, в 1979 г. доля неполных семей составляла 14,7%; в 1989 г. их стало уже 15,1%. Микроперепись 1994 г. выявила в составе всех российских семей 16,6% неполных. Естественно, что увеличение количества неполных семей представляет собой угрозу не только в демографическом аспекте, но и в социо-культурном.

Другим важным агентом социализации является группа сверстников, дружеская компания детей примерно одного возраста. Слово «сверстник» означает «равный», и возникшие между детьми дружеские отношения, действительно, обладают умеренным эгалитаризмом. Энергичный или физически более сильный ребенок может пытаться доминировать, но, поскольку отношения сверстников основываются на взаимном согласии, а не на зависимости, характерной для семьи, ребенок может больше отдавать и больше получать. Отношения со сверстниками часто сохраняют значение на протяжении всей жизни человека. Особенно это характерно для поселений с невысокой мобильностью, где индивиды могут быть членами одной неформальной группы или иметь одну и ту же группу друзей практически всю жизнь. Даже когда это не так, отношения со сверстниками, по-видимому, оказывают значительное влияние и после периодов детства и отрочества. Неформальные группы людей одного возраста на работе, да и в других ситуациях, обычно оказываются очень важными при формировании позиций и привычек индивида. В этом плане огромной проблемой является социализация инвалидов, особенно детей-инвалидов, хотя в отечественной литературе она все еще не является предметом специального исследования. Ведь проблема социализации детей, подростков и взрослых с нарушениями психического и физического развития весьма актуальна и в теоретическом, и в практическом отношении. По данным ООН, в мире насчитывается примерно 450 миллионов людей с нарушениями психического и физического развития. Это составляет 1/10 часа жителей нашей планеты. Данные всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) свидетельствуют, что число таких жителей в мире достигает 13% (3% детей рождаются с недостатками интеллекта и 10% детей с другими психическими и физическими недостатками) всего в мире около 200 миллионов детей с ограниченными возможностями. Более того, в нашей стране, как и во всем мире, наблюдается тенденция роста числа детей-инвалидов. В России частота детской инвалидности за последнее десятилетие увеличилась в два раза. В 1995 г. в органах социальной защиты населения состояло на учете свыше 453 тысяч детей-инвалидов, получающих социальную пенсию. Но фактически таких детей в два раза больше: по расчетам ВОЗ их должно насчитываться около 900 тыс. — 2-3% детской популяции. Ежегодно в стране рождается около 30 тысяч детей с врожденными наследственными заболеваниями, среди них 70-75% являются инвалидами. Инвалидность у детей означает существенное ограничение жизнедеятельности, она способствует социальной дезадаптации, которая обусловлена нарушениями в развитии, затруднениями в самообслуживании, общении, обучении, овладении в будущем профессиональными навыками. Освоение детьми-инвалидами социального опыта, включение их в существующую систему общественных отношений требует от общества определенных дополнительных мер, средств и усилий (это могут быть специальные программы, специальные центры по реабилитации, специальные учебные заведения и т. д.). Но разработка этих мер должна основываться на знании закономерностей, задач, сущности процесса социализации.

Так же важнейшими агентам социализации являются СМИ. Эпоха расцвета периодических изданий началась на Западе с конца XVIII века, но в те времена газеты и журналы предназначались относительно узкому кругу читателей. Лишь спустя столетие они стали частью повседневной жизни миллионов людей, определяя их взгляды и мнения. Распространение средств массовой информации в виде печатных изданий вскоре было дополнено электронными коммуникациями. Британские дети проводят в течение года за экраном телевизора время, эквивалентное ста школьным дням. Взрослые тратят на это примерно столько же времени. Исследования показывают, что в случае, если освещение событий газетой и телевидением различается, телевизионной версии верят вдвое больше людей, чем газетной. Громадное количество исследований было посвящено анализу влияния определенных типов телевизионных программ на социальные установки детей и взрослых, однако окончательные ответы не получены. Нет единого мнения, например, по вопросу, в какой степени показ насилия вызывает агрессивное поведение у детей. Но не подлежит сомнению, что средства массовой информации оказывают глубочайшее воздействие на установки и мировоззрение людей. Они передают все то многообразие информации, которое невозможно получить иным способом. Газеты, книги, радио, телевидение, фильмы, музыкальные записи и иллюстрированные журналы позволяют нам приобщиться к опыту, о котором мы иначе не имели бы ни малейшего представления. В наше время лишь незначительная часть обществ, в том числе среди традиционных культур, осталась вне поля действия средств массовой информации. Средства электронной коммуникации доступны даже совершенно неграмотным; в самых удаленных регионах третьего мира нередко можно найти людей, у которых есть радиоприемники или даже телевизоры.

Агентов социализации, помимо уже упомянутых, существует так же много, как групп и социальных контекстов, в которых индивиды проводят сколько-нибудь значительную часть своей жизни. Работа во всех культурах является важнейшим окружением, в котором происходит процесс социализации, хотя только в индустриальных обществах огромное число людей «ходят на работу» — т. е. каждый день проводят несколько часов на рабочем месте, отделенном от дома. В традиционных обществах многие обрабатывают землю вблизи того места, где живут, или работают в мастерских на дому. «Работа» в таких обществах не является столь выделенной среди остальных видов деятельности, как это характерно для большей части рабочей силы на Западе. В индустриальных странах начало «хождения на работу» подразумевает гораздо большие изменения в жизни человека, чем начало трудовой деятельности в традиционных обществах. Обстоятельства работы выдвигают непривычные требования, вынуждая человека принципиально менять мировоззрение и поведение. Хотя местная община, как правило, влияет на социализацию в современных обществах в гораздо меньшей степени, чем при других типах социального устройства, полностью ее влияние исключать нельзя. Даже в крупных городах имеются сильно развитые группы и организации жителей (добровольные общества, клубы, церкви), которые оказывают огромное воздействие на мысли и действия тех, кто принимает участие в их деятельности.

3. Типология личности.

Каждое общество заинтересовано в определенном, наилучшим образом соответствующем ему типе личности и потому предъявляет свои требования к формированию социального характера. Это находит свое воплощение в системе образования и воспитания, в средствах массовой информации и т. д. Процесс формирования личности труден и многократно опосредован. На основе одинакового объективного положения, но вследствие разного субъективно-оценочного отношения к нему могут складываться различные типы личности.

Социальное поведение можно оценивать количественно — по уровню социальной активности людей — и качественно — по характеру и направленности этой активности, которая может быть созидательной и разрушительной, сознательной и стихийной и пр. И то и другое зависит, во-первых, от социальной структуры общества, во-вторых, от его нормативной культуры и ценностных ориентации, включая нормативный канон человека, представления о том, каким он должен или не должен быть, в-третьих, от установок, стиля мышления и самосознания отдельных индивидов.

В современной социологии получило широкое распространение выделение типов личности в зависимости от их ценностных ориентации.

1. Традиционалисты ориентированы в основном на ценности долга, порядка, дисциплины, законопослушания, а выраженность таких качеств, как креативность, стремление к самореализации, самостоятельность, у этого типа личности весьма низкая.

2. У идеалистов, наоборот, сильно выражены критическое отношение к традиционным нормам, независимость и пренебрежение авторитетами, установки на саморазвитие во что бы то ни стало.

3. Для фрустрированного типа личности характерны низкая самооценка, угнетенное, подавленное самочувствие, ощущение себя как бы выброшенным из потока жизни.

4. Реалисты сочетают в себе стремление к самореализации с развитым чувством долга и ответственности, здоровый скептицизм с самодисциплиной и самоконтролем.

Гедонистические материалисты ориентированы в первую очередь на получение удовольствий «здесь и сейчас», и эта погоня за «наслаждениями жизни» приобретает прежде всего форму удовлетворения потребительских желаний.

В социологии принято выделять также модальный, идеальный и базисный типы личности. Модальный тип личности — тот, который реально преобладает в данном обществе. Идеальный тип личности не привязан к конкретным условиям. Это тип личности как пожелание на будущее, например всесторонне и гармонично развитая личность у К. Маркса или новый Человек Э. Фромма. Базисный тип личности — тот, который наилучшим образом отвечает потребностям современного этапа общественного развития. Иными словами, социальный тип личности — это отражение того, как общественная система влияет на ценностные ориентации человека и через них — на его реальное поведение.

4.Статусы и роли личности.

Человек, будучи социальным существом, взаимодействует с различными социальными группами, участвует в кооперированных, совместных действиях. Однако практически не бывает такого положения, когда личность полностью принадлежит к какой-либо одной группе. Например, человек является членом семьи как малой группы, но он еще член и коллектива предприятия, и общественной организации, и спортивного общества. Входя одновременно во многие социальные группы, он занимает в каждой из них разное положение, обусловленное взаимоотношениями с другими членами группы. Например, директор предприятия, занимающий в данном коллективе самое высокое положение, придя в спортивное общество, будет находиться там на правах новичка и неумехи, т. е. займет низкое положение. Для анализа степени включения индивида в различные группы, а также положения, которое он занимает в каждой из них, и его функциональных возможностей по отношению к каждой группе используются понятия социального статуса и социальной роли.

Социальный статус обычно определяется как ранг или позиция индивида в группе или группы, во взаимоотношениях с другими группами (некоторые социологи используют термин «социальная позиция» как синоним социального статуса). Социальная роль — это поведение, ожидаемое от того, кто имеет определенный социальный статус. Статус детей обычно подчинен взрослым, и от детей ожидается почтительность по отношению к последним. Статус солдат отличен от статуса штатских; роль солдат связана с риском и выполнением присяги, чего нельзя сказать о других группах населения. Статус женщины, отличается от статуса мужчин, и потому от них ожидают иного поведения, чем от мужчин. Каждый индивид может иметь большое число статусов, и окружающие вправе ожидать от него исполнения ролей в соответствии с этими статусами. В этом смысле статус и роль — это две стороны одного феномена: если статус является совокупностью прав, привилегий и обязанностей, то роль — действием в рамках этой совокупности прав и обязанностей. Нормы культуры усваиваются в основном через обучение ролям. Например, человек, осваивающий роль военного, приобщается к обычаям, нравственным нормам и законам, характерным для статуса данной роли. Только немногие нормы принимаются всеми членами общества, принятие большинства норм зависит от статуса той или иной личности. То, что приемлемо для одного статуса, оказывается неприемлемым для другого. Таким образом, социализация как процесс обучения общепринятым способам и методам действий и взаимодействий является важнейшим процессом обучения ролевому поведению, в результате чего индивид становится действительно частью общества.

4.1Процесс обучения социальным ролям

Каждый индивид в течение своей жизни обучается исполнять самые разные роли: ребенка, ученика школы, студента, отца или матери, инженера, организатора на производстве, офицера, члена определенного социального слоя и т. д. Ролевое обучение имеет, по крайней мере два аспекта: 1) необходимо научиться выполнять обязанности и осуществлять права в соответствии с играемой ролью; 2) не менее существенно приобрести установки, чувствования и ожидания, соответствующие данной роли. Второй аспект представляется наиболее важным. Почти все современные молодые женщины способны довольно быстро, механически научиться вести домашнее хозяйство, но они не могут столь же быстро обучиться установкам и ожиданиям, которые делают ведение домашнего хозяйства удовлетворяющим и вознаграждающим действием. Известно, как ценится домашняя хозяйка, ведущая хозяйство с любовью и вкусом. Некоторые люди не могут успешно выполнять свою роль, если она в процессе социализации не принята ими как стоящая потраченного времени, удовлетворяющая какую-либо их потребность, соответствующая их внутреннему миру. Представим себе молодого человека, который под давлением родителей обучался химии в университете, хотя всю жизнь мечтал быть актером и играть на сцене. Скорее всего, химия будет ему в тягость и самое большее, на что он будет способен, это быть второразрядным работником. Или попытаемся представить себе трудности женщины, которая социализируется в роли домохозяйки, потому что это единственный путь, уготованный ей в данной социальной группе, несмотря на наличие у нее, например, организаторских способностей или способностей к игре на сцене, преподаванию и т. д. Обучение большинству важнейших ролей начинается обычно в раннем детстве, одновременно с началом формирования установок, направленных на определение роли и статуса. Большая часть этого этапа ролевого обучения проходит бессознательно и безболезненно. Дети играют в игрушки, «разыгрывают» представления, помогают отцу и матери, читают истории из жизни разных социальных групп, слушают семейные разговоры и пассивно участвуют в семейных инцидентах. Из такого повседневного опыта они выносят представление о действиях мужчины и женщины в различных ситуациях, о том, как муж и жена должны относиться друг к другу. Маленький ребенок, подражая роли своего отца, играемой им дома, бывает больше осведомлен о том, как должен действовать и что должен думать мужчина в различных ситуациях семейной жизни, чем тогда, когда он просто исполняет свою собственную роль ребенка. Подражая действиям отца, он в какой-то степени может понять причины, которые стоят за тем или иным отцовским действием, и это понимание со временем растет. Его «притворные» , ненастоящие роли таким образом помогают ему достойно принять на себя в будущем роль отца семейства. Человеку в более зрелом возрасте такие ненастоящие роли помогают понять реакцию других людей на его поведение. В диагностической и психотерапевтической практике такая техника известна под названием «психодрама» , основы которой разработаны Дж. Морено и его последователями. Участвуя в психодраме, муж, например, на определенное время может взять на себя роль жены, а она одновременно принимает его роль, затем они сталкиваются в неожиданных диалогах, дискуссиях, конфликтах. Каждый старается играть роль другого, высказывая жалобы и претензии, и в результате имеет возможность проникнуть в мир чувств и реакций другого. Подобное обучение чужим ролям с помощью психодрамы часто используется в деловых играх руководителей разных служб и подразделений предприятия.

Понятие роли включает в себя совокупность ожиданий каждого индивида в отношении, как своего собственного поведения, так и поведения других людей при взаимодействии в определенной ситуации. Играет ли индивид роль на «притворной», нереальной основе или в связи с приобретением им нового статуса, он всегда стремится аккумулировать установки и поведение тех людей, которые его окружают, и добиться наиболее адекватного исполнения своей роли. Очевидно, что внутреннее «Я» личности не остается неизменным в результате такого социального опыта. Девушка, выходя замуж, будет иметь статус, отличный от прежнего. Ее роль изменится, и во многих отношениях она будет выглядеть как совершенно другая личность. Роли, связанные с определенными занятиями, в такой степени обусловливают личностные изменения, что, даже не зная рода занятий человека, мы можем сказать, что он ведет себя, как учитель, крестьянин, предприниматель или министр. Личность и роль, которую она играет, связаны с некоторыми психологическими характеристиками, подходящими для исполнения определенных социальных ролей. Например, личность общительная, направленная на мир внешних объектов может легко приспособиться к роли продавца. В то же время, очевидно, что ежедневное выполнение обязанностей продавца помогает становлению общительной личности. Так постепенно, в ходе ролевого обучения формируется поведение личности, характерное для ее статуса, полностью принимается уготованная ей социальная роль.

4.2Предписанные и достигаемые статусы и роли.

Все социальные статусы можно подразделить на два основных типа: те, которые предписываются индивиду обществом или группой независимо от его способностей и усилий, и те, которые личность достигает своими собственными усилиями.

Предписанные статусы и роли. Так как общество представляет собой сложное образование, его институты функционируют эффективно только в том случае, если люди исполняют ежедневно огромное число обязанностей, строго обозначенных внутригрупповыми и межгрупповыми отношениями. Простейший путь достижения согласованного исполнения обязанностей — разделение всех видов деятельности на множество предписанных ролей и обучение каждой личности с момента ее рождения заранее определенному набору ролей. После первого ролевого обучения, которое начинается в раннем детстве, предписанные роли должны назначаться в соответствии с некоторыми критериями, известными как «путь достижения успеха». Пол и возраст универсально используются в обществе как основа для ролевого предписания. Раса, национальность, классовая и религиозная принадлежности также используются во многих обществах в качестве основы для предписанных ролей. Хотя ролевое обучение бывает чаще всего бессознательным, оно не делается от этого менее реальным. Не случайно уже с детства главная и большая часть процессов социализации личности состоит в обучении различным видам социальных действий, как мужчин, так и женщин. Маленькие девочки играют с куклами, помогают матери по хозяйству и вознаграждаются за это похвалами взрослых. Обучение девочки как сорванца хотя и терпимо, но считается дурным тоном. Мальчики же считают, что куклы предназначены только для девчонок и самых маленьких детей, а потому худшее для них — это прослыть «маменькиным сынком» , «девчонкой» . Опыт показывает, что многолетнее раздельное обучение мальчиков и девочек приводит к тому, что в зрелости они имеют различные способности, чувства и предпочтения.

В зрелом возрасте половые различия и роли четко определяются, а процесс ролевого обучения усложняется. Женщина, например, может одновременно выступать в ролях жены, матери, гражданки и т. д. Ее роль жены и матери включает одновременно множество различных ролей, каждая из которых неотделима от другой и врастает в нее. Большинство функций могут достаточно хорошо выполняться как женщинами, так и мужчинами, если они социализированы для принятия свойственных им задач. Так, в Пакистане домашняя прислуга традиционно представлена лицами мужского пола; на Филиппинах все секретари — мужчины; на Маркизских островах дети работают по дому, накрывают на стол, готовят кушанья, а женщины вышивают. Во многих странах мира тяжелые сельскохозяйственные работы выполняются преимущественно женщинами. Определение мужских и женских ролей субъективно и зависит от конкретного места и времени. Каждое общество имеет обычаи, традиции и нормы, относящиеся к исполнению мужских и женских ролей. Индивиды могут позволить себе обходить некоторые элементы этих традиций и обычаев, но они рискуют при этом быть отчужденными от общества до тех пор, пока не станут исполнять эти роли в соответствии с их полом. Немногие индивиды игнорируют эти требования, так как такие отклонения от предписанных ролей осуждаются обществом. Роли мужчины и женщины в обществе со временем изменяются. Возможность замены тяжелого ручного труда машинным, применение противозачаточных средств и, как следствие этого, уменьшение размеров семьи и домашних обязанностей в значительной степени уменьшили различия между мужскими и женскими ролями. Женщины, например, стали активно втягиваться в процесс производства и имеют статусы, которые ранее считались мужскими.

Для любого общества не менее важно предписывание ролей в соответствии с возрастом. Приспособление индивидов к постоянно меняющимся возрасту и возрастным статусам — извечная проблема. Не успевает индивид приспособиться к одному возрасту, как тут же надвигается другой, с новыми статусами и новыми ролями. Едва юноша начинает справляться со смущением и комплексами юности, как он уже стоит на пороге зрелости; едва человек начинает проявлять мудрость и опытность, как приходит старость. Каждый возрастной период связан с благоприятными возможностями для проявления способностей человека, более того, предписывает новые статусы и требования обучения новым ролям. В определенном возрасте индивид может испытывать проблемы, связанные с приспособлением к новым ролевым статусным требованиям. Ребенок, о котором говорят, что он старше своих лет, т. е. достиг статуса, присущего старшей возрастной категории, обычно полностью не реализует свои потенциальные детские роли, что отрицательно сказывается на полноте его социализации. Часто такие дети чувствуют себя одинокими, ущербными. В то же время статус незрелого взрослого человека представляет собой комбинацию статуса взрослого с установками и поведением, свойственными детству или юности. У такой личности обычно возникают конфликты при исполнении релей, соответствующих ее возрасту. Эти два примера показывают неудачное приспособление к возрастным статусам, предписанным обществом. В нашем обществе особенно заметна неудачная социализация при подготовке к юности и старости. У нас в отличие от примитивных обществ нет четко определенных возрастных статусов, за исключением совершеннолетия, которое наступает в 18 лет. Родители юноши или девушки пребывают в неопределенности относительно того, насколько зрелым можно считать юношу или девушку, и они бесконечно пререкаются со своими детьми относительно выбора ими товарищей и подруг, времени возвращения домой, использования денег женитьбы или замужества. Но дело в том, что и сам молодой человек пребывает в неопределенности относительно сферы приложения своих усилий, выбора пути достижения успеха в жизни, политических взглядов, круга друзей и т. д. Неудивительно, что молодой человек нередко пасует перед трудным выбором, предпочитая оставаться зависимым от родителей или других родственников, что характерно для более раннего возраста. Старость во многих примитивных, или традиционных, обществах уважаема и почитаема в первую очередь потому, что в таких обществах люди в основном формируют свое поведение на основе древних и признанных обычаев и традиций, неформального контроля за соблюдением этих традиций. Однако в современном обществе, где древние традиции не играют столь значительной роли, старость причиняет одни неудобства. Быстро изменяющееся индустриальное общество очень редко рассматривает старых людей как источник мудрого руководства. Предписанной ролью пожилых людей стал уход от дел по мере ослабления их сил и способностей, а их основной функцией в последующей жизни оказывается только поддержание собственного существования. Поэтому переход к роли пожилого человека в современном обществе очень болезнен и сложен для каждого индивида. Пол и возраст — это только два примера из многих предписанных статусов. Все подобнее статусы включают роли, которые могут успешно выполняться только тогда, когда каждый из индивидов социализируется к предписаниям, установленным в обществе относительно этих ролей.

Достигаемые статусы и роли. Социальная позиция, которая закрепляется через индивидуальный выбор и конкуренцию, определяется как достигаемый статус. Если каждая личность имеет некоторое количество предписанных статусов, которые назначаются ей в группе или обществе без учета ее индивидуальных способностей или предпочтений, то достигаемые статусы закрепляются с учетом способностей данной личности, ее исполнительности и, возможно, в результате везения. В примитивных, т. е. традиционных, обществах статусы чаще всего являются предписанными и занятие кем-то определенного социального положения, зависит от рождения. Мужчина, например, с рождения готовится быть охотником, рыболовом или воином. В современных индустриальных обществах имеется большая свобода в занятии личностью того или иного положения. Это во многом объясняется тем, что для ее успешного функционирования нужна весьма значительная мобильность трудовых ресурсов и потому происходит четко выраженная ориентация в основном на личностные качества индивидов, на изменение статусов в соответствии с их усилиями. Контроль общества за справедливостью при определении статусов дает выигрыш в гибкости той социальной системе, которая предоставляет возможность занимать значимое положение людям, проявляющим для этого наибольший талант. Платой будет неконкурентоспособность тех, кто не смог «найти себя» и не в состоянии приспособиться к новым ролям. Это выражается в увеличении числа лишних людей, не удовлетворенных существующим положением. Достигнутый индивидом статус требует от него осуществлять выбор не только сферы приложения труда, но и друзей, организаций, места обучения и места проживания. Такие действия индивида приводят к тому, что он получает статусы, которые не были определены заранее его родителями. В этом случае индивид встречается с ситуациями, значительно удаленными от опыта предков, что создает ему постоянные затруднения при принятии на себя новых ролей.

Предписанные и достигаемые статусы принципиально различны, но, несмотря на это, они могут взаимодействовать и перекрещиваться. Например, мужчине значительно легче достичь статуса президента или премьер-министра, чем женщине. То же, правда в меньшей степени, можно сказать о возможностях достижения высоких статусов сыном крупного руководителя, с одной стороны, и сыном крестьянина — с другой. Основное социальное положение в обществе (социально-классовый статус) является частично предписанным (т. е. отражает статусы родителей) и частично достигаемым с помощью способностей и устремлений самого индивида. Во многих отношениях граница между предписанными и достигаемыми статусами чисто условна, но концептуальное их разделение весьма полезно для изучения этих социальных феноменов. Идеал общества, в котором большинство статусов являются достигаемыми, — стремление к тому, чтобы люди занимали положение в соответствии со своими способностями. Это не только дает возможность проявляться высоким талантам, но и исключает возможность оправдывать недостатки. В обществе, где большинство статусов предписываются, индивид не может ожидать улучшения своего положения. Те, у кого низкое вознаграждение или невысокий престиж, не чувствуют своей вины в том, что они имеют низкий статус. Каждый из них считает свою роль и свой статус правильными, а сложившееся положение вещей справедливым. Такой индивид не сопоставляет свое положение с положением других. Он свободен от чувства ненадежности, амбициозного недовольства или страха потерять свой статус. Это происходит потому, что социализация индивида не связана с ожиданием изменения статуса; он только обучается и принимает предписанные роли. Вместе с тем трудно согласиться с низким статусом в том случае, если наследственные барьеры убираются и открываются возможности для проявления всех своих способностей. Если приобретение статусов происходит на основе соревнования и доступ к соответствующему обучению открыт для каждого, тогда причиной низкого статуса может быть только неспособность и некомпетентность. Однако даже в этом случае посредственность находит возможность для достижения высокого статуса, используя преимущественные права, групповые квоты, льготы и т. п. Достигаемый статус максимально обеспечивает исполнение ролей на базе индивидуальных способностей. Роли, его сопровождающие, как правило, трудны для обучения и часто конфликтны. С существующими ныне достигаемыми статусами, вероятно, связаны как эффективное использование человеческого потенциала, так и величайшая угроза индивидуальному духовному миру личности в случае неудачной ее социализации к достигаемым ролям.

5 . Проблема личности в социологии.

На протяжении истории социологии было выработано множество концепций личности. Различия между ними связаны в основном с тем, какого подхода придерживались исследователи, рассматривали ли они общество в микросоциологической или макросоциологической перспективе.

В марксистской теории личности главный акцент смещен в сторону взаимодействия личности и общества. Личность, с точки зрения этого подхода, рассматривается как целостность социальных качеств человека, определенным образом реализованная в индивиде интеграция социальных отношений данного общества, продукт исторического развития, результата включения индивида в социальную систему посредством активной предметной деятельности и общения.

В психоаналитической социологии предпринята попытка логически связать биологическое начало и социальное, обратив внимание на энергетическую, чувственно-аналитическую основу личности как социального субъекта. В этой теории взаимодействие личности и общества осмысливается как конфликт между стремлениями индивида, с одной стороны, и ограничениями и наказаниями за их нарушение, устанавливаемыми обществом, — с другой.

Фрейд противопоставляет принцип реальности и принцип удовольствия как два основных движущих механизма в психике человека. Принцип реальности состоит в том, что далеко не все желания по объективным причинам могут быть удовлетворены немедленно. Принцип удовольствия связан с действием психических инстанций. Оно, содержащее интенсивные желания, требует от человека (от Я) немедленного их удовлетворения. Сверх-Я, то есть совокупность ценностей, норм, идеалов, полученных человеком от окружения, требует от Я, чтобы его действия соответствовали нормам; нарушение их приводит к наказанию или потере любви и уважения со стороны значимых других. Сверх-Я воплощает в себе социальный контроль, а потому эту инстанцию нельзя полностью отождествлять с желанием. Но противоречия между желаниями и требованиями Сверх-Я в общем нет, так как при условии обладания Сверх-Я положительно оцениваемыми чертами человек может надеяться на одобрение со стороны окружения, а следовательно, его стремление быть уважаемым и любимым будут удовлетворены. Кроме того, сам факт достижения идеала или приближения к нему может стать источником очень интенсивного удовольствия вне соотнесения с ожидаемой оценкой других людей (хотя в основе этого удовольствия все равно лежит детский опыт, а именно, одобрение родителей или лиц, заменявших их).

Значительным влиянием в социологии личности пользуется ролевая теория личности. Основные положения этой теории были сформулированы Г. Кули, Дж. Мидом, Р. Линтоном, Т. Парсонсом, Р. Мертоном. Ролевая теория личности описывает ее социальное поведение двумя основными понятиями: «социальный статус» и «социальная роль».

По мнению Кули, одного из основателей микросоциологического подхода к обществу, отличительной чертой идеи, именами которой являются местоимения первого лица, выступает некий характерный тип чувства, который можно назвать «чувством моего» или «чувством присвоения». Кули поставил перед собой задачу исследовать процесс постепенного понимания личностью отличия своего Я от других личностей. В результате исследований он пришел к выводу, что становление концепции собственного Я, во-первых, предполагает длительный и противоречивый процесс, а во-вторых, не может осуществляться без участия других личностей, т. е. без социального окружения.

Из понятия самости следует концепция зеркального «Я». Каждый человек, по предположению Ч. Кули, строит свое Я, основываясь на воспринятых им реакциях других людей, с которыми он вступает в контакт. Существует, по меньшей мере, два восприятия «Я»: это восприятие «Я» через самого себя и восприятие «Я» как бы в отражении других. Другими словами, для индивида важно не только то, что он думает о себе сам, но и то, что думают о нем другие.

Идеи Кули получили развитие в творчестве Дж. Г. Мида, который разработал теорию, при помощи которой можно описать и объяснить то, как индивид воспринимает других личностей. Результатом исследований Мида стала концепция «обобщенного другого», дополняющая теорию зеркального «Я», согласно которой «обобщенный другой» — это ценности и стандарты, которые разделяются некоторой группой, формируют у членов этой группы индивидуальный Я-образ. Индивид оценивает свои действия и наружность в соответствии с представляемыми оценками его «обобщенного другого», как бы смотрит на себя со стороны. Другими словами, индивид в процессе общения как бы встает на место других индивидов и видит себя другой личностью. Осознание «обобщенного другого» предполагает два других процесса, без которых оно невозможно: «принятие роли» и «исполнение роли».

Поведенческая концепция рассматривает личность как систему реакций на различные стимулы (Б. Скиннер, Дж. Хоманс и др.). Отдельную линию в развитии бихевиоризма представляет система взглядов Б. Скиннера, выдвинувшего теорию оперантного бихевиоризма. В соответствии с концепцией классического бихевиоризма Уотсона, Скиннер исследует поведение организма и формулирует положение о трех видах поведения: безусловнорефлекторном, условнорефлекторном и оперантном. Последнее и составляет специфику учения Б. Скиннера. На основе анализа поведения Скиннер формулирует свою теорию научения. Главным средством формирования нового поведения выступает подкрепление.

Диспозиционная теория позволяет установить связи между социологическим и социально-психологическим поведением личности. Концепция диспозиционной регуляции социального поведения личности была сформулирована известным социологом В. А.Ядовым. Ключевым понятием выступает «диспозиция», или установка, в самом широком ее смысле. Диспозиции делят на высшие и низшие. Высшие регулируют общую направленность поведения. Низшие — поведение в определенных сферах деятельности, направленности поступков в типичных ситуациях. Диспозиционная концепция дает возможность объяснить поведение и деятельность индивида в различных социальных средах и социальных системах.

Личность можно рассматривать как типичного носителя норм, ценностей, традиций определенной социальной группы (или нескольких социальных групп). Однако отказ принимать ценности не отменяет того, что некто является личностью. Скорее, наоборот, «бунтарь» в нашем сознании в большей степени является личностью, чем человек, покорно подчиняющийся существующим нормам. Следовательно, и принятие норм и ценностей, и протест против них являются свойствами личности.


Понятие социологии личности