Проблемы адаптации мигрантов в современной России

ФГОУ ВПО

ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФАКУЛЬТЕТ СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Кафедра социальных коммуникаций и технологий

КУРСОВАЯ РАБОТА

На тему:

“ПРОБЛЕМЫ АДАПТАЦИИ МИГРАНТОВ В

СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ”

Студентки курса

Отделения социологии

Научный руководитель:

2009 г.

Содержание

Стр.

Введение………………………………………………………………….. 3

Глава 1. Специфика миграционных процессов в пореформенной

России …………………………………………………………………….. 5

Глава 2. Социальные последствия миграционной подвижности населения в современной России………………………………………. 13

Глава 3. Особенности адаптации мигрантов в ЮФО………………….. 22

3.1 Характер миграционной ситуации на юге России………………22

3.2 Проблемы интеграции этнических мигрантов…………………..27

Заключение ……………………………………………………………….33

Список использованной литературы…………………………………35

Введение.

Актуальность темы исследования. Вопросы социальной адаптации стоят сегодня достаточно остро. Все убыстряющий темп изменений (политических, экономических, культурных, социальных и т. д.) требует от индивида совершенного владения стратегиями адаптации. В свою очередь, динамика развития общества сегодня такова, что миграционные процессы получают все более широкое значение с каждым днем во всем мире и, в частности, в России.

Россия, на сегодняшний момент стоящая на втором месте по числу гастарбайтеров (после США), пока не имеет объективных социально-экономических условий для цивилизованного приема мигрантов. Институт миграции, существовавший в советский период, оказался неадекватным тем миграционным процессам, которые произошли после распада СССР. В СССР поток нерегулируемой миграции был очень небольшим. Существовала практика распределения специалистов, институт прописки, очень жесткая, можно даже сказать запретительная, политика по отношению к внешней миграции. Поэтому послеперестроечная либерализация и демократизация общества, процессы обособления и самоопределения в бывших советских республиках вызвали к жизни новые, непривычные в “доперестроечной” стране виды миграционных процессов. Сейчас происходит становление института миграции нового времени, поэтому актуальность исследования проблем, связанных с миграцией, достаточно очевидна.

Объект исследования : научно-исследовательские статьи по проблемам миграции опубликованные в журнале “Социологические исследования” за период с 2000 по 2009 гг.

В качестве предмета курсовой работы избран анализ социологической интерпретации проблем, связанных с адаптацией мигрантов в современной России, представленных в современной периодике.

Цель исследования : выявить проблемы, возникающие у мигрантов в процессе адаптации к новым жизненным условиям.

Поставленная цель реализуется посредством решения следующих исследовательских задач :

– охарактеризовать специфику миграционных процессов в пореформенной России;

– выявить социальные последствия миграционной подвижности населения;

– проанализировать особенности адаптации мигрантов на примере ЮФО.

Глава 1.

Специфика миграционных процессов в пореформенной России

Россия на всем пути своего исторического развития характеризовалась, пожалуй, самыми активными в мире миграционными процессами. Сколько было массовых перемещений людей на ее огромной территории – не сосчитать! Еще в древние времена земли России знали нашествия различных племен и народов. Вспомним скифов и сарматов, татар и монголов, аланов и гунн, половцев и хазар…. А войны с поляками и шведами, французами и немцами, финнами и японцами, которые сопровождались массами беженцев и переселенцев? А освоение россиянами новых земель на Юге и на Севере, в Сибири и на Дальнем Востоке? А депортация народов?

Характеристику миграционных потоков мы начнем с ознакомления с основными понятиями.

Существует множество определений понятия миграция. В Энциклопедическом словаре “Народонаселение” и в Демографическом энциклопедическом словаре под миграцией населения понимается перемещение людей (мигрантов) через границы тех или иных территорий с переменой места жительства навсегда или на более или менее длительное время.

В Федеральной миграционной программе, одобренной Правительством России в ноябре 1997 г., записано: “Миграция – перемещение по различным причинам людей через границы тех или иных территориальных образований в целях жительства”.[1]

Есть и другие формулировки понятия “миграция”, по существу мало отличающиеся от вышеприведенных. Так, В. А.Копылов миграцию понимает как “перемещение людей, связанное с постоянной или временной переменой места жительства”.[2]

В данной работе мы будем опираться на определение миграции из Энциклопедического словаря “Народонаселение”.

Как отмечается в демографических энциклопедических словарях, наряду с понятием “миграция населения” в конце ХIХ – начале ХХ в. В России в ходу были термины “миграционное движение населения”, “передвижение населения”, “миграционные процессы”.

При изучении миграционных процессов социологи разделяли части мигрантов по различным социальным группам, чаще всего исходя из причин миграции. Появились понятия “политическая миграция”, “трудовая миграция”, “учебная миграция”, “военная миграция”, “религиозная миграция” и т. д.

Отметим также понятие “мигрант”, “вынужденный переселенец” и “беженец”.[3]

Мигрант – лицо совершившее перемещение на новое место проживания (временное, сезонное, постоянное). Мигрант, въезжающий на территорию государства нового места проживания – иммигрант, выезжающий с территории государства проживания – эмигрант.

Вынужденный переселенец – гражданин, покинувший место жительства вследствие совершенного в отношении его или членов его семьи насилия или преследования в иных формах. Либо вследствие реальной опасности подвергнуться преследованию по признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, а также принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений, ставших поводом для проведения враждебных кампаний в отношении конкретного лица или группы лиц, массовых нарушений общественного порядка.

Беженец – это лицо, которое в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений находится вне страны своей гражданской принадлежности и не может пользоваться защитой этой страны или не желает пользоваться такой защитой вследствие каких-то опасений.

Миграция имеет множество характеристик и классификаций. Миграцию можно классифицировать:

1. По способу реализации на организованную, осуществляемую при участии государственных и общественных органов и с их помощью, и неорганизованную (индивидуальную, самодеятельную), которая осуществляется силами и средствами самих мигрантов.

2. По причинам: добровольная (перемещение людей, добровольно покидающих старое место своего постоянного проживания и переезжающих на новое место жительства), вынужденная (перемещение людей с целью поиска убежища), насильственная (насильственное перемещение людей).

3. По типам: внешняя (подразделяется на эмиграцию и иммиграцию) и внутренняя (перемещение населения по территории страны).

Миграция может быть: удачной и неудачной, индивидуальной и массовой, ближней и дальней, подготовленной и неподготовленной, возвратной и безвозвратной, а также законной и незаконной.

Основными причинами, вызывающими миграцию, являются:

– политические (в результате смены формы государственного правления, политических переворотов);

– социально – экономические (перемещения в поисках работы, “утечка мозгов”);

– природные (перемещения людей из-за стихийных бедствий – землетрясения, наводнения и т. д.);

– экологические

– религиозные (бегство из-за религиозных преследований)

– национальные (бегство граждан из-за национальных преследований).

Развал СССР в 1991 году, разрушение сложившейся в течение 70 лет государственной политической и социально-экономической системы, централизованного механизма регулирования демографических процессов привели к массовому перемещению населения.

Изменения политической и социально-экономической систем на пространстве, которое ныне принято называть постсоветским, более всего сказалось на рынке труда, жизненных условиях, индивидуально-личностном статусе и семейных связях. Но более всего изменилась миграция, которая раньше называлась межреспубликанской. Прежде всего, межреспубликанский обмен трансформировался в миграционный обмен населением между Россией и независимыми государствами нового зарубежья. В последнюю четверть ХХ века Россия в миграционном обмене с бывшими союзными республиками постоянно имела положительный прирост населения. В течение первой половины семидесятых и в восьмидесятые годы Россия в межреспубликанском миграционном обмене получила не менее 2.5 млн. человек. Эти процессы, не только сохранилось, но и усилились в девяностые годы, когда положительное сальдо миграции формировалось, прежде всего, из русскоязычного населения, оставшегося в государствах нового зарубежья.

По подсчетам Рыбаковского Л. Л. в целом за 1992-2000 годы миграционный прирост России в результате обмена населением с бывшими союзными республиками составил 4,2 млн. человек, и это больше, чем за 70-е и 80-е годы, вместе взятые.[4] Однако складывался этот прирост следующим образом: с 70-х годов до 1989 года из России в бывшие союзные республики выбывало ежегодно 700-800 тысяч человек; в 2000 году – 83,5 тысяч человек. Миграционные же тенденции в Россию менялись так: до 1991 года ежегодно в Россию прибывало 700-900 тысяч человек, в 1994 году пик – 1,146 тысяч человек, в 2000 году – 350 тысяч человек.

Он же указывает на то, что в первое десятилетие ХХI века темпы дальнейшего сокращения численности населения страны во многом определяются масштабами притока мигрантов. Несмотря на снижение численности народов России – русских, татар, коми, кабардинцев и др., оставшихся в новом зарубежье, их миграционный потенциал и в настоящее время достаточно велик. Только в Казахстане и Узбекистане русских осталось 6-6,5 млн., часть которых в определенной ситуации могут составить ядро потенциальных мигрантов. Сокращение же масштабов миграции русских и других народов России из этих и ряда других государств нового зарубежья, как и уменьшение миграционного прироста населения России в целом, происшедшие в 90-е годы, вызваны, с одной стороны, либерализацией отношения к русскоговорящему населению (языковые и другие послабления) и, с другой стороны, тем, что на исторической родине мигранты до сих пор не встречают должной поддержки, вследствие отсутствия последовательной миграционной политики относительно соотечественников, оставшихся за рубежом. Опыт, например, послевоенных Германии и Франции свидетельствует об огромном политическом и экономическом выигрыше этих стран, вернувших своих соотечественников из оставленных ими территорий.

Основным мотивом миграции по данным на 2007 год является социально-экономические (таблица 1): 87,5 % опрошенных мигрировали из-за отсутствия работы или низких заработков.[5]

Таблица 1

Основные мотивы миграции (в % от количества опрошенных)

Мотивы

Переселенцы и беженцы

Приехавшие на заработки

Другие

Всего

Отсутствие работы

27,9

62,6

18,8

47,6

Низкие заработки

20,7

53,2

16,5

39,9

Неблагоприятный климат

9,0

3,2

7,1

5,1

Плохая экология

(загрязнение окружающей среды)

1,8

1,6

5,9

2,4

Межнациональные

Конфликты

29,7

2,3

8,2

9,3

Отсутствие п ерспектив жизни

40,5

21,3

30,6

27,1

Другое

24,3

3,5

52,9

16,4

Произошедшие изменения в социально-экономическом и политическом развитии государств, возникших на постсоветском пространстве, упрощение порядка въезда в Россию, “прозрачность” государственных границ, привели к резкому увеличению масштабов иммиграции, прежде всего нелегальной. Нелегальная миграция является особой проблемой, масштабной и не имеющей тенденции к снижению. Источниками ее являются страны с нестабильной общественно-политической обстановкой. Основная масса иммигрантов прибывает в Россию из государств старого зарубежья (Африка, Ближний и Средний Восток, Юго-Восточная Азия).

Отсутствие эффективного иммиграционного контроля за въездом и выездом иностранцев из России не позволяет назвать сколько-нибудь точную цифру нелегальной миграции. Составной частью нелегальной миграции является миграция транзитная. Выходцы из стран Азии и Африки, стремящиеся нелегально проникнуть в развитые страны Запада, используют территорию России в качестве канала проникновения, и согласно международной практике нелегалы депортируются в страны их последнего пребывания, т. е. опять в Россию.

Нелегальная иммиграция оказывает существенное воздействие на экономическую ситуацию в России, ее социальную сферу. Незаконные мигранты преимущественно заняты в теневой экономике, пополняют криминальные структуры, уклоняются от уплаты налогов, оказывают, вследствие бесправного положения и заниженных заработков, давление на рынок труда, ухудшают эпидемиологическую ситуацию.

Обострение проблем иммиграции, в т. ч. и нелегальной, во-первых, связано с противоречивостью или отсутствием, адекватной российским реалиям правовой базы по регулированию, как это принято во всех развитых странах, объемов иммиграции (квотирование), пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства на территории страны, их законному выдворению или интеграции в российское общество. Во-вторых, проникновение иностранцев на территорию России облегчается тем, что значительная часть государственной границы со странами нового зарубежья открыта, отсутствует визовый режим и не отрегулировано в рамках СНГ законодательство по борьбе с незаконной иммиграцией.

Въезду в страну из слаборазвитых стран в основном неквалифицированных иммигрантов с несвойственной России этнокультурой противостоит другой поток: эмиграция из страны преимущественно в США, Германию и Израиль высококвалифицированного молодого населения, значительную долю среди которого составляет техническая и творческая интеллигенция. В 1992-2002 гг. из России эмигрировало в старое зарубежье около одного млн. (960 тыс.) человек.[6] Помимо демографических и интеллектуальных потерь, это и утечка капиталов.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что специфика миграционных процессов в пореформенной России заключается в следующем:

– трансформацией межреспубликанской миграции (в рамках СССР) в межгосударственную (между странами СНГ);

– в последние годы наблюдается спад миграционной активности населения, желающего переселиться в Россию;

– миграционный приток позволил частично компенсировать естественную убыль населения ряда российских регионов;

– состав мигрантов достаточно пестрый, но многие из них относятся к категории социально уязвимых людей, нуждающихся во всемерной помощи со стороны государства и общества

– общий миграционный прирост в России и обмен населением с бывшими союзными республиками в 90-е годы был самым большим за последние 30 лет;

– практически все принимающие регионы России в большей или меньшей мере подвержены кризису, что препятствует успешному обустройству и социальной адаптации мигрантов;

– наблюдается затягивание сроков обустройства и социальной адаптации вынужденных переселенцев и беженцев, ухудшение их материального и социального положения, что способно воспроизводить и поддерживать на высоком уровне негативно – конфликтный потенциал в общественном сознании;

– социально-экономические трудности в обустройстве мигрантов, юридическая, экономическая, социальная непроработанность этих вопросов, негативное отношение определенной части жителей принимающих регионов к этой категории граждан увеличивают вероятность возрастания объема возвратной миграции переселенцев в прежние государства проживания;

– изменением характера миграции вследствие значительного уменьшения естественной социально-экономической миграции (на работу, учебу, заработки, по семейным обстоятельствам и т. д.) резкого возрастания вынужденной миграции, вызванной чрезвычайными ситуациями (угрозой жизни из-за войн, межнациональных конфликтов, экологическими катастрофами, этнической дискриминацией, национализмом и другими обстоятельствами).

Глава 2.

Социальные последствия миграционной подвижности населения в современной России

По официальным данным, только за 2000-2005 гг. число, прибывших на новое место жительства в пределах России и из зарубежных стран составило почти 13,6 млн. человек, а за период с 1990 по 2005 гг. – более 47,5 млн. человек (из них почти 9 млн. человек (19%) – из-за рубежа).[7] В действительности миграционный процесс более масштабен. Не обращались в органы милиции или миграционной службы при переезде на новое место жительства 42,5% опрошенных (опрос проводился с 8 по15 июня 2007 г. Социологическим центром РАГС в 12 субъектах России, характеризуемых высоким уровнем миграции) и вряд ли они учтены в официальной статистике. Но суть дела не столько в точности статистических данных, сколько в том, что за годы реформ примерно треть населения нашей страны испытала судьбы мигрантов.

К категории прибывших на постоянное жительство примыкает многочисленная армия людей, приезжающих временно на заработки. Это так называемые “отходники” – лица, перемещающиеся в поисках заработков в пределах своих или из других регионов, и “гастарбайтеры” – граждане, прибывшие в Россию из других стран. Их общее количество по экспертным оценкам (точных данных нет) может составлять ежегодно 5-6 и более миллионов человек.[8]

При изучении статей по данной теме я обратила внимание на то, что в основном последствия миграции делят на 4 группы: экономические, демографические, социальные и политические. В основном в работах объединяют экономические и социальные последствия и рассматривают их в едином аспекте.

Миграционные процессы влекут за собой изменения в социальной и демографической структуре российского общества. Они оказывают существенное влияние на общественное разделение и уровень оплаты труда, на рынок труда в целом, а также на уровень социальной напряженности в регионах с длительным и интенсивным притоком людей. К сожалению, количественные характеристики миграционного оборота крайне редко рассматриваются в органической связи с его конкретными социальными последствиями. А они могут быть как позитивными, так и негативными.

Например, обмен населением России с зарубежными странами характеризуется миграционным приростом для нашей страны, в 2005 г. Он составил более 107 тыс. человек.[9] В глобальном, в том числе демографическом плане этот факт можно оценивать положительно. В частности, миграционный прирост населения компенсирует его естественную убыль, обусловленную тем, что показатели смертности многие годы преобладали над показателями рождаемости. Однако если сопоставлять качественный состав мигрантов, прибывающих в Россию и выбывающих из нее по уровню образования, профессиональной подготовке, этнической принадлежности и другим показателям, то миграционный обмен выглядит проблематичным.

Не считая нелегальной миграции, в 2005 г. в Российскую Федерацию прибыли в основном мигранты из стран СНГ, в том числе 74% из Средней Азии и Закавказья.[10] Их состав достаточно пестрый, но многие из них относятся к категории социально уязвимых людей, нуждающихся во всемерной помощи со стороны государства и общества. При этом этническая группа русских составляет около половины международных мигрантов. Среди выбывших из России половину составляют эмигрировавшие в страны Западной Европы, США и Канаду. Они претендуют за рубежом не на убежище, а на более продуктивное применение имеющихся у них социальных и профессиональных ресурсов. Об этом свидетельствуют материалы социологических опросов, проведенных в разные годы Социологическим центром РАГС по репрезентативной общенациональной выборке, характеризующие распространенность эмиграционных настроений среди представляющих различные социальные группы российских граждан (таблица 2).[11]

Таблица 2

Распространенность эмиграционных настроений

В российском обществе (в % от количества опрошенных)

Настроения

1993

1998

2001

2005

Не имеют желания уезжать в другую страну

72,3

66,8

68,1

66,3

Хотели бы уехать в другую страну

На постоянное место жительства

Или временно

14,5

22,7

20,8

21,3

Затруднились ответить

13,2

10,5

11,1

11,1

Бойков В. Э. указывает на то, что “Эмиграционные настроения свойственны не только представителям науки, искусства, спорта и других элитарных категорий населения, рассчитывающих на улучшение возможностей для достойной работы, получения зарплаты, удовлетворения творческих амбиций, но и значительной части людей, занятых предпринимательской деятельностью, инженерно-техническим специалистам. При этом, чем моложе возрастная группа опрошенных, тем чаще у ее представителей выражено стремление временно или даже навсегда перебраться в другую страну. В возрастной группе 50-59 лет это желание выразили 18,1%, 30-39 лет – 24%, 18-24 года – 30,4%”.[12]

Внутренняя миграция, на которую приходится около 90% учитываемого статистикой миграционного оборота, в значительной мере обусловлена диспропорциями в социально-экономическом развитии регионов. В 1990-е и 2000-е годы люди мигрировали в поисках лучшей доли в европейском направлении преимущественно из сельской местности в города, из регионов Дальнего Востока, Севера и Сибири. Москве, в которой в 2005 г. на одного выбывшего приходилось четверо прибывших, и другим крупным городам миграция приносит определенные преимущества. Их население пополняется, с одной стороны, молодыми, нередко квалифицированными работниками, с другой, – людьми (особенно прибывшими временно на заработки), готовыми выполнять непрестижную работу в строительстве, жилищно-коммунальной сфере и на транспорте и т. д. за относительно невысокую оплату труда.

Особый случай – миграция из кавказских регионов России – Дагестана, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии и некоторых других административно-территориальных образований. С точки зрения перераспределения рабочей силы и решения социальных проблем в этих регионах ее следует оценить позитивно. Однако в силу расхождения этнокультурных особенностей данных этнических групп, с одной стороны, и населения принимающих регионов, с другой, этот процесс чреват конфликтными ситуациями. Речь идет не только об отдельных эксцессах, в которых проявляются враждебные взаимоотношения между местным населением и представителями этносов кавказских регионов России. На основании данных социологического опроса местного населения и мигрантов, проведенного Социологическим центром РАГС, можно сделать вывод о том, что в массовом сознании сложился устойчивый синдром неприятия инородцев вообще. Это неприятие проявляется вдвойне если инородцы неславянского происхождения (см. табл. 3).[13]

Таблица 3

Отношение местного населения к различным группам мигрантов

(в % от количества опрошенных)

Категории

Мигрантов

Положи – тельное

Равно – душное

Отрица – тельное

Неопре – деленное

Выходцы из неблагополучных

Регионов России

27,1

27,9

27,6

17,4

Представители кавказских

Народов России

7,0

14,7

66,0

12,3

Русские из бывших республик

СССР

48,4

26,7

12,9

12,0

Представители народов

Азербайджана, Армении,

Грузии

6,0

15,6

66,0

12,4

Представители народов

Беларуси, Украины, Молдовы

20,7

34,1

29,0

16,2

Представители народов Средней

Азии – Казахстана, Киргизии

И др.

7,9

21,0

57,7

13,4

Представители народов

Вьетнама, Китая и др.

4,9

13,1

67,6

14,4

Представляет интерес то, что в сравнении с местными жителями мигранты (а среди опрошенных есть представители всех указанных в таблицах групп) реже указывают на то, что они чувствуют неприязненное отношение к себе со стороны местного населения (см. табл. 4). Но в целом очевидно преобладание негативного отношения к представителям кавказских этнических групп. Причем оно независимо от гражданства и вероисповедания последних. Аналогичны оценки в отношении выходцев из азиатских стран, входящих в СНГ, а также Вьетнама и Китая, хотя доля последних в составе международных мигрантов мизерна.

Таблица 4

Мнения мигрантов об отношении к ним местного населения

(в % от количества опрошенных)

Категории

Мигрантов

Положи – тельное

Равно – душное

Отрица – тельное

Неопре – деленное

Выходцы из неблагополучных

Регионов России

14,6

31,4

13,4

40,6

Представители кавказских

Народов России

6,5

20,8

40,3

32,4

Русские из бывших республик

СССР

25,7

32,8

6,9

34,6

Представители народов

Азербайджана, Армении,

Грузии

4,5

19,8

39,3

36,4

Представители народов

Беларуси, Украины, Молдовы

12,3

33,6

12,3

41,8

Представители народов Средней

Азии – Казахстана, Киргизии

И др.

9,1

25,3

29,1

36,5

Представители народов

Вьетнама, Китая и др.

3,6

15,4

36,8

44,2

Социологический опрос, проведенный ВЦИОМ, показал, что наши сограждане серьезно обеспокоены ситуацией, сложившейся в области миграции. 55% опрошенных убеждены, что власти должны ограничить приток в нашу страну иностранной неквалифицированной рабочей силы, ужесточить порядок их въезда и регистрации. Еще 26% полагают, что нельзя допускать концентрированного проживания мигрантов в отдельных городах и районах России – то есть создания так называемых “этнических гетто”. При этом только 14% респондентов поддерживает легализацию и повышение правовой защищенности мигрантов, и лишь 13% – за улучшение условий гастарбайтеров.[14]

Каждый, кто побывал в Москве, будет вынужден констатировать, что приезжие уже составляют весьма значительную долю населения российской столицы. Неслучайно именно в крупных мегаполисах, Москве и Петербурге, опрос ВЦИОМ фиксирует наибольшее число тех, кто выступает за ужесточение миграционного законодательства (67% респондентов). Многие из тех, кто приезжает в Россию, не могут или не хотят адаптироваться к нашей культуре, порой по причине банального незнания русского языка. Дальнейший неконтролируемый приток мигрантов рассматривается коренными жителями России, 80% которых составляют русские, как подрыв существующего культурного пространства и угроза национальной идентичности. В связи с этим резкое неприятие вызывает перспектива создания так называемых “этнических гетто”, где мигранты могли бы составлять изолированные инокультурные анклавы. В Москве и Петербурге против этого выступает 33% опрошенных.

Кроме того ВЦИОМ представил данные о том, что, с точки зрения россиян, должны делать власти, чтобы не допустить разжигания межнациональной розни (таблица 5). [15]

Чтобы не допустить в России роста межнациональной напряженности и конфликтов между коренным населением и мигрантами, власти должны ограничить приток в нашу страну иностранной неквалифицированной рабочей силы, ужесточить порядок их въезда и регистрации, считают 55% опрошенных. Еще 26% полагают, что нельзя допускать концентрированного проживания мигрантов в отдельных городах и районах России (“этнические гетто”).

Все остальные варианты решений менее популярны. Так, 28% поддерживают предложение ужесточить наказание за пропаганду идей, разжигающих межконфессиональную и межнациональную рознь, 22% – запретить деятельность всех экстремистских религиозных и политических организаций. Что касается таких мер, как легализация, повышение правовой защищенности мигрантов, улучшение условий их жизни, то их поддерживают 13-14% опрошенных. За жесткое пресечение любых несанкционированных уличных выступлений выступили 10%.

Россияне высказываются скорее против “этнических гетто”: точку зрения, что властям следует не допускать концентрированного проживания мигрантов в отдельных городах и районах России, поддерживает значительно больше опрошенных, чем мнение, что такие гетто нужны (26% против 12%).

В начале 2007 г. Россия сделала решительный шаг в сторону либерализации миграционной политики, введя в действие новые правила регистрации мигрантов и выдачи разрешений на работу иностранным работникам. Этот шаг имеет такое же принципиальное значение для жизни страны, как и закон о свободе въезда и выезда, принятый в 1993 г. и обрушивший “железный занавес”.

Как Вы думаете, что власти должны делать для того, чтобы не допустить в России роста межнациональной напряженности и конфликтов между коренным населением и мигрантами? (До трех ответов)

Ограничить приток в Россию иностранной неквалифицированной рабочей силы, ужесточить порядок их въезда и регистрации

55

Ужесточить наказание за пропаганду идей, разжигающих межконфессиональную и межнациональную рознь

28

Не допускать концентрированного проживания мигрантов в отдельных городах и районах России

26

Запретить деятельность всех экстремистских религиозных и политических организаций

22

Легализация, повышение правовой защищенности мигрантов

14

Улучшать условия жизни мигрантов (работа и зарплата, жилье, медицинское обеспечение, образование)

13

Создать места концентрированного проживания мигрантов в отдельных районах

12

Жестко пресекать любые несанкционированные уличные выступления

10

Затрудняюсь ответить

7

В 2002 г. было введено в действие жесткое законодательство, которое возвело труднопреодолимые барьеры на пути законного пребывания и трудоустройства иностранных граждан. Имеется в виду Федеральный Закон Российской Федерации “О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации” от 25 июля 2002 г. Легитимное пространство для мигрантов стало крайне узким. В результате жесткие меры дали обратный результат. Чрезмерное ограничение легитимного пространства, вытесняя мигрантов в неправовое поле, способствовало еще большему развитию незаконной миграции и формированию мафиозных сетей в миграционной сфере. Регистрируемая же миграция резко уменьшилась, что противоречило

Таблица 5

Интересам России, переживающей демографический кризис.

Настоятельность поворота миграционной политики в сторону протежирования иммиграции становилась все более очевидной. Президент Путин в своей речи на заседании Совета Безопасности 17 марта 2005 г. назвал стимулирование миграционных процессов “нашей важнейшей задачей”, актуальность которой была также подтверждена в Послании Президента Федеральному Собранию в мае 2006 г. В том же году, наконец, было принято новое законодательство, развивающее эту линию.

Можно сделать вывод о том, что социальные последствия миграционных процессов проявляются в следующем:

– обострение конкурентной борьбы за рабочие места между местными жителями и приезжими;

– конфликты на межнациональной почве;

– конфликты, связанные с этнокультурными различиями;

– привнося элементы своей культуры, мигранты размывают культуру традиционного общества

– проблемы в сфере жилищно-бытовых отношений

Глава 3.

Особенности адаптации мигрантов в ЮФО

3.1 Характер миграционной ситуации на юге России

Юг России в силу своего геополитического положения всегда являлся зоной миграций и межэтнических контактов. Включение этого региона в состав Российской империи не изменило этого статуса. Если в XVII-XVIII вв. продвижение России в регион было связано с его колонизацией и закрепилось созданием здесь Азовско-Черноморской линии, то в конце XIX в. Русские начали активное хозяйственное освоение этого региона. Российское правительство создает специальную законодательную базу, организующую переселенческое движение. Так, закон от 13 июля 1889 г. Определял основы переселенческой политики, а закон от 15 апреля 1889 г. Разрешал переселение в районы Закавказья и Северного Кавказа, включая Дагестан. Сюда переселяются крепостные и государственные крестьяне, которые несут с собой культуру хлебопашества. В этот период разворачивается строительство и активизация деятельности важнейших транспортных коммуникаций – железнодорожной магистрали, портовых терминалов; создаются первые металлургические и машиностроительные заводы. Такая хозяйственная деятельность приводит к развитию городов как торгово-индустриальных центров.

Вместе с тем развитие транспортных магистралей оживили торговые отношения региона с центральной Россией, и вызвало небольшую миграцию коренного кавказского населения. Так, например, из Дагестана, выезжали на отходнические промыслы в Россию многие мастера-ремесленники. С началом массовой иммиграции из Османской империи на Северном Кавказе стали селиться греки, занявшие нишу сельскохозяйственного производства, а также внутренней и внешней торговли. В XVIII в. на Северном Кавказе появляются армяне. Они обосновались в устье Дона, создав здесь несколько сел и г. Нор-Нахичевань (сейчас это часть Ростова-на-Дону), немного позднее – осели в Кизляре, Моздоке, где в конце XVIII в. они составляли 51 % населения, Ставрополе, Владикавказе, Екатеринодаре. В конце XIX в. здесь появились и немецкие колонисты, с которыми связано развитие сельского хозяйства и аптечного дела.[16]

Большой импульс активизации миграционных процессов в Северо-Кавказском регионе придала Октябрьская революция. Важнейшей составляющей социальных преобразований, вызванных революцией, был вопрос о земле, особенно актуальный в этом регионе. Его острота обусловливалась наличием в горах сравнительно небольших площадей, пригодных для земледелия, что всегда создавало на Северном Кавказе проблему острого малоземелья и повышенной плотности населения в этих районах. Одной из своих важнейших задач партия большевиков видела в решении земельного вопроса. В апреле 1920 г. Был опубликован приказ Терского областного ревкома о национализации земли в пределах области. Вся земля поступала в единый земельный фонд. Арендная плата отменялась. Началось перераспределение земли. Первоначально земли отрезались у наиболее обеспеченных землей равнинных казачьих станиц. Основные миграционные потоки в 20-е гг. были распространены среди осетин, карачаевцев, ингушей и чеченцев.

Другая миграционная волна в регионе за последнее столетие была связана с административной акцией депортации ряда народов в 1943-1944 гг. По расчетам спецпереселенцы из республик Северного Кавказа (карачаевцы, балкарцы, ингуши и чеченцы) на 1944 г. составила поток общей численностью в 600 тыс. человек.[17]

Новый этап подвижки населения на Юге России начинается с конца 50-х гг. Он вызван, с одной стороны, реабилитацией репрессированных народов и их возвращением из мест спецпереселений, с другой – новой волной централизованного хозяйственного освоения региона. Статистический анализ движения населения внутри республик на протяжении последних лет показывает, что в республиках мобильными являются, прежде всего, численно доминирующие титульные этносы. Здесь наблюдается миграция из села в город. В трех республиках, где численно доминирующими являются горские этносы – Дагестан (аварцы, даргинцы), Карачаево-Черкесия (карачаевцы), Чечня (чеченцы), наблюдаются одновременно две тенденции: миграция горцев в равнинные сельские районы и с равнинных мест – в города.

В 70-80-е. гг. этнические миграционные процессы выходят за пределы северокавказские республик и захватывают Ставропольский край и Ростовскую область. Восточные районы Ставрополья и Ростовской области осваивают даргинцы из Дагестана и чеченцы из Чечни. При этом, если Ставрополье осваивалось преимущественно дагестанцами, то Ростовская область – чеченцами.

На протяжении 1990-х годов в ЮФО сложилась сложная и неоднозначная миграционная ситуация. Она определялась как общероссийскими факторами, так и имела собственную специфику, обусловленную такими особенностями как:

– привлекательные геоклиматические условия

– высокая плотность населения

– сохранение темпов прироста населения и его многонациональный состав

– стремление сохранить исторически сложившийся межэтнический баланс

– относительное малоземелье в преимущественно аграрных районах

– наличие очагов межэтнической напряженности

– обострение вызовов и угроз, обусловленных проявлением политического, религиозного и национального экстремизма, преступной деятельностью сил международного терроризма и т. д.

Наличие на территории округов очагов межнациональных конфликтов, продолжающаяся контртеррористическая операция в Чечне, прозрачность границ с государствами СНГ оказывают дестабилизирующее воздействие на социально-экономическую ситуацию, что неизбежно порождает неуправляемые потоки миграции. Принимая во внимание, что исторически регион Юга России был принимающим население, и в прошедшее десятилетие эта тенденция сохранилась, но отличалась тем, что значительную долю мигрантов составляли люди, спасающиеся от стихийных действий, межнациональных конфликтов и военных действий.

Например, в 1997 году Южный Федеральный округ лидировал по степени нагрузки вынужденных мигрантов в расчете на 10 тыс. населения (табл.6). [18]

Таблица 6

Общая численность зарегистрированных вынужденных переселенцев и беженцев по федеральным округам России на 1 января 1998 г. и 2003 г.

Численность, чел.

В расчете на 10 тыс. чел. населения

1998

2003

1998

2003

Всего, РФ

1191939

505688

81,2

35,2

В том числе по федеральным округам:

Центральный

259339

115657

69,5

31,8

Северо-Западный

70858

35194

48,2

24,8

Южный

295614

135784

136,7

63,3

Приволжский

317409

92455

98,7

29,3

Уральский

70163

25513

55,4

20,4

Сибирский

169358

96965

80,8

47,4

Дальневосточный

9198

4120

12,5

5,9

Особенностью современной миграционной ситуации в Южном федеральном округе является то, что на входящие в его состав субъекты Федерации пришелся не только основной поток внутренней миграции из Чечни и других республик Северного Кавказа, но и большая часть миграционных потоков из стран СНГ (в основном из Средней Азии и Закавказья). Наибольшую миграционную нагрузку испытали Ставропольский и Краснодарский края, Астраханская, Волгоградская и Ростовская области.

Внутренние мигранты расселяются на территории России очень неравномерно. Их потоки направлены преимущественно в густонаселенные центральные и южные районы, хозяйственно развитые, с благоприятными природными условиями.

3.2 Проблемы интеграции этнических мигрантов

Перемена места жительства неизбежно влечет за собой необходимость адаптации к новым экономическим, социальным, природным, а иногда и этнокультурным условиям. Во многих случаях она осуществляется болезненно и не всегда заканчивается успешно. Не случайно одной из важнейших проблем всех организованных перемещений населения является проблема приживаемости новоселов.

Шурупова А. С. обращает внимание на то, что особенно сложно протекает адаптация в случае вынужденного переселения. Добровольная миграция совершается с целью улучшения жизненных условий: получения работы, более высокого заработка или жилья, и во имя этой цели человек готов претерпеть определенные временные неудобства. В случае с вынужденной миграцией, как правило, происходит ухудшение всех основных показателей качества жизни: социального статуса, материального благосостояния, жилищно-бытовых условий и т. п.[19]

Между тем известно, что наиболее тяжело переносятся не сами по себе трудности и лишения, а несоответствие ожиданий реальной обстановке. Ситуацию усугубляет практически полное отсутствие информации о возможных местах вселения, в результате чего, во-первых, снижается вероятность соответствия профессионально – квалификационного статуса переселенцев потребностям региона в рабочей силе, а во-вторых, у них нет адекватного представления о будущих условиях жизни.

В этой главе мы обратим внимание на проблемы интеграции, с которыми сталкиваются этнические мигранты в ЮФО.

Южный федеральный округ играет видную роль в миграционном поле страны, являясь одновременно центром притяжения мигрантов из-за пределов страны и из других ее частей, и одним из основных регионов оттока мигрантов. Пожалуй, нет в России иного региона, где были бы так ярко выражены миграционные контрасты и существовали такие мощные встречные потоки переселенцев.

По абсолютной величине суммарного – за счет внутренней и внешней миграции – миграционного прироста населения (за 1989-2002 годы – 1103 тыс. человек), Южный округ уступал только Центральному (2181 тыс.) и немного превосходил Приволжский (1091,1 тыс. человек). Учитывая, что население округа существенно уступает его соседям, по интенсивности миграционного прироста отставание от Центрального было не столь велико. При этом в приросте населения округа гораздо большую роль играет внешняя миграция, чем миграция из других округов страны: по нашим расчетам, основанным на данных текущего учета, за указанный период времени международная миграция (положительная – со странами СНГ и Балтии, и отрицательная – с другими зарубежными странами) обеспечила 83% миграционного прироста населения, а с другими регионами страны – только 17%. Для сравнения, у Центрального округа доля международной миграции в миграционном приросте за это время составила 65,5%. [20]

Главная особенность Северного Кавказа заключается в том, что это один из самых многонациональных и многоконфессиональных регионов не только России, но и мира. Кроме того, среди многих групп населения сильно актуализирована этническая идентичность, что иногда приводит к обострению межнациональных отношений. Возникает явное противоречие. С одной стороны, кардинальная трансформация этнической структуры миграционных потоков и состава населения в регионе требует снятия этнической напряженности через уменьшение этнической самоидентификации. С другой стороны, полное стирание этнической идентичности в условиях Северного Кавказа попросту невозможно.

Необходимо признать, что проблема миграции достаточно сложна и многогранна. Возможно регулированием (точнее, пресечением) нелегальной или незаконной миграции должно заниматься МВД, но управление остальными видами миграции (трудовой, вынужденной) логичнее передать в ведение самостоятельной структуры (Миграционной службы), у которой имеется опыт работы в этом направлении, специалисты, сформировались методы и подходы в работе. При всей узости прав и ограниченности возможностей, миграционная службы была государственной структурой, оказывавшей реальную помощь вынужденным мигрантам в их адаптации в новых местах проживания.

Миграция является важнейшим фактором этнополитической стабильности региона. Поликультурные регионы России представляют собой социальные системы с разной степенью сбалансированности межгруппового взаимодействия. В регионах с длительной историей сосуществования разных этнических культур процессы интеграции будут преобладать над процессами дифференциации. В регионах, где поликультурность является результатом относительно недавних миграций разных этнических групп, процессы дифференциации по этническому и религиозному признакам будут преобладать над процессами интеграции.

Уровень адаптации и интеграции мигрантов зависит от целого ряда факторов. Очень важным условием успешной адаптации является предварительная подготовка. Как правило, легче и успешнее адаптация проходит у мигрантов, переселяющихся в заранее подготовленное место. В этих случаях до переселения мигранты, как правило, определяются с местом будущей работы, продумывают и оценивают и другие моменты обустройства на новом месте жительства. Наименее готовы в этом отношении стрессовые мигранты, особенно, если миграция возникает стихийно.

Характер адаптации зависит и от продолжительности проживания на новом месте. Длительность адаптационного периода может меняться в достаточно широких пределах – от 1-2 до 3-5 и даже более лет. Люди, живущие в данном месте более 10 лет, воспринимаются как местное население. Наиболее остро адаптационные процессы проявляются в первые пять лет.

Социально-экономическая адаптация мигрантов имеет “этническую окраску”. Адаптивное поведение мигрантов, принадлежащих к разным национальностям, различается во всех сферах образа жизни, но особенно выражено в способах получения средств к существованию, некоторых областях быта и духовно-культурной деятельности.

“Сегодня – утверждает Мукомель В. И.- отношения между принимающим сообществом и приезжими далеки от идеальных. Как и повсеместно в России, наибольшее отторжение на Юге России вызывает поведение части иноэтничных мигрантов, игнорирующих сложившиеся нормы и традиции поведения в принимающем сообществе. Неготовность части мигрантов к адаптации, распространенность ксенофобных настроений, транслируемых СМИ, публичными политиками, способствует обострению социальной напряженности”.[21]

Становится все более очевидно, что регулирование будущих миграционных потоков на Северном Кавказе требует учета региональной специфики. Действительно необходимо признать, что в настоящее время в некоторых населенных пунктах миграция привела к серьезной перегрузке социальной инфраструктуры, обострению межнациональных отношений. В этих условиях, имеет смысл на федеральном уровне принять акты по установлению квот для различных категорий мигрантов с учетом интересов и прав местного населения, потребностей региональных рынков труда, возможностей социальной инфраструктуры.

“В этих условиях – пишет Рязанцев С. В. – можно предложить модель интеграции мигрантов в новое общество, в основу которой должна быть положена концепция необходимости всестороннего развития межнационального и межкультурного “диалога” между мигрантами и старожильческим населением в местах их совместного проживания при условии сохранения определенной культурно-этнической самобытности. В данном случае межкультурный “диалог” можно понимать в широком смысле этого слова как достаточно разностороннее и разноплановое взаимодействие в культурно-бытовой, социально-экономической и других сферах. Формы осуществления межкультурного или межнационального диалога могут быть весьма разнообразными, а осуществляться они должны ненавязчиво, в ходе повседневной жизни людей, проживающих на определенной территории”.[22]

Он указывает на то, что эта концепция преследует две основные цели:

– “разбить” локализацию культуры, этническую замкнутость и “снять” излишнюю актуализацию национальной идентичности мигрантов и представителей этнических меньшинств и старожильческого населения. Это позволит усилить межкультурный обмен, лучше познать людям друг друга, ликвидировать этнические стереотипы, а в конечном итоге также снять межэтническую напряженность;

– необходимо аккумулировать человеческие, финансовые, материальные, информационные “ресурсы” диаспоры, общины, социальной группы, общества в целом и направить их на реализацию совместных социальных проектов и совершенствование социальной инфраструктуры региона.

На первом этапе интеграции особенно важна, скорее даже жизненно необходима всяческая поддержка развития горизонтальных связей и взаимодействия данных общественных институтов между собой, путем развития культурно-бытового обмена, передачи информации друг о друге, развития взаимопомощи. Методы в данном случае могут быть различными: организация клубной работы, общественных дискурсов, праздников, обучение языкам и культуре, совместное участие в поддержании порядка. При этом необходимо постепенно перенести центр “тяжести” с этнического самосознания на формирование гражданской и региональной идентичности (“Я – гражданин России”, “Я – житель Северного Кавказа”). Подобный богатый опыт уже имеется в некоторых регионах Северного Кавказа. [23]

К сожалению, в приведенных выше примерах решения были приняты только после того, как прошли межнациональные конфликты. Тем не менее, это свидетельство того, что на низовом уровне возможна социальная кооперация мигрантов и старожильческого населения. Гораздо продуктивнее все-таки межэтническая консолидация не после конфликта, а в условиях его предвосхищающих.

Имеются определенные проблемы реализации политики интеграции мигрантов, которые не могут быть адекватно оценены вне российского социально – политического контекста.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что этнические миграции не только вносят очевидные изменения в национальную палитру ЮФО, но и имеют существенные социально – экономические и этнополитические последствия. Естественно, что ситуация, складывающаяся на Северном Кавказе, будет во многом определять последующие тенденции миграционных потоков и их этническую структуру.

Заключение.

Миграция – одна из форм активной реакции людей на те или иные социально-экономические, политические, межэтнические изменения в обществе.

Конец 80-х-начало 90-х гг. XX в. – это не только период перехода нашей страны к рыночной экономике, трансформации политического строя, но также и период коренного изменения в характере и направлениях миграции населения как крупномасштабного социального явления, охватившего Россию в целом и отдельные ее регионы в частности. Приходится констатировать, что миграция на сегодняшний день приобрела иной, к сожалению, неблагоприятный характер. Стихийные формы миграции населения стали доминирующей формой, регулировать которые практически невозможно или очень сложно, поэтому они привели к обострению социальных проблем в стране.

Состояние миграции на постсоветском пространстве, начиная с 1991 г. по настоящее время, характеризуется следующими основными чертами:

1) ростом миграционного обмена со странами дальнего зарубежья (эмиграция);

2) постепенным сокращением общего числа мигрантов вследствие снижения интенсивности миграции;

3) ростом процесса репатриации, охватившей депортированные народы бывшего СССР;

4) изменением направления внутренних миграционных потоков (с окраин – в центральные районы стран, которые отнюдь не испытывают недостатка в трудовых ресурсах из северных районов – в обжитые районы юга страны);

5) незначительными размерами легальной трудовой миграции и ростом масштабов нелегальной миграции, в том числе криминальной.

В процессе переезда и адаптации мигранты сталкиваются с целым комплексом проблем. Наиболее актуальными являются регистрация, оформление гражданства, обеспечение жильем, трудоустройство, оплата труда, финансовые трудности. В свою очередь миграционные процессы влекут за собой изменения во многих сферах жизнедеятельности. Эти изменения носят как положительный, так и отрицательный характер.

К положительным последствиям относится пополнение населения и трудоустройство мигрантов в такие области, в которых местное население работать не хочет. К отрицательным последствиям относится размывание культурных традиций, межнациональные и межэтнические конфликты.

Список используемой литературы:

1. Копылов В. А. География населения, Москва.: 1999.

2. Бутов В. И. Демография, Ростов-на-Дону.: 2005.

3. Проблемы миграции и опыт ее регулирования в полиэтничном Кавказском регионе. сб. научн. ст. М.,2001.

4. Бойков В. Э. Социальные аспекты миграции населения// СоЦис.2007.№12.

5. Регионоведение: учебное пособие/ Отв. ред. Профессор Ю. Г.Волков. Ростов-на-Дону.: Феникс,2002.

6. Кириллова Е. К. Проблемы вынужденных переселенцев в России: глазами мигрантов //СоЦис.2004.№ 11.

7. Шурупова А. С. Адаптация и приживаемость мигрантов//СоЦис.2006.№ 6.

8. Современные миграционные процессы: состояние, проблемы, опыт государственного и общественного регулирования. Ростов-на-Дону. 2008.

[1] Федеральная миграционная программа на 1998-2000 г. Постановление правительства РФ от 10.10.1997 № 1414.РГ.1997.27 окт.

[2] Копылов В. А. География населения, Москва.: 1999. С.90.

[3] Бутов В. И. Демография, Ростов-на-Дону.: 2005. С.160-161.

[4] Рыбаковский Л. Л. Миграционная ситуация в России на стыке XX-XXI веков// Проблемы миграции и опыт ее регулирования в полиэтничном Кавказском регионе. сб. научн. ст. М.,2001.С.145.

[5] Бойков В. Э. Социальные аспекты миграции населения// СоЦис.2007.№12.С.75-79

[6] Рыбаковский Л. Л. Миграционная ситуация в России на стыке XX-XXI веков// Проблемы миграции и опыт ее регулирования в полиэтничном Кавказском регионе. сб. научн. ст. М.,2001.

[7] Бойков В. Э. Социальные аспекты миграции населения// СоЦис.2007.№12.С.75-79

[8] Там же.

[9] Бойков В. Э. Социальные аспекты миграции населения// СоЦис.2007.№12.С.75-79

[10] Там же.

[11] Бойков В. Э. Социальные аспекты миграции населения//СоЦис.2007.№ 12.С.75-79

[12] Там же.

[13] Бойков В. Э. Социальные аспекты миграции населения//СоЦис.2007.№ 12.С.75-79.

[14] URL: http//www. wciom. ru

[15] Там же.

[16] Регионоведение: учебное пособие/ Отв. ред. Профессор Ю. Г.Волков. Ростов-на-Дону.: Феникс,2002.С.259-260.

[17] Бутов В. И. Демография, Ростов-на-Дону.: 2005. С.195.

[18] Кириллова Е. К. Проблемы вынужденных переселенцев в России: глазами мигрантов //СоЦис.2004.№ 11.С.46-51

[19] Шурупова А. С. Адаптация и приживаемость мигрантов//СоЦис.2006.№ 6.С.87-89

[20] Мкртчян Н. В. Миграция и динамика численности населения Южного Федерального округа: последние тенденции// Проблемы миграции и опыт ее регулирования в полиэтничном Кавказском регионе. сб. научн. ст. М.,2001. С.

[21] Мукомель В. И.Миграционные процессы в ЮФО: грядущие вызовы в контексте проблем миграционной политики// Современные миграционные процессы: состояние, проблемы, опыт государственного и общественного регулирования. Ростов-на-Дону. 2008.

[22] Рязанцев С. В. Интеграция мигрантов на Северном Кавказе: в поисках оптимальной модели // Проблемы миграции и опыт ее регулирования в полиэтничном Кавказском регионе. сб. научн. ст. М.,2001. С.

[23] Рязанцев С. В. Интеграция мигрантов на Северном Кавказе: в поисках оптимальной модели // Проблемы миграции и опыт ее регулирования в полиэтничном Кавказском регионе. сб. научн. ст. М.,2001. С.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Проблемы адаптации мигрантов в современной России