Социальная стратификация 4

ПЛАН

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………….2

1. ЧТО ТАКОЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ…………………………………………………….7

2. ЧТО ОПРЕДЕЛЯЕТ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ К СТРАТЕ…………..11

3. ИсторИОГРАФИЯ социально-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ стратификации…………………………………………………….14

4. СоциальнО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ стратификация общества в России……………………………………………….17

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………22

ЛИТЕРАТУРА……………………………………………………………….26

ВВЕДЕНИЕ

История всей социологии как науки, так же как и история ее важнейшей частной дисциплины – социологии неравенства, насчитывает полтора столетия.

Во все века многие ученые задумывались над природой отношений между людьми, над тяжелой участью большинства людей, над проблемой угнетенных и угнетателей, над справедливостью или несправедливостью неравенства.

Разнообразие отношений ролей, позиций приводят к различиям между людьми в каждом конкретном обществе. Проблема сводится к тому, чтобы каким – то образом упорядочить эти отношения между категориями людей, различающихся во многих аспектах.

Еще древний философ Платон размышлял над расслоением людей на богатых и бедных. Он считал, что государство представляет собой как бы два государства. Одно составляют бедные, другое – богатые, и все они живут вместе, строя друг другу всяческие козни. Платон был “первым политическим идеологом, мыслившим в терминах классов”, – считает Карл Поппер. В таком обществе людей преследует страх и неуверенность. Здоровое общество должно быть иным.

Что же такое неравенство? В самом общем виде неравенство означает, что люди живут в условиях, при которых они имеют неравный доступ к ограниченным ресурсам материального и духовного потребления. Для описания системы неравенства между группами людей в социологии широко применяют понятие “социальной стратификации”.

Социальная стратификация – (от лат. stratum – слой и facere – делать) в буржуазной социологии – понятие, обозначающее основные социальные различия и неравенство (социальную дифференциацию) в современном обществе. Противостоит марксистской теории классов и классовой борьбы. Буржуазные социологи игнорируют отношения собственности как главный признак классового деления общества. Вместо основных признаков противостоящих друг другу классов они выделяют производные, вторичные характеристики; при этом смежные слои мало отличаются друг от друга. В изучении социальной стратификации преобладают три направления. Первое в качестве ведущего критерия выделения слоев выдвигает социальный престиж, воплощающийся в определенном коллективном мнении о “высшем – низшем” положении индивидов и групп.

Второе главным считает самооценки людей относительно их социальной позиции. Третье – при описании расслоения использует такие объективные критерии, как профессия, доход, образование и т. п. В немарксистской социологии по существу, не различаются основные признаки, по которым разделяются классы и слои, и дополнительные.

Последние не объясняют сущность, причинно – следственные связи социальной дифференциации, а лишь описывают ее следствия в разных сферах жизни. Если на эмпирическом уровне буржуазные ученые просто фиксируют социальное неравенство, подходя к проблеме социального расслоения чисто описательно, то при переходе к объяснению явления социальной стратификации они нарушают принцип соответствия уровней обобщения, поскольку позиция человека в обществе объясняется через индивидуальное поведение, т. е. социальное растворяется в индивидуальном.

Социальная стратификация – центральная тема социологии. Она объясняет социальное расслоение на бедных, зажиточных и богатых. Рассматривая предмет социологии, можно обнаружить тесную связь трех фундаментальных понятий социологии – социальной структуры, социального состава и социальной стратификации. В отечественной социологии еще П. Сорокин в период своей жизни в России и впервые годы пребывания за границей (20-е гг.) систематизировал и углубил целый ряд понятий, которые позже приобрели ключевую роль в теории стратификации (социальная мобильность, “одномерная” и “многомерная” стратификация и др. Социальная стратификация – отмечает Сорокин, – это дифференциация некой данной совокупности людей (населения) на классы в иерархическом ранге. Она находит выражение в существовании высших и низших слоев. Структуру можно выразить через совокупность статусов и уподобить ее пустым ячейкам пчелиных сот.

Она располагается как бы в горизонтальной плоскости, а создается общественным разделением труда. В примитивном обществе мало статусов и низок уровень разделения труда, в современном – множество статусов и следовательно высок уровень организации разделения труда. Но как бы много ни было статусов, в социальной структуре они равны и связаны друг с другом функционально. Но вот мы заполнили пустые ячейки людьми, каждый статус превратился в большую социальную группу. Совокупность статусов дала нам новое понятие – социальный состав населения. И здесь группы равны друг другу, они также расположены горизонтально. Действительно, с точки зрения социального состава, все русские, женщины, инженеры, беспартийные и домохозяйки равны. Однако мы знаем, что в реальной жизни неравенство людей играет огромную роль. Неравенство – это критерий, при помощи которого мы можем разместить одни группы выше или ниже других. Социальный состав превращается в социальную стратификацию – совокупность расположенных в вертикальном порядке социальных слоев, в частности, бедных, зажиточных, богатых. Если прибегнуть к физической аналогии, то социальный состав – это беспорядочная совокупность “железных опилок”. Но вот положили магнит, и все они выстроились в четком порядке. Стратификация – это определенным образом “ориентированный” состав населения. Что же “ориентирует” большие социальные группы? Оказывается, неодинаковая оценка обществом значения и роли каждого статуса или группы. Сантехник или дворник ценятся ниже адвоката и министра. Следовательно, высокие статусы и занимающие их люди лучше вознаграждаются, имеют больший объем власти, выше престиж их занятия, более высоким должен быть и уровень образования. Вот мы и получили четыре главных измерения стратификации – доход, власть, образование, престиж. И все, Других нет. Почему? А потому что они исчерпывают круг социальных благ, к которым стремятся люди. Точнее сказать, не самих благ (их как раз может быть много), а каналов доступа к ним. Дом за границей, роскошный автомобиль, яхта, отдых на Канарских островах и т. п. – социальные блага, которые всегда в дефиците, но недоступны большинству и приобретаются благодаря доступу к деньгам и власти, которые в свою очередь достигаются благодаря высокому образованию и личным качествам. Таким образом, социальная структура возникает по поводу общественного разделения труда, а социальная стратификация – по поводу общественного распределения результатов. Чтобы понять сущность социальной стратификации и ее особенности необходимо провести общую оценку проблем РФ.

1. ЧТО ТАКОЕ СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИИ

Понятие стратификация пришло в социологию из геологии, где оно обозначает расположение пластов различных пород по вертикали. Если срезать пласт земной коры на известное расстояние, то обнаружится, что под слоем чернозема располагается слой глины, затем песка и т. д. Каждый пласт состоит из однородных элементов. Подобно этому в социологии страта включает людей, имеющих одинаковые доходы, образование, власть и престиж. Богатые входят в одну страту с богатыми, а средние – со средними.

Социология уподобила строение общества строению Земли и разместила социальные слои (страты) также по вертикали. Основанием служит лестница доходов: бедняки занимают низшую ступеньку, зажиточные группы населения – среднюю, а богатые – верхнюю.

Каждая страта включает только тех людей, которые имеют приблизительно одинаковые доходы, власть, образование и престиж. Сверху вниз в обществе расположены страты богатых, зажиточных (средний класс) и бедных людей. Крупные общественные страты именуют еще классами, внутри которых мы можем обнаружить более мелкие подразделения, которые собственно и называются слоями, или стратами. Класс богатых разбивается на слои – верхний (очень богатых, миллиардеров) и нижний (просто богатых, миллионеров). Средний класс состоит из трех слоев, а низший (бедный) класс – из двух (самый нижний слой его именуют еще андерклассом, или “социальным дном”). Итак, социальная стратификация – совокупность расположенных в вертикальном порядке социальных слоев: бедных, зажиточных, богатых. Социальные слои расположены здесь по критерию неравного доступа к власти, богатству, образованию и престижу.1

Страта – социальный слой людей, имеющих сходные объективные показатели по четырем шкалам стратификации. Основанием служит лестница доходов: бедняки занимают низшую ступеньку, зажиточные группы населения – среднюю, а богатые – верхнюю.

Большинство исследователей полагают, что социальная стратификация – иерархическая организованная структура социального неравенства, которая существует в определенном обществе, в определенный исторический отрезок времени. Иерархически организованную структуру социального неравенства можно представить себе в виде разделения всего общества на страты – слоистое, многоуровневое общество.1

Вместе с тем по сравнению с простым расслоением социальная стратификация имеет по крайней мере два существенных отличия. Во-первых, стратификация представляет собой ранговое расслоение, когда высшие слои находятся в более привилегированном положении (в отношении обладания ресурсами или возможностями получения вознаграждения), чем низшие слои. Во-вторых, верхние слои значительно меньше по количеству входящих их членов общества. Так, элита, верхние слои составляют, безусловно, меньшинство по сравнению с низшими слоями общества. То же можно сказать и об остальных слоях, если их рассматривать последовательно сверху вниз. Однако в современных, высокоразвитых, благополучных обществах этот порядок нарушается. Неимущие слои в количественном отношении могут уступать слою, составляющему так называемый “средний класс”, и некоторым другим слоям населения.

Все сложные общества имеют несколько систем стратификации, в соответствии с которыми происходит ранжирование индивидов по слоям.

2. ЧТО ОПРЕДЕЛЯЕТ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ К СТРАТЕ

Представим себе социальное пространство, в котором рас­стояния по верти­кали и горизонтали не равны. Так или примерно так мыслил социальную стра­тификацию П. Сорокин – человек, первым в мире давший полное теоретиче­ское объяснение явле­ния, причем подтвердивший свою теорию с помощью ог­ромно­го, простирающегося на всю человеческую историю, эмпири­ческого ма­териала.

Точками в пространстве являются социальные статусы. Рас­стояние между токарем и фрезеровщиком одно, оно горизон­тальное, а расстояние между рабо­чим и мастером другое, оно вертикальное. Мастер – начальник, рабочий – подчиненный. У них разные социальные ранги. Хотя дело можно представить и так, что мастер и рабочий расположатся на равном расстоянии друг от друга. Так произойдет, если мы будем рассматривать того и другого не как началь­ника и подчиненного, а всего лишь как работников, выполняющих разные тру­довые функции. Но тогда мы перейдем из вертикальной в горизонтальную плоскость.

Любопытный факт

У аланов деформация черепа служила верным показателем социальной диф­ференциации общества: у вождей племен, ста­рейшин родов и жречества он был вытянутым.

Неравенство расстояний между статусами – основное свой­ство стратифика­ции. У неечетыре измерительных линейки, или оси координат. Все они расположены вертикально и рядом друг с другом:

– доход,

– власть,

– образование,

– престиж.

Доход измеряется в рублях или долларах, которые получает отдельный ин­дивид (индивидуальный доход) или семья (семейный доход) в течение опреде­ленного периода времени, скажем, од­ного месяца или года.

На оси координат мы откладываем равные промежутки, на­пример, до 5000 долл., от 5001 до 10000 долл., от 10001 до 15000 долл. и т. д. до 75000 долл. и выше.

Образование измеряется числом лет обучения в государственной или част­ной школе или вузе.

Скажем, начальная школа означает 4 года, неполная сред­няя – 9 лет, полная средняя – 11, колледж – 4 года, универси­тет – 5 лет, аспирантура – 3 года, докторантура – 3 года. Таким образом, профессор имеет за спиной более 20 лет формального образования, а сантехник может не иметь и восьми.

Власть измеряется количеством людей, на которых распрост­раняется прини­маемое вами решение (власть – возможность навязывать свою волю или решения другим людям независимо от их желания).

Решения президента России распространяются на 150 млн. человек (выпол­няются ли они – другой вопрос, хотя и он каса­ется вопроса власти), а решения бригадира – на 7 – 10 человек. Три шкалы стратификации – доход, образо­вание и власть – имеют вполне объективные единицы измерения: доллары, годы, люди. Престиж стоит вне этого ряда, так как он – субъективный показа­тель.

Престиж – уважение статуса, сложившееся в общественном мнении.

Для каждого статуса или индивида можно найти место на лю­бой шкале.

Классический пример – сравнение офицера полиции и профессо­ра колледжа. На шкалах образования и престижа профессор стоит выше полицейского, а на шкалах дохода и власти полицейский стоит выше профессора. Действительно, власти у профессора меньше, доход несколько ниже, чем у полицейского, но прести­жа и лет обучения у профессора больше. Отметив того и другого точ­ками на каждой шкале и соединив их линиями, получим стратификационный профиль.

Каждую шкалу можно рассматривать отдельно и обозначать самостоятель­ным понятием.

В социологии выделяюттри базисных вида стратификации:

– экономическую (доход),

– политическую (власть),

– профессиональную (престиж)

И множество небазисных, например, культурно-речевую и возрастную.

Принадлежность измеряется субъективными и объективны­ми показате­лями:

– субъективный показатель – ощущение причастности к данной группе, идентификации с ней;

– объективные показатели – доход, власть, образование, престиж.

Так, крупное состояние, высокое образование, большая власть и высокий профессиональный престиж – необходимые условия для того, чтобы вас могли отнесли к высшей страте об­щества.

Страта – социальный слой людей, имеющих сходные объективные показа­тели по четырем шкалам стратификации.

Понятиестратификации (stratum – слой, fасiо – делаю) при­шло в социоло­гию из геологии, где оно обозначает расположе­ние пластов различных пород по вертикали. Если сделать срез земной коры на известное расстояние, то обна­ружится, что под слоем чернозема располагается слой глины, затем песка и т. д. Каждый пласт состоит из однородных элементов. Так же и страта – она вклю­чает людей, имеющих одинаковые доходы, образование, власть и престиж. Не существует страты, включающей высокообразованных людей, наделенных властью, и безвласт­ных бедняков, занятых непрестижной работой. Богатые входят в одну страту с богатыми, а средние – со средними.

В цивилизованной стране крупный мафиози не может принадлежать к выс­шей страте. Хотя у него очень высокие доходы, воз­можно, высокое образова­ние и сильная власть, но его занятие не пользуется высоким престижем у граж­дан. Оно осуждается. Субъективно он может считать себя членом высшего класса и даже подходить по объективным показателям. Однако ему не хватаетглавного – признания “значимых других”.

Под “значимыми другими” выступают две большие соци­альные группы: члены высшего класса и все население. Высшая страта никогда не признает его “своим” потому, что он комп­рометирует всю группу в целом. Население нико­гда не признает мафиозную деятельность социально одобряемым занятием, так как она противоречит нравам, традициям и идеалам данно­го общества.

Сделаем вывод: принадлежность к страте имеет две составля­ющие – субъ­ективную (психологическая идентификация с опре­деленным слоем) и объек­тивную (социальное вхождение в опре­деленный слой).

Социальное вхождение претерпело известную историческую эволюцию. В первобытном обществе неравенство было незна­чительным, поэтому стратифи­кация там почти отсутствовала. С зарождением рабовладения оно неожиданно усилилось. раб­ство – форма максимально жесткого закрепления людей в не­привилегированных стратах. Касты -пожизненное закрепление индивида за своей (но необязательно непривилегирован­ной) стратой. В средневековой Европе пожизненная. принад­лежность ослабляется. Сословия подразумевают юридическое прикрепление к страте. Разбогатевшие торговцы покупали дво­рянские звания и тем самым переходили в более высокое со­сло­вие. На смену сословиям пришли классы – открытые для всех страт, не пред­полагающие какого-либо легитимного (за­конного) способа закрепления за од­ной стратой.

3. ИсториОГРАФИЯ социальной стратификации

В социологии известны четыре главных типа стратифика­ции – рабство, касты, сословия и классы. Первые три характери­зуют закрытые общества, а последний тип – открытые.

Закрытымявляется такое обществе, где социальные перемеще­ния из низших страт в высшие либо полностью запрещены, либо существенно ограничены.

Открытымназывается общество, где пе­ремещения из одной страты в другую никак официально не ограни­чены.

Рабство – экономическая, социальная и юридическая форма зак­репоще­ния людей, граничащая с полным бесправием и крайней сте­пенью неравен­ства.

Рабство исторически эволюционировало. Различают две его формы.

При патриархальном рабстве (примитивная форма) раб об­ладал всеми правами младшего члена семьи: жил в одном доме с хозяевами, участвовал в общественной жизни, вступал в брак со свободными, наследовал имущество хозяина. Его запрещалось убивать.

При классическом рабстве (зрелая форма) раба окончательно закабалили: он жил в отдельном помещении, ни в чем не уча­ствовал, ничего не наследовал, в брак не вступал и семьи не имел. Его разрешалось убивать. Он не владел соб­ственностью, но сам считался собственностью хозяина (“говорящим орудием”).

Античное рабство в Древней Греции и плантационное рабство в США до 1865 г. ближе ко второй форме, а холопство на Гуси X-XII веков – к первой. Различаются источники рабства: античное пополнялось преимущественно за счет завоеваний, а холопство было долговым, или кабальным рабством. Третий источник – преступники. В сред­невековом Китае и в советском ГУЛАГе (внеюридическое рабство) на поло­жении рабов оказыва­лись преступники.

На зрелой стадии рабство превращается в рабовладение. Когда говорят о рабстве как историческом типе стратификации, подразумевают его высшую стадию. Рабовладение – единственная в истории форма социальных отноше­ний, когда один человек высту­пает собственностью другого, и когда низший слой лишен всяких прав и свобод. Такого нет в кастах и сословиях, не говоря уже о классах.

Кастовый строй не такой древний, как рабовладельческий строй, и менее распространенный. Если через рабство прошли практически все страны, разу­меется в разной степени, то касты обнаружены только в Индии и отчасти в Аф­рике. Индия – класси­ческий пример кастового общества. Оно возникло на развалинах рабовладельческого в первые века новой эры.

Кастой называют социальную группу (страту), членством в ко­торой че­ловек обязан исключительно своим рождением.

Он не может перейти из своей касты в другую при жизни. Для этого ему надо родиться еще раз. Кастовое положение зак­реплено индусской религией (по­нятно теперь, почему касты мало распространены). Согласно ее канонам, люди прожива­ют больше, чем одну жизнь. Каждый человек попадает в соответ­ствующую касту в зависимости от того, каким было его поведение в предше­ствующей жизни. Если плохим, то после очередного рождения он должен по­пасть в низшую касту, и наоборот.

В Индии 4 основных касты: брахманы (священники), кшат­рии (воины), вай­шеи (купцы), шудры (рабочие и крестьяне) и около 5 тысяч неосновных каст и подкаст. Особо стоят непри­касаемые – они не входят ни в какую касту и за­нимают самую низшую позицию. В ходе индустриализации касты заменяются классами. Индийский город все больше становится классовым, а деревня, в которой проживают 7/10 населения, остает­ся кастовой.

Сословия предшествуют классам и характеризуют феодальные общества, ко­торые существовали в Европе с IV по XIV век.

Сословие – социальная группа, обладающая закрепленными обычаем или юридическим законом и передаваемыми по наследству правами и обязанно­стями.

Для сословной системы, включающей несколько страт, характерна иерархия, выраженная в неравенстве положения и привилегий. Классическим образцом сословной организации являлась Европа, где на рубеже XIV-XV веков обще­ство де­лилось на высшие сословия (дворянство и духовенство) и не­привилеги­рованное третье сословие (ремесленники, купцы, крестьяне). В X-XIII веках главных сословий было три: духо­венство, дворянство и крестьянство. В России со второй поло­вины XVIII века утвердилось сословное деление на дворян­ство, духовенство, купечество, крестьянство и мещанство (средние городские слои). Сословия основывались на земель­ной собственности.

Права и обязанности каждого сословия определялись юриди­ческим законом и освящались религиозной доктриной. Членство в сословии определялось на­следством. Социальные барьеры меж­ду сословиями были достаточно жест­кими, поэтому социальная мобильность существовала не столько между, сколько внутри сословий. Каждое сословие включало множество слоев, рангов, уровней, профес­сий, чинов. Так, государственной службой могли заниматься лишь дворяне. Аристократия считалась воинским сословием (рыцарство).

Чем выше в общественной иерархии стояло сословие, тем выше был его статус. В противоположность кастам, межсослов­ные браки вполне допуска­лись. Иногда допускалась индивидуаль­ная мобильность. Простой человек мог стать рыцарем, купив у правителя специальное разрешение. В качестве пере­житка подоб­ная практика сохранилась в современной Англии.

4. Социальная стратификация общества в России

В процессе развития демократических и рыночных реформ социальная стратификация российского общества претерпела значительную трансформацию.

Во-первых, коренным образом изменился сам характер стратификационной системы. Если в советском обществе преобладали черты этактратической системы, построенной на властных иерархиях и формальных рангах, то в современном российском обществе формулирование стратификационной системы происходит на экономической основе, когда главными критериями становятся уровень доходов, владение собственностью и возможность осуществлять самостоятельную хозяйственную деятельность.

Во-вторых, сложился довольно многочисленный предпринимательский слой, высшие представители которого не только составляют существенную часть хозяйственно – экономической элиты, но и в ряде случаев входят в политическую элиту страны. Можно по-разному оценивать сущность, состав и структуру этого слоя, но нельзя не видеть, что переход к рыночной экономике породил качественно новые статусные группы, обладающие экономической свободой и претендующие на самые высокие места в системе общественной иерархии.

В-третьих, в ходе реформ появились новые престижные виды деятельности, что заметно изменило социально-профессиональную стратификационную систему. Так, резко возрос престиж предпринимательской, коммерческой, финансово-банковской, управленческой, юридической и некоторых других видов деятельности (реклама, маркетинг, операции с недвижимостью и т. д.)

В-четвертых, наметилось полярное расслоение общества, что находит выражение в растущей дифференциации доходов населения. Так, если незадолго до распада советского государства децильный коэффициент (соотношение средних доходов 10% наименее обеспеченных и 10% наиболее обеспеченных слоев населения) равнялся пяти, то в 1997 г. он повысился до двенадцати, а в настоящее время – до 25.

В-пятых, несмотря на существенную социальную полярность общества, начинает формироваться средний класс, ядро которого образуют высокопродуктивные, инициативные и предприимчивые социальные категории (предприниматели, менеджеры, бизнесмены, фермеры, представители научно-технической интеллигенции, высококвалифицированные рабочие и др.).

Средний класс определяет стабильность социальной системы и одновременно обеспечивает ее динамичное развитие. Он заинтересован в осуществлении экономических реформ и выступает субъектом технологической модернизации и политической демократизации общества. Вопросы социльно-стратификационной дифференциации находятся в центре внимания российских социологов. Предполагаются самые различные теоретические схемы, объясняющие расслоение современного российского общества. Наибольшее признание получила стратификационная модель, разработанная академиком Т. И. Заславской на базе данных, полученных в ходе мониторинговых исследований, проводимых Всероссийским центром по изучению общественного мнения (ВЦИОМ) в середине 90-х гг.

В стратификационной структуре современного российского общества Т. И. Заславская выделила четыре слоя: верхний, средний, базовый и нижний.

Верхний слой (6% занятого населения) образуют элитные и субэлитные группы, занимающие важные позиции в системе государственного управления, в экономических и силовых структурах. Это – политические лидеры, верхушка государственного аппарата, значительная часть генералитета, руководители промышленных корпораций и баков, преуспевающие предприниматели и бизнесмены, видные деятели науки и культуры. Верхний слой почти на 90% представлен мужчинами молодого и среднего возраста. Это самый образованный слой: две трети его представителей имеют высшее образование. Уровень доходов этого слоя в 10 раз превышает доходы нижнего слоя и в 6-7 раз доходы базового слоя. Таким образом, верхний слой обладает самым мощным экономическим и интеллектуальным потенциалом и имеет возможность оказывать прямое влияние на процессы реформ.

Средний слой (18% занятого населения) состоит из мелких и средних предпринимателей, полупредпринимателей, менеджеров средних и небольших предприятий, представителей среднего государственного аппарата, администраторов непроизводственной сферы, старших офицеров, лиц интеллектуальных профессий, фермеров, наиболее квалифицированных рабочих и служащих. Почти 60% из них заняты в негосударственном секторе. Большую часть и здесь составляют мужчины, преимущественно среднего возраста. Уровень образования представителей этого слоя значительно выше, чем в среднем по стране, однако несколько ниже по сравнению с верхним слоем. По уровню доходов средний слой существенно уступает верхнему слою и соответственно заметно хуже его социальное самочувствие. Несмотря на то, что большинство представителей среднего слоя не обладают ни достаточным капиталом, ни отвечающим в полной мере современным требованиям уровнем профессионализма, ни высоким социальным престижем, социологи рассматривают этот слой российского общества зародыша среднего класса в еог западном понимании. Базовый слой (66% занятого населения) включает лиц, занятых преимущественно в государственном секторе экономики. К нему относятся рабочие индустриального типа, значительная часть интеллигенции (специалисты), полуинтеллигенция (помощники специалистов), служащие из технического персонала, основная масса военнослужащих, работники массовых профессий торговли и сервиса, а также большая часть крестьянства. Около 60% этого слоя составляют женщины, в основном среднего и старшего возраста. Только 25% его представителей имеют высшее образование. Уровень жизни этого слоя, и прежде невысокий, в последние годы постоянно снижается: 44% его представителей живут за чертой бедности. Хотя потребности, интересы и ценностные ориентации групп, составляющих базовый слой, весьма различна: это приспособление к изменяющимся условиям с целью выжить и по возможности сохранить достигнутый статус.

Нижний слой (10% занятого населения) обладает наименьшим профессионально-квалифицированным и трудовым потенциалом. К нему относятся работники, занятые простейшими видами труда, не требующими профессиональных знаний (уборщики, лифтеры, вахтеры, курьеры, подсобные рабочие, такелажники и т. д.).

Из них более 40% заняты в индустриальных отраслях и 25% – в сфере торговли, обслуживания. Две трети этого слоя составляют женщины, а доля пожилых людей в три раза выше средней по стране. Для этих социальных категорий характерен чрезвычайно низкий уровень жизни: 2/3 живут за чертой бедности, из них четверть – за гранью нищеты. Большинство представителей этого слоя выступают против реформ, а 1/3 считает, что стране нужна диктатура.

Наряду с этими основными слоями Т. И. Заславская отмечает также наличие “социального дна”, которое образуют алкоголики, бомжи, бродяги, криминальные элементы и т. д. однако эмпирически идентифицировать эти группы не удалось, что связано с их десоциализацией, изолированностью от общества, включенностью в различные криминальные и полукриминальные структуры.

Несколько иную модель стратификационной системы современного российского общества предлагает известный социолог М. Н. Римашевская, которая выделяет следующие социально-классовые группы:

– “общероссийские элитные группы”, обладающие крупной собственностью и средствами властного влияния на федеральном уровне;

– “региональные и корпоративные элиты”, обладающие значительной собственностью и влиянием на уровне регионов и секторов экономики;

– “верхний средний класс”, имеющий собственность и доходы, обеспечивающие среднероссийские и более высокие стандарты потребления;

– “динамичный средний класс”, проявляющий социальную активность и имеющий доходы, обеспечивающие среднероссийские и более стандарты потребления;

– “аутсайдеры”, характеризующиеся низкой социальной активностью, невысоким уровнем доходов и ориентацией на легальные способы их получения;

– “маргиналы”, отличающиеся низкой степенью социальной адаптации, незначительными доходами и неустойчивостью социально-экономического положения;

– “криминальные элементы”, проявляющие высокую социальную активность, но противоречащую моральным и правовым нормам общества.

Приведенные концепции социальной стратификации современного российского общества не исчерпывают многообразия точек зрения по данной проблематике. Интересные результаты получены в ходе исследований, проведенных по вопросам социальной дифференциации разных

Регионах страны. Дискуссия продолжается и по проблемам формирования среднего класса в России. И это вполне понятно, ибо стратификационный профиль нашего общества подвижен, меняется в зависимости от множества факторов – подъема или спада производства, структурной перестройки экономики, технологического обновления, появления новых престижных профессий и т. д. стратификационный профиль требует рассмотрения различных статистических данных по данной проблеме. Потребность в социологическом объяснении этих бурно развивающихся процессов будет в дальнейшем стимулировать изучение различных аспектов стратификации современного российского общества.

В обществе современной России можно также рассмотреть следующее структурирование в шесть слоев:

1) верхний – экономическая, политическая и силовая элита;

2) верхний средний – средние и крупные предприниматели;

3) средний – мелкие предприниматели, менеджеры производственной сферы, высшая интеллигенция, рабочая элита, кадровые военные;

4) базовый – массовая интеллигенция, основная часть рабочего класса, крестьяне, работники торговли и сервиса;

5) нижний – неквалифицированные рабочие, длительно безработные, одинокие пенсионеры;

6) “социальное дно”- бездомные, освобожденные из мест заключения и т. д.

Существенная трансформация структуры российского общества, для которой необходимо преобразование институтов собственности и власти, – длительный процесс. Тем временем стратификация общества будет и дальше терять жесткость и однозначность, приобретая форму размытой системы, в которой переплетаются слоевая и классовая структуры.

Безусловно, гарантом процесса обновления России должно стать формирование гражданского общества.

Проблема гражданского общества в нашей стране представляет особый теоретический и практический интерес. По характеру доминирующей роли государства Россия изначально была ближе к восточному типу обществ, но у нас эта роль была выражена еще рельефнее. По выражению А. Грамши, “в России государство представляет все, а гражданское общество первобытно и расплывчато”.

В отличие от Запада, в России сложился иной тип общественной системы, в основе которого лежит эффективность власти, а не эффективность собственности. Следует также учитывать тот факт, что в течение длительного времени в России практически отсутствовали общественные организации и оставались неразвитыми такие ценности, как неприкосновенность личности и частной собственности, правовое мышление, составляющие контекст гражданского общества на Западе, социальная инициатива принадлежала не объединениям частных лиц, а бюрократическому аппарату.

Со второй половины XIX в. проблема гражданского общества, стала разрабатываться в русской общественной и научной mысли (Б. Н. Чичерин, Е. Н. Трубецкой, С. Л, Франк и др.). Формирование же гражданского общества в России начинается в период царствования Александра I. Именно в это время возникают отдельные сферы гражданской жизни, не связанные с военным и придворным чиновничеством – салоны, клубы и т. д. В результате реформ Александра II возникают земства, различные союзы предпринимателей, институты милосердия, культурные общества. Однако процесс образования гражданского общества был прерван революцией 1917 г. Тоталитаризм блокировал саму возможность возникновения и развития гражданского общества.

Эпоха тоталитаризма привела к грандиозному нивелированию всех членов общества перед всесильным государством, вымыванию любых групп, преследующих частные интересы. Тоталитарное государство существенно сузило автономию социальности и гражданского общества, обеспечив себе контроль над всеми сферами общественной жизни.

Особенность нынешней ситуации в России состоит в том, что элементы гражданского общества предстоит создавать во многом заново. Выделим наиболее принципиальные направления становления гражданского общества в современной России:

– формирование и развитие новых экономических отношений, включающих плюрализм форм собственности и рынок, а также обусловленной ими открытой социальной структуры общества;

– появление адекватной этой структуре системы реальных интересов, объединяющих индивидов, социальные группы и слои в единую общность;

– возникновение разнообразных форм трудовых ассоциаций, социальных и культурных объединений, общественно-политических движений, составляющих главные институты гражданского общества;

– обновление взаимоотношений между социальными группами и общностями (национальными, профессиональными, региональными, половозрастными и др.);

– создание экономических, социальных и духовных предпосылок для творческой самореализации личности;

– формирование и развертывание механизмов социальной саморегуляции и самоуправления на всех уровнях общественного организма.

Идеи гражданского общества оказались в посткоммунистической России в том своеобразном контексте, который отличает нашу страну как от западных государств (с их сильнейшими механизмами рациональных правоотношений), так и от стран Востока (с их спецификой традиционных первичных групп). В отличие от стран Западасовременное российское государство имеет дело не со структурированным обществом, а, с одной стороны, с быстро формирующимися элитарными группами, с другой – с аморфным, атомизированным обществом, в котором преобладают индивидуальные потребительские интересы. Сегодня в России гражданское общество не развито, многие его элементы вытеснены или “заблокированы”, хотя за годы реформирования произошли существенные изме­нения в направлении его формирования.

Современное российское общество является квазигражданским, его структуры и институты обладают многими формальными при­знаками образований гражданского общества. В стране насчитыва­ются до 50 тыс. добровольных объединений – потребительских ассоциаций, профессиональных союзов, экологических групп, политических клубов и т. п. Однако многие из них, пережив на рубеже 80-90-x гг. короткий период бурного подъема, в последние годы бюрократировались, ослабели, утратили активность. Рядовой россиянин недооценивает групповую самоорганизацию, а наиболее распространенным социальным типом стал индивид, замкнутый в своих устремлениях на себя и свою семью. В преодолении такого состояния, обусловленного процессом трансформации, и состоит специфика современного этапа развития.

Заключение

В России социологическая стратификация отличается крайней неуравновешенностью, нестабильностью, социальной дезинтеграцией и малым потенциалом развития. Акторы социального роста и инноваций сосредоточились преимущественно в верхнем элитном слое, который действовал исходяиз собственных интересов, игнорируя интересы других социальных групп. Мотор органической модернизации реально не только не заработал, он не был даже и запущен, а минимизация роли государства привела к архаизации экономики, ее структурной деградации и криминализации. Не удалось сформировать массовый слой мелких и средних предпринимателей. Условия функционирования этого самого массового актора экономической активности из года в год ухудшалась, что препятствовало росту количества малых и средних предприятий и численности, занятых в них работников, остававшихся практически неизменными на протяжении 1994-2000 гг.

Тем не менее, за последнее десятилетие 20 века в России начали функционировать новые элементы институциональной матрицы, соответствующие рыночной экономике: частная собственность в разнообразных видах, конкуренция, прибыль. Формируется рынок труда, цена рабочей силы, отношения свободного обмена товарами и услугами на рыночных принципах. И хотя эти элементы рынка функционируют в локальных средах, не стали доминирующими, их влияние на жизнь общества уже очевидна, и они все больше завоевывают социальное и экономическое пространство.

Кроме того, широкое распространение в обществе, особенно в молодых возрастных когортах, получает новая система ценностей, ориентированная начастную собственность, индивидуальный успех, либеральные свободы. Соответственно, и профессиональная подготовка молодежи стала более приближена к потребностям современного этапа развития рыночной экономики в России, ее отраслевой структуры. Десятилетие реформ сформировало потенциал инновационного поведения в новых экономических условиях, которые еще далеки от стандартов западного рыночного общества и отражают ситуацию, сложившуюся в России. В то же время большая часть населения, особенно среднего и старшего возраста, заметно хуже, чем молодежь, приспособилась к общественным изменениям и существует в режиме выживания и неуверенности в своем будущем.

Направления дальнейшей трансформации социальной стратификации напрямую связаны с тем, несколько будет выдержан провозглашенный на рубеже веков новый курс на централизацию властных функций, усиление роли государства в проведении либеральных экономических реформ и в защите слабых социальных слоев. Эти задачи изначально противоречивы по методам своего решения. При этом речь идет, прежде всего о самых неотложных мерах, которые не были, а должны бы были быть реализованы уже на первом, так называемом либеральном этапе реформ.

В “основных направлениях социально-экономической политики правительства Российской Федерации на долгосрочную перспективу” предлагаетсярешение комплекса проблем: инвестиционных, бюджетных, денежно-кредитных, региональных и развития рынка земли и иной недвижимости. Выделим среди них те меры экономического характера, которые могут оказать существенное влияние на социальную стратификацию общества, изменить ее композицию.

Во-первых, совершенствование налогообложения: рациональное, справедливое обложение природных ресурсов и недвижимости, последовательное снижение налогов, создание условий для легализации прибыли предприятий. Эти меры способны стимулировать развитие реального сектора экономики и соответствующим образом повысить занятость населения на эффективных предприятиях, сокращая число низкодоходных групп.

Во-вторых, защита и реализация прав собственников. Здесь существенно не только предусмотренное совершенствование законов и работы правоохранительных органов, но и последовательное расширение права частной собственности на землю, уравнивание шансов государственных и частных предприятий в получении госзаказа на оборонные исследования и производство, а также в сфере социальных услуг. Таким образом, делаются шаги по реальному выравниванию условий функционирования государственного, смешанного и частного секторов экономики, их конкуренции впривлечении государственных и западных инвестиций.

В-третьих, реформа заработной платы, которая постепенно должна возрасти в 2-2,5 раза. Известно, что рост доходов населения способен снизить социальные расходы государства и исправить антирыночную налоговую систему, при которой основную часть налогов платят предприятия, тогда как в странах с рыночной экономикой основной налогоплательщик – население. Рост заработной платы должен повысить трудовую мотивацию работников и, кроме того, расширить внутренний спрос в стране, что является одним из условий экономического роста.

В-четвертых, социальная защита населения и инвестиции в “человеческий капитал”. Их надежность и рост возможны только при поступательном развитии экономики, но они являются жизненно необходимыми, поскольку вложения в эти сферы дают долгосрочный кумулятивный социальных эффект, сообщая обществу стабильность и социальный ресурс развития. К настоящему времени этот ресурс, накопленный за годы социалистической модернизации, в значительной мере израсходован.

В-пятых, создание условий роста инвестиций (отечественных и иностранных) в высокотехнологичные и конкурентные сектора экономики. При этомимеется ввиду наконец-то начать осуществление структурной реформы экономики, чтобы преодолеть ее сырьевую направленность и попытаться включиться в общемировой процесс глобализации, создания постиндустриальной информационной экономики и становления открытого общества.

Эти меры экономического характера, комплексно реализованные, могут стать решающим для развития страны и определения ее места в ряду развитых стран. Они способны создать более благоприятное социальное поле и нормативно-правовой порядок для рационального поведения значительных групп людей. При этом социальная стратификация населения должна приобрести более устойчивый вид с увеличившейся долей среднего класса.

Административные рычаги укрепленной централизованной власти могут содействовать такому развитию, если они не трансформируются и если чиновничий аппарат не может защищать свои права на получение так называемой статусной ренты. При таком развитии событий трансформации общества к рынку и демократии и не препятствовать другим общественным группам реализовывать свой модернизационный потенциал.

сПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Пилипенко В. В. Экономическая социология, – М., 2005.

2. Радаев В. В. Экономическая социология, – М., 2006.

3. Ромашов О. В. Социология труда и экономическая социология, – Изд-во “Гардарики”, 2007.

4. Силласте Г. Основы экономической социологии. – М., 2006.

5. Абдулова Е. А. Социология для студентов ВУЗов. – М., 2008

Значительное влияние на развитие социологии оказал Карл Маркс (1818-1883). Он стремился развить строго объективную, основанную на исторических фактах, теорию общественного развития. Важной сферой он считал экономику- сферу материального производства. Как утверждал Маркс, в процессе производства люди выступают в определенные социальные отношения. Носителями таких производственных отношений являлись большие группы людей, социальные классы. Согласно Марксу, во всех человеческих обществах, за исключением первобытного, существовало различие между двумя основными классами. Во-первых, это класс, обладающий собственностью на средства производства, и занимающий в обществе господствующее положение. Во-вторых, класс, не имеющий собственность. Как утверждал Карл Маркс, диалектическая борьба между такими классами являлась движущей силой общественного развития. Но в современном капиталистическом обществе он также выделял два основных класса: класс крупных собственников (буржуазию) и класс наемных рабочих (пролетариат). По мере развития капиталистического общества противоречия между этими классами должны были все более усиливаться. Хотя он допускал существование при капитализме и других социальных слоев, занимавших промежуточное положение между этими классами: крестьяне и ремесленники. Но, как полагал Маркс, развитие капитализма должно было привести к постепенному исчезновению таких промежуточных слоев. И в результате общество должно было разделиться на два и только два противостоящих друг другу класса. В конечном итоге противоречие между этими классами должно было привести к социальной революции, открыв путь к революции, которая приводит к бесклассовому равенству. Важное место в работах Маркса занимает понятие идеологии. Он понимал под ней ложное искаженное сознание представителей правящего класса. Как утверждал Маркс, правящий класс был заинтересован в сохранении общественного строя и поэтому представители данного класса были способны адекватно воспринимать лишь те явления общественной жизни, которые свидетельствовали об устойчивости, стабильности этого строя. Маркс считал свою теорию подлинно-научной и свободной от каких-либо идеологических искажений. Тем не менее, критики Маркса неоднократно указывали, что в его теории содержались элементы социальной утопии. Когда Маркс анализировал современное ему капиталистическое общество, он в основном оставался на научных позициях. Но его прогнозы относительно будущего бесклассового общества часто расценивались как утопические. Уже в конце 19 – начале 20 века теорию Маркса подвергают критике за чрезмерный акцент на экономической сфере и недостаточное внимание к другим сферам общественной жизни (политике, культуре). Кроме того, тот факт, что Маркс обращал основное внимание на классовую борьбу, конфликты между классами, не позволял ему в полной мере раскрыть те социальные условия, которые обеспечивали целостность и стабильность общества. Но идеи Маркса широко обсуждались в социологии и пользовались определенной популярностью вплоть до 80-х годов 20 века, когда их влияние заметно снизилось. Но в любом случае, Маркс занимает важное место в истории философской социологической мысли.


Социальная стратификация 4