Социально-экономические преобразования в России

Содержание

Введение………………………………………………………………………….3

1. Массовая поддержка социально-экономических преобразований в России – главное условие их успеха………………………………………………………4

1.1 Необходимость социально-экономических преобразований в России….4

1.2 Необходимость социальной ориентации экономического развития…..8

2. Основные социальные преобразования в России…………………………..13

2.1 Возрождение образования и здравоохранения – процесс восстановления национального достояния………………………………………………………13

2.2 Проблемы занятости населения…………………………………………19

Заключение……………………………………………………………………….22

Список использованных источников………………………………………….24

Введение

За истекшее почти два десятилетия реформирования экономики новой России, в стране произошли радикальные изменения, которые наряду с положительными явлениями (ликвидация товарного дефицита, становление рыночных институтов, развитие предпринимательства) привели к отрицательным явлениям: кризисному состоянию экономики, из которого страна постепенно выходит, разрушению научно-технического потенциала, а также к катастрофическому состоянию социальной сферы. В кризисном состоянии оказалась и отечественная наука, которая после отказа от марксизма все еще находится в состоянии поиска новой парадигмы, путей развития и модели экономической системы.

В последние время в стране наметились важнейшие перемены: политическая стабильность сопровождается ростом производства, стало больше уделяться внимания социальной сфере. Это означает, что в стране имеются возможности выхода из затянувшегося кризиса, поставившего экономику на грань катастрофы, перехода от стабилизации к росту, а затем и к возрождению России, которая должна занять соответствующее ей место в мировой экономике. В отечественной истории были примеры, когда радикальные реформы, в относительно короткое время, приводили к экономическому росту, являли миру силу и мощь России (реформы Александра Ш, Витте, Столыпина, новая экономическая политика (НЭП) и т. д.).

Сложность проблемы заключается в том, что в переходный период сложились различные политические партии и научные школы, противоречия между которыми мешают определению курса реформ, метода их проведения, выбору модели экономического развития, а главное, сводят цель – формирование новой экономической системы средствами – к становлению механизма. Наиболее четко проявляются два направления: за одним стоят представители научной школы, ориентирующейся на монетаризм, на рекомендации экспертов МВФ, проповедующие переход к капитализму; другая группа ученых (ИЭ РАН, ЦЭМИ РАН и др.) призывают на путь демократического государства с социально-ориентированной экономикой и социальным государством, оговаривая свою позицию необходимостью учета российской специфики, евроазиатское положение страны, состава населения, национальных традиции и пр. В последние годы сформировалось еще одно направление – “нового социализма”.

Все направления сходятся в одном – трансформация административно-командной системы, включение России в мировое экономическое развитие – объективный процесс; различия – в путях и средствах осуществления этого процесса.

1. Массовая поддержка социально-экономических преобразований в России – главное условие их успеха

1.1 Необходимость социально-экономических преобразований в России

При анализе возможностей реализации в России условий – перехода к социально ориентированной экономике встает вопрос социальной составляющей реформ, в первую очередь о поддержке реформ снизу. Без нее любые преобразования, какими бы прогрессивны они ни были, обречены на провал, что и подтверждается опыт России.

Вместе с тем требуется поддержка сверху, то есть, осознанние органами управления необходимости изменения политики адекватной интересам большинства населения. Совмещение двух названных форм социальной поддержки является важнейшей предпосылкой дальнейших экономических преобразований. Приемлемость и поддержка реформ гражданами зависят от:

– оценки степени влияния реформ на уровень благосостояния и социальную безопасность;

– признания легитимности и справедливости новых законодательных норм и институциональных структур;

– принятия населением реализуемых принципов распределения, в противном случае создаются предпосылки социальной дезинтеграции и нестабильности;

– степени доверия к проводимой политике реформ, масштабам и темпам преобразований, а также к мерам по защите населения от возможных негативных последствий.

Проведение реформ в России сопровождается снижением адаптации населения, и поддержки со стороны основной его части. Либерализация экономики привела к существенным изменениям в структуре общества, социальному и имущественному расслоению. При переходе к рынку дифференциация неизбежна, но если она переходит за определенную грань, то становится фактором социальной дестабилизации.

В нашей стране разрыв в доходах 10% наименее и 10% наиболее обеспеченного населения в 2007 г. составил, по официальным данным, 16,2 раза. Между тем в развитых странах этот коэффициент значительно ниже (в Западной Европе – 5-6, в США – около 11 раз).

Число граждан, имеющих доходы ниже прожиточного минимума остается высоким – в 2007 г. 15,7 млн. человек (10,8% ко всему населению). Чрезвычайно высока дифференциация в уровнях оплаты труда между отраслями экономики, разными профессионально-квалификационными и социальными группами. Различия в оплате труда рабочих и администраций достигают не менее 20 раз, отраслевые различия – 10 раз, региональные – 11 раз. При этом почти полностью утрачена зависимость доходов от затраченного труда.

Однако динамика дифференциации доходов не является единственной характеристикой степени расслоения общества и поддержки реформ со стороны населения. Необходимо оценивать результаты перераспределения собственности, доступ к материальным и финансовым ресурсам общества, уровень социальной активности и возможности самореализации. Эти факторы формируют политический, экономический, образовательный, культурный (доступность социальных благ) потенциал различных групп и определяют особенности социальной стратификации общества.

В экономических исследованиях отечественных ученых, достаточно четко обозначено сложившееся в ходе реформ расслоение общества. Верхняя группа, к которой относятся, по различным оценкам, от 1,5 до 3% населения, сосредоточила в своих руках практически весь экономический потенциал, она имеет прямой выход во властные структуры. На этом уровне социальной “пирамиды” находится также слой правящей бюрократии, численность которой за годы реформ возросла вдвое и составляет 4-5% населения. Он прочно занял верхние позиции в социальной структуре, обладает реальной властью и чрезмерно коррумпирована

Средний слой в классическом понимании в настоящее время в России отсутствует. В городах существует прослойка (по различным оценкам, от 9 до 14% населения) которая условно может быть отнесена к среднему классу. В основной своей части она неустойчива, не имеет существенной собственности и в силу слабости своего положения не способна оказывать реального влияния на экономическое развитие.

В ходе реформ оказались выкинутыми за борт те, кто своим трудом, проявлением предпринимательской инициативы пытался “встроиться” в новую систему хозяйствования и сформировать средний класс который должен был стать опорой экономических преобразований.

Эта часть населения, являющегося основным носителем человеческого капитала, перешла в массовый слой бедняков, составляющий по оценкам социологов, 60-65% населения. Не располагая иной собственностью, кроме высокой квалификации, лишенный наиболее важных социальных гарантий, находящийся близко к зоне социального риска, этот массовый слой не может в сложившемся виде быть опорой экономических преобразований в России. Свои главные усилия он направляет на поиск путей выживания.

К низшим группам, составляющим, по оценкам, 9-12% населения относятся социально не защищенные слои населения, находящиеся в зоне риска.

Дно общества – это 7-9% люмпенизированных, десоциализированных граждан страны. Условно можно считать, что в ходе реформ к ним адаптировались и поддерживают их не более 20-23% населения.

Полностью не адаптировались и останутся аутсайдерами по различным причинам до 25% населения. От степени адаптации населения к новым условиям в значительной мере зависит его оценка хода реформ. В соответствии с исследованиями ИСЭПН РАН 30% респондентов, отнесенных к достаточно адаптированной группе, отмечают позитивные изменения в стране, тогда как среди слабо адаптированных таких людей втрое меньше.

Отчуждение или даже враждебность к преобразованиям становится серьезным препятствием на пути продолжения всех видов реформ в России. Фактически речь идет о глобальном кризисе. При этом следует обратить внимание на три момента, оказывающие существенное влияние на состояние общества.

Во-первых, уровень общественного терпения пока остается высоким, но антагонизм углубляется и при определенном стечении обстоятельств ситуация может резко ухудшиться.

Во-вторых, все больше рост общественного недовольства и социально-психологической напряженности происходит на фоне невысокой политической активности.

В-третьих, в стране не представлена или не осознана система интересов многих социальных групп. Практически отсутствуют цивилизованные формы защиты интересов населения, поскольку нет механизма взаимодействия: общество – партия – власть, характерного для развитых стран.

В силу специфики развития России среди большей части населения широко распространена уравнительная интерпретация понятия социальной справедливости. Однако вопрос о справедливом распределении результатов производства в обществе является сложным и неоднозначным, его трактовка зависит от совокупности культурных, нравственных представлений, исторических традиций и других национальных особенностей. В этих условиях должны быть достаточно четко поставлены вопросы о базисе доверия властным структурам и о преодолении отчуждения народа.

На макроуровне речь идет в первую очередь о разработке стратегии, ясной и понятной населению, в которой особо следует выделить положения о возможном распределении ответственности среди различных социальных групп.

Необходима также отработка мер с тем, чтобы социальные субъекты не уклонялись от принятых на себя обязательств по социально-экономическому реформированию. Кроме того, должно быть выработано четкое представление о возможных социальных партнерах в реформируемом обществе, системе их интересов и механизмах согласования последних.

Свободное преобразование старой системы, основой которой было гарантирование некоего минимального уровня обеспеченности, в систему, претендующую на справедливую по сравнению с прежней, реально, если социальные институты смогут противодействовать настроениям неуверенности, создать основы для положительных перспектив проведения реформ.

1.2 Необходимость социальной ориентации экономического развития

Нынешняя стратегия развития российской экономики доказала свою ошибочность и нежизнеспособность. Общество вновь оказалось перед выбором пути развития. Речь идет не просто о создании условий для реализации социальных целей, повышении эффективности перераспределительных отношений, а о превращении социальных факторов в мощный рычаг воздействия на экономические преобразования. По существу, должна быть разработана качественно новая модель, адекватная как историко-культурным внутренним традициям, так и мировым тенденциям. В новой модели социальная составляющая выступает и как цель, и как главный фактор экономических преобразований.

Принципиально важной частью этой модели является сбалансирование принципов, факторов, отношений и механизмов реализации социальных и экономических приоритетов. При этом необходимо принципы рыночной свободы увязать с принципами социальной справедливости, обеспечить баланс рыночной эффективности и социальной гармонии. Предполагается эффективное сочетание свободного предпринимательства и государственного регулирования, развитие социального партнерства и т. д.

Учет мирового опыта при разработке качественно новой стратегии в России даст возможность привести в действие, накопленное невещественное богатство страны и продолжить его формирование в тесной увязке с экономическими факторами. Речь практически идет не только о синтезе рынка и социальной политики текущего характера.

Главное – мобилизация факторов долговременного действия (уже накопленных и будущих), их “встроенность” в развивающуюся рыночную систему. Российская модель социально ориентированной рыночной экономики предполагает:

– обеспечение приоритета социальных факторов роста: образования, науки, здравоохранения, культуры в целом;

– социальную поддержку экономически активного населения;

– формирование рынка с минимальными социальными рисками;

– социальную защиту малообеспеченных слоев населения;

– дальнейший рост социального потенциала.

Между экономическими и социальными компонентами развития должно поддерживаться динамичное равновесие.

С одной стороны, оно предполагает равнозначность социальных и экономических факторов в модели, основанной на их синтезе и сбалансированности.

С другой – в силу сложившихся обстоятельств и особенностей формирования дальнейшее развитие социальных факторов должно носить в целом опережающий характер (что не исключает в отдельные периоды приоритета экономических факторов).

Социальная база рыночных реформ и проблемы ее расширения

Необходимая социальная база, которая могла бы обеспечить успех реформ в России, сегодня практически отсутствует – она только начинает развиваться под руководством избранного Президента Д. Медведева в рамке национальных проектов.

В этих условиях основной задачей становится выявление и мобилизация факторов, которые укрепляют социальную базу реформ и способствуют, ускорению экономической трансформации. Социальная база реформ включает:

– систему интересов, мотиваций и моральных ценностей широких слоев населения, адекватных потребностям экономической трансформации;

– высокий уровень экономической активности населения и личной ответственности за хозяйственную деятельность;

– средний класс как основу рыночного социально ориентированного общества;

– качество жизни (доходы населения, экономически справедливая оценка труда, социальные гарантии, социальная поддержка и т. д.)

– накопленное невещественное национальное богатство (научно-технический, образовательный, духовно-нравственный потенциал, а также потенциал здоровья);

– механизмы, создающие условия для разрешения социальных противоречий, обеспечения социально-экономической безопасности, социальной ориентации хозяйственной деятельности;

– законодательную базу реформ и ее институциональное обеспечение; механизмы исполнения законов и преодоления криминализации общества.

Социальная база формируется не только на основе социальной политики. На ее расширение и укрепление должны быть направлены экономическая, финансовая, структурная, инвестиционная политика, а также вся система законотворчества и управления.

В широком смысле социальные факторы включают все отношения между людьми и группами людей в сфере жизнедеятельности общества, воспроизводства индивида и потребления материальных и духовных благ. При этом наряду с экономическими стимулами и интересами людей существуют внеэкономические факторы, связанные с многообразными духовно-нравственными национально-психологичегкими, культурными и другими особенностями.

Эти факторы пронизывают экономические отношения, оказывая двойственное влияние на социально-экономическое развитие: с одной стороны, они формируют социальную базу реформ, а с другой – антагонистический потенциал общества.

Социальные факторы воздействуют на экономику, прежде всего, через социальную организацию общества и человеческий капитал.

Уровень социальной организации определяется на основе качественной оценки функционирования системы социальных институтов (государственно-правовых, моральных норм, культурно-исторических традиций, религии, искусства, науки и др.), характера социальной мобильности, мотиваций и интересов. Тем или иным типам социальной организации соответствуют определенные экономические модели.

Существует широкий спектр причин, определяющих способность нации к реформированию и опирающихся на основные представления людей, заложенные в их сознании культурой, религией, социально-психологическими стереотипами.

Еще одна группа социальных факторов – элементы невещественного богатства общества – формирует человеческий капитал, который характеризуется уровнем интеллектуального и духовного развития, квалификации, инновационными способностями, профессиональным мастерством и добросовестностью, приобретаемыми в процессе воспитания, образования и трудовой деятельности. Сюда же следует отнести научно-технический потенциал. Благодаря интеллектуальным и информационным технологиям полученные знания носят универсальный характер и являются мировым достоянием.

В то же время особенностью современного периода, определяющей динамизм экономики, является акцент на массовом формировании творческой индивидуальности, способной к созданию инноваций и принятию инновационных решений в различных сферах деятельности, в том числе в малом бизнесе. На профессии с преобладанием интеллектуального труда приходится основной прирост занятости населения: в США – 85%, в ФРГ – 89%, в Великобритании – 95%, в Японии – 90%.

Возросшая роль высококвалифицированной рабочей силы в экономике вызвала опережающий рост вложений в человека (образование, условия жизни, здоровье) по сравнению с вложениями в вещественные элементы производства. Так, в США к 1970 г затраты на образование, здравоохранение и социальное обеспечение вдвое превышали валовые частные и государственные инвестиции в средства производства. К 1980 г это превышение составило 3 раза, а к 2010 г (по прогнозу ряда экономистов) разрыв возрастет почти в 4-4,5 раза.

В России к началу процесса трансформации экономики был накоплен значительный научно-технический, образовательный, квалификационный потенциал. Однако многие трудности преобразований привели к обесценению этого потенциала, поскольку он создавался по меркам социалистического планового хозяйства. В то же время разрушение накопленного потенциала и отсутствие новых направлений развития приводят к утрате источника перспективного развития.

Решение вопроса об альтернативном наращивании накопленного потенциала зависит от стратегии долговременного развития экономики, от того, какая экономическая модель будет реализовываться. Речь идет о принципиальной ориентации экономики на повышение качества жизни широких слоев населения, а не о частичных уступках со стороны элиты, временно снижающих недовольство населения.

Качество жизни является важнейшим фактором формирования человеческого капитала как источника экономического роста и мощным фактором воздействия на состояние экономики. Сейчас этот фактор оказывает негативное воздействие на экономику.

Тому есть немало причин. Низкие доходы, отсутствие экономически справедливой цены труда, слабая социальная защита, отсутствие социальной поддержки экономически активного населения, низкая продолжительность жизни, отсутствие гарантий в сферах образования, охраны здоровья, снижение уровня культуры дестабилизируют социально-экономическую ситуацию.

2. Основные социальные преобразования в России

2.1 Возрождение образования и здравоохранения – процесс восстановления национального достояния

В ходе российских реформ разрушение образования и образовательного потенциала принял катастрофический характер.

Перепроизводство числа одних специалистов и недопроизводство других, невостребованность знаний, ухудшение профессионально-квалификационной структуры работников, моральное старение знаний, падение престижа образования – потери, которые несет общество в результате негативных процессов в прошлом и критической ситуации в экономике сегодня.

Вместе с тем следует иметь в виду, что новые индустриальные страны совершали качественные сдвиги в экономике с гораздо худшим по составу и структуре образовательным потенциалом, постепенно приводя его в соответствие с потребностями экономического роста. Россия располагает богатством, которого не было у этих стран. Образовательный потенциал даже со сложившейся структурой является надежной основой для эффективной переподготовки кадров и овладения новыми профессиями.

Социально-демографические показатели состояния здоровья также свидетельствуют о катастрофической ситуации в нашей стране. Резко снизилась средняя продолжительность жизни. Начиная с 2006 г. происходит незначительный рост этих показателей. Однако ситуация остается тяжелой и, по самым оптимистическим сценариям, в 2010 г. этот показатель не превысит в среднем 69,2 года, то есть отставание от развитых стран не снижается.

Можно констатировать, что в России сформировались негативные тенденции воспроизводства населения: рост естественной убыли, региональное расширение процессов депопуляции, интенсивное старение населения.

Демографический фактор показывает дестабилизирующее воздействие и на экономику, и на социальную сферу.

Социально-экономический кризис резко изменил картину здоровья населения и круг определяющих его факторов. На первое место в характеристике заболеваемости и смертности выходят различного рода социопатии: туберкулез, венерические заболевания, психические расстройства, алкоголизм, наркомания, убийства и самоубийства. Как следствие меняется структура инвалидности и смертности. По-прежнему велика детская и материнская смертность. Путь радикального решения проблем – социальное оздоровление, “снятие” социально деструктивных импульсов, вольно или невольно продуцируемых кризисом и социально дезориентированной политикой реформ. Решение перечисленных проблем во многом зависит от состояния образования и здравоохранения. Следует выделить ряд характерных причин кризиса в социальных отраслях.

Во-первых, произошел резкий спад объемов финансирования, что привело к прямому развалу образования и здравоохранения.

Так, расходы на образование из федерального бюджета сократились с 5,85 в 1992 г. до 3,48% в 2002 г. Консолидированные расходы на образование в процентах к ВВП составили соответственно 3,56 и 3,97.

Потребность сферы образования в ресурсах удовлетворяется не более чем наполовину.

Перевод здравоохранения на страховую основу должен был изменить направленность финансовых потоков. Однако произошло не столько дополнительное финансирование, сколько замещение бюджетных средств внебюджетными (30% всех расходов). Реальное финансирование составляет, по разным оценкам, 2,3-3,2% ВВП. Расходы на одного человека в год – около 50 долл. (в США – 3 тыс., в Западной Европе – 0,8-1,5 тыс. долл.)

Во-вторых, резкая коммерциализация социально-культурных услуг, не обеспеченная соответствующей системой доходов, отторгла от качественного обслуживания большую часть населения. В результате социальная сфера сама превратилась в источник усиления социальной дифференциации. Продолжают нарастать различия в стартовых позициях школьников, так как школьное образование становится дорогим даже в муниципальных школах.

Высшая школа охраняет и закрепляет кастовые различия и деформированную социальную структуру. По результатам обследований, в 2003 г. 60% студентов – выходцы из обеспеченных семей (23% населения). В 2004 г. доля внебюджетных средств в высших учебных заведениях достигла 30-35%. Отмена ограничений на платное обучение ведет к усилению неравенства. Социальная дифференциация нарастает и в предоставлении медицинских услуг.

В-третьих, распад инвестиционного комплекса подорвал материальные основы развития образования и здравоохранения. Продолжаются недоинвестирование отраслей, их дальнейшее отторжение от достижений НТП и новых технологий. Инвестиции смещаются на местный уровень, что ставит под удар развитие социальных отраслей.

В-четвертых, снижение престижности труда в социальных отраслях сопровождалось массовым переходом кадров в коммерческие структуры или выездом за рубеж. Низкий уровень оплаты труда (менее 70% среднего по стране), постоянные неплатежи ухудшают ситуацию в образовании и здравоохранении. При низкой престижности труда в этих сферах невозможно решать такие назревшие проблемы, как обучение возросшего числа умственно отсталых детей, борьба с беспризорностью, обучение и медицинское обслуживание в сельской местности, сохранение педагогической элиты в вузах.

В-пятых происходящая интенсивная децентрализация социальных функций не сопровождалась соответствующим перераспределением ресурсов между центром и регионами. С передачей подавляющей части расходов на региональный уровень (образование – 85%, здравоохранение – 80%) ухудшилось обслуживание населения вследствие тяжелого состояния региональных бюджетов.

Основными целями государственной политики являются прекращение развала этих отраслей, стабилизация положения, создание условий для возрождения и развития их на качественно новой основе. Все это позволит обеспечить населению конституционные гарантии бесплатного образования и здравоохранения (без снижения их качества) и расширить социальную базу реформ.

К приоритетам текущей политики в образовании относятся развитие дошкольных учреждений, средней школы, системы переподготовки кадров, отработка системы потребностей в услугах высшего образования на текущий период и перспективу.

В здравоохранении – это скорая и неотложная помощь, охрана здоровья матери и ребенка, контроль над инфекционными и социально опасными болезнями обеспечение лекарствами.

Среди приоритетов средне – и долгосрочного характера следует назвать наукоемкие варианты развития фармацевтической промышленности, производства техники для образования и здравоохранения, массового внедрения в эти отрасли информационных систем. Важно усилить активизацию инвестиционной деятельности, массовое переобучение занятых и поддержку научных кадров.

Следует добиться четкого разграничения основных функций, прав и ответственности между Федерацией и регионами в восстановлении и развитии социальных отраслей.

Очевидно, государство должно четко обозначить свои функции и рассматривать их выполнение в качестве первоочередных задач. К ним относятся:

– обеспечение основных гарантий; разработка и соблюдение единых социальных стандартов в охране здоровья и развитии образования (с учетом мировых стандартов);

– формирование правовой базы, обеспечивающей доступность населения к социальным благам;

– разработка концепции целевых программ.

Кроме того, государство должно создать эффективную систему контроля и социального мониторинга.

Наконец, важен поиск механизмов, позволяющих совместить социальную защиту с повышением экономической эффективности образования и здравоохранения. Речь идет не только о структурной перестройке отраслей и улучшении использования ресурсов. Как отмечалось выше, коммерциализация услуг нарастает, приняла неуправляемый характер, а социальные гарантии превращаются в простую декларацию.

Невнимание государства к проблемам коммерциализации и приватизации в социальной сфере грозит ее полным демонтажем. Ключевое значение для образования и здравоохранения имеет стабилизация государственного финансирования. Для этого потребуется:

– признать государственное финансирование основным источником подъема данных отраслей, реализовать предложения о фиксированной доле ВВП на их финансирование,

– обеспечить постепенный переход образования и здравоохранения на нормативное финансирование, что потребует не только раз работки соответствующих государственных стандартов, но и типологизации регионов по финансовому состоянию,

– создать правовые и организационные условия для эффективной реализации многоканального механизма финансирования за счет как бюджетов разных уровней, так и средств, поступающих от юридических и физических лиц,

– совместить во времени процессы перемещения социальных функций в регионы и их финансовое обеспечение;

– ввести систему административной и финансовой ответственности правительства за нарушение синхронности этих процессов;

– четко обозначить систему финансовой поддержки регионов исходя из их типологизации по критерию состояния социальной инфраструктуры;

– поставить под контроль целевое расходование средств из внебюджетного фонда медицинского страхования и обеспечить посте ценность перехода от бюджетной к бюджетно-страховой медицине с учетом экономической ситуации в регионах;

– отразить сложившуюся региональную дифференциацию моделей финансирования здравоохранения в нормативных документах;

– ввести максимальные налоговые и кредитные льготы для социальных инвестиций, повысить заинтересованность в мобилизации внебюджетных средств.

Возрождение образования и здравоохранения – это процесс восстановления национального достояния. Оно должно носить общенародный, общегосударственный характер и ориентироваться на весомые источники обеспечения успеха реформ.

2.2 Проблемы занятости населения

Отход от плановых методов управления экономикой, формирование рыночного механизма хозяйствования, вхождение России в систему международного разделения труда сопровождаются возникновением новых тенденций и проблем в сфере занятости, которые сосуществуют с рядом негативных явлений, как унаследованных от прошлого, так и порождаемых современным кризисом.

В числе тенденций, четко обозначившихся в середине 90-х прошлого века годов, можно назвать:

– абсолютное сокращение численности занятых в стране, сменившее устойчивую тенденцию советского периода к опережающему ее росту по сравнению с численностью трудоспособного населения,

– активное перераспределение занятых между государственным и негосударственным секторами экономики в пользу последнего, ускоренный рост занятости в частном секторе, развитие малого предпринимательства, значительное увеличение числа самозанятых, развитие новых гибких форм частичной и вторичной занятости;

– процессы реструктуризации отраслевой занятости: абсолютное и относительное сокращение численности работающих в промышленности и строительстве, науке и научном обслуживании, рост удельного веса занятых в таких отраслях, как торговля, общественное питание, материально-техническое обслуживание, сбыт и заготовки, жилищно-коммунальное хозяйство, здравоохранение, социальное обеспечение населения, кредитование, финансы, страхование и др.

– глубокое изменение структуры занятости в промышленности (ускоренный рост численности промышленно-производственного персонала в электроэнергетике, газовой, нефтедобывающей отраслях и сокращение занятости в обрабатывающих отраслях и прежде всего в легкой промышленности и машиностроении);

– возникновение рынков детского труда, рабочих мест для лиц пожилого (послепенсионного) возраста как следствие снижения жизненного уровня, расширение занятости в сфере личных услуг (охрана, личный транспорт и извоз, обслуживание на дому и др.);

– легализацию безработицы и быстрое ее распространение на территории России в связи с сокращением спроса на рабочую силу;

– трансформацию скрытых резервов рабочей силы в “подавленную” (латентную) безработицу;

– усиление процессов текучести, высвобождения рабочей силы;

– трудовой миграции, изменение ее направлений и форм;

– активное развитие неформального сектора и рост занятости в теневой экономике

Массовая занятость населения в неформальной экономике искажает представления о его реальных доходах и уровне жизни, социальной стратификации общества, соотношении спроса и предложения рабочей силы, действительных масштабах безработицы. Она свидетельствует о фактической бесконтрольности процессов, происходящих на рынке труда

В 90-е годы серьезное деформирующее воздействие на процессы реструктуризации занятости оказывали внерыночные элементы регулирования, что привело к:

– сохранению практики содержания излишней численности занятых на предприятиях без оплаты их труда и перспектив возвращения к нормальной работе;

– сдерживанию применения процедур банкротства к несостоятельным предприятиям и процесса высвобождения рабочей силы при глубоком спаде производства;

– усилению уравниловки в оплате труда и пенсионном обеспечении, углубившему разрыв между трудовым вкладом работника и размером получаемой заработной платы;

– “размытости” фактического положения человека в соответствии со статусом занятости и незанятости. Имеется в виду практика работы зарегистрированных безработных в неформальном секторе, бездействия части лиц, числящихся в штате предприятий, регистрации в качестве занятых на фирмах лиц, фактически непричастных к их деятельности, и т. п.

Вместе с тем ряд достигнутых в прошлом завоеваний в деле гарантированного обеспечения занятости и регулирования социально-трудовыx отношений был в значительной степени утрачен.

Это выразилось в ослаблении государственных гарантий получения оплачиваемой работы и сохранения рабочего места, а также государственного контроля за безопасностью труда, системы защиты интересов трудящихся через профсоюзы, особенно в частном секторе; снижении действенности стимулов к получению трудового дохода, свертывании системы подготовки, пере обучения и повышения квалификации работников на предприятиях, ограничении доступа к бесплатному профессиональному обучению.

Заключение

В настоящее время глубокие социально-экономические трансформации происходят во всем мире, и Россия не является исключением. Трудности, с которыми столкнулись российские реформы, видимо, связаны не только с экономическими просчетами и ошибками властей.

Они имеют более глубокие корни методологического и даже мировоззренческого характера. Исследования глобальных изменений в мировой экономике привели к осознанию необходимости преодоления узко экономического подхода к реформам, игнорирующего происходящие социальной процессы и требования поддержки широких слоев населения.

В центре социально-экономических, правовых и институциональных преобразований в развитых странах на данном этапе находятся изменения в самом человеке – основном носителе новых потребностей и инноваций.

Мировая экономика стала ареной жесткой конкуренции страны, лидерство которых обеспечивается ускоряющимся потоком новых технологических решений и новой организацией их использования во всех сферах жизни общества.

В этих условиях действительное богатство экономически лидирующих стран определяется способностью их экономик адаптироваться к эффективным преобразованиям, которые зависят от состояния нематериальных форм богатства и сфер, обеспечивающих развитие человека. Прогресс в этих странах все в большей степени определяется качеством жизни, эмансипацией личности в хозяйственной сфере, а не темпами роста производства.

Расширение социальной базы реформ в России должно проводиться, прежде всего, за счет становления среднего класса и роста вложений в человека (наука, образование, здравоохранение, культура). Это позволит расширить и укрепить основную опору реформ – средний класс, в том числе за счет научно-технической и творческой интеллигенции, и использовать социальные факторы как движущую силу экономического развития.

Специальная программа должна быть разработана для борьбы с бедностью. Так, несмотря на уменьшение доли тех, кто находится ниже черты бедности, часть семей (особенно многодетных) живет в условиях бедности и нищеты, а потребление ими продуктов питания находится ниже физиологического минимума. Необходимо становление официального статуса бедной семьи с тем, чтобы многие виды социальных пособий стали исключительно адресными – это касается в первую очередь пособии на детей и дотаций на жилищно-коммунальные услуги.

Важно также сохранять бесплатную (или страховую) систему медицинского обслуживания и образования хотя бы при минимально гарантированных нормах. Должна быть развита сеть социальных учреждений, обслуживающих нищих и бездомных граждан (ночлежки, столовые, поликлиники).

Главной проблемой социальной политики, направленной на снижение уровня бедности, является повышение ее эффективности. По оценкам специалистов, лишь около 63-66% суммарных социальных трансфертов в России поступает семьям, находящимся за чертой бедности.

Список использованных источников

1. Абалкин И. Экономическая безопасность России: угрозы и их отражение. // Вопросы экономики. – 2005. – № 12. – С. 19-25.

2. Архипов А., Городецкий М., Михайлов Б. Экономическая безопасность: оценки, проблемы, способы обеспечения. // Вопросы экономики. – № 10. – С. 36-44.

3. Базылев Н. И, Гурко С. П. Экономическая тория. – М.: Омега-Л, 1999. – 365 с.

4. Бельев И. Ю. Последствия августовского кризиса 1998 года. // Вопросы экономики. – 1999. – № 8. – С. 19-23.

5. Борисов Е. Ф. Экономическая теория: Учебное пособие. – М.: Талан, 2002. – 382 с.

6. Браунинг П. В. Современные экономические теории – буржуазные концепции. – М., 1987. – 183 с.

7. Булатов А. С. Экономическая теория. – М.: Прогресс, 1999. – 394 с.

8. Видяпин В. И., Журавлева Г. П. Общая экономическая теория. – М.: Прогресс, 1995. – 395 с.

9. Лыкшин С., Свинаренко А. Развитие экономики Росиии и ее реструктуризация как гарантия социально-экономической безопасности. // Вопросы экономики. – 2005. – № 7 – С. 45-51.

10. Медведев А. В. Пути финансовой стабилизации. – М.: Дело, 1996. – 216 с.

11. Микроэкономика. Теория и российская практика: Учеб. пособие для ВУЗов / Под ред. А. Г. Грязновой, А. Ю. Юданова. – 5-е изд., стереотип. – М.: КноРус, 2005. – 439 с.

12. Моисеев В. Е., Уланова О. И. Экономические реформы России: Учебно-методическое пособие. – Пенза: РИО ПГСХА, 2005. – 178 с.

13. Носова С. С. Экономическая теория. – М.: Владос, 1999. – 379 с.

14. Райзберг Э. И. Курс экономики: Учебник. – М.: Манускрипт, 2002. – 427 с.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Социально-экономические преобразования в России