Сравнение христианской морали и морали Ф. Ницше в произведении Как говорил Заратустра

Реферат по истории философии на тему:

Сравнение христианской морали

и морали Ф. Ницше в произведении “Как говорил Заратустра”.

Выполнила

студентка 1 курса д/о

социологического ф-та

отделения социологии

Дмитриченко Марина

Предисловие.

Уже с первых глав произведения Ницше “Так говорил Заратустра” мне стало заметно то огромное влияние, которое оказало на него христианство. Для Ницше тема Бога – одна из самых волнующих. “Бог умер!” – восклицает Ницше, тем самым утверждая то, что несет вслед за этим радикально новое понимание мира. Своей главной заслугой Ницше считает то, что он предпринял и осуществил переоценку всех ценностей: все то, что обычно признается ценным, на самом деле не имеет ничего общего с подлинной ценностью. Нужно все поставить на свои места – на место ценностей мнимых поставить истинные ценности.

Но так ли это на самом деле?

Основные идеи.

С самой первой главы Ницще знакомит нас со своим главным героем -Заратустрой. Заратустра решает оставить свое затворничество и выйти к людям с проповедью. Первые слова, которые обращает он к народу таковы:

“Я учу вас о сверхчеловеке. Человек есть нечто, что должно превзойти. Что сделали вы, чтобы превзойти его?”

Заратустра является людям, не только для того, чтобы научить их о сверхчеловеке: Ницше изображает его так же и пророком, предсказателем грядущего бытия сверхчеловека. С самого начала видна аналогия с текстом Библии: пророчеством Исаии “Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему”, возвещающем о грядущей славе Господне.

Ницше пытается заменить идею Бога идеей сверхчеловека. Кто же такой, этот сверхчеловек и как относится к нему сам Ницше?

Человек имеет цель внутри себя; его цель – это жизнь. Вот эта идея абсолютной ценности человеческой жизни по существу явилась тем лозунгом, который объединяет все творчество Ницше. С этим лозунгом связан и ницшеанский идеал человека – Сверхчеловек. Этот идеал, по замыслу Ницше может быть реализован лишь при условии, если человечество возвратится к истокам своей истории, когда жизнью будут править люди высшей расы – “хозяева”, люди, представляющие собой совершенство прежде всего в биологическом отношении. Они не будут отягощены ни бытовыми, ни социальными, ни религиозными ограничениями и предрассудками и потому будут абсолютно свободны

Наиболее существенное различие между людьми, по мнению Ницше, состоит в том, что некоторые из них от природы слабы, другие сильны опять-таки по природе. Соответственно различается и их мораль. Сильные (“хозяева” по терминологии Ницше) ценят личное достоинство, решительность, настойчивость, самоуверенность, несгибаемую волю и неистощимую энергию в достижении поставленной цели. Слабые (“рабы” по той же терминологии) ценят то, что в большей мере выражается в их слабости – сострадательность, мягкосердечие, альтруизм, и рассудительность и т. п. Некогда хозяева господствовали в жизни. У них была своя мораль, свои понятия и представления о добре и зле. Но со временем их одолели рабы, но победили они не силой, а числом. Добром стало признаваться то, что в большей мере соответствует их интересам; мягкосердечие, любовь к ближнему, покорность, доброта – все эти и им подобные качества возвышены до уровня добродетели. В эпоху после восстания рабов господствующей стало и продолжает оставаться рабская мораль.

В оценке господствующей морали Ницше хотел занять беспристрастную, научно обоснованную, натуралистическую поэзию. Он отмечал, что все идет так, как и должно идти в условиях, когда рабы приемлют мораль рабов. Одно тут плохо: даже хозяева начинают подчиняться этой морали. Однако Ницше не мог удержаться на этой объективной, беспристрастной позиции, так как ощущал себя принадлежащим к расе хозяев и признавал их мораль не только более высокой, но и единственно достойной этого названия. Релятивистская этика с ее тезисом: “каждый имеет тот тип морали, который подходит ему” оказывается только внешней видимостью. В ее основании лежит этика абсолютизма, согласно которой правильной является только одна мораль – мораль хозяев.

” Я заклинаю вас, братья мои, оставайтесь верны земле и не верьте тем, кто говорит вам о надземных надеждах!”

Этим утверждением Ницше открыто говорит о том, что не признает христианскую идею о том, что “не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут” (Мф. 6.19-20). Грядущий сверхчеловек будет привязан к земле. Таким образом, Ницше строит свое высказывание на противопоставлении, за точку отсчета при этом беря христианское отношение к небу и земле.

Следующая главнейшая идея учения Заратустры – человека, как средства к сверхчеловеку. Эту идею Ницше последовательно раскрывает в четвертой главе.

“ЧЕЛОВЕК – ЭТО КАНАТ, ПРОТЯНУТЫЙ МЕЖДУ ЖИВОТНЫМ И СВЕРХЧЕЛОВЕКОМ, ЭТО КАНАТ НАД ПРОПАСТЬЮ”.

“В человеке важно то, что он мост, а не цель, в человеке можно любить только то, что он – переход и гибель”

Уже в самом начале книге становиться ясно, что цель – не Бог и не человек, цель – сверхчеловек. Вслед за этой идеей возникает и другая идея – идея Жертвы, которая вновь заставляет искать аналогии в христианстве.

“Я ЛЮБЛЮ ТОГО, КТО НЕ ИЩЕТ В НЕБЕСАХ, ЗА ЗВЕЗДАМИ, ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ПОГИБНУТЬ И ПРИНЕСТИ СЕБЯ В ЖЕРТВУ, ТОГО, КТО ПРИНОСИТ СЕБЯ В ЖЕРТВУ ЗЕМЛЕ, ЧТОБЫ КОГДА-НИБУДЬ ОНА СТАЛА ЗЕМЛЕЙ СВЕРХЧЕЛОВЕКА”.

Христианское учение основано на идее жертвы. Человечество, до рождения Христа, многими прегрешениями своими отдалилось от Царства Божия. Но так как “Бог есмь любовь”, Бог даровал человечеству возможность спасения, послав ему своего сына. Став человеком, через своего сына, Бог воссоединяется с людьми. Интересно, что само значение слова “жертва” в древности обозначало единение с Божеством. Христос приносит себя в жертву, спасая тем самым человечество – для того, чтобы люди имели возможность войти в грядущее Царствие Божие. Высказывание Заратустры практически целиком построено на противопоставлении этой идее – понятие “небо” снова заменено понятием “земли”, а понятие “Царствия Божия” – “землей сверхчеловека”. Здесь возникает вполне логичный вопрос: так ли радикально учение Ницше, если за точку отсчета берется учение христианское? Не является ли его учение вторичным?

В течение всего своего произведения Заратустра проповедует грядущее бытие сверхчеловека, поучает людей, что есть добро и зло, истина и ложь. Ницше показывает самую негативную сторону человеческой морали во всем, в том числе и в их отношении к Богу. Иллюстрацией такого отношения служит эпизод молебна к ослу:

Заратустра : Ты, старый папа, как миришься ты с самим собою, что в таком образе молишься ослу здесь, как Богу?

Папа : О, Заратустра! Прости мне, но в вопросах бога я просвещеннее тебя! Так лучше. Лучше молиться Богу в этом образе, чем без всякого образа.

И в действительности, эта сторона существует как составляющая, но для Ницше же она является всеохватывающей, устаревшей, для него она – критическая точка, после которой должно произойти рождение новой морали:

“ДЕТИ МОИ, БЛИЗКО, МОИ ДЕТИ” – сказаЛ ЗарАТУСТРА.

“Да придет Царствие твое” – сказал Спаситель, возвещая о грядущем Царствии Небесном.

Заключение.

Нет никакого сомнения, что строя свою мораль, Фридрих Ницше отталкивался от христианской морали, строя свои рассуждения на полемике с ней. Но, с другой стороны, именно эта мораль беспокоила его, и столь частое обращение в течении всего своего творчества к христианской тематике может также говорить о том, что Ницше так и не смог совершить радикальную переоценку ценностей, возможно его собственная мораль появилась отчасти и благодаря христианству. В любом случае, попытка противопоставить две этих морали существовала.

Список Литературы:

1) Ф. Ницше “Так говорил Заратустра”

2) Библия

3) Конспекты проф. Горбунова А. Н.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Сравнение христианской морали и морали Ф. Ницше в произведении Как говорил Заратустра