Средний класс на Западе и в России

Федеральное Агентство Образования

ГОУ ВПО

Уральский Государственный Университет

Горный Колледж

Кафедра

Управление Персоналом

РЕФЕРАТ на тему:

Средний класс на Западе и в России.

Выполнила:

Проверил:

Екатеринбург

2011г.

Содержание

Введение………………………………………………………………………3

1. Основные признаки и структура среднего класса…………………..4

2. Теория стратификации…………………………………………………..5

3. Критерии выделения среднего класса………………………………..8

4. Средний класс в контексте социальных перемен………………….10

5. Образование и профессионально-квалификационный статус…..11

6. Анализ Среднего класса в России…………………………………….12

7. Средний класс в развитых странах……………………………………14

Заключение……………………………………………………………………17

Список литературы…………………………………………………………..18

Введение

Процесс формирования и развития среднего класса относится к числу базовых социальных процессов в трансформационных экономиках. В начале экономических реформ предполагалось, что они приведут к рождению масштабного среднего класса – экономически самостоятельного социального субъекта, способного эффективно выполнять традиционные для него функции – инвестировать российскую экономику, играть роль основного налогоплательщика, выступать в качестве стабилизатора общественно-политических процессов. Факт формирования среднего класса можно было бы рассматривать в качестве важного критерия эффективности реформ, свидетельствующего о прочности всей системы экономических, социальных и политических институтов.

Проблема в значительной мере осложняется тем, что в течение длительного периода в России проблемы социальной стратификации вообще и понятие “средний класс” как ее элемент практически игнорировались общественными науками. Хотя термин “средний класс” в настоящее время прочно вошел и в общественное сознание, и в научный оборот, эта категория длительное время использовалась как публицистический термин и не имела ни научного описания, ни методологии исследования. Еще менее ясными являются количественные оценки размера и структуры среднего класса. Представления о границах и составе этого слоя существенно варьируются – различные исследователи оценивают их от 15 до 60-70% населения страны.

Настоящее исследование было направлено на восполнение существующих пробелов и преследовало следующие цели:

– определить признаки и структуру;

– рассмотреть теорию стратификации;

– выявить критерии среднего класса;

– проанализировать средний класс в России;

– рассмотреть средний класс в развитых странах.

1. Основные признаки и структура среднего класса.

Впервые понятие “средние слои” применительно к обществу начал употреблять еще Аристотель. Именно он высказал идею, которая с тех пор регулярно повторяется многими учеными: чем больше будет эта средняя часть общества, тем стабильнее будет и само общество. В 20 в. понятие “среднего класса” получило очень широкое распространение, поскольку именно в это время наблюдалось его резкое численное увеличение. Анализом среднего класса занимались Макс Вебер, Норман Элиас, Л. Уорнер, Д. Голдторп и др. Даже марксисты, несмотря на абсолютизацию биполярности классовой структуры (пролетариат – буржуазия), признавали существование среднем классе, относя его к промежуточным социальным группам. Наиболее глубоко и всесторонне проблемы среднего класса рассматриваются в рамках стратификационного (функционального) подхода в социологии.

В начале 20 в. к среднему классу относили мелких собственников и независимых предпринимателей. Но по мере развития “общества массового благосостояния” в развитых странах произошло повышение жизненного уровня квалифицированных работников наемного труда, которые существенно пополнили ряды представителей среднего класса. Кроме представителей таких элитных высокооплачиваемых профессий как высшие менеджеры, адвокаты, бухгалтера, научные работники и т. д., на уровень среднего класса вышли и зарабатывающие немногим меньше торговые агенты, преподаватели школ и вузов, врачи, клерки, представители многих других массовых профессий.

Среди ученых постоянно идут дебаты по поводу критериев выделения среднего класса. Чаще всего в качестве основных объективных критериев называют уровень образования и доходов, стандарты потребления, владение материальной или интеллектуальной собственностью, а также способность к высококвалифицированному труду. Кроме этих объективных критериев большую роль играет субъективное восприятие человеком своего положения – то есть его самоидентификация как представителя “социальной середины”.

Существует два подхода к характеристике структуры среднего слоя.

Одни ученые рассматривают средний класс как некое довольно однородное образование. При этом подчеркивается, что представитель среднего класса имеет более высокий доход и более выгодные условия труда, чем люди из низшего класса, но у него менее выгодные позиции по этим же параметрам, чем у людей, относящихся к высшему классу.

Более распространен второй подход, сторонники которого подчеркивают неоднородность среднего класса. Например, согласно современному британскому социологу Энтони Гидденсу, внутри его можно выделить две основные категории. Первая – “старый средний” класс – включает в себя мелких предпринимателей. Данная категория характеризуется непостоянством численности, хотя ее удельный вес в составе населения остается довольно высоким. Это является результатом того, что постоянно происходит процесс выбывания разорившихся предпринимателей, который уравновешивается притоком новых людей, желающих попробовать свои силы в собственном бизнесе. Вторая категория – “новый средний” класс – состоит из высокооплачиваемых наемных работников, как правило, занятых интеллектуальным трудом. Высший слой “нового среднего” класса включает менеджеров и специалистов, работающих в сфере крупного бизнеса. Эти люди, как правило, имеют высшее образование и являются высококлассными специалистами. К низшему слою относятся учителя, врачи, конторские служащие и т. д. Это очень разнородная группа людей, по многим параметрам схожая с рабочим классом.

Четко выраженных границ между этими категориями не существует. Более того, между ними наблюдается интенсивная диффузия. Так, численность “старого среднего” класса (класса собственников) неуклонно сокращается и, наоборот, увеличивается количество “новых средних” слоев. Сейчас большинство среднего класса – это люди, источником дохода которых служит их личный труд, профессиональные навыки, а не владение частной собственностью, как было раньше.

2. Теория стратификации.

Первоначально идея стратового представления социальной структуры имела ярко выраженный идеологический оттенок и была призвана нейтрализовать Марксову идею классового идея общества и доминирования в истории классовых противоречий. Но постепенно идея выделения социальных слоев в качестве составляющих общества элементов утвердилась в социальной науке, ибо она действительно отражала объективные различия разных групп населения в рамках отдельно взятого класса. Объективный смысл этой идеи усиливался также и за счет повышенной социальной мобильности, что приводило к явному размыванию четких межклассовых границ.

Теории Социальной стратификации возникли в противовес марксистко-ленинской теории классов и классовой борьбы. Буржуазные социологи игнорируют место социальных групп в системе общественного производства и, прежде всего отношение собственности как главный признак классового деления общества. Классы, социальные слои и группы они выделяют на основе таких признаков, как образование, психология, бытовые условия, занятость, доходы и так далее. При этом различают “одномерную стратификацию”, когда группы определяются на основе какого-либо одного признака, и “многоизмеримую стратификацию”, определяемую совокупностью признаков.

Большинство буржуазных теорий стратификации отрицает раскол капиталистического общества на антагонистические классы – буржуазию и пролетариат. Взамен этого выдвигаются концепции о разделении общества на “высшие”, “средние” и “низшие” классы. Теории стратификации тесно связаны с буржуазными концепциями социальной мобильности, согласно которым якобы неизбежное существование неравенства в любом обществе и более или менее свободное перемещение людей в системе социальной стратификации в соответствии с их личными способностями и усилиями обеспечивают устойчивость социальной системы и делают “излишней” классовую борьбу. Вместе с тем они содержат важный фактический материал о многообразных социальных различиях в капиталистических странах.

В западной социологии выделяют несколько концепций стратификации. Западногерманский социолог Р. Дарендорф предложил в основу социальной стратификации положить понятие “авторитет”, которое, по его мнению, наиболее точно характеризует отношения власти и борьбу между социальными группами за власть. На основе этого подхода Р. Дарендорф представляет структуру общества состоящей из управляющих и управляемых. Первых, в свою очередь, делит на управляющих-собственников и управляющих несобственников или бюрократов-менеджеров. Вторых он также подразделяет на две подгруппы: высшую, или рабочую аристократию, и низшую – низкоквалифицированных рабочих. Между этими двумя основными группами он помещает так называемый “новый средний класс “.

Американский социолог Л. Уорнер предложил свою гипотезу социальной стратификации. В качестве определяющих признаков группы он выделил 4 параметра: доход, престиж профессии, образование, этническую принадлежность. На основе этих признаков правящую элиту он подразделил на шесть групп: высшую, высшую промежуточную, средне-высшую, средне-промежуточную, промежуточно-высшую, промежуточно-промежуточную.

Другой же американский социолог Б. Барбер провел стратификацию по 6 показателям: 1) престиж, профессия, власть и могущество; 2) уровень дохода; 3) уровень образования; 4) степень религиозности; 5) положение родственников; 6) этническая принадлежность.

Концепции стратификации, в отличие от марксистской идеи, идеи классов и построения бесклассового общества, не постулируют социального равенства, наоборот, они рассматривают неравенство как естественное состояние общества, поэтому страты не только различаются по своим критериям, но и размещаются в жесткой системе подчинения одних слоев другим, привилегированного положения высших и подчиненного положения низших. В дозированной форме допускается даже идея некоторых социальных противоречий (развиваемых в теориях конфликта), которые нейтрализуются возможностями социальной мобильности, прежде всего мобильности вертикального типа. Что же “ориентирует” большие социальные группы? Оказывается, неодинаковая оценка обществом значения и роли каждого статуса или группы. Сантехник или дворник ценятся ниже адвоката и министра. Следовательно, высокие статусы и занимающие их люди лучше вознаграждаются, имеют больший объем власти, выше престиж их занятия, более высоким должен быть и уровень образования. Вот мы и получили четыре главных измерения стратификации – доход, власть, образование, престиж

Понятие же социального слоя приобретает более конкретный смысл и значение. Действительно, общество предстает как система различных социальных слоев. Причем количество этих слоев и критерии их выделения у разных авторов могут быть разными. Суть не в том, сколько точно слоев, а в том, что они действительно фиксируют различные группы людей, отличающиеся по имущественному, ролевому, статусному и прочим социальным признакам.

Социальные слои могут различаться по своей мощности. Одни из них могут быть более мощными, приближаясь по своему значению к понятию класса, другие более тонкими, представляя внутри – или межклассовые прослойки. К первым можно отнести буржуазию, делящуюся на крупную, среднюю и мелкую; рабочий класс, включающий в себя рабочую аристократию и пролетариат; крестьянство, также дифференцирующееся на различные слои и т. д.

Социальная стратификация – это “дифференцирующее ранжирование индивидов данной социальной системы”, это “способ рассмотрения индивидов как занимающих более низкое или более высокое социальное место друг относительно друга в некоторых социально важных аспектах”.[1]

Таким образом, социальная структура возникает по поводу общественного разделения труда, а социальная стратификация – по поводу общественного распределения результатов труда, т. е. социальных благ.

Понятие социального слоя, стратификации и социальной мобильности, дополняя понятия класса и классовой структуры общества, конкретизируют общее представление о структуре общества и помогают детализировать анализ социальных процессов в рамках тех или иных экономических и социально-политических формаций.

Рассматривая динамику социальной стратификации, соотношение факторов преемственности и развития, необходимо оценить наиболее общие проблемы трансформации социальной структуры российского общества. Одним из важных моментов социоструктурной динамики является изменение сравнительной роли и конкретного содержания критериев стратификации общества. Основными критериями этой стратификации принято считать:

Политический потенциал общественных групп, выражающийся в объеме их властных и управленческих функций;

Экономический потенциал, проявляющийся в масштабах их собственности;

Социокультурный потенциал, отражающий уровень образования, квалификации и культуры, особенности образа и качества жизни.

Названные критерии в известной степени связаны, но вместе с тем образуют относительно самостоятельные “оси” стратификационного пространства. Понятия политического, экономического и социокультурного потенциала общественных групп приложимы к большинству современных обществ, но и их конкретное социальное содержание, и относительный “вклад” в групповые социальные статусы в каждом обществе специфичны.

3. Критерии выделения среднего класса.

Проблема определения среднего класса, по моему мнению, не может сводиться только к критерию дохода, благосостояния. Средний класс как социально-структурный феномен определяется комплексом критериев (признаков), количественными и качественными характеристиками. Уже поэтому сущность среднего класса и его структуру следует рассматривать в аспекте социальных статусов тех групп, которые, вероятно, в него войдут. При всей пестроте структуры среднего класса ( что видно из данных по тем странам, где он наличествует) можно выделить какие-то существенные общие, либо сближенные черты статусов этих групп:

Уровень дохода, благосостояния, позволяющий реализовать современный образ жизни, его социальный стандарт;

Относительную устойчивость экономического статуса, его стабильность; устойчивое экономическое самообеспечение;

Владение собственностью либо условиями, безусловно необходимыми для ее эффективного функционирования на современном уровне: знаниями и умениями в сфере организации и управления, высокой квалификацией, информацией;

Признанную особо ценной для общества деятельность в сфере науки, культуры, осуществляемую на основе обладания уникальными творческими способностями;

Повышенную (по сравнению с нижерасположенными на социальной лестнице группами) субъектность : на рынке труда, в выборе образцов социального поведения и т. д.; способность влиять более или менее существенно на общественный процесс и управление им : средний класс – один из важнейших компонентов системы социального партнерства.

Лица, для которых признаки, указанные в пунктах 1-5 , имеют высшее выражение, составляют группы, расположенные на социальной лестнице выше среднего класса (выше среднего, высший слой, элита).

Непременным признаком среднего класса следует считать его количественную масштабность. Во всяком случае, доля среднего класса в населении должна быть не меньше суммарной доли тех групп, социальный статус которых ниже статуса среднего класса. Именно с этого количественного порога начинается функционирование среднего класса как такового. До того – это лишь один из слоев в социальной структуре общества. Те 10% российского общества, на которые некоторые исследователи ссылаются как на средний класс, являются таким слоем, но отнюдь еще не средним классом.

Исходя из вышеизложенного, можно указать социальные группы, которые, в перспективе, составят у нас средний класс:

Собственники среднего и мелкого капитала, часть владельцев мелкой трудовой частной собственности( исключая часть владельцев среднего капитала, вошедших в более высокие слои);

Лица, работающие по найму:

Высококвалифицированные специалисты – ИТР, менеджеры, руководители среднего и частично низшего звена, осуществляющие техническое и функциональное руководство, организацию на предприятиях и в организациях любых форм собственности;

Высококвалифицированные рабочие с современным типом квалификации;

Высококвалифицированные специалисты непроизводственного профиля (часть их, другая часть может иметь статус ниже статуса среднего класса, во всяком случае, это сейчас так);

Лица, осуществляющие гражданскую власть (кроме тех, кто входит в элиту и высшие слои) и часть служащих (чиновников) – исполнителей, обеспечивающих деятельность власти и обладающих влиянием на нее (“группа влияния”);

Деятели науки, свободных профессий (творческая интеллигенция), если их статус имеет изложенные выше признаки;

Часть среднего офицерства и др.

Является ли средний класс действительно классом в строгом смысле понятия? Думается, нет, так как он весьма разнообразен по отношению к средствам производства и по источникам доходов (от доходов с капитала до зарплаты наемного работника). Таким образом понятие “средний класс” обозначает в постиндустриальных странах не класс, а сложный социально-структурный конгломерат.

4. Средний класс в контексте социальных перемен.

Социальная структура российского общества под воздействием экономических реформ изменяется и характеризуется крайней неустойчивостью: идет активный процесс размывания социальных групп, сложившихся к моменту начала реформ, и одновременно происходит становление ряда новых общественных страт. Основным условием преодоления кризиса переходного периода является выработка населением успешных моделей социально-экономического поведения, основанных на личностных, материальных и профессионально-квалификационных ресурсах, эффективных в реально сложившейся институциональной среде. По существу, именно социально-экономическая адаптация становится доминирующим процессом, определяющим тенденции социального развития России. Особенности адаптационного процесса в России состоят не только в глубоких модификациях системы ценностей и моделей социально-экономического поведения, но и в высокой степени нестабильности самой социальной среды. С этим во многом связаны трудности, связанные с формированием российского среднего класса.

Наличие и большой удельный вес среднего класса в системе социальной стратификации является одним из существенных признаков развитого цивилизованного общества. В современных развитых обществах социальную структуру схематически можно представить в... виде эллипса, верхнюю и нижнюю части которого образуют, соответственно, элита и бедные слои, а промежуточную, значительно превосходящую их по численности, – средний класс. В таких обществах средний класс является основным творцом экономического процесса, гарантом социальной и политической стабильности, проводником вертикальной мобильности. Его отличительные черты – высокий образовательный уровень и профессионализм, социальная и экономическая активность, наличие материальных активов, способных демпфировать последствия экономической нестабильности и помочь пережить период реструктуризации бизнеса и занятости.

Другой тип социальной структуры может быть представлен в виде пирамиды, верхушку которой образуют олигархические элиты, а основание – бедные и беднейшие слои. Если продолжить геометрическую аналогию, то в советский период социальная пирамида опиралась на устойчивое основание – рабочих и крестьян. В ходе реформ она была перевернута, тем самым, превратившись в неустойчивую конфигурацию. Перевернется пирамида или примет форму эллипса – это ключевой момент проистекающей социальной трансформации.

В свете сказанного возникающее время от времени повышенное внимание к проблемам формирования российского среднего класса со стороны властных структур оправдано. Однако этот периодически возникающий интерес, к сожалению, не превратился в целенаправленные и систематические усилия по поддержке формирующегося среднего класса.

Дефицит внимания к проблемам формирования среднего класса со стороны властей компенсируется расширением интереса к этому предмету со стороны научных кругов.

5. Образование и профессионально-квалификационный статус.

Среди критериев, идентифицирующих средний класс, часто указывается уровень образования. На основе причисления к среднему классу всех, имеющих достаточно высокий уровень образования, часто делается вывод и о наличии в России значительного по численности среднего класса. Самую общую оценку верхней границы экономически активной части среднего класса можно получить на основе данных о распределении занятых в экономике по уровню образования (Таблица 3). Если в качестве критерия принадлежности к среднему классу рассматривать высшее и среднее профессиональное образование, то 55% всех занятых в экономике удовлетворяют этому критерию. Эта доля сужается до 20%, если критерием служит лишь наличие высшего образования. И в том, и в другом случае вряд ли возможно отнести все эти группы к среднему классу, поскольку образование является лишь одной из предпосылок социального действия, его ресурсом, но само по себе может не приводить к тому, что статусная позиция, соответствующая положению среднего класса, будет занята.

Традиционным критерием для выделения среднего класса является социально-профессиональный статус.

Если потенциально отнести к среднему классу всех руководителей и специалистов, а также рабочих с высшим и средним профессиональным образованием, то в терминах статистики их общая численность составляет около 45%. В условиях отсутствия возможности четко проследить прочие критерии среднего класса, в первую очередь доходные и имущественно-потребительские характеристики, представляется, что данный показатель также малоинформативен и не позволяет ни подтвердить, ни опровергнуть принадлежность данной социальной группы к средним классам.

С точки зрения социально-профессиональных позиций с наибольшей долей вероятности в средний класс включают два больших слоя:

Специалистов с высшим образованием, работающих на местах, требующих высшего образования;

Малых предпринимателей.

Настоящее исследование концентрирует внимание на слое малых предпринимателей. Исключительная пристальность к этой социальной группе никак не означает попытки преувеличить его статус и значение в социальной стратификации современной России. Станут ли малые предприниматели основой среднего класса или же останутся одним из его многочисленных слоев – вопрос исторического будущего и социально-экономической эволюции. Акцент на данной социальной группе делается в той связи, что для российской общественной структуры это относительно новое социальное образование – “порождение реформ”, с развитием которого во многом связывались надежды на их успех.

6. Анализ Среднего класса в России.

Аристотель сказал: “В любом государстве есть три класса. Один – богат, другой беден и третий. Он наилучший”. Средний класс, как утверждают политики, социологи и маркетологи, является экономической опорой любого государства, и недооценивать его роль крайне неосмотрительно. Однако понятие “средний класс” относится к тому редкому типу понятий, которые используются часто и, как правило, без очень строгого смыслового наполнения. Под лозунгом экономического развития России образ представителя среднего класса прочно закрепился в печатных и телевизионных материалах, как предприимчивого человека, пытающегося не просто выжить в новых экономических условиях, а почувствовать себя хозяином положения, имея стабильный доход, собственное дело. Понятие “средний класс” в последнее время все чаще звучит с экранов телевидения и с газетных публикаций, чаще даже в словосочетании – средний класс – опора России, поддержка государства. Однако, говоря об этом понятии, каждый имеет в виду своего представителя “среднего класса”: от бизнесмена с месячным доходом в 1000 долларов до врача с доходом в 10000 рублей. Стоит заметить, что европейские стандарты “среднего класса” для России по ряду показателей нельзя применить, собственные же концепции сформированы неполностью. Примечательно, что от 65 до 75% нынешнего российского среднего класса зани­мали аналогичную ступень социальной лестницы и в начале периода рыночных реформ. Таким образом, обновление его происходит не столько за счет притока из других слоев общества, сколько за счет адаптивных способностей представителей позднесоветского среднего класса. Поэтому сегодня в России средний класс, с одной стороны, весьма лабилен, а с другой, – представляет собой конгломерат социально-профессиональных групп, интересы которых в сложившихся условиях трудно привести к “общему знаменателю”. К тому же, на разнохарактерность профессиональных интересов накладываются факторы поколенческой и весьма высокой территориально-поселенческой дифференциации (что нетипично для устойчивых рыночных обществ). Неоднороден средний класс и в имущественном отношении. В результате, как показало исследование, имея ряд точек соприкосновения на уровне базовых ценностей, по целому ряду позиций (в особенности, касающихся оценки как собственного положения, так и нынешнего положения страны и перспектив ее развития) различные слои среднего класса весьма существенно расходятся. Более того, в отличие от западных обществ, где нижний слой среднего класса составляет значительную, а то и подавляющую, причем довольно благополучную часть общества, в нынешней России данный слой – по своему статусу, доходу, уровню и качеству жизни, ментальным особенностям – гораздо ближе к бедным, чем к собственно среднему классу. К факторам, препятствующим становлению среднего класса как целостной общности, следует отнести и явную ориентацию нынешней власти на интересы преимущественно верхнего слоя общества. Если на Западе главный ресурс среднего класса – прежде всего, его профессиональные опыт и знания, его “человеческий капитал”, то в России эта логика оказалась деформированной: для многих, особенно в верхнем слое среднего класса, путь к успеху лежал не через накопление знаний и опыта, не через трудолюбие, а через близость к “большим деньгам” и связям. Невозможность реализации большинством представителей среднего класса своих социальных запросов блокирует формирование устойчивой, а, главное, общественно одобряемой модели поведения. В результате образ типичного представителя среднего класса – усердного работника, хорошего семьянина, добросовестного налогоплатель­щика, лояльного гражданина – пока не складывается. Нет и явных признаков формирования в среднем классе групповой идентичности с точки зрения роста уровня самоорганизации, взаимодействия, причем даже по защите собственных интересов. Уровень востребованности легальных и легитимных каналов отстаивания интересов крайне низок, каждый рассчитывает только на себя, свои силы и на ближайшее окружение. Именно этим объясняется тот факт, что голос среднего класса практически не слышен ни в общественной, ни в политической жизни страны. Таким образом, российский средний класс – не фантом, но на сегодня это – молчаливое меньшинство. Каковы же условия превращения среднего класса в активного субъекта социальных преобразований? К их числу, на наш взгляд, относятся: рост в рамках социально-профессиональных групп и слоев, входящих в средний класс, доли экономически и социально активн
ых граждан; формирование групповой идентичности, что предполагает не только кристаллизацию интересов, но и их формулирование, а значит, требует возрастания роли интеллектуальной элиты как выразительницы интересов и чаяний именно среднего класса; повышение в общественном мнении статуса образования, науки и культуры, престижа творческого высококвалифицированного труда; развитие горизонтальных связей, системы представительства интересов – если не в рамках всего среднего класса, что сегодня вряд ли реально, то хотя бы на уровне локальных сообществ, отдельных территорий и социально-профессиональных групп; усиление общественного влияния через формирование собственных социальных институтов (ассоциаций, объединений и т. п.) и мобилизацию в поддержку тех политических сил, которые ориентированы не столько на представительство узкогрупповых интересов, сколько на идею “общего блага”. Очень важно, как свидетельствуют данные исследования, что средний класс в Рос­сии осознает реальную противоречивость всего многообразия представленных в обществе интересов, но при этом исходит из возможности их неконфликтного согласования. К тому же, присущее его представителям понимание “общего блага” – равенство стартовых возможностей, забота общества об обездоленных, простор для инициативы и предприимчивости экономически и социально активных граждан, – представляет собой хороший базис, на котором может основываться реальное об­щественное согласие. Поэтому при указанных выше условиях средний класс в состоя­нии выполнить функцию стабилизатора и балансира разнонаправленных общественных интересов в России, как это имеет место в ряде современных обществ.

7. Средний класс в развитых странах.

Если представить схематически социальную структуру развитых стран, то получится “яйцо” (рис. 1): небольшие по численности низший (бедные слои) и высший (богатые слои) классы, многочисленный средний класс. К среднему классу на данный момент относят примерно 60-70% населения развитых стран мира.

Являясь основной социальной группой, средний класс развитых стран выполняет ряд очень важных социальных функций.

Базовой среди них выступает функция социального стабилизатора: добившись определенного места в социальной структуре общества, представители среднего класса склонны поддерживать существующее государственное устройство, которое позволило им достигнуть их положения. Следует учитывать, что средний класс играет ведущую роль в процессах социальной мобильности, и это также укрепляет существующий социальный строй, предохраняя его от социальных катаклизмов: недовольство низшего класса своим положением уравновешивается представленными им вполне реальными возможностями для повышения статуса в обществе.

Кроме стабилизирующей функции средний класс играет важную роль и в других социальных процессах.

В сфере экономических отношений средние слои играют роль экономических доноров – не только как производители огромной части доходов общества, но и как крупные потребители, инвесторы и налогоплательщики.

В культурной сфере средний класс является культурным интегратором – хранителем и распространителем ценностей, норм, традиций и законов общества.

Именно средний класс поставляет кадры чиновников и управленцев разного ранга – как для государственного аппарата, так и для бизнеса. Саморегуляция гражданского общества также основана на активности представителей среднего класса. Эту его роль называют функцией административно-исполнительного регулятора.

В странах “третьего мира” фигура, адекватно отражающая социальную структуру общества – “пирамида” (рис. 1): небольшая группа людей высшего класса, несколько бoльшая по численности группа представителей среднего класса, многочисленный низший класс. Относительная малочисленность среднего класса приводит к тому, что он не может полноценно выполнять те же функции, что в развитых странах. Это является одной из причин и, в то же время, следствием социально-экономического отставания развивающихся стран.

В каждой стране средний класс обладает той или иной спецификой. Близкими и легко сопоставимыми являются критерии образования и стиля жизни. Больше всего расхождений наблюдается по материально-имущественному критерию. Так, например, в Западной Европе принадлежность к среднему классу определяется наличием сбережений, а в Америке – широким использованием кредита. Дело в том, что европеец привык приобретать новые товары, откладывая для этого в течение длительного времени часть своего дохода, тогда как в США принято покупать товары в кредит, а затем в течение многих лет погашать его.

В развитых странах средний класс составляют в основном предприниматели, интеллигенция, служащие, представители творческих профессий, высококвалифицированные рабочие. При этом в “низший средний” класс попадают квалифицированные рабочие, к “среднему среднему” классу относятся мелкие предприниматели, служащие, чиновники и т. д., а к “высшему среднему” – управляющие, менеджеры и руководители высшего уровня, а также люди, имеющие наследственные богатства. В эпоху научно-технической революции внутри среднего класса возникает разделение на тех, кто работает в передовой сфере высоких технологий (термин “новый средний класс” все чаще используют именно по отношению к этим “постиндустриальным работникам”), и прочих, связанных с технологиями “вчерашнего дня”.

Срединное положение этой группы населения приводит к ряду противоречий. Так, по мнению некоторых леворадикальных обществоведов, средний класс выступает одновременно и в качестве эксплуатируемого, и в качестве эксплуатирующего: с одной стороны, его эксплуатируют представители крупного капитала, а с другой – он сам участвует в эксплуатации наемного труда. Другие критики современного капитализма подчеркивают, что в современном мире представители среднего класса вынуждены жить в атмосфере постоянного стресса, стремясь повысить (или хотя бы сохранить) свой уровень жизни. Поскольку традиционный пролетариат постепенно отмирает, сторонники социалистических идей начинают возлагать основные надежды именно на “восстание среднего класса” (так Б. Кагарлицкий называет антиглобалистское движение, опирающееся на средние слои). Либеральные круги, напротив, считают средний класс оплотом существующего строя.

Заключение

Появление среднего класса сопровождается изменением всей социальной структуры общества. Традиционные классы и слои теряют четкие очертания, размываются. Высококвалифицированный рабочий может оказаться одновременно представителем и рабочего класса и среднего класса. По каким-то признакам, сферам жизнедеятельности ” сильнее” может оказаться его принадлежность к своему классу, к своей страте в нем, а по другим признакам – к среднему классу. Появляется как бы вторая социальная структура, при том, что первая (традиционная классовая) тоже еще отнюдь не потеряла своего значения. Оставляя в стороне вопрос о функциях среднего класса, остановимся на препятствиях, на которые наталкивается сейчас процесс формирования среднего класса в России. Такими препятствиями являются:

– Недостаточность слоя современных высококвалифицированных рабочих, специалистов, менеджеров и т. п., их в Росси относительно мало, качества работника не могут существенно превышать качества материально-технической базы, на которой он работает;

– невостребованность обществом и того, что есть, обусловленная глубоким экономическим кризисом, сопровождающим переход экономики к рыночным отношениям;

– низкий уровень жизни, доходов тех групп, которые могли бы в перспективе составить средний класс;

– неустойчивость статусов большинства социальных групп, в том числе и новых, обусловленная не только кризисом и переходностью, но и тем, что собственность не обеспечена пока системой социальных институтов, обеспечивающих ее защиту и нормальное функционирование.

Таким образом, структурное оформление среднего класса возможно при наличии непротиворечивого и взаимодополняющего комплекса внутренних и внешних факторов. К числу внутренних можно отнести развитие автономной активности, четкое очерчивание круга социальных интересов, групповую идентификацию, формирование системы социокультурных ценностей, норм и санкций, а к числу внешних – стабилизацию социально-экономических и политических институтов и способность общества к воспроизводству этой стабильности, под которой следует понимать не консервацию существующего порядка, а предсказуемость и открытость действий власти.

Список литературы

1. Антов А. Понятие “социальная структура” в современной социологии // Социологические исследования 1996г.,№7

2. Беленький В. Х. О Среднем классе в России // Социально-политический журнал 1994г., №11-12

3. Галкин А. А. Тенденции изменения социальной структуры // Социс 1998г.,№7

4. Панферова В. В., Мечников М. А. Социальная стратификация (социальное неравенство, проблемы, причины) //Социально-политический журнал 1996г.,№5

5. Тарасов А. “Средний класс” или “мещанский слой”, заметки социолога // Свободная мысль 1998г.,№1


Зараз ви читаєте: Средний класс на Западе и в России