Структурализм в гуманитарных знаний

Структурализм, научное направление в гуманитарном знании, возникшее в 20-х гг. 20 в. и получившее позднее различные философские и идеологические интерпретации. Возникновение С. как конкретно-научного направления связано с переходом ряда гуманитарных наук от преимущественно описательно-эмпирическому к абстрактно-теоретическому уровню исследования; основу этого перехода составило использование структурного метода, моделирования, а также элементов формализации и математизации. Лежащий в основе конкретно-научного С. структурный метод первоначально был разработан в структурной лингвистике (или лингвистическом С.), а несколько позднее был распространен на литературоведение (см. Структурализм в литературоведении), этнографию, историю и некоторые др. гуманитарные науки. Поэтому С. в широком смысле фактически охватывает целый ряд областей знания, заметно различающихся как по конкретным модификациям структурного метода, так и по его реальной роли в исследованиях. В более узком (и строгом) смысле под С. имеют в виду комплекс научных и философских идей, связанных с применением структурного метода и получивших наибольшее распространение в 60-х гг. во Франции (французский С.). Его основные представители – французские ученые: этнолог К. Леви-Строс, историк культуры М. Фуко, психоаналитик Ж. Лакан, литературовед Р. Барт, а также искусствовед У. Эко (Италия).

Основу структурного метода образует выявление структуры в специфически структуралистском понимании этой категории – как совокупности отношений, инвариантных при некоторых преобразованиях. В такой трактовке понятие структуры характеризует не просто устойчивый “скелет” какого-либо объекта, а совокупность правил, по которым из одного объекта можно получить второй, третий и т. д. путем перестановки его элементов и некоторых др. симметричных преобразований. Т. о., выявление единых структурных закономерностей некоторого множества объектов достигается здесь не за счет отбрасывания различий этих объектов, а путем выведения различий как превращающихся друг в друга конкретных вариантов единого абстрактного инварианта. Правила такого дедуктивного выведения и превращения черпаются из ряда разделов дискретной, “качественной” математики -теории групп, комбинаторики и др.

Поскольку при таком подходе центр тяжести падает на операции преобразования, применяемые к объектам самой различной природы, характерную черту структурного метода составляет перенесение внимания с элементов и их “природных” свойств на отношения между элементами и зависящие от них реляционные, т. е. системоприобретенные свойства (в С. это формулируется как методологический примат отношений над элементами в системе). Можно указать следующие основные процедуры структурного метода: 1) выделение первичного множества объектов (“массива”, “корпуса” текстов, если речь идет об объектах культуры), в которых можно предполагать наличие единой структуры; для изменчивых объектов гуманистики это означает прежде всего фиксацию их во времени – ограничение сосуществующими объектами и временное отвлечение от их развития (требование методологического примата синхронии над диахронией ; сначала исследовать синхронические отношения сосуществования и непосредственного взаимодействия, а потом – историю, диахроническое развитие); 2) расчленение объектов (текстов) на элементарные сегменты (части), в которых типичные, повторяющиеся отношения связывают разнородные пары элементов; выявление в каждом элементе существенных для данного отношения реляционных свойств; 3) раскрытие отношений преобразования между сегментами, их систематизация и построение абстрактной структуры путем непосредственного синтезирования или формально-логического и математического моделирования, а затем выведение из структуры всех теоретически возможных следствий (конкретных вариантов) и проверка их на практике.

Осуществление этих процедур предполагает, следовательно, наложение определенных ограничений на объект (например, это может быть отвлечение от развития, от субстрата элементов и т. д.), за счет чего и удается выявить абстрактную структуру как совокупность скрытых внутренних отношений, на пересечении которых находятся элементы – носители реляционных свойств. Если эти процедуры осуществлены в логически завершенном виде, к полученной структуре могут быть применены логико-математические операции, дающие возможность достаточно строгого дедуктивного построения теории.

Внедрение в гуманитарные науки структурного метода в такой его трактовке связано с радикальной перестройкой самого предмета этих наук – с построением новых типов идеальных объектов, обладающих высокой степенью конструктивности, с возникновением новых типов межпредметных связей. Как правило, вычленение структурного аспекта в гуманитарных дисциплинах осуществляется на некоторой знаковой системе, благодаря чему конкретно-научный С. тесно переплетается с семиотикой, образуя единый комплекс структурно-семиотических исследований со значительным удельным весом методов кибернетики и теории информации. Характерную черту структуралистского подхода к знаковым системам составляет стремление за сознательным манипулированием знаками, словами, образами, символами обнаружить неосознаваемые глубинные структуры, скрытые механизмы этих систем. С точки зрения С., именно переход к изучению таких структур бессознательного обеспечивает научную объективность исследования, позволяя либо отвлечься от понятия субъекта, либо постичь его как вторичное, производное от этих структур образование. Понятие бессознательного здесь, навеянное традицией фрейдизма, вместе с тем существенно переосмыслено: бессознательное “структурировано как язык” (Лакан), оно “накладывает структурные закономерности на поступающие извне элементы – импульсы, эмоции, представления, воспоминания” (Леви-Строс).

Объект исследования конкретно-научного С. – культура как совокупность знаковых систем, важнейшая из которых – язык, но в которую входят также наука, искусство, религия, мифология, обычаи, мода, реклама и т. д. Именно на этих объектах структурно-семиотический анализ позволяет обнаружить скрытые закономерности, которым бессознательно подчиняется человек. Этим закономерностям соответствуют глубинные пласты культуры, по-разному определяемые в разных концепциях (понятия “эпистема” и “дискурсивные формации”, характеризующие глубинные уровни знания у Фуко, понятие “письмо” у Барта и Ж. Деррида, “ментальные структуры” у Леви-Строса и т. д.), но во всех случаях рассматриваемые в качестве опосредующих отношение человеческого сознания и мира. Сознание и самосознание человека, игнорирующие это опосредование, оказываются, по С. источником иллюзий относительно свободной и суверенной деятельности человеческого “Я”. В связи с этим в С. пересматривается ряд традиционных понятий гуманистики – таких, как автор, творчество, произведение и др. Выступая против традиционной “истории идей”, С. делает упор на качественных преобразованиях культуры, основанных на радикальных перестройках глубинных структур. Одновременно на др. уровне абстракции в С. развиваются поиски широких типологических обобщений, общечеловеческих универсалий, всеобщих схем и законов деятельности интеллекта.

Конкретно-научный С. показал свою плодотворность в изучении культуры первобытных племен, в фольклористике и др. областях. В то же время он вызвал острые дискуссии в конкретно-научном и философском плане.

Философские интерпретации С. можно разделить на две основные линии – философские идеи самих ученых-структуралистов и структуралистскую идеологию, распространившуюся в 60-е гг. во Франции. Философские идеи структуралистов формулировались в процессе осмысления перехода гуманитарного знания на абстрактно-теоретический уровень и его сближения с естествознанием. Это осмысление, осуществляясь в значительной мере в рамках картезианско-кантианской традиции (но испытывая также влияние позитивизма и фрейдизма), привело к выдвижению дуалистических концепций – “кантианства без трансцендентального субъекта” Леви-Строса, “исторических априори” Фуко. Преувеличение роли бессознательных механизмов знаковых систем и культуры в целом в соединении со слишком широкими обобщениями привносит в концепции С. элементы эклектики, хотя в своих исходных принципах они в общем воспроизводят с некоторыми модификациями кантовский дуализм формы (в данном случае бессознательных структур) и содержания (эмпирических данных). Их специфическая “антисубъектная” тенденция в сильной степени связана с борьбой против экзистенциализма и др. субъективистских течений, отрицающих возможность объективного познания человека. В то же время, выступая не в виде теоретически развернутых систем, а в виде отдельных высказываний, философских гипотез, концепции С. нередко оказываются неустойчивыми, склонными к компромиссу с тем же экзистенциализмом, с феноменологией и т. п. К такому же сближению приводят и попытки построения более или менее целостной философской концепции, охватывающей “дознаковый” и “доструктурированный” уровень реальности (Деррида).

Структуралистская идеология воплощает в себе еще один шаг к абсолютизации некоторых конкретно-научных положений С. (отчасти вопреки самим структуралистам), а также перенос их в плоскость глобального осмысления проблем современного общества. На этом уровне С. – в глазах как некоторых его адептов, так и критиков – представляется в виде некоего современного мировоззрения, основанного на противопоставлении структуры человеку и истории (т. н. концепция “смерти человека”, получившая особенно широкое распространение среди критиков С.). В этом противопоставлении в превращенной форме отражаются противоречия между личностью и структурами государственно-монополистического капитализма. Вместе с тем подмена конкретных общественных структур “структурой вообще”, символизирующей некое антигуманное начало, мистифицирует реальные общественные проблемы и используется как технократизмом, так и анархизмом. Обострение социальных конфликтов в конце 60-х гг. во Франции и др. странах, воспринятое как практическое опровержение мифа о “всесилии структур”, нанесло удар по структуралистской идеологии.

Представители экзистенциализма, персонализма, феноменологии подвергли С. в целом острой критике как “сциентистское” (см. Сциентизм ), “антигуманистическое” течение. Эта критика, исходившая из позиций абстрактного гуманизма и субъективистского иррационализма, была в значительной мере нацелена против самой идеи научного исследования общественных явлений. В отличие от нигилистической критики, часто не разграничивавшей конкретно-научный и философский уровни в С., марксисты во Франции, в СССР и др. странах дают научный анализ С. как сложного и противоречивого комплекса идей, требующего дифференцированного подхода. Подчеркивая правомерность и вместе с тем ограниченность структурного метода как одного из специально-научных методов, марксистская критика дает отпор отдельным попыткам противопоставить структурный метод материалистической диалектике или подменить первым вторую. Подвергая принципиальной критике структуралистскую идеологию, марксисты в то же время отграничивают ее от позитивных конкретно-научных исследований.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Структурализм в гуманитарных знаний