Туристско-краеведческая однодневная экскурсия по селу Партизанское

ТУРИСТСКО-КРАЕВЕДЧЕСКАЯ ОДНОДНЕВНАЯ ЭКСКУРСИЯ

ПО СЕЛУ ПАРТИЗАНСКОЕ

Маршрутная лента однодневной туристско – краеведческой экскурсии

по с. Партизанское

Масштаб 1:500

ПРОГРАММА ТУРИСТСКО-КРАЕВЕДЧЕСКОЙ ЭКСКУРСИИ

ПО СЕЛУ ПАРТИЗАНСКОЕ

1. История создания села Партизанское. Вышка мобильной связи.

2. Змеиная пещера.

3. Хозяйственный комплекс ООО “Южная-Холдинг”

4. Партизанская общеобразовательная школа 1-3 ступеней.

5. Гора останец Красная. Памятник погибшим солдатам в годы Великой Отечественной Войны

6. Карьер.

7. Строительство храма “Покрова Божьей Матери”.

8. Партизанское водохранилище.

9. Усадьба Бороздина – Давыдова.

10. Городище Бакла.

К далеким землям с детства мы пристрастны,

Нам представлялось, что они прекрасны.

А наши земли? Слишком все знакомо,

Что ж может быть особенного дома?

Е. Долматовский.

Люблю свой край:

Поля, леса, луга.

Но время пролетит,

Промчаться дни и годы

Смогу всем рассказать,

Ведь я мечтал всегда.

Закончив школу – стать экскурсоводом.

Вот Воронцовский парк, вот-

Ласпри, Уган-Су;

Здесь хан Гирей льет слезы по Марии

Люблю свой Крым я, родину свою

Леса и горы милой Киммерии

Галета Дмитрий, 11 кл.

Остановка №1

Я хочу поведать об истории села Саблы ( ныне с. Партизанское) , о том, какую роль оно сыграло в историческом прошлом нашего полуострова, рассказать о поме­щичьей усадьбе, находящейся на территории с. Каштановое, являющейся поистине уникальным историческим памятником, вошедшим в историю, как дом Грибоедова в Саблах.

Село Саблы раскинулось в живописной долине реки Альмы. Интересна история этого села: по данным археологии человек поселился б здесь не менее десяти тысяч лет назад (это были неандертальцы, охотники на мамонтов, а затем кроманьонцы). В первом тысячелетии н. э. в окрестностях нынешнего села Парти­занское обитали тавры и племена Кизил-Кобинской культуры. Позднее здесь появилось небольшое христианское поселение. Всего в окрестностях села известно не менее 50 разнообразных и разно­временных археологических памятников и находок.

Село Саблы было основано примерно 215 лет тому назад. Известно, что первыми хозяевами Саблов были мурзы Соблынские, эмигрировавшие в Турцию после присоединения Крыма к России. От них и произошло название села Соблы, впоследствии Саблы.

В 1787 году, по предложению Новороссийского генерал-гу­бернатора князя Потемкина, вся Саблынская дача в размере трех тысяч десятин удобной и четырехсот семидесяти неудобной земли была отдана жене адмирала Мордвинова и капитану флота Плещееву. В округе ее находились три татарские деревушки – Амага-Собла, Орта-Собла, Юкары-Собла, в общем количестве пятидесяти восьми дворов с населением в 310 человек. Взаимные отношения этого коренного населения с новым собственником земли (адмирал Н. С.Мордвинов) с первого же времени должны были обнаружить взаимное непонимание и недовольство, естественно отражавшие собою всю болезненность столкновения двух различных культур – русской и татарской, все противоречия в экономическом и социальном укладе жизни этих двух народностей. Примитивность сельского хозяйства, обусловлен­ная сравнительно недавним переходом татар к оседлой жизни и преобладающим значением скотоводства, невольно поражала рус­ских и ставилась ими в вину местному населению.

Новый владелец Саблов, менее всякого другого склонен был понимать всю исторически сложившуюся особенность местных понятий и устоев жизни. На фоне крымской жизни того времени, он представлял собою весьма крупную фигуру, являясь ярким представителем крымского дворянства.

Многочисленные его доклады, мнения и прошения, подаваемые в Государственный Совет, частые письма, обращенные к высокопос­тавленным лицам, отражали общее настроение и сыграли известную роль в выработке основных принципов, определивших крымские земельные порядки. В них прежде всего подчеркивалось вполне определенное понятие о собственности, слаборазвитое еще у крымских татар, часто смешивавших его, что вполне понятно при слабой земледельческой культуре. В одном из своих докладов Н. С.Мордви­нов пишет: “Татары самовластно овладели и пользуются моими зем­лями, рубят и продают мои леса и, изгнав приказчика моего, сами всем распоряжаются”.

Разрешить эти споры должна была Комиссия по решению зе­мельных споров, специальный орган, созданный правительством с целью урегулировать все выявившиеся противоречия и построить крымские земельные отношения на основах возможной справедливости. В числе других поступило в эту Комиссию тяжебное дело Саблынских татар с Мордвиновым. Правила, положенные первоначально в основу деятельности Комиссии и клонивши, по возможности, к сохра­нению старых крымских земельных порядков, взаимоотношений, вызвали энергичный и настойчивый протест со стороны крымских помещиков.

Эта возбужденность страстей нашла себе разрешение в дополне­нии к правилам Комиссии, вышедшем в 1804 году и во всем благопри­ятном для крымских помещиков. В нем отрицалось право на землю у тех татарских крестьян, которые жили на бывших ханских и мурзинских землях, в доказательствах земельной собственности отдавало­сь предпочтение письменным документам и, наконец, оказывалось пред­почтение тем лицам, которые уже на пожалованных им землях соору­дили какие-либо хозяйственные построек.

За не предоставлением татарами надлежащих письменных документов на право владения Саблынской землей, тяжебное дело татар с Н. С.Мордвиновым было разрешено в пользу последнего.

Наша экскурсия начнется с живописного места, в окрестностях села Партизанского где установлена вышка мобильной связи. С этого места хорошо просматривается вид на Змеиную пещеру. Куда сейчас мы и направляемся.

Остановка №2

Змеиная пещера. Ее длина 320 м, а местные жители утверждают, что она еще длиннее. Пещера расположена в 10 км к юго-востоку от Симферополя. Дорога к ней начинается у с. Партизаны. Подъем под силу каждому, но не мешает более опытным оказать помощь новичкам и подстраховать тех, кто слабее. Особенно осторожным надо быть там, где выступы и неровности известняковой стены отполированы руками и одеждой посетителей до блеска.

Впечатляют размеры входа. Он имеет грибообразную форму; его высота от а 11 м, ширина 5 м. Над головой – арка свода с извилистой трещиной по центру, широкой вначале и постепенно суживающейся в глубине. Сквозь нее просматривается еще одни свод. Оказывается, в пределах входа четко выражены два этажа, а всего их три (это редкое явление среди полостей предгорного Крыма). Первый и второй этажи пещеры хорошо прослеживаются, фрагменты третьего сох хранились только в привходовой части. Здесь лежит плоская, как стол, глыба. Взобравшись на нее, через трещину можно сразу попасть на третий этаж. По ширине и высоте он уступает второму, но имеет несколько боковых ответвлений. Они извилисты, часто, пересекаются между собой, образуя в местах соединения небольшие расширения. Лазы почти наполовину заполнены сухим охристым суглинком. Дневной свет меркнет в 15 м от входа. Здесь второй и третий этажи сливаются в одну галерею, так как межэтажные перекрытия уничтожены обвалом. Поэтому высота хода резко возрастает до 5-7 м. Впервой же расширении сделайте короткую остановку: глазам надо привыкнуть к искусственному освещению.

В 1924 г. Змеиную пещеру исследовал местный краевед С. И. Забнин. Он получил путем шифрования разновременный материал (в частности, относящийся к эпохи бронзы). После войны полость изучал археолог А. А. Щепинский. В толще желтого суглинка он обнаружил обломки глиняной посуды и костяную проколку, собрал много костей животных (в основном домашних) и даже человека.

Змеиную пещеру использовали и скифы, городище которых было расположено непосредственно над полостью, на мысе Батарея. Ныне пещера безводна, лишь кое-где сохранились доказательства былого существования небольших по объему подземных озер. У тавров и скифов пещера выполняла разные функции.

Пройдя от колодца по нижнему ходу 20 м, попадаем в основную галерею. Галерея извилиста, на поворотах ее перегораживают выступы коренных нуммулитовых известняков. Они выглядят отдельными глыбами, так как с трех сторон имеют щелевидные лазы. Местами слишком узкие проходы заставляют взбираться на глыбы и тут же спускаться. В расширениях галереи глыбовые завалы покрыты слоем красной глины.

В углублениях свода Змеиной пещеры обитает один из видов летучих мышей – большой подковонос. Этот симпатичный зверек темно-серого цвета весит не более 20 граммов, назван так за нарост на мордочке в виде гладкой подковки, охватывающей ноздри с боков и спереди. На носу торчат кожистый гребень и ланцет-это не украшение и не аппарат устрашения, а своеобразная антенна. Большой подковонос издает звуки не ртом, как большинство летучих мышей, а носом, и звук распространяется на 6-8 м, тогда как у других видов всего на 1-2 м.

Большие подковоносы не образуют больших скоплений, а держатся одиночно или группой до десяти особей.

Летучие мыши чрезвычайно полезны, они уничтожают массу ночных насекомых (в том числе и многих кровососущих), вредителей сельского хозяйства. До массовых посещений пещеры летучих мышей зимовало здесь намного больше. Сейчас можно встретить от одного до пяти экземпляров.

По наклонной плите спускаемся в миниатюрное подземное ущелье (высота до 10 м, ширина на уровне пола до 2,5 м), в начале которого есть доступная щель, ведущая в боковой ход. На стенах его, покрытых мелкими кальцитовыми цветами, сохранились следы былого обводнения пещеры. Здесь длительное время существовало подземное озеро, уровень которого троекратно понижался, о чем говорят фрагменты горизонтальных кальцитовых оторочек. По высоте их над иолом можно судить о глубине озера: 2 м, 1,8 м и 1м. На полу от него остался мощный слой тонко-отмученной глины.

За расщелиной следует узкий ход, ведущий в обвальный зал с крупными глыбами. Многие принимают его за конец пещеры, так как здесь трудно найти ее продолжение. Между обломками имеются отверстия, создающие впечатление удобных лазов, на самом деле это промежутки между несцементированными глыбами. Новички обычно ползают среди них, попадая… из одного конца зала в другой. К тупику ведут два хода. Один расположен у самого входа в обвальный зал, другой – в правом дальнем его углу. Оба они приводят в широкую галерею высотой более 4 м, сохранившую на своде цепочку сталактитов. Дальше хода нет. К выходу следует идти прежней дорогой.

Остановка №3

Ну, вот мы пришли к месту, где находиться главный хозяйственный комплекс села ООО “Южная – Холдинг”.

28 января 1960 года, на основании решения облисполкома “О разукреплении и изменении производственных направлений отдельных совхозов Крымской области”, управления совхозов “Южный”, “Альминский”, “Залесье” были объединены, образовав территории птицекомбината “Южный” с центральной усадьбой в

С. Перово. На смену подвигу воинскому, партизанскому, пришел трудовой. На месте ожесточенных боев выросла одна из самых крупных современных птицефабрик “Южная”. Начинается подъем в развитии сельского хозяйства. В этот период идет подъем в развитии птицефабрики “Южная”.

Сегодня здесь производят около 1 млн. птицы в год. Птица востребованная, работает 262 сотрудника, очень дружный коллектив. Работать приходиться много, нельзя потерять марку.

Побывав внутри одного из корпусов убедились, что птица содержится в теплоте и чистоте, очень доброе отношение к птице всего коллектива. Управляющая предприятия Возлякова Н. И. сообщила нам, что сейчас идет реконструкция корпусов, и показала нам два корпуса с новым оборудованием.

Остановки №4,№5

С горы спускаемся в село, с левой стороны перед нами Партизанская общеобразовательная школа 1-3 ступеней, построенная в 1981 году. С правой стороны мы видим гору останец Красную – это место эрозии текучих вод, в результате которой гряды отделены на плосковершинные, крутосклонные массивы. Сегодня где протекала вода проходит главная дорога села. Красная гора в настоящее время играет не маловажную роль в жизни села. Это прежде всего карьер где добывают строительные материалы, в основном песок. А со стороны дороги – это ритуальная гора, здесь находиться местное кладбище и памятник погибшим партизанам в годы Великой Отечественной Войны.

Во время Великой Отечественной войны село Саблы (ныне Партизанское) подверглись захвату силами фашистов, которые грабили все на своем пути. В первые же дни войны многие колхозники с. Саблы ушли в ряды Советской Армии.

Первым днем партизанской жизни в Крымских лесах считается 20 октября 1941 года. В конце октября 1941 года немецко-фашистские захватчики ворвались в Крым.

Части Советской Армии отступали к Севастополю.

Хозяйничанье гитлеровцев в Саблах – самая мрачная страница в истории села. Террор, голод, каторжный труд – вот, что принесли советским людям фашисты.

Колхозных вожаков расстреляли в Симферополе.

В деревне были созданы общины. Труд в Саблынской общине был подневольным, здесь урожай, собранный населением, немцы вывозили. Люди ничего не получали за свой труд. Кроме того, они должны были платить налоги: подушный, поземельный налог оборота. С весны 1942 года немцы начали угонять советских людей, в первую очередь молодежь, на каторгу в Германию.

3 июля 1942 года фашисты захватили Севастополь. Это осложнило положение партизан. 12 июля немцы начали ” большой прочес” крым­ских лесов. Против партизан оккупанты двинули хорошо вооруженную 22- тысячную армию.

К 14 июля 3-й партизанский район, в котором сражались саблынцы, был окружен. Силы партизан составляли 500 боеспособных человек. С ними около 100 больные и раненых, женщин и детей. Боеприпасов не хватало. Двое суток без воды и почти без пищи, по крупным лесистым склонам, с ранеными и детьми на руках пробирались партизаны к горе Хейролан.

Тщательная разведка дала возможность партизанам выйти из окруже­ния и почти полностью сохранить личный состав, спасти больных и ране­ных.

19 июля фашистские войска, не добившись успеха, покинули третий партизанский район.

К осени 1943 года Сабли стали подпольной базой партизан. В районе был организован 7-й партизанский отряд, командиром был назначен Матвей Гвоздев, комиссаром – Алексей Палажченко.

Героически сражалась молодежь. О подвиге двух юных развед­чиков Ивана Гнатенко и Германа Таймина мы узнали из статьи А. Палажченко “Последняя граната”. Иван и Герман подорвали себя на последней гранате и при этом уложили более 30 гитлеровцев.

Еще одна страшная трагедия произошла в Саблах 2 декабря 1943 года, Фашисты схватили семьи партизан, стариков и женщин с малыми детьми, загнали в дома на Шоссейной улице, затем давали две очереди автоматов – одну по головам, другую по ногам лежащих. Заколачивали дома и поджигали. Пятнадцатилетний Коля Костриченко выпрыгнул из окна дома и чудом спасся. Он сообщил односельчанам о злодеяниях на Шоссейной улице. Многие люди ночью бежали в лес. Партизаны специально для них организовали гражданский лагерь.

Спустя несколько дней немцы полностью сожгли деревню. Уцелев­шие жители ушли к партизанам.

Одним из решающих сражений стал Бешуйский бой, который длился с двух часов дня до шести часов вечера 6 февраля 1944 года. Много партизан погибло в том бою, но вся группа гитлеровцев была уничтожена.

8 апреля советские войска из Керчи и на Перекопе перешли в наступление. С новой силой ударили по врагу партизаны.

16 апреля 1944 года из леса, в сгоревшее дотла село, возврати­лись жители, примерно 350-400 человек: старики, женщины и дети, мужчины еще воевали.

Однако, несмотря на разрушительные итоги войны, село Саблы было восстановлено.

Остановки № 6,№7

Пройдя от Красной горы на юг по главной дороге (800м), мы знакомимся сразу с двумя объектами:

Карьер – где на поверхности выходы магматических пород, граниты, диориты – это уникальное место, которое ежегодно посещают студенты различных высших учебных заведений Украины т. к. здесь они проходят практику по геологии.

Пройдя по трассе всего 10 м. мы видим строительство храма “Покрова Божьей Матери”. Это имя старой церкви, взорванной в годы революции.

В 1883 году из дачи владения Е. С. Давыдовой были выме­жеваны три участка земли под церковную землю, для строитель­ства храма “Покрова Божьей Матери”. Предпосылкой строи­тельства храма являлся рост населения трех деревень – Саблов, Бешуи и Карагачи.

Вот как об этом пишет историк П. В.Никольский: “…Наряду с экономическими постройками, связывающими когда-то в одно хозяйственное целое господскую усадьбу с сотнями кре­стьянских дворов, между деревней и помещичьем домом располо­жилась так же и церковь, как символ их морального объединения”.

Церковь византийского типа была построена на скале, вблизи дороги Симферополь – Саблы, Бешуи, а освящена в 1916 году. Эффект удачного месторасположения на скале создавал запоминающуюся панораму местности, где силуэт церкви играл доминирующую роль. На данный момент на месте церкви стоит жилой дом, а сама церковь (согласно легенде, которая до сих пор ходит по селу) была взорвана немцами вместе с на­ходящимися в то время в ней людьми.

В данное время диабазовые глыбы напоминают людям о ней.

В ограде Покровской церкви был сооружен семейный склеп-часовня, где покоился прах П. В.Давыдова (умершего в 1912 г.) и Е. С.Давыдовой (умершей в 1918 г.). Часовня в основном сохра­нила свой первоначальный вид и ныне используется жителями как складское помещение (судьба останков неизвестна). В 1906 году на месте, где была церковь, на средства Таврического комитета народных училищ была построена одноэтажная школа для крестьянских детей. Ныне на ее месте стоит жилой дом.

25 мая 2007 года высокопреосвещейнейшим Лазарем, митрополитом Симферопольским и Крымским был заложен первый камень строительства храма “Покрова Божьей Матери”

Строительство церкви идет за счет пожертвований местных прихожан. Службу ведет во временном храме, настоятель храма с. Партизанского иерей Дмитрий.

Остановка №8

Наша экскурсия продолжается к Партизанскому водохранилищу. Партизанское водохранилище на реке Альма, объемом 34, 4 млн3 было сдано в эксплуатацию в 1967 году – к 50-летию Советской власти. С 1986 года началось строительство комплекса очистных сооружений. В ноябре 1974 году очистные сооружения производительностью 80 тыс. м3 /сутки были сданы в эксплуатацию. В комплекс Партизанского гидроузла входят: Партизанское водохранилище на р. Альма, очистные водопроводные сооружения, предназначенные для обработки воды, и насосная станция второго подъема для подачи питьевой воды. Проходя через очистные водопроводные сооружения, вода очищается поэтапно: осуществляются коагулирование, отстаивание, фильтрация и хлорирование. Территория ВОС ПГУ составляет 6 га. На ПГУ работают 78 человек, с апреля 1999 года работой комплекса Партизанского гидроузла руководит Виктор Николаевич Тучков.

Остановка №9

Наш маршрут продолжает историческое место села – усадьба Бороздина-Давыдова. Задумав устроить себе удобное местопребывание вблизи Симферополя, с которым он был связан своей службой, Таврический губернатор А. М.Бороздин с торгов в Санкт – Петербурге купил у адмирала Мордвинова Саблынскую дачу и перевел сюда девяносто семейств своих крепостных из Киевской губернии, предварительно воспользовавшись правом отказа в аренде местным татарам.

Это был один из первых старожилов Тавриды. А. М.Бороз­дин был просвещенным человеком, наделенным тонким и острым умом. Воспитанник Кембриджского университета, он много путешест­вовал. “Способный на большую активность в учебе, он воспользо­вался своими путешествиями для изучения многих наук, желая приме­нить свои знания на практике”, – отмечал его современник иностранец Гамба.

В начале XIX века А. М. Бороздин приступил к устройству своего имения в Саблах. Целая хозяйственная революция, осуще­ствленная им, изменила картину жизни в этом затерявшемся уголке Крыма. Размах широкой барской натуры, огромные капиталовложения сыграли свою роль. “Владения, прилегающие к Саблам простираются на много миль вокруг. Около деревни, здесь и там видны большие строения, предназначенные для фабрик. В центре их находился прекрасный дворец-резиден­ция генерала,.. Он (Бороздин) предложил мне посмотреть снача­ла сад, которым много занимался и который, действительно

Нахо­дился в хорошем состоянии. Здесь он не только насадил лучшие сорта фруктов, но разводил большое количество редких расте­ний; иные из них содержались в оранжереях. Много слуг занима­лись этой частью его хозяйства, а кроме того, он уступил не­большие участки некоторым иностранцам, чтобы они работали над этим сами”, – передает свои впечатления французский консул Гамба, посетивший в то время Крым. В истории развития крымского промышленного производ­ства эти сады сыграли очень большую роль.

Так же Гамба пишет: “Затем нас повели на суконную фабрику, расположенную в нескольких верстах. Большая часть машин, упот­реблявшихся для выделки шерсти, были французского производства; рабочими же были его крестьяне, и они работали так сказать ни за что. Шерсть стоила ему недорого, т. к. он владел стадами мериносов в сто тысяч голов, которые паслись на обширных прос­транствах степей или на горах, взятых у правительства в аренду, за небольшую плату. Вырабатываемое сукно могло идти по такой дешевой цене, что я приобрел для себя кусок черного цвета на костюм, не более чем за двадцать пять франков…”

Бороздин устроил еще в Саблах небольшой кожевенный завод и подумывал об учреждении фабрики химических продуктов (крася­щие вещества), проект которой, однако, остался без осуществле­ния. Также ежегодный доход Бороздина увеличивала прибыль, полу­чаемая от продажи сена, дров. Водяные, лучшие мельницы, шинок, а также налог на право выделки жителями Карагача черепицы, приносили также немалый годовой доход.

Усадьба отличалась добротностью построек, воспринима­лась как единый комплекс архитектурного и садово-паркового искусства. Свое имение А. М.Бороздиы строил по функциональному принципу, типичному для помещичьих усадеб юга России.

Центром пространственной композиции являлся господский дом с хозяйственными постройками, находившимися в непосредственной близости друг от друга. Служебные корпуса располагались на довольно большом пространстве, представляющем собой замкнутый двор в виде вытянутого прямоугольника. Постройки в основном находились в непосредственной близости друг с другом, что было очень удобно и рационально. Историк П. В.Ни­кольский писал: “Уютный дом и старый парк невольно заставляют воображение работать в духе невольной идеализации прошлого, какое свойственно возбуждать в людях многим памятникам старины”. Необходимо обратиться к подлинным документам, чтобы нарисовать правдиво картины этой ушедшей жизни. Представим себе жизнь этого старого помещичьего дома в том виде, какою она казалась много лет тому назад случайно заехавшему сюда западному гостю (состояние дома и порядок). “Хотя господский дом, – пишет Гамба, – был весьма изящной постройки, трудно, однако, вообразить, какой беспорядок здесь господствовал, до какой степени общее благосостояние и удобства жизни были здесь мало представлены. Неопрятность и изящество, роскошь и нищета, казалось, спорили в этом жилище: в гостиной диван и ценные гравюры, рояль; в вестибюле отрепья лакеев, пол поношенный и плохо содержимый; потом столовая, голая и без занавесей, тогда как посередине можно было видеть серебряную посуду…”. Эти слова иностранца в значительной мере рассеивают обычные пред­ставления о высокой степени культурности русского барства в прошлом, о комфорте и удобствах жизни в старых усадьбах. “Наконец, у гостеприимного хозяина отличный повар, погреба полны французских вин, а для ума не менее обильная и вкусная пища; в щегольски убранном доме богатая библиотека.. .” – отме­чает русский путешественник. Неудивительно, поэтому, что Саблы и Кучук – Лашбат (другое имение Бороздина в Крыму) считались в свое время чем-то вроде культурных оазисов в далеком Крыму и постоянно привлекали многочисленное общество. Здесь бывали наиболее известные крымские помещики во главе с французским эмигрантом, инспектором “ногайского народа” графом

Де-Мезоном, и все, более или менее выдающиеся русские и иностранные путе­шественники. Одно время гостил в Саблах, по дороге в Персию, А. С.Грибоедов. Впервые в Саблы Грибоедов прибыл 9 июля 1825 года. Альминская долина произвела на поэта чрезвычайно прият­ное впечатление. До конца августа Грибоедов прожил в Саблах, это подчеркивает следующая фраза к другу Бегичеву из Симферополя: “Я тотчас не писал к тебе, по важной причине, ты хотел знать, что я хотел с собою делать: а я сам еще не знал, чуть было не попал в Одессу, потом подумал поселиться надолго в Саблах, неподалеку отсюдова…”

Привлекал Грибоедова хозяин, прекрасный собеседник, знаток и “старожил Тавриды”. Бороздин имел обширную библиотеку, кол­лекцию натуральной истории, уникальную картинную галерею, бильярдную. Их объединяли общие знакомые по Петербургу, Франции. Тихая изумительная деревня с огромным фруктовым садом, уединен­ными беседками в парке привлекали поэта, стремившегося в пору душевного разлада к замкнутости и обособленности.

А. С. Грибоедов навсегда связал свое имя с Крымом, а дом в Саблах, где останавливался поэт, вошел в историю как дом А. С. Грибоедова. Отсюда 12 сентября 1825 года через Феодосию Грибоедов уезжал на Кавказ.

Некоторое время в Саблах проживала семья Раевских. Обще­ство, собравшееся тогда в Саблах, было особенно интересно: Раев­ских сопровождали тогда будущие декабристы – Михаил Орлов и князь Сергей Волконский. Обе дочери Бороздина были в то время невестами и позже вышли за декабристов В. Н.Лихарева и

И. В. Поджио.

Крупный размах широкой барской натуры, большие траты и жизнь не по средствам, налагали свой отпечаток на хозяйствен­ную деятельность Бороздина, который неоднократно был близок к банкротству.

В 1826 году Бороздин, вынужден был продать имение Саблы камер-юнкеру графу Завадовскому с переводом лежавшего на нем долга в 150 тысяч рублей, полученных Бороздиным из Государствен­ного взаимного банка под залог имения Саблы и 338 крепостных крестьян. Несостоятельность четвертого владельца имения Саблы привела к тому, что 18 мая 1826 года по Указу Сената имение Саблы было назначено с публичного торга в продажу.

Большую долю Саблынского имения приобрела графиня Лаваль. Бывший владелец А. М.Бороздин выкупил лишь часть движи­мой и недвижимой собственности.

Графиня Лаваль стала владелицей хозяйства в Саблах совершенно случайно. Врач посоветовал графине морские купания в Крыму. С этой целью ее управляющий приобрел имение с усадь­бой в Саблах. Впоследствии оказалось, что имение находится в 40 верстах от моря.

Приобретенное графиней Лаваль имение требовало значите­льного ремонта, за исключением господского дома, находившего­ся в хорошем состоянии. В течение 2-х лет (1828-1839 г. г.) были осуществлены все необходимые восстановительные мероприя­тия. Однако, здание кожевенного завода обветшало и не восстано­вилось уже никогда (впоследствии камень использовался для строительства церкви Покрова).

Графиня никогда не приезжала в Крым. Саблынской экономией руководил немец фон дер Шруф. Этого человека знали только как жесткого эксплуататора крестьян, он использовал труд 15-летних подростков и 70-летних стариков.

Саблынское имение после раздела наследства досталось старшей дочери Екатерине, вышедшей в мае 1820 года замуж за князя С. П.Трубецкого, после декабрьского восстания сосланно­го в Сибирь на каторгу. Е. И.Трубецкая последовала за мужем, так никогда и не побывав в Саблах.

Впоследствии, в 1852 году Саблынское имение было пода­рено Трубецкими своей дочери Елизавете, ставшей женой сына декабриста Петра Васильевича Давыдова. Молодая пара поселилась в Саблах и прожили здесь всю свою жизнь, кроме двух лет пери­ода Крымской войны.

В годы Крымской войны имение Саблы оказалось в водовороте бурных событий. Сохранились письма управляющего имением Якова Дахнова, написанные им в этот период. Сам автор, чело­век большого ума, наблюдательности и распорядительности, 12 сентября 1854 года в письме П. В.Давыдову сообщал:

“Симферопольский госпиталь набит ранеными православ­ными. Я, надеясь на великодушие Вашего Высокоблагородия, име­нем вашим предложил главному доктору Симферопольского госпита­ля для помещения раненых занять несколько комнат в господском доме. Это я дерзнул сделать без разрешения Вашего Высокобла­городия по двум причинам: во-первых, чтобы в настоящее время ока­зать хотя бы малую услугу, а во – вторых, что присутствие сих людей будет служить для нас некоторым успокоением…” В письме от 4 ноября 1854 года Дахнов сообщает: “…Раненых каж­дый день подвозят, на прошлой неделе отправлено в Херсон 4000 человек… К нам прислано 250 человек, из них 130 размести­лось в доме, а остальные по квартирам у крестьян… В Саблах, слава Богу, все благополучно, раненых у нас теперь 282 челове­ка…”

Также в одном из своих писем Я. Дахнов с прискорбием сообщает:

“… Саблынская земля удостоилась в недрах своих покоить князя Эристова; этот человек высокой христианской души, дородства и знатности принял лейб-гренадерский полк от генерала-майора Дензаса, с 15 февраля прекратил всякие свое­вольства и беспорядки, существовавшие при предметнике, улучшил быт полка, одним словом не упустил ничего из виду для блага общества. 18 марта при погребении полкового адъютанта просту­дился, а через 9 дней сделался жертвою тифа, к прискорбию всего полка. С душевным сожалением извещаю о сей поте…”

После вывода лазарета барский дом требовал капитального ремонта. Энергичный Петр Васильевич Давыдов руководил восста­новительными работами, приобрел для этого материалы в Крыму и за границей. К лету 1859 года все работы по основательному переустройству барского дома были завершены. Так же подлежал реконструкции и благоустройству парк с беседками, цветочным партером и фонтаном. За пределами дворового объема в знак обновления усадьбы

П. В. Давыдов соорудил фонтан, на лицевой поверхности которого указан 1857 год (по латыни) .Фонтан был сложен из известковых блоков, имел четырехскатное завершение, в центре которого была установлена чаша в виде греческой амфоры. Фасадная стенка по флангам была украшена профилями. Выводной желобок был расположен на гладкой поверхности небольшой плиты с полуциркулярным завершением. Фонтан представлял интерес как образец гидравлической системы второй половины XIX века.

В настоящее время фонтан претерпел значительные измене­ния. Чаша и профили по фалангам фасадной стенки утрачены, а родниковая вода не появлялась здесь более 15 лет в связи с образованием выше родника дачной улицы и распаш­кой приусадебных участков.

С 1900 года имение Давыдовых, прибыльное раннее во всех отношениях, терпело убытки. Управляющий Зикман прижал крестьян штрафами за потравы, разрешал выпас скота только за наличные деньги, повысил цену на лес, рубкой и продажей которого кресть­яне добывали себе на пропитание. Именно он довел хозяйство до окончательного упадка.

Строитель­ство “новой жизни” начинается с того, что в мае 1905 года прои­зошел разгром в усадьбе села Саблы. Об этом мы узнаем из дневника Г. К. Рябошапко.

1 мая 1905 года крестьяне-саблынцы, вооруженные охотничьими ружьями, палками и ломами разгромили помещичью усадьбу. Управля­ющий вызвал солдат из Симферополя. Зачинщиков не нашли. Крестьянина Петра Гутенко, поднявшего крестьян, забрали на военную службу. Он дезертировал, был заключен в Севастопольскую тюрьму. Там Петр притворился больным и немым. Больше года находился он в Симферопольской, а потом Одесской больницах, после чего его отпустили домой.

В годы гражданской войны, возмужавший П. Гутенко, активно призывал население не идти служить в деникинскую армию. Когда белогвардеец убил его друга Дмитрия Пономаренко, Петр Гутенко, Василий Мудров и Петр Вьюник решили отомстить. Товарищей Гутенко вскоре поймали и публично казнили. Через два месяца взяли и самого Петра. Бунтовщик был приговорен к повешению.

6 марта 1912 года П. В. Давыдов оставил завещание, в котором все его имущество переходило к его жене.

После смерти Е. С.Давыдовой все иконы, картины, фамильная мебель, чайная и кухонная посуда, белье, постель и другое досталось ее дочерям. Все фамильные портреты перешли к внуку В. В.Давыдову. Картины художников Лакре, Кукуа, Гюрена, Лепарини, Верещагина стали тоже его достоянием. Одна из картин Рембранта “Св. Ворфоломей” не представляла для В. В.Давыдова особой ценности и, для расширения своих хозяйственных предприятий, он решил продать своего Рембранта за 350 тыс. марок. Впоследствии картина была продана за 700 тысяч марок в Америку.

В январе 1916 года Крым стал советским. Однако, Советская власть продержалась всего четыре месяца. 1 Мая 1916 года Крым был оккупирован германскими войсками. С первых же дней оккупации немцы начали систематический грабеж населения. В Саблах возникла подпольная организация, возглавляемая активистами села Кузьмой Гутенко, Тарасом Скрипкой и Ф. И. Гавриченко. В марте 1919 год. Красная Армия появилась на подступах к Крыму. Был реализован декрет о земле. Но на этот раз Советская власть просуществовала всего 75 дней. Лишь в ноябре 1920 года в Крыму окончательно установилась Советская власть. В селе начались преобразования. Усадьба стала совхозом. Первым председателем стал Полиенко, но в мае 1921 года он погиб от рук белой банды. После гибели Полиенко председателем стал Федор Гавриченко.

В 1917 году возникла Саблынская сельскохозяйственная коммуна. С окончательным утверждением Советской власти Саблы стали совхозом, правление которого разместилось в бывшем господском имении Давыдовых.

В настоящее время интересы художественной ценности дома, вошедшего в историю как дом Грибоедова в Саблах, требуют тактичного подхода к реставрации.

А сейчас сделаем небольшую остановку у памятника погибшим Партизанам.

Остановка №10

Завершает нашу экскурсию городище Бакла, расположенное на северо-востоке, оконечности Внутренней гряды.

Безвестных стран разбитые заставы,

Могильники забытых городов,

Размывы, осыпи, развалины и травы

Обглоданных волною берегов…

М. А. Волошин

Раскопки показали, что оборонительные стены перекрывают слои, относящихся ко времени открытого поселения. Здесь в III – IV вв. существовало, по – видимому, винодельческое хозяйство. Этот пещерный город просуществовал почти тысячелетие и погиб, скорее всего, от набега монголо-татар. Отсюда можно вернуться по северному пологому склону, незаметно переходящему в равнину, и выйти на трассу Симферополь-Севастополь.

Заключение

Перелистывая запылившиеся от времени страницы истории села Саблы, задумываешься над тем, как давно это было; как далеко в прошлое ушло время освоения Крыма новыми хозяевами из России. Привлекает внимание не только жизнь помещиков, но и то, какую лепту они вносили в развитие нашего родного края.

А сколько знаменитых людей перебывало здесь!

Все они оставили свой отпечаток, кусочек своей души в Крыму,

Тема не раз поднималась и описывалась, но каждый раз в ней находятся какие-то новые факты. Каждый раз, проходя мимо бывшего господского дома, да и вообще мимо построек, оставшихся еще с тех времен, в душе возникает чувство гордости за то, что живешь в таком прекрасном, имеющем большое историческое значение, крае. И в то же время чувство гордости сливается с чувством горечи по поводу того, что мало кто из жителей сел Партизанское, Кашта­новое и Кизиловое знают, какие люди посещали эти места и как они восхищались землей, на которой мы живем.

Я хочу, чтобы моя работа послужила хоть и небольшим, но вкладом в осознании всей исторической ценности малой Родины моих односельчан. А так же я хочу, чтобы больше людей узнало о том, что совсем недалеко от г. Симферополя есть такое удивительное место, село Партизанское.

Мы, поколение будущего, должны любить свою землю, делать все для ее процветания, но чтобы всего этого достичь, должны помнить о ее прошлом.

Вот и закончилась наша экскурсия. Можно сказать с уверенностью, что Крым – это музей под открытым небом, а наше село – частичка этого музея.


Туристско-краеведческая однодневная экскурсия по селу Партизанское