Взгляды Фридриха Ницше на общество и государство

Оглавление.

Введение. 3

Глава 1. Общая характеристика эпохи. 4

Глава 2. Общая характеристика немецкой классической и постклассической философии4

Глава 3. Анализ иррационализма Ницше. 4

Глава 4. Взгляды Фридриха Ницше на общество и государство. 4

Заключение.4

Список используемой литературы.. 4

Введение

Актуальность

Курсовая работа посвящена исследованию воззрений философа на государство и общество. Неординарные, а в ряде случаев шокирующие суждения и оценки Ницше оказали заметное воздействие на его современников. Интерес к ницшеанству вышел за рамки жизни самого Ницше. На основе его государственно-правовых оценок и предположений формировались также и прогрессивные теории с ярко выраженной гуманистической направленностью. На современном переломном этапе развития общества продолжаются поиски новых и нестандартных подходов к государственным и общественным реалиям. В этой связи хочется сказать, что характерная для сегодняшней России переоценка государственно-общественной действительности и поиски путей всестороннего развития личности делают необходимым более углубленное изучение идейного наследия прошлого и, в частности, монографического исследования политических и правовых воззрений Ницше.

Решаясь написать курсовую работу, посвященную философии Фридриха Ницше я видела необходимость осмыслить и понять его взгляды на государство и общество в целом.

Для изучения идей данного философа особое значение для меня сыграли его поздние произведения, начиная с философского трактата-поэмы “Так говорил Заратустра” (1883-1885 гг.), а так же сочинения “По ту сторону добра и зла”, “Воля к власти” и “К происхождению морали” В них намечается и обосновывается программа “радикальной переоценки всех ценностей”, преодоления кризиса европейской культуры, государственности и развиваются идеи “воли к власти”, “вечного возвращения” и “сверхчеловека”.

Объект

Объектом данного исследования являются философские взгляды Фридриха Ницше.

Предмет

Предметом данной работы является учения мыслителя о государстве и обществе как органического составляющего его философского наследия в целом. Ведь именно как целое, а не в разрозненных, на первый взгляд, фрагментах оно участвует в современных поисках нового типа философствования.

Цель

Целью данной курсовой работы является изучение грандиозных философских учений Фридриха Вильгельма Ницше, а именно его взглядов в области государства и, несомненно, составляющего его общества – сложных, многоликих, но обладающих единым внутренним смыслом.

Задачи

Благодаря прочтению статьи Ф. А. Крохоткина “Государство и культура: соотношение категорий. Политико-правовая интерпретация взглядов Ф. Ницше”, которая посвящена взглядам философа относительно государства, права и политики, а так же изучив труды мыслителя я поставила перед собой следующие задачи:

– Выявить идейные, мировоззренческие истоки учения Ф. Ницше в аспектах общества и государства;

– Проанализировать основные положения ницшевской программы “радикальной переоценки всех ценностей”, уделив особое внимание критике мыслителем просветительских идеалов либерализма, демократии, концепций естественного права, общественного договора, народного суверенитета[1] .

Глава 1. Общая характеристика эпохи

Фридрих Ницше (1844-1900)-немецкий философ-иррационалист, представитель философии жизни, филолог. Исследуя состояние культуры своего времени в сочинении “Воля к власти”, Ницше сделал вывод, что Европа стоит накануне кризиса. Об этом, с его точки зрения свидетельствует появление нигилизма, означающего, что “высшие ценности теряют свою ценность”, что наступил период упадка и разложения подлинных ценностей и возвышения ценностей мнимых[2] . Особую роль, считает философ в создании подобного положения сыграла религия с ее фарисейской моралью; такую же роль он отводит демократическим и социалистическим теориям и учениям, направленным якобы на то, чтобы уравнять всех людей: сильных сделать слабыми, а слабых – сильными[3] – об этом наш герой повествует уже в “К происхождению морали”. Отсюда стремление Ницше разделаться как с религиозной моралью, так и с раз личными гуманистическими теориями.

Западноевропейский человек, каждый без исключения, находится в данном случае под влиянием чудовищного оптического обмана. Все требуют чего-то от других. Слова “ты должен”, произносятся с полным убеждением, что здесь действительно можно и должно что-то изменить, оформить и привести в порядок. Вера в это и в право на это непоколебима. Здесь повелевают и требуют повиновения. Вот что называется у нас моралью. В этическом начале Запада все сводится к направлению, притязанию на власть, намеренному воздействию на расстоянии. Здесь у Фридриха Ницше мораль выступает на всеобщее и вечное значение. Это принадлежит к необходимым условиям фаустовского бытия. Кто думает, учит, желает иначе, тот грешник и враг. С ним борются без пощады. Человек должен. Государство должно. Общество должно. Эта форма морали для нас самоочевидна; она демонстрирует нам доподлинный и единственный смысл всякой морали.

Но весь Заратустра – как бы стоящий по ту сторону добра и зла – источает сплошную муку, видя людей такими, какими он хочет их видеть, и полон глубокой страсти положить жизнь ради их изменения.

Воля к власти, обнаруживаемая так же и в сфере этического, страстное желание возвести свою мораль во всеобщую истину, навязать ее человечеству, переиначить, преодолеть всякую иную мораль – все это исконнейшее наше достояние.

Если бы Ницше наблюдал свое время с большей свободой от предрассудков и с меньшей увлеченностью романтической мечтой о созидании в сфере этики, то он заметил бы, что мнимой специфически христианской морали сострадания в его смысле на почве западной Европы вообще не существует – все это говорил Шпенглер в “Закате Европы”[4] .

Ницше призывал к “переоценке ценностей”, к уничтожению существовавших моральных норм, считая их безнравственными. Главный принцип философии и этики которому он придавал космический смысл,- учение о “воле к власти”. В морали и искусстве Ницше видел не только противоядие нигилизму и декадансу, но и средство их преодоления (при условии, что мораль и искусство получат новое содержание в духе принципа “воли к власти”).

Когда Ницше впервые нанес на бумагу выражение “переоценка всех ценностей”, душевное движение столетий, в средоточии которых мы живем, обрело наконец свою формулу. Переоценка всех ценностей – таков сокровейнейший характер всех цивилизаций. Она начинается с того, что перечиканевает все предшествующие культуры, иначе толкует их, иначе ими пользуется. Она уже ничего не порождает, она лишь дает новые интерпретации. В этом заключается негативный аспект всех эпох подобного рода. Они обусловлены исконным творческим актом[5] .

Ницше отрицает традиционную мораль как устремление к идеалу и внешнее ограничение поведения, усматривая в ней разрушающее инстинкты и жизнь начало. Отсюда его тяготение к “сильным” человеческим типам, которые могли бы “прорвать горизонт” установленных моральных норм и правил, стать вне обычной морали. Он развивает свою теорию “сверхчеловека”, стоящего “по ту сторону добра и зла”, в которой сконцентрировались основные задачи его этического учения.

Ницше оказал влияние на современников своей “радикальной” критикой всех ценностей буржуазного общества. Однако это была критика, направленная на укрепление авторитарной власти, сыгравшая роль теоретического обоснования господства “элиты”. Не случайно культ сильной личности, “сверхчеловека”, отрицание морали, воля к власти и др. идеи философии и этики Ницше впоследствии были восприняты фашистами, объявившими его своим идейным и духовным вождем[6] .

В книге “Так говорил Заратустра”, явно имитирующей и пародирующей Священное писание, Ницше ошарашивал читателей сентенциями типа: “Разве призываю я вас любить ближнего? Скорее я посоветую бежать от ближних и любить дальних! Братья мои, любить дальнего, а не ближнего призываю я вас! Разрушителем морали называют меня добрые и праведные: мораль притчи моей безнравственна. А именно: если есть враг у вас, не воздавайте ему за зло добром… месть человечнее отсутствия мести”[7] . В “Антихристе” Ницше так эпатировал публику: “Слабые и неудачники должны погибнуть: первое положение нашей любви к человеку. И им должно еще помочь в этом. Что вреднее всякого порока? – Деятельное сострадание ко всем неудачникам и слабым – христианство”.

Подобные цитаты можно стократно умножить. Современный читатель, воспринявший духовный и жизненный опыт XX столетия, равнодушно пробегает глазами ницшевские строки. На сверстников мыслителя они производили эффект разорвавшейся бомбы. Тем более удивляет осознанное мужество больного, телесно изможденного философа, гордо поднявшего меч, бросившего вызов (от собственного имени; Заратустра – не литературный персонаж, а всего лишь маска “базельского затворника”) моральному миропорядку.

Вывод:

В конце 19 начала 20 веков Западная Европа находилась в состоянии кризиса – именно такой вывод сделал Фридрих Ницше. И именно он (кризис) влечет за собой появление нигилизма, означающего, что высшие ценности теряют свою ценность. Такая ситуация по мнению мыслителя сложилась “благодаря” религии с ее фарисейской моралью, а также различным социалистическим и демократическим теориям, направленным на уравнивание людей. Именно от этого у него проявляется тяготение к сильным человеческим типам, которые могли бы развить его теорию “сверхчеловека” в будущем.

Г лава 2. Общая характеристика немецкой классической и постклассической философии

Немецкая философия XIX в. – уникальное явление мировой философии проявляется это, а том что, за чуть более чем 100 лет ей удалось:

– глубоко исследовать проблемы, веками мучающие человечество, и прийти к таким выводам, которые определили все будущее развитие философии;

– совместить в себе почти все известные в тот период философские направления – от субъективного идеализма до вульгарного материализма и иррационализма[8] , на который в дальнейшем мы обратим особое внимание, так как именно представителем иррационализма являлся Фридрих Ницше;

Немецкая же классическая философия охватывает сравнительно краткий период, который ограничен 80-ми годами XVIII столетия, с одной стороны, и 1831 годом – годом смерти Гегеля – с другой. Тем не менее, по целому ряду моментов она представляет собой вершину философского развития, которая в то время могла быть достигнута, а тем самым и вершину домарксистской философии вообще. Перечислим, по крайней мере, некоторые из ее характерных черт: Своеобразным пониманием роли философии в истории человечества, в развитии мировой культуры. Классические немецкие философы полагали, что философия призвана быть критической совестью культуры;

– Немецкая философия вводит историзм в исследование общества и тем самым отвергает неисторические и механистические концепции предшествующей эпохи.

– Материалистическая позиция предъявляет большие требования к точности изложения, к строгости формулировок, что предполагает определенный временной период. Идеализм немецкой классической философии связан с доведением концепции до абсурдных результатов вопреки опыту или эмпирическим доказательствам. Свою роль в этом сыграла экономическая и политическая слабость немецкой буржуазии, что привело к тому, что Германия переживала свое существование скорее в теории, чем на практике.

– В социальном плане немецкая философия – свидетельство идейного пробуждения “третьего сословия” Германии. Экономическая незрелость и политическая слабость немецкой буржуазии, территориальная раздробленность Германии наложили на нее свой отпечаток.

– Исследовались не только человеческая история, но и человеческая сущность.

– Все представители классической немецкой философии относились к философии как к специальной системе философских дисциплин, категорий, идей. И. Кант, например, выделяет в качестве философских дисциплин, прежде всего, гносеологию и этику. Шеллинг – натурфилософию, онтологию и. т. д.

– Классическая немецкая философия разрабатывает целостную концепцию диалектики.

Можно определенно сказать, что представители классической немецкой философии пошли вслед за просветителями XVIII в. и прежде всего французскими просветителями, провозгласив человека господином природы и духа, утверждая могущество разума, обратившись к идее закономерности исторического процесса. [9]

Но тут возникает некоторая проблема – характерная черта интеллектуальной жизни девятнадцатого века это – разрыв между художественными и научными занятиями.

Если раньше мыслители занимались наукой и искусством с позиций общего принципа гармонии, то в XIX веке под влиянием романтизма возникла жесткая реакция против давления научного прогресса на человека. Научный образ жизни с его экспериментами, казалось, подавляет дух свободы и исканий, который требуется от художников. Научный подход не позволит открыть секреты природы. В то же время появилось расхождение между наукой и философией.

Огромное влияние науки поднимают новые социальные проблемы этического характера. Содержательной линией сравнения классики и современности может стать интерпретация взглядов на предмет философии, объектом методологического сравнения становятся стили мышления. Картина мира не таинственна и постижима имеющимися в распоряжении деятельного человека средствами.

Немецкая классическая философия с точки зрения современной философии характеризуется как некая общая ориентация, идейная стилистика мышления.

Классика интерпретируется в качестве культурно-философского методологического стандарта, применения субъективной способности человека полагания своего Бытия в мире.

Во второй половине 19 века под влиянием романтиков с их субъективизмом, возрастает интерес к проблемам нерационального вообще.

Именно во второй половине 19 века появляется так и называемая “иррационалистическая” философия Фридриха Ницше и не только. К немецкой классической философии обращаются, отыскивая в ней нерациональное или иррациональное. И потому можно сделать некоторые выводы, что немецкая классическая философия:

– повернула внимание философии от традиционных проблем (бытие, мышление, познание и др.) к исследованию человеческой сущности;

– особое внимание уделила проблеме развития;

– значительно обогатила логико-теоретический аппарат философии;

– взглянула на историю как целостный процесс.[10]

Что же касается постклассической философии – послегегелевского этапа развития западноевропейской философии XIX – начала XX в то, по словам научных деятелей П. В. Алексеева и А. В. Панина под постклассической философией принято понимать совокупность разрозненных философских течений, возникших в Западной Европе в 19 столетии вне пределов немецкой классической философии. Последняя, однако, имеет самое прямое отношение к возникновению этих течений, ибо она самим фактом своего присутствия и влияния на умы современников, стимулировала критическое отношение к себе и стремление ее преодоления. Реальная история 18 и 19 вв. не востребовала классическую философию: вознесенный на вершину человеческих ценностей в ней разум оказался бессильным как объяснить, так и предотвратить дисгармонию и хаос, которые стали содержанием общественной жизни[11] .

По мнению других исследователей еще одним фактором, оттеснившим немецкую классическую философию, стала революция в естествознании и промышленная революция. Техника агрессивно вторгалась в духовную жизнь, завоевывая в ней ведущие позиции. Европеец оказался вовлеченным в этот процесс; наука и техника становились более ценной “философией”, ибо их использование обещало новые блага.

Динамичный XIX век ломал многие привычные представления людей. Вместе с радужными надеждами были и тревожные предчувствия, и опасения, и страх перед неизвестным. Все это обостряло интерес к чисто человеческим формам жизни, о которых рациональная философия умалчивала. Течения, составившие содержание неклассической философии, являются иррационалистическими. Уход от разума, его отрицание как духовной ценности есть существенная черта постклассической философии. Постклассическая философия и “философия жизни”. Представители постклассической философии выступали против классического идеала рациональной философии Нового времени. Характерным для этого течения являлось большее внимание к проблеме человека, попытки рассмотреть его в “целостности” и во всем многообразии его душевных сил или выделить отдельные аспекты его природы в качестве основных, фундаментальных (“воля” у Шопенгауэра, “воля к власти” Ницше). Общим для всех этих усилий было то, что они находились в оппозиции к традиционной идее “разума” и соответственно к немецкой классической философии. Понятие “человек”, или “жизнь”, становится одним из ключевых для этой традиции. Во второй половине XIX в. особое распространение в Германии получили идеи иррационализма о котором будет рассказано в следующей главе[12] .

Вывод.

В заключении главы нужно сказать, что немецкая философия конца 18 – середины 19 столетия, во-первых, является вершиной мировой философской мысли, поскольку в ней философия показала себя в ее высочайшем, “чистейшем” виде: она, по словам Гегеля: “Средствами движения только мировоззренческих категорий показала нам мир и наше место в этом мире”[13] . Она, во-вторых, дала нам полную и законченную систему решения всех мировоззренческих проблем.

Немецкая философия конца 18 – середины 19 столетия стала высшим уровнем и в то же время завершением развития античной, а отсюда – и собственно европейской философской мысли. Она развязала все проблемы и таким образом, что и как были начаты еще в условиях культуры античности.

Глава 3. Анализ иррационализма Ницше

Иррационали зм – направление в философии, настаивающее на ограниченности человеческого ума в постижении мира. Иррационализм предполагает существование областей миропонимания, недоступных разуму, и достижимых только через такие качества, как интуиция, чувство, инстинкт, откровения, вера и т. п.[14] .

“Близкой к иррационализму является “философия жизни”, которая ставит в центр внимания не отвлеченные понятия – бытие, идея, материя и т. д., а бытие человека в мире – то есть жизнь, единственную реальность для человека” – говорится в учебнике по философии Чумакова А. Н. и Бучило Н. Ф[15] . Иррационалистическими считают такие мировоззренческие построения, которым в значительной мере свойственны указанные особенности. Научное мышление в таких системах заменяется определенными высшими познавательными функциями, а интуиция приходит на смену мышлению вообще. Иногда иррационализм противостоит господствующим в науке и обществе воззрениям на прогресс. Наиболее часто иррационалистические настроения возникают в те периоды, когда общество переживает социальный, политический или духовный кризис. Они являются своего рода интеллектуальной реакцией на общественный кризис, и, вместе с тем, попыткой преодолеть его. В теоретическом отношении иррационализм свойственен таким мировоззрениям, которые бросают вызов господству логического и рационального мышления. Одним из основоположников “философии жизни” являлся Фридрих Ницше. В частности, им были выдвинуты идеи о возможности человека полностью влиять на свою судьбу, движущих силах человеческого поведения (“воля к жизни”, “воля к власти” – экспансия своего “Я”), иллюзорности, неактуальности Бога (“Бог умер”).

Произведения Ф. Ницше написаны в блестящей афористической литературной форме. В них то излагается “воля к власти” и “сверхчеловек”, идеи “вечного возвращения” и “нигилизма”. Нигилизму, думаю, нужно уделить в работе особое внимание.

Мировое значение Ницше как мыслителя определяется именно тем, что он первым среди европейских философов указал и поставил ” роковые ” вопросы нигилизма, выразив их в необычайно яркой поэтической форме. По убеждению Ницше, европейские культура и цивилизация уже стоят на краю бездонной пропасти, в затылок им дышат Небытие и Ничто; казавшийся незыблемым, как скала, фундамент (религиозный, нравственный, социальный, научный) Европы рассыпается в песок. Больной мыслитель объявляет в своих книгах тотальную войну (не на жизнь, а на смерть) вековой неправде. Увы, наивными выглядели попытки Ницше непосредственно повлиять на ” большую ” политику, изменить словом судьбы Германии и Европы. Он послал несколько своих книг, сопроводив их письмами, германскому императору и Бисмарку (Вильгельм промолчал, канцлер ответил вежливым письмом… и все…). Одинокий мыслитель продолжил свою одинокую войну за изменение мира… на бумаге…

Генезис своего нигилистического учения Ницше усматривал:

1) в “физиологическом вырождении”, “испорченности” человечества;

2) в “гибели христианства от его морали”;

3) в “невозможности провести до конца толкование мира”;

4) в “упадке” науки и философии;

5) в “саморазложении”, “антинаучности” современного естествознания;

6) в “ничтожестве” (“неискренности” ) политического и экономического “образа мыслей”, в “анархизме” и “национализме”;

7) в “абсолютной неоригинальности положения искусства в современном мире”.

Ницше различает нигилизм “активный” (“знак повышенной мощи духа”) и “пассивный” (падение и регресс мощи духа, буддизм). Пассивный нигилизм, по мнению мыслителя, подталкивает людей к осознанию того, что нет, не существует никакой истины. Активный же нигилизм призывает познавать некую истину как вид воли к власти и как ценность особого ранга (подробнее об этом – ниже).

Суть нигилистического учения Ницше сводится к тому, что все происходящее происходившее и то, что произойдет в мироздании, на Земле, в истории, в человеческом обществе, в индивидуальной уме абсолютно бессмысленно, бесцельно, напрасно[16] .

Уже в первых произведениях Ницше важную роль играет установка философа – “радикальный аристократизм, видящий в великих людях цель истории и связанный с ним дуализм господ и рабов”. “Согласно этому мы должны понять, – писал Ницше, – установить как сурово звучащую истину, что рабство принадлежит к сущности культуры”[17] .

“Воля к власти” – это не только определенное мировоззрение, названное ницшеанством; это не только в определенном смысле оригинальная идеалистическая гносеология; это и критерий значимости явлений общественной жизни. Именно в этой последней роли она выступает в ницшеанской концепции познания, истории, нравственности, трактовки судеб человечества. “Что хорошо? – Все, что повышает чувство воли, волю к власти, саму власть в человеке. Что дурно? – Все, что происходит из слабости”. Мораль подрывает волю к власти, проповедуя любовь к ближнему, следовательно, ее следует отбросить. Воля к власти – основа права сильного. Демократия, “масса”, “слишком многие” составляют оппозицию ей. “Право сильного” – основа власти мужчины над женщиной, “женское” принижает волю к власти, а потому всякое стремление к равенству прав полов есть признак упадка. Эти ходы мыслей неоднократно повторяются у Ницше, резюмируясь, в конечном счете, в понятия “переоценки ценностей” и “сверхчеловека”[18] . Ницшеанский образ “сверхчеловека” воплощает его критику мо­рали. Согласно Ницше, мораль играет разлагающую роль, предпо­лагая послушание, терпение, совестливость: все это размягчает и расслабляет волю человека. Образ “сверхчеловека” – это культ “сильной личности”, одержимой жаждой власти. По Ницше, все критерии морали носят чисто произвольный характер, а все формы человеческого поведения маскируют “волю к власти”. Для Ницше как философа жизни критерием оценки всех явлений духа служит степень автоматической включенности человека в стихийный и целостный поток бытия. Характеризуя жизнь как “спе­цифическую волю к аккумуляции силы”, Ницше утверждает: жизнь как таковая “стремится к максимуму чувства власти”[19] .

Общим местом работ о Ницше, созданных в течение целого столетия, стали разоблачение, опровержение, уничтожающая критика учения о сверхчеловеке. Суть подобных суждений сводится к тому, что сверхчеловек произвольно объявляется неким средостением между человеком и зверем, регрессивно отбрасывающим человечество к дочеловеческому (звериному, антигуманному) состоянию. Исследователи забывают (не принимают во внимание) то, что у Ницше исключительно много словесной игры, осознанных намерений провоцировать читателя противоположными по смыслу, но одномоментными афоризмами, сознательно вводить его в обман. Ядро смысла ницшевских высказываний тщательно камуфлируется, скрывается, прячется в ворохе мишурных (площадных зачастую) вербальных изысков и словесных уловок.

Вывод.

Фридрих Ницше являлся одним из самых ярких представителей иррационализма в своем времени. Иррационализм предполагает понимание мира по средствам веры, инстинктов, чувств. В данном случае это напрпавление в философии является своеобразной интеллектуальной реакцией на тот самый кризис и попытка преодолеть его.

Глава 4. Взгляды Фридриха Ницше на общество и государство

В заключительной главе моего исследования по данной теме хочу описать отношение Ф. Ницше к государству и обществу.

Очень интересна оценка, которую мыслитель устами своего Заратустры, дает феномену государства: “Государством называется самое холодное из всех холодных чудовищ. Холодно лжет оно; и эта ложь ползет из уст его: “Я, государство, есмь народ””[20] . Государство для Ницше – даже не столько Абсолютное Зло, сколько подмена понятий. Прежде всего, подмена общности людей через глубинные пласты культуры, подмена собой нации – кровного родства и единства. “Туда, где кончается государство, – туда смотрите, братья мои! Разве вы не видите радугу и мосты, ведущие к сверхчеловеку?”.

Философ критикует современное ему буржуазное общество, философ рассматривает и частные проявления “мещанства”. В главе книги под названием “О базарных мухах” он пишет: “Где кончается уединение, там начинается базар; и где начинается базар, начинается и шум великих комедиантов, и жужжанье ядовитых мух”. Кого Ницше имеет в виду под “ядовитыми мухами” можно понимать по-разному. Возможно, что говоря о “базаре” он выражает свое негативное отношение к экономической основе нынешней европейской цивилизации (“рыночная экономика”), безусловно, определяющей и сознание наших современников. Может быть, “скоморохами” и “комедиантами” он нарекает публичных политиков – ибо понятно, что их стезя – лицемерие, а реальная власть в государстве – не за ними. Более того, многие фразы в книге похожи на завуалированную критику “представительной демократии”, в том числе критику тех, кто участвует в ней как избиратель: “Я не люблю ваших празднеств; слишком много лицедеев находил я там, и даже зрители вели себя часто как лицедеи”. Это подтверждает и следующая цитата: “Среди народов жил я, иноязычный, заткнув уши, чтобы их язык барышничества и их торговля из-за власти оставались мне чуждыми”[21] .

В этом же контексте необходимо сказать о критике Фридрихом Ницше “маленьких людей”: “Повсюду вижу я низкие ворота: кто подобен мне, может еще пройти в них, но – он должен нагнуться!” – он имеет в виду явно не высокий рост Заратустры, а лишний раз намекает на грядущего Сверхчеловека. Так же и в строках: “А эти комнаты и каморки: могут ли люди выходить из них и входить туда?”

Ему отвратителен мирок буржуа: “Я хожу среди этих людей и дивлюсь: они измельчали и все еще мельчают – и делает это их учение о счастье и добродетели”. Философ ненавидит бюрократический принцип правления государством, когда даже Президент государства говорит: “Я – лишь чиновник, и только!”. Вместо мира индивидов чиновничье государство фабрикует мир винтиков: “”Я служу, ты служишь, мы служим” – так молится здесь лицемерие господствующих, – но горе! если первый господин есть только первый слуга!” “Маленькие люди” Ницше – это современные обыватели, мещанство: “Ибо теперь маленькие люди стали господами: они все проповедуют покорность, скромность, благоразумие, старание.

Философ считает, что толпа, захватившая власть, неизменно породит тирана, отсюда тирания – естественное следствие всякой плебейской демократии. Аристократия же – власть лучших, сонмом могущих управлять государством – залог здоровья и успеха любого государства и любого общества. Хотя современное дворянство, по мнению Ницше, выродилось. “Поэтому, о братья мои, нужна новая знать, противница всего, что есть всякая толпа и всякий деспотизм, знать, которая на новых скрижалях снова напишет слово “благородный”[22] .

Вывод:

В заключительной главе описываются специфические взгляды мыслителя на государство и общество. Ницше представляет государство в виде холодного чудовища, от которого нужно бежать. Самой приемлемой формой правления мыслитель считает аристократию, крайне против демократии, так как власть и свобода многих порождает тирана, но и настоящие аристократы, по его мнению, уже изжили себя.

Заключение.

Ницше поистине был таким же, как Заратустра в его книге: обличитель старого и провозвестник нового, яростный критик косного прошлого Европы и предтеча Нового Дня – будущего, которого он так жаждал. Все ценности быта, традиций, верований, политического устройства и вправду оказались переоценены философом – именно этим он внес свой огромный вклад в развитие мировой общественной мысли.

Взгляды Ницше, изложенные им далее в период наивысшего творческого подъема, отличались разрозненностью и противоречивостью. Ницше не создал стройной и логически завершенной политико-правовой теории.

В основу оценки реальной государственной действительности Ницше положил показатели уровня развития культуры, поощрения в человеке естественных инстинктов, а также закрепления господства аристократии. Ницше выделял тираническую, олигархическую, демократическую и аристократическую формы государства. Наибольшей критике он подверг демократию, которая вырастает, по его мнению, из христианского учения о государстве и нравственности и является формой упадка государства.

Государственным идеалом Ницше был аристократический кастовый строй, где, по его мнению, в наибольшей степени могут быть учтены действительные стремления индивидуума (инстинкты). Хотя сам Ницше критиковал идею идеального государства как утопию, его модель будущей государственности также имела все черты утопичности.

В любом случае наследие Ницше – бесценно для всего спектра общественных наук. Пусть он и не всегда давал ответы на поставленные им же вопросы. Но ведь порой так важно именно вовремя поставить нужные вопросы…

Список используемой литературы:

1. Гегель Г. В.Ф. Сочинения: в 14т. / Г. В.Ф. Гегель. – М. Ларион, 1929. Т.4. – 512 с.

2. Ницше Ф. Воля к власти/ Ф. Ницше. – М.: Жанна, 1994.-888 с.

3. Ницше Ф. по ту сторону добра и зла. Соч.: в 2т/ Ф. Ницше. – М.: Мысль,1990. Т.2.-545 с.

4. Ницше Ф. Так говорил Заратустра/Ф. Ницше. – М.: Жанна, 1997.-164 с.

5. Крахоткин Ф. А. Государство и культура: соотношение категорий. Политико-правовая интерпретация взглядов Ф. Ницше/Ф. А. Крахоткин // История государства и права. – М.: Юрист, 2009, № 15. – 17 с.

6. Хайдеггер М. Европейский нигилизм// Хайдеггер М. Время и бытие. М: Республика, 1993 . – 34 с.

7. Шестов Л. Добро в учении гр. Толстого и Ф. Ницше // Л. Шестов Избр. соч. М.: Правда, 1993. – 45 с.

8. Алексеев П. В. Философия: учеб. Пособие/ П. В. Алексеев, А. В. Панин – 4-е изд. перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2007.-592с.

9. Бучило Н. Ф. Философия: учеб. Пособие./Н, Ф. Бучило, А. Н.Чумаков. – 5-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008.-480 с.

10. Гулыга А. В. Немецкая классическая философия/А. В. Гулыга. – М.: Лабиринт, 1986. – 356 с.

11. Давыдов Ю. Н. Эстетика нигилизма/ Ю. Н. Давыдов. – М.: Искусство, 1975. – 344 с.

12. Данильян О. Г. Философия: учебник/ О. Г. Данильян В. М.Тараненко,-М.:ЭКСМО, 2006. 512 с.

13. Делез Ж. Ницше/ Ж. Делез. – СПб.: АХЮМА, 1997.-754 с.

14. Ильин В. В. Философия. Учебник. В 2 т. / В. В. Ильин. – Ростов : “Феникс”, 2006. – Т.1. – 832 с.

15. Ильин В. В. Философия. Учебник. В 2 т. / В. В. Ильин. – Ростов: “Феникс”, 2006. – Т.2. – 784 с.

16. Канке В. А. Философия. Исторический и систематический курс: Учебник для вузов/В. А. Канке. Изд. 5-е, перераб. и доп.-М.: Логос.-376 с.

17. Марков Б. В. Человек, государство и Бог в философии Ницше/Б. В. Марков.-СПб.: “Владимир Даль”, 2005.-788 с.

18. Спиркин А. Г. : учебник/ А. Г. Спиркин.-2-е изд. – М.: гардарики, 2007. -736 с.

19. Чуешов В. И. Введение в современную философию: учебное пособие/ В. И. Чуешов, З. И. Дунченко, О. И. Чеснокова, 2-е изд, испр.-Мн.: “Театр-системс”, 1998.-128 с.

20. Шаповалов В. Ф. Основы философии. От классики к современности: Учеб. Пособие для вузов/В. Ф. Шаповалов.-М.: “ФАИР-ПРЕСС”, 1998.-576 с.

21. Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории/О. Шпенглер. – М.: Мысль, 1993. -665 с.

22. Философия: Учебник для вузов / Под ред. проф. В. Н. Лавриненко, проф. В. П. Ратникова. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. – 622 с.

23. Ясперс К. Ницше и христианство/К. Яспер. М.: Медиум, 1994.-366 с.

[1] Крохоткин Ф. А. Государство и искусство. Политико-правовая интерпретация философии Ф. Ницше. М., 2009. С. 89-93.

[2] Ницше Ф. Воля к власти. М., 1994. С. 444

[3] Ницше Ф. К происхождению морали. М., 1999. С. 344.

[4] Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. М., 1993. С. 524-532.

[5] Шпенглер О. – С. 537.

[6] Делез Ж. Ницше. СПб., 1997. С. 52-55.

[7] Ницше Ф. Так говорил Заратустра. М., 1994. С. 654

[8] Канке В. А. Философия. Исторический и систематический курс. М., 1996. С. 165-166.

[9] Гулыга А. В. Классическая немецкая философия. М., 1986. С.233-239.

[10] Виндельбанд В. От Канта до Ницше. М., 1998. С. 288-291.

[11] Алексеев П. В. Философия. М., 2007. С. 342-344.

[12] Шаповалов В. Ф. Основы философии. От классики к современности. М., 1998. С. 99-115.

[13] Гегель Г. В.Ф. Сочинения. М., 1929. – Т.4. С. 512.

[14] Лавриенко В. Н. Философия. М., 2007. С. 347.

[15] Бучило Н. Ф. Философия. М., 2008. С. 480.

[16] Рассел Бертран. История западной философии. Ростов, 2002. С. 765-780.

[17] Ницше Ф. Воля к власти. М., 1994. С. 103.

[18] Шаповалов В. Ф. Основы философии. От классики к современности. М., 1998. С. 400-415.

[19] Данильян О. Г. Философия. – М., 2006. С. 221-234

[20] Ницше Ф. Так говорил Заратустра. Соч. М., 1990. С. 123.

[21] Давыдов Ю. Н. Эстетика Нигилизма. М.,1975. С. 45.

[22] Ницше Ф. воля к власти. М.,1994. С.232.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
Взгляды Фридриха Ницше на общество и государство