Человек в мире культуры 2

Человек в мире культуры : учебно-методическое пособие.

Пособие составлено: к. ф.н., доцентом Раевской Н. Ю.; к. ф.н., доцентом Соловьевой Г. В.; к. ф.н., доцентом Станиславовой И. Л.; к. ф.н., доцентом Ильичевым П. И., д. ф.н., профессором Сизовым С. С. д. м.н., профессором Микиртичан Г. Л.; к. м.н., профессором Лихтшангофом А. З.

Под редакцией профессора Микиртичан Г. Л.

Рецензенты: Д. ф.н., проф. СПбГУ Солонин Ю. Н., д. ф.н., проф. СПбГУ Дудник С. И.

Содержание.

Введение……………………………………………………………………3

§ 1. Культура как феномен человеческого бытия………………………..4

§ 2 Нравственное измерение культуры………………………………….12

§ 3 Политико-правовая сфера культуры………………………………….28

§4. Сущность и смысл искусства…………………………………………41

Введение.

Настоящее пособие ставит своей целью дать студентам краткое руководство к философскому рассмотрению феномена культуры, а также бытия человека в ее различных сферах: нравственной, политической, художественной.

В § 1 раскрывается многогранность культуры как явления общественной жизни, как единство процесса и результата создания, освоения, функционирования и передачи по­следующим поколениям материальных и духовных ценностей. В § 2 выявляется содержание нравственных отношений и морального сознания как неотъемлемых частей индивидуального микрокосмоса, определяющих для личности кар­тину мира в ее ценностном измерении. Особое внимание уделяется врачебной морали, ее особенностям и соотношению с биоэтикой. Рассматриваются основные проблемы биомедицинской этики и способы их разрешения. В § 3 исследуется содержание понятий “политика”, “власть”, “право”, ” закон­ность”; выясняется природа и сущность данных феноменов; прослеживается каким образом они воз­никают и распределяются в обществе, каковы способы теоретического обоснования леги­тимности власти и справедливости правопорядка. В § 4 рассматривается сущность искусства как синкретического феномена че­ловеческого бытия, содержащего в согласованной целостности потребности и спо­соб­ности познания мира, его ценностного осмысления и преображения благодаря не ог­раниченной силе фантазии, позволяющей переносить собственные человеческие каче­ства на весь мир.

Данное пособие задает направление для дальнейшего самостоятельного изучения темы на основании указанных источников и вспомогательной литературы.

§ 1. Культура как феномен человеческого бытия.

План занятия.

1) Понятие культуры.

2) Человек и культура.

3) Природа и культура.

4) Функции культуры.

5) Ценности и идеалы – фундамент культуры.

6) Врач как социальное явление и феномен культуры.

Содержание занятия.

1) Понятие культуры.

Существует огромное разнообразие определений культуры, что связано с многогранностью, многоаспектностью самого явления. В зависимости от исследовательской установки, мыслители обращают внимание на разные стороны этого феномена. Чтобы разобраться во множестве этих определений и понять, что же все-таки представляет собой культура, важно выяснить, как развивались представления о ней. Для этого обратимся к этимологии, т. е. происхождению самого слова. В своем этимологическом значении понятие культуры восходит к античности. Первоначальное значение латинского слова cultura – возделывать, обрабатывать. Сначала, например, в трактате Марка Порция Катона, римского гос. деятеля (кон. III – нач. II в. до н. э.) под этим словом подразумевается возделывание почвы, позже слово культура отрывается от земной почвы. Цицерон, римский философ I в. н. э., говоря о возделывании имел ввиду не землю, а духовность, утверждая необходимость культуры души, культуры ума. И в том и в другом случае слово cultura противостояло слову natura (природа), т. е. выражало активное творческое начало в человеке, способность к “возделыванию”, преобразованию чего-либо.

В качестве научного термина слово культура стало употребляться со второй половины XVIII в., т. е. в эпоху Просвещения. Одной из важнейших тем, волновавших европейскую мысль в этот период, была “сущность” или “природа” человека. Возник вопрос о специфике человеческого бытия (т. е. о его отличии от бытия животного). Для определения специфики человеческого бытия и стали пользоваться латинским словом cultura. Таким образом, термин культура в научном языке с самого начала означает сферу развития “человечности”, “человеческой природы”, “человеческого бытия”, “человеческого в человеке” – в противоположность природному, стихийному, животному бытию.

В процессе дальнейшей эволюции этого понятия выделились два основных подхода к его пониманию.

1)Ценностный подход. Предполагает, что культура – это совокупность ценностей, т. е. позитивных результатов деятельности людей. С этой точки зрения, культура призвана быть ареной духовного совершенствования людей, и потому к ней относится только то, что выражает достоинства человека и способствует их развитию. Это “узкое” понимание культуры, исключающее из нее такие явления, как преступность, наркомания, войны, рабство и т д. Недостатком такого понимания культуры является то, что вопрос о том, что именно считать положительными ценностями решается субъективно. Ценности, принимаемые одним народом, могут не совпадать с ценностями другого народа. В результате такое понимание культуры зачастую ведет к идеям национализма и расизма. Такой подход, в частности, породил позицию европоцентризма, предполагающую, что ценности европейской культуры – это высшие достижения культурного развития человечества, а все остальные культуры находятся по сравнению с ней на более низких уровнях развития.

2) Антропологический подход. Предполагает, что культура охватывает все, что отличает жизнь человеческого общества от жизни природы, т. е. включает в себя все, что создано людьми. С этой точки зрения культура не есть абсолютное благо. Она включает в себя не только положительные, но и отрицательные ценности. ” Сущность человека”, “человеческое в человеке” заключается в наличии свободы по отношению к природному, в возможности преодоления границ, заданных природой. Но из этого вытекает не только способность к позитивному преобразованию мира и самого себя, но и способность совершать ошибки, ведущие к саморазрушению человечества. “Человеческое” не сводится к сфере разумного мышления, многие стороны жизни людей носят безотчетный, эмоциональный характер. В тоже время тесное переплетение и взаимодействие рациональных и иррациональных элементов в психике человека приводит к невозможности разделения результатов человеческой деятельности на “подлинно человеческие”, т. е. разумные и “животные”, т. е неразумные, и соответственно определению лишь первого в качестве культуры.

Обе рассмотренных трактовки культуры в настоящее время сосуществуют, но преобладающим является второй подход. Именно такое расширительное понимание культуры порождает огромное число ее определений, в зависимости от угла зрения, под которым она рассматривается.

Если взять за основу рассмотрения культуры второй подход, то самое общее определение культуры будет выглядеть следующим образом: культура – это сумма артефактов, созданных человеком предметов, материальных и духовных. С пецифика человеческого бытия, которую призвано отражать понятие культура, состоит в том, что человек, не довольствуясь тем, что дано ему от природы, надстраивает над ней некий искусственный мир.

Артефакт (от лат. Arte искусственный и factus – сделанный) – предмет или явление искусственного происхождения. Артефактами – феноменами культуры являются сделанные человеком вещи, рожденные им мысли, изобретенные им способы действий. Причем культура включает в себя не только то, что находится вне человека, но и изменения которые он производит в самом себе, в собственном физическом и духовном облике.

2)Человек и культура.

Почему возникает культура? Что лежит в ее основании и делает возможной ее существование? Очевидно, что возможность создания артефактов вытекает из специфически человеческой возможности к творчеству, предполагающей способность к преодолению природной предопределенности своего существования.

Многие животные могут создавать нечто такое, что похоже на культуру. Пчелы строят великолепные соты, паук безошибочно мастерит паутину, бобры строят плотины, т. е. создают нечто такое, чего не было в природе. Но деятельность этих существ запрограммирована инстинктом. Они могут сотворить только то, что заложено в их природной программе. Способность к самостоятельному разумному достижению цели проявляется в животном мире очень редко и всегда служит удовлетворению конкретных биологических потребностей. Человек в отличие от животного способен выбирать свои цели произвольно, для него характерно свободное целеполагание. Он может ставить себе цели, не обусловленные существующей в данный момент обстановкой, и предпринимать усилия, чтобы достичь их в отдаленном будущем. В своей деятельности он создает все новые и новые цели, выходя в этом далеко за рамки своих биологических потребностей. Способность к свободной целеполагающей деятельности есть специфическое свойство, родовое отличие человека, благодаря которому он может по своему желанию создавать себе искусственную среду обитания. Человек, таким образом, с самого начала есть существо культурное, искусственно устраивающее свою жизнь. Культура появляется вместе с человеком, и человек появляется вместе с культурой.

3)Культура и природа.

Термин “артефакт” означает искусственное в противовес природному. Культура есть акт преодоления природы, выхода за границы инстинкта, сотворение того, что может надстроится над природой. Если бы человек не переступил пределов природы, он остался бы без культуры. Но вместе с тем необходимо отметить, что оппозиция “культура-природа” является ложной. Они существуют не вне друг друга, а лишь друг с другом. С одной стороны, сам человек, существо биологическое и культуру создает, пользуясь природными ресурсами. Человек не творит ничего, а лишь преобразует природное. С другой стороны, сама природа всегда дана нам в окультуренной форме. Природные объекты воспринимаются нами через призму человеческого сознания. Человек не может бесстрастно созерцать природные объекты, но всегда облекает их в какие – то понятия, присваивает им какие-то смыслы, и таким образом, никогда не имеет дела с “чистой” природой.

4)Функции культуры:

1) Адаптивная:

Культура обеспечивает адаптацию человека к окружающей среде. Причем эта адаптация происходит совершенно иначе, чем в природе. В природе живые организмы приспосабливаются к среде, изменяясь в соответствии с условиями существования; человек же приспосабливает среду к себе, то есть изменяет ее в соответствии со своими потребностями. Человек как биологический вид Homo sapiens не имеет своей природной экологической ниши. “Человек есть незавершенное, неопределившееся, биологически недостаточное животное” (А. Гелен). У него не хватает инстинктов, его биологическая организация не приспособлена к какой-либо устойчивой форме животного существования. Поэтому он не в состоянии вести, подобно другим животным, естественный образ жизни и вынужден, чтобы выжить, создавать вокруг себя искусственную среду.

2) Информационная:

У животных передача информации от поколения к поколению происходит генетическим путем, а также через наблюдение за поведением родителей и подражание им (у высших животных). При этом опыт, накопленный отдельной особью в течение жизни, не наследуется ее потомками. Каждое новое поколение начинает накапливать опыт с нуля.

С возникновением человека и культуры появляется новая “надбиологическая” форма передачи и хранения информации. Человек объективирует свои мысли и представления в созданных им знаковых системах, прежде всего в языке. Это означает, что они как бы отделяются от него, приобретают самостоятельное, внеличностное существование и продолжают свое существование в культуре. Благодаря этому становится возможным историческое накопление и умножение информации, находящейся в распоряжении человека, как родового существа.

3) Человекотворческая.

Человек творит культуру, а культура в свою очередь творит человека. Культура формирует, воспитывает, социализирует человека в соответствии с конкретными ценностями, идеалами и нормами, ей присущими.

4) Нормативная функция.

Культура создает нормы – юридические, технические, этические, экологические и др. Устанавливает табу. Позволяет регулировать формы отношений между человеком и окружающей средой, как природной так и социальной.

5) Интегративная функция.

Культура объединяет народы, социальные группы, государства. Любая социальная общность, в которой складывается своя культура, скрепляется благодаря единой совокупности ценностей и идеалов, определяющих сознание и поведение людей.

5)Ценности и идеалы – фундамент культуры.

Аксиология (от греч. axia – ценность) – раздел философии, изучающий ценности. Ценность – значимость для человека или группы какого-либо объекта, выступающая ориентиром человеческого поведения. Ценности представляют собой разделяемые обществом убеждения относительно целей, к которым следует стремиться. Это представления о том, что такое добро и зло, правильное и неправильное, должное и недолжное. Ценности всегда идеальны (не материальны). Ценность – это не вещь, а ее значение. Когда мы говорим о материальных ценностях, то имеется в виду значимость материальных объектов, а не то, что сами ценности материальны.

По содержанию можно выделить следующие типы ценностей :

Биологические ценности( сама жизнь, здоровье, рождение детей).

Материальные ценности.

Социально-политические (напр.,свобода, равенство, справедливость).

Духовные : познавательные;эстетические;религиозные;этические.

Идеал – представление о совершенстве, являющееся высшей целью и ориентиром человеческой деятельности. Идеал – это абсолютное воплощение какой-либо ценности. Например, если справедливость считается ценностью, разделяемой в обществе, то идеалом, т. е. конечной целью является абсолютно справедливое общество; если ценностью является знание, то идеалом является абсолютное знание.

Идеал и ценность отличаются своим отношением к действительности. Идеал есть нечто недостижимое или достижимое лишь в бесконечности. Он, как горизонт, все время отодвигается в будущее по мере приближения к нему.

Ценности и идеалы являются фундаментом каждой конкретной культуры, определяют ее лицо. Эту мысль развивал выдающийся русский-американский философ Питирим Сорокин (1889-1968).Он разъяснял это на примере культуры Запада Средних веков. Главной ценностью этой культуры являлся Бог. Соответственно все важные ее разделы выражали данную фундаментальную ценность. Архитектура, скульптура, живопись, музыка, литература, этика служили главной цели – достижению единства с Богом. Для современной культуры главной ценностью является материальный мир. Она исходит из принципа, что реально существует только то, что поддается восприятию органами чувств. Соответственно, на принцип “вещности” опираются все стороны жизни данной культуры – ее политика и экономика, искусство и литература, этика и право.

Система ценностей является основным регулятором человеческой деятельности, от нее зависят мысль, творчество и верования представителей каждой культуры.

6) Врач как социальное явление и феномен культуры. Феноменальность врача в культуре объясняется особенностью его профессиональной деятельности. Профессия врача отличается рискованностью, ответственностью, рутинностью и характеризуется гносеологическим, праксиологическим, психофизиологическим, экономическим, аксиологическим аспектами, которые подчеркивают многогранность его образа. Каждый из них раскрывает определенную содержательную сторону врачебной профессии, в целом позволяют понять врача в культуре. Врач как качество личности определяется уровнем его профессиональной подготовки, опытом, знаниями, умениями, квалификацией, а так же общественными отношениями в сфере профессии. Специфика врачебной деятельности формирует особое врачебное и клиническое мышление, психологические черты личности, которые проявляются в различных формах его бытия.

Глубокое философско-этическое значение образа врача заключается в его отношении к жизни, здоровью человека, к его правам. В силу профессии врач оказался в пространстве между Жизнью и Смертью. Объяснение его единства в многообразии черт, порожденных культурами: профессиональной, морально-правовой, экономической, политической, художественной, а также понимание этого образа в различных исторических типах культуры.

Раскрываются основные исторические типы образа врача и их отражение в философии. В первобытной культуре формой врачебной деятельности было коллективное врачевание, отличающееся синкритичностью. В поздней родовой общине на основе мифологических воззрений появляется жречество и магия, для которых было характерно сакральность и символичность. Для первобытного человека врачеватель был своеобразным символом, выражающим мужество, выдержку, бесстрашие перед силами духов и одновременно – надежду на чудо исцеления. Сострадание как черта древних врачевателей формировалась посредством ритуала инициации болезни, которые совершались при посвящении в целителя. В культуре Древнего Востока сформировались две формы врачебной деятельности – профессиональное и культовое целительство. Но при этом образ врача-профессионала и образ целителя формировался на общей нравственно-религиозной основе. В античной культуре профессия врача была достаточно свободна от религиозно-мифологических влияний. Телесное и духовное здоровье были предметом восхищения, эталоном красоты и гармонии. В такой системе ценностных координат врачу отводилась роль сохранения гармонии человеческого существования в мире. Но в чем виделось содержание гармонии и красоты? Этот вопрос стал идейной основой рождения двух крайне противоположных образов античного врача Гиппократом и Платоном. Гиппократовский образ врача в своем содержании основан на милосердии. Он сохранялся в культуре на протяжении тысячелетий и был моделью идеального врача. Платоновский образ врача более рационален и прагматичен. Его содержание раскрывается в основной функции – служить воцарению справедливости в государстве, применяя и такие методы, как эвтаназия. Такой образ врача нашел свое наиболее яркое выражение в западно-европейской культуре Нового времени, а философское объяснение у Ф. Бэкона и Ф. Ницше. В средневековой Европе зависимость врача от церкви и сословия сформировали такие черты его личности как сословная замкнутостью, корпоративностью, преобладание универсального над индивидуальным, ограниченность в свободе, схоластический характер мышления и оторванность от практики врачевания. В культуре Возрождения образ врача достаточно противоречив. С одной стороны, он стремился к поиску истины опытным путем. Но с другой, – оказавшись один на один с миром, стал социально неустойчивым, неуверенным, бессильным и одиноким. В культуре Нового времени содержание образа врача составлял профессионализм, прагматизм и рационализм суждений. Именно такую философскую интерпретацию он получил у Ф. Бэкона. Эти черты стали наиболее востребованными и необходимыми личностными качествами врача в ХIХ в., в то время, как человеколюбие, сострадание и бескорыстие становились вторичными качествами врача. В ХХ в. в западной рационально-прагматической культуре сформировался образ врача – борца за биологическую чистоту. С одной стороны, такой образ есть отражение системы господствующих ценностей в культуре, с другой – предостережение будущему поколению о том, что забвение и игнорирование высшими человеческими ценностями ведет к антропологической катастрофе. Яркое философское выражение он получил у Ф. Ницше: врач – это искусный в своем профессионализме человек, мужественный и тонкий психолог. Его сущность выражается в жестком прагматизме: “больной – паразит общества”, реализовалась в нацистской Германии. Человечество, потрясенное преступлениями нацистских врачей, испытавшее страх перед медициной теперь желает видеть врача-гуманиста. Появились различные научные концепции, объясняющее гуманистический смысл врачебной профессии. Это социология профессий Т. Парсонса, где отмечается, что профессия врача не может и не должна иметь рыночного характера. Она ориентирована на пациента и отличается от занятий врачеванием, тем, что врач, исходя из клятвы Гиппократа обязан лечить людей, не требуя материального вознаграждения; социология медицины Е. Фрейдсона, который связывал торжество гуманизма в отношении врача и больного с ликвидацией монополии врачей на врачевание; этика А. Швейцера, который убеждал, что только “благоговение перед жизнью” может возвысить врача до идеалов гуманизма; психоанализ К. Юнга, где образ врача гиппократовской модели оценивается как сложившейся культурный архетип. В настоящее время происходит деконструкция образа-концепта врача, что обусловлено кризисом культуры. Рождается образ врача, содержание которого составляют экономический расчет, либеральны
е ценности, прагматизм, небрежность, коррумпированность, алчность, высокомерие и др.

Врачебное призвание представляет собой единство природных способностей и субъективных познавательных интересов врача к своей профессии, в процессе которой осуществляется наиболее полная самореализация его индивидуальности и творческих возможностей. Оно всегда объективно обусловлено и актуализировано общественной практикой. Рельефные очертания призвание получает в целях профессии. Развитие призвания связано с социализацией и инкультурацией личности и является условием формирования идеального (должного) образа врача в культуре. Профессиональная культура врача – это относительно замкнутая область культуры, в основе которой лежит особый вид профессиональной деятельности, направленный на сохранение физического, психического, духовного здоровья человека и, включающая в себя субъекта профессии, его ценностное сознание, знания и идеалы; артефакты, а также социальные институты, организации и отношения, обеспечивающие целостность, системность и устойчивость этой культуры.

Кроме того, целесообразно рассмотреть такой рельефно проявляющийся в настоящее время феномен как медикализация культуры – сложный социокультурный процесс, связанный с повышенным интересом людей к медицине, с их возрастающими потребностями в качественном медицинском обслуживании. Его результатом явилось изменение характера социальных отношений в сфере профессиональной деятельности врача, формирование новых нормативных и этико-правовых положений, гуманизация ее практической деятельности. При этом медикализация культуры еще не стала условием формирования медицинской культуры общества, что связано господствующим в сознании людей недоверием к профессии врача, с тем его негативным образом-архетипом, который сформировался в этнокультурной традиции. Образ знахаря, народного врачевателя остается в ментальном мире наших современников более положительным и альтернативным образу врача-профессионала. Волна медицинского оккультизма активизировало наступление на культуру чуждых ей медицинских практик и деятельность различного рода экстрасенсов, биоэнергокорректоров, магов, что нашло отражение в смешении понятий “народная медицина”, “традиционная медицина” и “целительство”.

Народная медицина, совокупность накопленных народом эмпирических сведений о целительных средствах, лекарственных травах и гигиенических навыках, а также их практическое применение для сохранения здоровья, предупреждения и лечения болезней.

Традиционная медицина – понятие более узкое, более конкретное и исторически более молодое. В ее основе обязательно лежит религиозно-философское учение, в которое органически вплетается эмпирический опыт народного врачевания данного народа. Традиционная медицина жизнеспособна там, где есть очаг и носители этой культуры, т. е. на родине. Примером являются традиционная китайская медицина, традиционная аюрведическая медицина древней Индии, тибетская традиционная медицина.

Целительство – оказание лечебной помощи средствами народной медицины, чаще всего не зарегистрированными в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Темы докладов и рефератов

1.Культура как мера развития человека.

2.Философское понятие культуры.

3.Культура и цивилизация.

4.Единство и многообразие культур.

5.Традиция и новаторство в культуре.

6.Социальные и личностные функции культуры.

7.Культура врача.

8.Врач как социальное явление и феномен культуры.

9.Будущее культуры.

Литература

1. Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. М.1975.

2. Бахтин М. М. К философии поступка //Философия и социология науки и техники. М. 1986.

3. Бердяев Н. А. Философия творчества, культуры и искусства. В 2-х т. М., 1994

4. Виндельбанд В. Философия культуры: Избранное – М., 1994.

5. Волков Г. Три лика культуры. М 1986.

6. Гуревич А. Я. Категории средневековой культуры. М. 1965

7. Гуревич П. С. Культурология. Учебное пособие. М.,2003

8. Давыдов Ю. Н. Культура – природа – традиция // Традиция в истории культуры. М. 1978.

9. Зиммель Г. Философия культуры. Т. 1. М., 1996.

10. Иконникова С. Н. Диалог о культуре. Л.1987.

11. Ильенков Э. В. Философия и культура. М. 1991.

12. Каган M. C. О субстанции, строении и функциях культуры (к вопросу об основаниях культурологии) // Личность. Культура. О-во = Culture. Personality. Soc. – М., 2004.

13. Каган М. С. Философская теория ценности. СПб., 1997.

14. Каменецкий К. История культуры Древней Греции и Рима. М. 1990.

15. Камю А. Бунтующий человек. М.1990.

16. Кармин А. С. Основы культурологии: морфология культуры. СПб. 2002

17. Культурология. ХХ век. М., 1995

18. Культурология : учебник / [В. М. Дианова, С. Н. Иконникова, М. С. Каган и др.] ; С.-Петерб. гос. ун-т. – М. 2005.

19. Малиновский Б. Научная теория культуры. – М., 2000.

20. Маркарян Э. С. Теория культуры и современная наука. М. 1983.

21. Ортега-и-Гассет Х. Эстетика. Философия культуры. М. 1991.

22. Сильвестров В. В. Философское обоснование теории и истории культуры. М.,1990.

23. Соколов Э. В. Культурология. М. 1994

24. Философия культуры. Становление и развитие. Под редакцией М. С. Кагана. СПб.1998

25. Флоренский П. А. Культ, религия, культура //Богословские труды. М. 1977.

26. Фромм Э. Иметь или быть? М. 1986.

27. Чавчавадзе Н. З. Культура и ценности. Тбилиси, 1984.

28. Швейцер А. Культура и этика. М. 1973.

§ 2 Нравственное измерение культуры.

План занятия.

1. Этика и мораль. Определение и классификация этических теорий.

2. Специфика морального сознания.

3. Природа и структура морального сознания.

4. Врачебная мораль, ее особенности и соотношение с биоэтикой. Биомедицинская этика: основные проблемы и способы их разрешения.

Содержание занятия.

1. Этика и мораль. Определение и классификация этических теорий.

Приступая к рассмотрению первого вопроса, важно обратить внимание на значение и происхождение понятий “этика”, “мораль”, “нравственность”. Близкие по смыслу, они возникли в трех разных языках. Слово “этика” происходит от греч. ethos – нрав, характер, обычай. Нужно обратить внимание на то, что первона­чально под этосом понималось привычное место совместного проживания, дом, человече­ское жилище, а также звериное логово или птичье гнездо. Позднее оно стало по преимуще­ству означать устойчивую природу какого-либо явления, обычай, характер, нрав. Его ввел в обиход 2300 лет назад Аристотель, который назвал “этическими” добродетели или достоинства человека, проявляющиеся в его поведений, – такие качества, как мужество, благоразумие, честность, а “этикой” – науку об этих качествах. В современном употреблении, в наиболее распространенных толкованиях этику связывают с оценкой поступков соответст­вующих нормам “этично”, “неэтично”, “нравственно”, “безнравственно” и т. д.; под этикой понимают кодекс норм и принципов жизни людей. Этикой называют, также, теоретическую дисцип­лину, объектом изучения, которой являются этические теории, отвечающие на во­прос: что представляет собой правильный образ жизни людей. Этика – философская дисциплина, изучающая явления морали и нравственности и научающая человека, как ему надлежит вести себя; поэтому ее называют еще практической философией. Знание теории морали необходимо каждому человеку для определения своих нравственных позиций и нравственного самовоспитания.

Слово “мораль ” – латинского происхождения. Оно образовано от лат. mos (множ. число mores), что означало примерно то же, что ethos в греческом – нрав, обычай. Цицерон, следуя примеру Аристотеля, образовал от него слова moralis – моральный и moralitas – мораль, которые стали латинским эквивалентом греческих слов этический и этика. В современном значении мораль – это исторически сложившаяся система взглядов, правил, норм – запретов, идеалов, которыми люди руководствуются в своем поведении, во взаимоотношениях друг с другом. Мораль регулирует отношения людей в любой сфере жизнедеятельности общества. Мораль рассматривается как явление сознания, форма общественного сознания.

“Нравственность ” – русское слово, происходящее от корня “нрав”. Оно впервые попало в словарь русского языка в XVIII столетии и стало употребляться наряду со словами “этика” и “мораль” как их синоним. Нравственнос ть – это практическая мораль (совокупность нравов, обычаев в поведении, в отношениях между людьми), она характеризует реальное поведение людей с точки зрения соответствия нормам морали. Мораль проявляется в нравственности.

Так в русском языке появились три слова с примерно одним и тем же значением. Со временем они приобрели некоторые смысловые оттенки, отличающие их друг от друга. Но в практике словоупотребления эти слова практически взаимозаменяемы, а их смысловые оттенки почти всегда можно уловить по контексту.

Нравственная культура, как и вся социальная культура, имеет два основных аспекта: 1) ценности и 2) регулятивы. Нравственные (моральные) ценности – это то, что еще древние греки именовали “этическими добродетелями”, в число которых, как уже указывалось, они включали благоразумие, доброжелательность, мужество, справедливость. В иудаизме, христианстве, исламе высшие нравственные ценности связываются с верой в Бога и ревностном почитании его. В качестве нравственных ценностей у всех народов почитаются честность, верность, уважение к старшим, трудолюбие, патриотизм. И хотя в жизни люди далеко не всегда проявляют подобные качества, но ценятся они людьми высоко, а те, кто ими обладают, пользуются уважением. Эти ценности, представляемые в их безупречном, абсолютно полном и совершенном выражении, выступают как этические идеалы.

Нравственные (моральные) регулятивы – это правила поведения, ориентированного на указанные ценности. Нравственные регулятивы разнообразны. Каждый индивид выбирает (осознанно или неосознанно) в пространстве культуры те из них, которые наиболее подходят для него. Среди них могут быть и такие, которые не одобряются окружающими. Но в каждой более или менее стабильной культуре имеется определенная система общепризнанных нравственных регулятивов, которые по традиции считаются обязательными для всех. Такие регулятивы являются нормами морали. В Ветхом Завете перечисляются 10 таких норм – “заповедей Божьих”, записанных на скрижалях, которые были даны Богом пророку Моисею, когда он поднялся на Синайскую гору ( ” Не убий “, “Не укради”, “Не прелюбодействуй” и др.). Нормами истинно христианского поведения являются 7 заповедей, которые указал Иисус Христос в Нагорной проповеди: “Не противься злому”; “Просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся”; “Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас” и др.

Центральный вопрос морали – это отношение человека как общественного существа к обществу. Более конкретно, это вопрос о том, как общество по отношению к своим членам становится регулятором их поведения.

Сознательный характер морали – ее первый существенный признак. Мораль адресована каждому человеку и всем, а не выборочно. Принципы морали не навязываются человеку категорически, а предлагают добровольное, сознательное их применение. Мораль действует в условиях личного выбора и личной ответственности: человек свободен сделать выбор между добром и злом, между нравственным и безнравственным, совершить подвиг или предательство. Личная свобода и ответственность являются основанием морального поведения. Оно концентрируется в “золотом правиле” нравственности, одном из древнейших нормативных требований: “Не делай другому того, чего бы ты не хотел себе”.

Структура морального сознания выступает как единство двух уровней отражения и регуляции: рационального и чувственно-эмоционального. Рациональный уровень включает следующие элементы: моральные взгляды, принципы морали (принцип гуманизма, альтруизма), нормы (уважение стар-ших, родителей), моральный идеал (совершенствование человека), категории морали (с помощью которых оценивается человек – добрый, честный), нравственные потребности и интересы (выражаются в нравственных целях), мотивы (во имя чего совершается поступок), нравственные качества (честность, вежливость), нравственные традиции. Чувственно-эмоциональный уровень выражается в различных нравственных чувствах и эмоциях: чувство чести, собственного достоинства. Единство моральных взглядов и нравственных чувств находит свое выражение в нравственных убеждениях.

Для упрощения анализа различных этических теорий, их целесообразно классифици­ровать в соответствии с содержанием этических проблем. Эта процедура позволяет сосредо­точить внимание на той особенности, которая отличает одну этическую теорию от другой. Самой простой и естественной является историческая форма классификации, со­гласно кото­рой этические концепции можно разделить на “классические” и “современные”.

Следуя логике постановки вопросов, к “классическим” можно отнести такие теории, в которых решается проблема “правильности” человеческой жизни. Другими словами, даются ответы на вопросы “Что есть правильная человеческая жизнь?” и “Как должны вести себя люди в различных ситуациях?” Если взглянуть на эти вопросы в другом ракурсе, то их можно истолковать как обращение за советом людей, запутавшихся в повседневной жизни. А различные ответы, предлагаемые классическими теориями, можно рассматривать как фор­мулировки этих советов индивиду, в предположении, что если человек знает правильный от­вет, он непременно им воспользуется. Причем полагалось, что смысл этих вопросов и отве­тов для людей однозначен и ясен.

Однако последующие философские исследования этических проблем поставили под сомнение истинность данного предположения. Современные философы обнаружили, что многие из вопросов и ответов не понятны; поэтому прежде чем пытаться давать какие-либо ответы, необходимо точно установить их значение. Процесс выяснения точного значения во­просов и ответов называется философским анализом. Систематическое использование этого подхода в этике нашего времени привело к тому, что она стала очень существенно отли­чаться от того, что представляла собой классическая этика. Главное различие заключается в том, что человек может заниматься философским анализом, не будучи связанным необхо­димостью давать какие-либо “жизненные советы”. Конечно, предполагается, что процедура анализа не является самоцелью: если кто-либо устанавливает точное значение ключевых терминов и утверждений, содержащихся в разных моральных теориях, то он, естественно, оказывается в лучших условиях, чтобы принять решение на которой из них остановиться. Таким образом, современную этику не следует рассматривать как альтернативу классической традиции. Скорее ее следует понимать как определенный подход для подготовки этических теорий к дальнейшему изучению.

2. Специфика морального сознания.

Второй вопрос касается, прежде всего, условий, при которых нравственное отноше­ние может возникать и реализовываться. Начиная с античности, мораль понималась как мера господства человека над самим собой, как показатель того, насколько человек ответствен за себя, за то, что он делает. Это означает, что развитие морали связано, прежде всего, с разви­тием личностного начала человеческих индивидов. Здесь следует еще раз вспомнить, в чем заключается разница между такими понятиями, как индивид, индивидуальность, личность.

В свою очередь, внутренняя свобода личности может развиваться только в условиях социальной и политической свободы, в условиях определенного правопорядка. Следует об­ратить внимание на то, что, выполняя регулирующую функцию, мораль в корне отличается от социальных институтов, таких как право, политика, религия, играющих ту же роль, но действующих иными способами. Рассматривая особенности нравственного сознания, следует обратить внимание на нормативность и всеобщность моральных требований, на, присутст­вующие в них, моменты долженствования и оценки, совершаемых действий. Однако эти черты в различной степени можно обнаружить и в других формах, регулирующих социаль­ные отношения.

Самым существенным моментом, характеризующим специфику морального отноше­ния, является свобода выбора или свобода воли. Еще Аристотель установил, что цель этики – не познание, а поступки; ее изучают не для того, чтобы знать, что такое добродетель, а для того, чтобы быть добродетельным. Знание о морали этика доводит до формулирования мысленных процедур, правил и программ, позволяющих диагностировать моральное качество поступков, образа жизни в целом. Без понимания заключенных в той или иной этической теории регулятивно-оценочных механизмов нельзя понять и саму эту теорию. Этика как рационально аргументированная программа морального поведения приобретает обязывающее значение для тех, кто желает быть моральным и потому заранее настроен принять ее, если она окажется убедительной. Это означает, что она предполагает в качестве своего условия нравственно мыслящего и нравственно суверенного индивида. Поэтому формирование личностно окрашенного отношения к этическим теориям, выработка навыков их примеривания к типовым ситуациям морального выбора – важная задача и показатель овладения этикой. Теорию морали часто сравнивают с медициной: первая предназначена излечивать души подобно тому, как вторая излечивает тело. Это сравнение, однако, имеет ограничения. В медицине врач и пациент разведены. В морали они представлены в одном лице. Этика не дает готовых рецептов. Она предлагает человеку, желающему освободиться от душевных недугов, самому найти рецепт своей болезни и помогает ему сделать это.

Важно подчеркнуть, что нормы и принципы морали выполняют функцию неписаных законов поведения и отношений между людьми. Они не опираются ни на какой внешний авторитет, не подкрепляются ни какой внешней си­лой, кроме общественного мнения и голоса совести. Авторитет любого лица в морали не свя­зан с официальными полномочиями, властью и социальным статусом. Функция носителя и проводника морального требования совпадает с функцией исполнителя. В той и другой роли могут попеременно выступать все люди. Субъект действия несет личную ответственность за свое поведение. Он должен поступать не просто как все, но как “должно”, даже в том случае, если внешняя воля побуждает его к противоположным действиям. Рассматривая второй во­прос, важно не просто констатировать отличительные свойства морали, но и уметь проиллю­стрировать их конкретными практическими примерами.

3. Природа и структура морального сознания.

Главной проблемой этики всегда был и остается вопрос о происхождении морали. Рассматривая третий вопрос, нужно иметь в виду, что в морали проблемы исторического масштаба переосмысляются людьми через призму их жизненного опыта, обыденного вос­приятия, и наоборот, частные вопросы текущих дел подчас поднимаются до уровня пре­дельно широких, мировоззренческих проблем – смысла и конечных целей бытия человека. Однако для осмысления этих проблем в моральной форме, человеку вовсе не требуется ста­новиться теоретиком – социологом, историком или политиком. Нравственность не является сферой исключительно профессиональной и специальной научной деятельности. Моральным сознанием обладает каждый просто потому, что он человек, личность. По своей природе это сознание широко массовое, всеобщее, оставаясь при этом глубоко личностным, индивиду­альным.

Вопрос о структуре нравственности имеет множество аспектов. К их числу можно отнести, в частности, выявление в нравственности основных сторон, имеющих различный онтологический статус (сознание, деятельность, отношения). Другой аспект может быть свя­зан с разграничением в морали разного рода элементов, образующих механизм нормативной регуляции (например, деяние и мотив, предписание и оценка, норма и идеал) и т. д. В данном случае целесообразно остановиться на исследовании понятийного строя морального мыш­ления, его формальных схемах и конструкциях. Важной задачей исследования является ус­тановление места каждой из форм понятий в единой системе нравственного сознания, а также, выявление способа развертывания самой системы (логические соотношения и субор­динация понятий).

Конкретная задача в исследовании нравственных форм предполагает умение обнару­живать логические связи между такими нравственными категориями, как: добро и зло, мо­ральная норма и моральное качество, моральный идеал и моральный принцип; а также та­кими понятиями, как: справедливость, смысл жизни, назначение человека, долг, ответствен­ность, совесть.

4. Врачебная мораль, ее особенности и соотношение с биоэтикой.

Биомедицинская этика: основные проблемы и способы их разрешения.

Последний вопрос занятия связан с проблемами прикладной этики. Прикладная этика – это не простое приложение результатов теоретической этики к практике. Она, скорее, явля­ется особой стадией развития и морали, и этики, знаменуя собой одновременно новую, более глубокую и конкретную форму их синтеза. Адекватное осмысление морального опыта требует конкретного анализа того, как мораль преломляется в тех или иных формах деятельности, сферах жизни, типовых ситуациях. Исторически наиболее существенными являются видоизменения морали, которые связаны с национально-культурной, социально-статусной, профессиональной принадлежностью людей. Можно говорить о том, что каждая профессия вырабатывает свою мораль. Наибо­лее показательны в этом отношении писаные и неписаные профессионально-нравственные кодексы, обеспечивающие достойное и общественно значимое поведение человека в рамках его профессиональной деятельности.

Разновидностью профессиональной этики является медицинская этика, представляющая совокупность норм поведения и морали медицинских работников. Медицинская этика возникла вместе с началом врачевания. Во многих древнейших письменных источниках по медицине наряду с советами по сохранению здоровья и лечению болезней излагаются правила поведения врача. Наиболее известным документом является Клятва Гиппократа (5 в. до н. э.), оказавшая огромное влияние на все последующее развитие медицинской этики. Самый высокий профессионализм сам по себе не принесет человеку блага, если не будет опираться на столь же высокие моральные качества специалиста: его понимание долга и ответственности, чувство сострадания, гуманистические убеждения. Основными вопросами медицинской этики являются: врач и общество; отношение медицинских работников к здоровому и больному человеку; взаимоотношения с людьми, окружающими больного; медицинская тайна; взаимоотношения медицинских работников; этика обучения медицине и усовершенствования знаний; этика научных исследований; отношение к новым открытиям, теориям и учениям; качества присущие медицинскому работнику и его внешний вид.

Деон тология – раздел теории морали, в котором рассматриваются проблемы долга, нравственных обязанностей человека.

Одной из разновидностей прикладной этики, наиболее развитой и оформившейся, является биоэтика, представляющая собой важную точку роста философского знания. Во второй половине ХХ века в эпоху биотехнологической революции в медицине вокруг биоэтики сконцентрировались социально-этические проблемы изучения человека. В этой связи для философии актуально переосмысление категориального видения человека в мире с учетом реального места, которое начинает занимать проблема манипулирования жизнью и смертью в бытийных основаниях личности. Поэтому возвращение этики, защищающей саму жизнь, подобающего ей места в структуре философского знания – актуальная задача гуманизации общественной жизни.

Биоэтика – область междисциплинарных исследований этических, философских и антропологических проблем, возникающих в связи с прогрессом биомедицинской науки и внедрением новейших технологий в практику здравоохранения. Таким образом, биоэтика – более широкое понятие, чем медицинская этика, но в то же время включает в себя основные ее положения.

Анализ различных подходов к предмету этики – это та теоретическая и методологическая основа, которая позволяет глубже понять и проанализировать специфику биомедицинской этики, связанную с различными философско-этическими концепциями. Наиболее широко в биомедицинской этике представлены утилитаристские и деонтологические философско-этические теории.

Представители утилитаризма попытались выработать положения, следуя которым можно определить правила действия. По сути своей, утилитаризм – это этическая теория, утверждающая, что правильный поступок (действие) – тот, который вызывает наибольшее возможное благо. То есть необходимо стремиться к тому, чтобы сделать как можно большее количество людей счастливыми. Такие мысли мы находим у Эпикура и его ученика Лукреция, но в наиболее развитой форме эта разновидность моральной философии предстает в трудах И. Бентама (1748-1832), Дж. С.Милля (1806-1873), которые сформулировали основные положения утилитаризма, этической теории, утверждающей, что правильный поступок тот, который вызывает наибольшее возможное благо. Центром этой теории являются принцип “полезности” и принцип “наибольшего счастья”. Утилитаризм называют телеологической теорией, так как в оценке тех или иных действий в первую очередь обращается внимание на последствие этих действий. Такой подход позволяет проводить различие между личностью индивида и его поступками, а следовательно, не исключает возможности, что человек с самыми добрыми и искренними намерениями может совершать неправильные действия. Утилитаризм – В последнее время, развивая теорию утилитаризма и принимая в качестве стандарта принцип полезности, ряд авторов выделяют утилитаризм действия и утилитаризм правила. Утилитаризм действия исходит из того, что с моральной точки зрения действие является правильным только в том случае, если нет другого действия, выполнение которого бы принесло большую пользу.

Утилитаристы правила руководствуются принципом, что какое-либо действие является в моральном отношении правильным, если оно подчиняется некому правилу поведения, оправданному принципом полезности и которое, как правило, дает, по меньшей мере столько же пользы, сколько любое другое правило, применяемое к данной ситуации. Следовательно, человек поступает морально, если он будет действовать согласно правилу, которое при условии его повсеместного соблюдения производило бы наибольший баланс добра над злом, принимая во внимание всех участников действия.

Представители другой разновидности моральной философии назвали ее деонтологической этикой, так как в основе ее лежит представление о долге (от греческого deon – долг). Наиболее известной деонтологической теорией является теория немецкого философа Иммануила Канта (1724-1804). Систематическое изложение практической философии Канта призвано дать ответ на один из главных вопросов его философии: “Что я должен делать?”, что и составляет содержание науки этики. И, если теоретическое знание-это познание того, что существует, то практическое знание – это знание, “посредством которого я представляю себе, что должно существовать”. Нравственная философия по Канту исследует не то, что существует, а то, что должно существовать.

Согласно Канту, в отличие от утилитаристов, учет одних только последствий не может дать ответ на вопрос, правильным ли является то или иное действие. Действие является нравственным, если оно продиктовано “добрыми намерениями”, руководимыми рациональными моральными принципами. По Канту поступок является достойным только тогда, когда его совершают не ради своих личных интересов или вследствие его реальных последствий, но из долга, так как осознают его в качестве морального обязательства. Все остальные качества (выдержка, самоконтроль, ум) хороши лишь в сочетании с добрыми намерениями, которые определяют поступки, совершаемые на основании чувства долга, а не желания.

Этическая теория Канта строится на различии между тем, что мы желаем, и тем, чего нам следует желать. По Канту, действовать в соответствии с чувством долга значит проявлять уважение к нравственным законам как таковым, независимо от желаний.

Основным законом этики Кант провозгласил категорический императив – закон, который должен обладать “объективной и всеобщей значимостью” и сформулировал его следующим образом: “Поступай так, чтобы максима твоей воли всегда могла иметь также и силу принципа всеобщего законодательства”. Этот принцип является “императивом”, потому что он есть повеление. Вспомним, что нравственность и свобода у Канта тесно взаимосвязаны. Это звучит парадоксально, но именно в этом заключается суть его нравственных изысканий: ярчайшим проявлением и доказательством свободы он считает способность человека добровольно, осознанно, разумно подчиняться принуждению морального закона. Максима – это некое правило. Максима есть субъективный принцип совершения поступков.

По Канту, “максима содержит практическое правило, которое разум определяет сообразно с условиями субъекта, и, следовательно, есть основоположение, согласно которому субъект действует…” Моральность максимы состоит в том, что правило, лежащее в ее основе “можно обобщить, применяя ко всем случаям того же рода.” То есть мы должны пожелать видеть наше правило принятым в качестве максимы всеми, кто находится в ситуации, подобной нашей.

С другой стороны, поступок морален только тогда, когда он совершен из уважения к нравственному закону. При этом Кант подчеркивает, что важно даже не содержание моральной максимы, ибо оно может быть субъективно, а важна форма – то есть способность человека предъявлять к себе общие моральные требования.

Центральным в биоэтике является отношение к жизни и смерти. Осознание единства жизни человека и человечества со всем живым на планете, с ее биосферой, соприкасается с идеей святости жизни. Жизнь понимается как высшая ценность, а право на жизнь любого живого существа уже в силу самого факта рождения принадлежит к числу вечных идеалов человечества. Это хорошо показал А. Швейцер принципом “благоговения перед жизнью”, который он выразил формулой “Я – жизнь, которая хочет жить среди жизни”, проповедующий сохранение и совершенствование жизни.

Исторически первой и наиболее существенной предпосылкой формирования биоэтики надо назвать идеологию экологического движения, которое возникло как естественное следствие научно-технического и социального прогресса, как потребность защитить уникальную природу человека от агрессивного вторжения науки в его природу. Термин “биоэтика” был первоначально предложен американским Гуманистом, биологом, онкологом Ван Ренсселером Поттером (Van Rensselaer Potter) в книге Биоэтика: мост в будущее (1971) именно для обозначения особого варианта экологической этики. Основная идея В. Р.Поттера сводилась к тому, что биоэтика призвана предотвратить угрожающую человечеству опасность прекращения существования жизни на земле в результате образовавшегося разрыва между двумя областями знания – естественнонаучной и гуманитарной. По его определению, биоэтика – это соединение биологических знаний и человеческих ценностей. Второй предпосылкой стало изменение реального статуса индивида в обществе, где го­сударство гарантированно обеспечивает его основные человеческие права, где отдельная личность становится средоточием, фокусом общественной жизни.

Однако случилось так, что термин “биоэтика” в научной и учебной литературе стал чаще использоваться в значении, которое придал ему примерно в то же время американский акушер и эмбриолог Андре Хеллегерс (Hellegers). Хеллегерс использовал термин “биоэтика” для обозначения междисциплинарных исследований моральных проблем биомедицины, прежде всего связанных с необходимостью защиты достоинства и прав пациентов. В оборот входит понятие биомедицинская этика. Обусловлено это было тем, что последние десятилетия XX века отмечены быстрым развитием фундаментальных медико-биологических наук, активным внедрением их достижений в клиническую медицину и обеспокоенностью общества негативными последствиями биомедицинских воздействий на человека. Сфера возможностей медицины качественно изменяется, она получает возможность “давать” жизнь, “управлять” жизнью, “контролировать” смерть, то есть манипулировать процессами зарождения, протекания и окончания человеческой жизни. В этой связи для философии актуально переосмысление категориального видения человека в мире с учетом реального места, которое начинает занимать проблема манипулирования жизнью и смертью в бытийных основаниях личности. Этика, понимаемая как практическая философия, т. е. прежде всего как обоснование морального выбора и критерия нравственной оценки людских деяний, получила в проблемах, порождаемых современной биомедициной, мощный импульс для своего развития.

В настоящее время биомедицинская этика изучает следующие моральные и философские проблемы аборта; контрацепции и новых репродуктивных технологий (искусственное оплодотворение, оплодотворение “в пробирке”, суррогатное материнство); проведения экспериментов на человеке и животных; взаимоотношений врача и пациента, новых моделей взаимоотношений и обеспечения прав пациентов (в том числе с ограниченной компетентностью – например, детей или психиатрических больных); выработки дефиниции (определения) смерти; самоубийства и эвтаназии (пассивной или активной, добровольной или насильственной); проблемы отношения к умирающим больным (хосписы); вакцинации и СПИДа; демографической политики и планирования семьи; генетики (включая проблемы геномных исследований, генной инженерии и генотерапии); трансплантологии; справедливости в здравоохранении; клонирования человека, манипуляций со стволовыми клетками и ряд других.

Эти проблемы во многом определяют не только облик современной медицины, но и современной философии науки, поскольку ей все чаще приходится иметь дело с такой темой, как соотношение науки и нравственности.

К основным принципам биоэтики относят:

– принцип уважения человеческого достоинства;

– принцип “твори добро и не причиняй зла!”;

– принцип признания автономии личности;

– принцип справедливости.

Кроме того, руководствуются четырьмя правилами. Это правдивость, конфиденциальность, неприкосновенность частной жизни и добровольное информированное согласие. В совокупности они образуют этические “координаты”, описывающие отношение к пациенту как к личности. Многие основные принципы и правила биоэтики претворены в жизнь в законодательствах по здравоохранению ряда стран.

Биоэтика выступает не как самоцель, а как специфическая форма научного осмысления проблемы человека, соотношения духовного и телесного, моральной свободы и ответственности, этических вопросов современной медицины, защиты экзистенциальных прав человека. Именно в этом контексте выясняется суть биоэтики, как комплекса междисциплинарных проблем, непосредственно связанных с человеком.

Таким образом, биоэтика – это сложный культурный феномен, возникший как ответ на угрозы моральному и физическому благополучию человека, в связи с “опасностью знания”, которым обладает современный человек, изобретший многочисленные биомедицинские, биохимические, военно-промышленные, сельскохозяйственные технологии, позволяющие вмешиваться в сами основы жизни на земле, новейшие компьютерные теле – и видео-технологии, изменяющие привычный стиль жизни и образ мышления человека.

В рамках прикладной этики теоретический анализ и непосредственное принятие мо­рального решения сливаются воедино, становятся содержанием реальной практики. Это осо­бая форма теоретизирования, непосредственно включенного в жизненный процесс.

При подготовке этого вопроса, целесообразно ознакомиться с основными проблемами биоэтики и, используя темы докладов, проанализировать конкретные случаи разрешения этих проблем.

Темы докладов и рефератов.

1. Искусство и медицина.

2. Медицина как специфическая часть культуры.

3. Мораль в жизни человека.

4. Этика Конфуция.

5. Нравственная ценность Священного писания христиан.

6. Самосовершенствование через самоотрешение в буддизме.

7. Своеобразие этики Корана.

8. Знание как добродетель.

9. Нравственные принципы Эпикура и их оценка.

10. Этика Канта и современность.

11. Философская антропология и биоэтика.

12. Польза как высшая добродетель.

13. Значение принципа “Непротивления злу”.

14. Этика благоговения перед жизнью.

15. Человек в поисках справедливости.

16. Рациональность и эгоизм.

17. “За” и “против” эвтаназии.

18. Нравственные границы научного эксперимента.

19. Этические проблемы генной инженерии.

Литература.

1. Аристотель. Никомахова этика. Соч. в 4 т. Т.4.

2. Арьес Ф. Человек перед лицом смерти. Перевод с французского. М., 1992.

3. Бачинин В. А. Этика: Энциклопедический словарь. М. 2005

4. Бердяев Н. А. О назначении человека. М., 1993.

5. Биомедицинская этика. Под ред. В. И. Покровского. М. 1997.

5.Биоэтика: проблемы и перспективы. Под ред. А. П. Огурцова. М. 1992.

6.Биомедицинская этика. Учебное пособие. Под ред. Т. В. Мишаткиной, С. Д. Денисова, Я.С. Яскевич. Мн., 2003.

7.Биомедицинская этика: словарь-справочник / под ред. Т. В. Мишаткиной.- Мн., БГЭУ, 2007.

– 90 с.

8. Биоэтика: междисциплинарные стратегии и приоритеты. Учебно-метод. пособие / под ред. Я. С.

Яскевич.- Мн., БГЭУ, 2007.

6.Введение в биоэтику: Учеб. пособие / Под ред. Б. Г. Юдина, П. Д. Тищенко. М.,1998.

7.Врачебные ассоциации, медицинская этика и общемедицинские проблемы. Сборник официальных материалов. М. 1996.

6. Врачи, пациенты, общество. Права человека и профессиональная ответ-ственность врача в документах международных организаций. Киев, 1996.

7. Вивекананда С. Практическая веданта. М., 1993.

8. Гадамер Г. Г. Актуальность прекрасного.-М.,1991.-С.266-323.

9. Гиппократ. Избранные книги. М., 1994.

10. Гиппократ. Этика и общая медицина / Под ред. С. Ю. Трохачева; Пер. с древнегреч. СПб. 2001.

11. Голубева Г. А. Этика: Учебник. М., 2007

12. Грюнебаум Г. Э. фон. Классический ислам. М., 1998.

13. Губин В. Д. Основы этики: Учебное пособие / В. Д. Губин, Е. Н. Некрасова. – М.: Форум, Инфра-М, 2008

14. Гусейнов А. А. Введение в этику. М., 1985.

15. Гусейнов А. А. Античная этика / А. А. Гусейнов. – М.: Гардарики, 2003

16. Деонтология в медицине. В 2-х томах, под ред. Б. В. Петровского. М., 1988.

17. Дробницкий О. Г. Понятие морали. М., 1974.

18. Зорза Р., Зорза В. Путь к смерти. Жить до конца. Пер. с англ., М. 1990.

19. Иванюшкин А. Я. Профессиональная этика в медицине.-M.,1990.

20. Ильин И. А. О сопротивлении злу силою. Путь к очевидности М., 1993.

21. Канке В. А. Этика ответственности: Теория морали будущего / В. А. Канке. – М.: Логос, 2003

22. Кант И. Основоположения к метафизике нравов. И. Кант Соч. М.,1997.Т. Ш.

23. Карсавин Л. П. Добро и зло. Карсавин Л. П. Малые сочинения СПб., 1994.

24. Ксенофонт. Сократические сочинения. СПб., 1993.

25. Кьеркегор С. Болезнь к смерти // Антология мировой философии: В 4 т. М.,1971. Т.3.

26. Малеина М. Н. Человек и медицина в современном праве. М., 1995.

27. Медицина и права человека. М., 1992.

28. Мень А. Сын человеческий. М., 1989.

29. Микиртичан Г. Л. Биоэтика: основные проблемы //Проблема человека: Гуманитарные аспекты.-СПб.,1995.

30. Микиртичан Г. Л., Скачкова Л. К. Основные принципы биоэтики // Проблема человека: Гуманитарные аспекты.-СПб.,1997.

31. Милль Дж. О свободе. Антология западноевропейской классической либеральной мысли. М., 1995.

32. Митрополит Антоний Сурожский. Жизнь. Болезнь. Смерть. М., 1995.

33. Михайлова Е. П., Бартко А. Н. Биомедицинская этика: Теория, принципы и проблемы. М., 1995.

34. Мур Дж. Принципы этики. М., 1984.

35. Нерсесянц В. С. Сократ. М., 1996.

36. Ницше Ф. К генеалогии морали. Соч. в 2 т. М.,1990. Т. 2.

37. Огурцов А. П. Этика жизни или биоэтика: аксиологические альтернативы. Вопросы философии. 1994. № 3.

38. Платон. “Апология Сократа”, “Критий”, “Протагор”. Соч. в 3 т. М., 1970. Т.1.

39. Рейчелс Дж. Активная и пассивная эвтаназия. Этическая мысль: Научно-публицистические чтения. М., 1990.

40. Сартр Ж. П. Экзистенциализм – это гуманизм. Сумерки богов. М., 1989.

41. Сборник нормативных актов по охране здоровья граждан Российской Федерации. Под ред. Ю. В. Сергеева. М. 1995.

42. Свасьян К. А. Фридрих Ницше: мученик познания. Ницше Ф. Соч. в 2 т. М.,1990.

43. Сенека. О счастливой жизни. Римские стоики: Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий. М., 1995.

44. Силуянова И. В. Биоэтика в России: Ценности и законы. М., 1997.

45. Скрипник А. П. Моральное зло.-М.,1992.

46. Соловьев В. С. Магомет. Его жизнь и религиозное учение. СПб., 1902.

47. Соловьев В. С. Оправдание добра. Соловьев В. С. Соч. в 2 т. М., 1988. Т.1.

48. Соловьев В. С. Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории.

49. Соловьев В. С. Соч. в 2 т. М., 1988. Т.2.

50. Тищенко П. Д. Феномен биоэтики //Вопросы философии.-1992.-№3.

51. Толстой Л. Н. В чем моя вера? Тула 1989.

52. Трубецкой С. Н. Курс истории древней философии. М., 1997.

53. Уиклер Д. и др. На грани жизни и смерти. Краткий очерк современной биоэтики в США. М., 1989.

54. Франк С. Л. Крушение кумиров. Франк С. Л. Сочинения. М., 1990.

55. Фрейд З. По ту сторону принципа удовольствия. Фрейд З. Психология бессознательного: Сб. произведений. М., 1989.

56. Фролов И. Т., Юдин Б. Г. Этика науки: Проблемы и дискуссии. М., 1986.

57. Фромм Э. Ситуация человека – путь к гуманистическому психоанализу. Проблема человека в западной философии. М., 1988.

58. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990.

59. Фромм Э. Психоанализ и этика. М., 1993.

60. Фут Ф. Эвтаназия. Философские науки. 1990. № 6

61. Хайдеггер М. Письмо о гуманизме. Проблема человека в западной философии. М., 1988.

62. Хаузер М. Мораль и разум: Как природа создавала наше универсальное чувство добра и зла: [Пер. с англ. Т. Марютиной] / М. Хаузер. – М.: Дрофа, 2008

63. Швейцер А. Благоговение перед жизнью. М., 1992.

64. Шопенгауэр А. Свобода воли и нравственность. М., 1992.

65. Шрейдер Ю. А. Этика. Введение в предмет. М., 1998.

66. Эпикур. Письмо к Менекею. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. М., 1979.

67. Этика и ритуал в традиционном Китае. М., 1988.

68. Этика Канта и современность. Рига, 1989.

69. Этика практической психиатрии. Руководство для врачей под ред. В. А. Тихоненко. М., 1996.

70. Этико-правовые аспекты проекта “Геном человека”. Международные документы и аналитические материалы. Отв. Ред. Б. Г. Юдин. М., 1998.

71. Этические и правовые проблемы клинических испытаний и экспериментов на животных и человеке. М. 1994.

72. Яровинский М. Я. Лекционный курс по медицинской этике (Биоэтика). Ч. 1, 2. М., 1999, 2000.

73. Ясперс К. Ницше и христианство. М.,1995.

§ 3 Политико-правовая сфера культуры.

План занятия.

1. Определение политики. Природа и сущность властных отношений.

2. Теории политической философии.

3. Право как форма регулирования поведения людей.

4.Исторические этапы формирования правового сознания.

5. Политическая идеология и ее роль в формировании общественного сознания.

Содержание занятия.

1.Определение политики. Природа и сущность властных отношений. Термин “политика” происходит от греческого слова “полис”, означающего город, государство. Политикой называют сферу общественной деятельности, связанную с отношениями между большими социальными группами. Ядром этих отношений является проблема власти, ее завоевания, удержания и использования.

Власть, по самому общему определению, есть способ влияния одних людей на других. Это способ подчинять своей воле волю другого, а также, способ управлять и распоряжаться действиями других людей. Проблема власти всегда была и остается одной из актуальных и острых проблем. Во все времена требовали разрешения вопросы о том, кому должна принадлежать власть, кто должен пользоваться авторитетом; как вообще складывается ситуация, при которой одни люди господствуют над другими.

Вслед за Эрихом Фроммом понятие власти можно разделить на два значения: власть рациональную и власть иррациональную. Рациональная власть основана на компетентности. Такая власть формирует сознание стремящееся подражать действиям авторитета. Такая власть способствует росту человека, который на нее опирается. Иррациональная власть основана на силе и служит для эксплуатации того, кто ей подчиняется. Отсюда следует, что власть и авторитет понятия не тождественные.

Власть, основанная на авторитете, зависит от конкретных обстоятельств. От них же зависят и качества властвующего субъекта. Как правило, к таким качествам относятся: жизненный опыт, мудрость, великодушие, мастерство, а также внешность и храбрость.

Личности, способные буквально “излучать” власть встречаются в каждую историческую эпоху, но это скорее исключения, чем правило. Основным признаком авторитетной власти является отсутствие необходимости приказывать, угрожать и подкупать.

Человек от рождения нуждается в авторитете, Первым авторитетом для него являются родители. Ребенок с готовностью подчиняется авторитету, но восстает против давления и пренебрежительного отношения. Отсюда следует важный вывод о том, что в человеке от рождения заложены два начала: подчиняться и сопротивляться подчинению. Степень проявления каждого из этих начал зависит от окружающих человека условий.

2. Теории политической философии.

Возникновение государства стало явлением в корне изменившим политическое сознание архаического общества. Власть авторитета уступила место авторитету власти. В полисной организации властные отношения превращаются в политику, в искусство убеждения и управления народом. Одним из главных инструментов управления становится слово. Политическое искусство сводится к умению убеждать. Спор и дискуссия предполагают наличие публики, к которой обращаются как к арбитру. Поэтому второй отличительной чертой полисной организации является публичность общественной жизни. Все проблемы выносятся на площадь и подвергаются обсуждению. Всему демосу открывается доступ в мир политических отношений. Центральной аксиомой политической мысли античности становится признание неразрывной связи человека и политики. Раздвоение труда на физический и духовный привело к расслоению общества на управляемых и управляющих. Раб в античности воспринимался не как человек, а как вещь, действующая не по своей воле. В то же время и господин оказывался не полноценной личностью, поскольку он не мог обходиться без рабов. Господину надлежало выполнять свою управленческую функцию, к которой он был предназначен по природе, наделившей его особыми качествами. Кроме рационального обоснования властных отношений никогда не исчезали совершенно иррациональные способы утверждения господства. Основной базой этих отношений была традиция и официальная религия. Традиция противопоставляла полисной власти родовых богов. Религия претендовала на духовное господство. Религиозная власть не могла быть уничтожена, так как опиралась на неуничтожимую веру человека в возможность спасения. Эта вера могла лишь ослабевать под воздействием благоприятной политической ситуации, однако, любой политический и социальный кризис вновь усиливали влияние религии и ее институтов.

В период средневековья человек из существа политического превратился в существо религиозное. Догматы церкви стали одновременно и политическими аксиомами. В то же время, христианство, в качестве господствующей идеологии, резко разделило сферу религиозного и гражданского авторитетов. Однако, лишь та власть признавалась законной, которая получала духовную санкцию на правление. Утверждалось, что власть дается от Бога. В Новое время религиозной идеологии была противопоставлена идея естественной сущности власти. Это был совершенно новый поворот в трактовке властных отношений. Во-первых, отрицалась божественная природа власти, а во-вторых, отрицался и античный идеал власти, как естественное отличие лучших от многих. Новая идея была попыткой рационального обоснования иррациональной природы власти. Власть и стремление к власти начинают связываться с “грешной” природой человека. Власть мыслится как средство обуздания порочных человеческих страстей. Наиболее известным идеологом этого периода стал Николо Макиавелли (1469-1527). Прежде всего, Макиавелли отделил реальную политическую деятельность от моральных и религиозных оснований. Следует предположить, говорил он, что не мораль и религия, а низменные побуждения определяют человеческое поведение. К ним относятся: корысть, страх, жестокость, утилитарный расчет. Для обуздания стихийных анархических сил, для победы разумного начала как цели общественного развития, в обществе должна существовать власть, использующая любые средства для достижения цели. Эта политическая доктрина формируется в условиях, когда основными формами политических отношений были дворцовые заговоры и перевороты. Другими словами, когда политика из искусства управления превратилась в искусство захвата и удержания власти.

Еще более остро диалектика политических отношений была выражена Т. Гоббсом (1588-1679). Согласно Гоббсу власть как природное могущество человека обеспечивается его силой и умом. Применение этой власти подчинено “естественному закону”. Естественный закон дает человеку право использовать свою власть по своему усмотрению. А поскольку такое право принадлежит каждому человеку по природе, оно превращается в предпосылку социальной “войны всех против всех”. В такой ситуации, право отрицает себя, поскольку превращается в полное бесправие. Война всех против всех угрожает существованию человека, а, значит, и противоречит “естественному закону”. Выход из этого противоречия Гоббс находит в ином способе обоснования власти. Власть государства, по Гоббсу, есть следствие “общественного договора”. Это власть, которая отчуждается от “естественного человека”. Это продукт не природных, а сознательно-человеческих установлений. Этот вывод, с одной стороны, отрицал утверждение Аристотеля, что человек по своей природе существо политическое, а, с другой, утверждал наличие некоей человеческой природы, стоящей за политической реальностью и определяющей ее. Гоббс считал, что в природе человека коренятся и свобода и принуждение, добро и зло, разрушение и созидание. А это означало, что политическая жизнь определяется борьбой этих начал и их взаимной мерой.

Другой способ решения этой проблемы мы находим у Ж.-Ж. Руссо (1712-1778). Для Руссо природа человека чужда злу и несправедливости. Лишь попадая в тиски “противоестественных” общественных отношений, он ввязывается в противную его природе борьбу за власть. Эта борьба, изменяет духовность человека так, что основными его чертами становятся властолюбие, жестокость, стремление подчинять себе подобных. Отсюда следовал вывод о необходимости социального переустройства в соответствии с лучшими чертами человеческой природы.

Иную точку зрения по поводу естественного состояния людей высказал Джон Локк (1632-1704). Он утверждал, что люди могут и предпочитают жить в мире даже в естественном состоянии. Естественное состояние предполагает естественные права людей на жизнь, свободу и собст­венность. Обязанностями государства являются поддержание и гарантия этих прав, а моно­полия на власть противоречит этим обязанностям. Поэтому власть в государстве должна быть ограничена и разделена между разными органами и институтами. Идеи Локка оказали глубокое воздействие на Американскую конституцию. В Деклара­ции независимости имеется прямое указание на естественные права, существование которых названо в ней самоочевидным.

Важно обратить внимание на то, что переменчивость человеческого рода выражается в его чрезвычайно разнообразных социальных установлениях. Некоторые племена жили мирно, другие непрерывно воевали и кормились исключительно набегами на соседей. А это означает, что не существует оснований, позволяющих утверждать что-либо о естественном состоя­нии человеческого общества. Достоверно лишь то, что люди устраивали свою жизнь по-разному: одни предпочи­тали войну, другие мир. Общей целью классических политических доктрин была разработка средств, позволяющих ограничить власть правителей над своими гражданами. По мере развития демократических общественных отношений, вопрос о власти ставился уже в иной плоскости. Начиная с конца XIX века, делались попытки отыскать методы предотвращения угрозы тирании, но теперь уже тирании большинства над меньшинством.

Основную направленность “современных” политико-философских теорий можно свести к поиску ответа на вопрос о средствах и инструментах обеспечения политических свобод граждан. В качестве таких инструментов постепенно во всех развитых странах возникли и утвердились политические партии, которые выступают одновременно как несущие конструкции гражданского общества, и политической системы.

Главная задача политических партий состоит в том, чтобы превратить множество частных интересов отдельных граждан и социальных слоев, в их совокупный политический интерес.

С идеей партийности связан принцип выборности должностных лиц в органы власти. Принцип представительства призван обеспечить народный суверенитет, который осуществляется через избирательную систему и избирательное право граждан.

3. Право как форма регулирования поведения людей.

Институт права неразрывно связан с государством. Не может быть госу­дарства без системы установленных им законов. С другой стороны, не может быть права без аппарата, способного принуждать к соблюдению правовых норм.

Право есть совокупность устанавливаемых и охраняемых государством норм и правил, регулирующих отношения людей в обществе. Это узако­ненная возможность что-ни­будь делать и осуществлять. Основными категориями правосознания являются за­конность и справедливость. формирования правового сознания разрабатывается система право­вой идеологии, которая является теоретическим выражением основных представ­лений о законности и справедливости. Идеологией называется такая совокупность пред­ставлений, которая служит объединению людей в определенные социальные структуры. Это своеобразный “социальный клей”, делающий социальные группы однородными.

4. Исторические этапы формирования правового сознания.

Обычное право представляло собой совокупность традиционно сложив­шихся неписаных правил поведения, санкционированных субъектом власти. В конце VII в. до н. э. в значительной части греческих полисов обычай сменя­ется писаным законом. Функции наказания передаются государственным органам. Фиксация законов ограничивает произвол в их толковании. Утверждается превосходство закона над личной волей. Закон приобретает характер безличной меры, объективного измерителя поступков.

Как уже говорилось, полисная демократия не признавала раба членом со­общества граждан. Раб на всю жизнь оставался в положении военнопленного. Точнее к нему относились как к вещи. Правда, рабовладелец имел право осво­бодить раба. А это означало, что рабское состояние никогда не определялось как заслуженный и неустранимый человеческий удел.

В Средневековье право имело сословный характер. Право каждого сосло­вия получало религиозное оправдание. Вершиной религиозного сознания яви­лось признание равенства всех людей перед Богом. Религиозное сознание постоянно искало критерий подлинной веры, либо в личном опыте, например, в раскаянии, озарении, в наитии, либо в подлинных документах христианства – в библейских сказаниях. Но любые попытки составить себе самостоятельное представление о мире и Боге всегда рассматривались официальной церковью как законченный синдром бесовства. Идеалом теологического мировоззрения было такое состояние общества, при котором каждый, от го­сударя до крепостного выполнял бы свою функцию в качестве церковного за­дания. Этот идеал всегда предполагал жизнь по чужому распоряжению.

Духовная атмосфера Европы в период зарождения буржуаз­ных отношений нашла отражение в уже известной нам идее “общественного договора” Т. Гоббса. Согласно этой идее, естественная вражда заставляет людей бороться за сохранение жизни. Для этого они вступают в соглашение, и отдают все свои права в пользу одного лица. Это лицо определяет обязанности и права каждого, и тем самым обеспечивает общественный порядок и мир. Прямым выводом из этого положения является тезис Гоббса о неограни­ченных правах верховного правителя (суверена) по отношению к подданным. Для выполнения правовых функций, т. е. для укрощения естественной агрессивности граждан, необходим аппарат насилия – государство. Граждане по отношению к государству имеют только обязанности. Зато со стороны монарха произвол вполне допустим. Этот вывод следует из самого названия трактата Гоббса, он называет государство Левиафаном. В библейской мифологии Левиафан – это огромное морское чудовище, напоминающее гигантского крокодила. Даже собственное достоинство человека становится не более чем его “публичной ценностью”. То есть той ценой, которую ему придает госу­дарство. И выражается эта цена в пожаловании различных должностей и титу­лов.

Другую направленность получают договорные теории в правовой идео­логии XVIII века. Центральная идея этих теорий такова. В государстве, где право является волей правителя, жизнь и свобода граждан оказываются также нега­рантированными, как и в состоянии полного безвластия. Индивид в таком государстве пребывает в состоянии постоянной запу­ганности. А такое состояние делает невозможными моральные добродетели граждан, такие как: справедливость, правди­вость, благонадежность, а также любовь к ближнему, благотворительность. На смену этим добродетелям приходят раболепство и угод­ничество, зависть, мстительность, коварство и др. Эти мысли получают детальную разработку в трудах видного италь­янского теоретика права Чезаре Беккариа (1738 – 1794). В трактате “О преступ­лениях и наказаниях” он говорит о самом деспотическом проявлении абсолю­тизма. Он рассматривает судебно – карательную систему. “Только злостный шутник,- говорит он, может называть неограниченную власть гражданским ми­ром”. В пользу этого суждения Беккариа приводит следующие доводы. Во-первых, количество преступлений, которые могут совершить частные лица, зна­чительно меньше количества преступлений совершаемых государством. Сама жестокость таких преступлений, осуществляемых хладнокровно и в процессу­альном порядке, превосходит все, на что способен частный индивид, даже если он одержим гневом или ненавистью. Еще один аргумент относится к неограниченной репрессии государства, которая подавляет не столько преступную волю, сколько свободную волю во­обще. В страхе перед судебными расправами индивид начинает остерегаться всякого решительного действия. Он остерегается инициативы и риска, а также всякой неординарности. В итоге люди становятся скрытными и замкнутыми, а высшая мудрость индивида начинает заключаться в понимании того, что безопасность личности зависит от ее ничтожности. Выход из этой ситуации Беккариа видит в при­нудительном ограничении государственной власти. Этим “вторым насилием”, ограничивающим деспотический произвол, должно стать строгое право. Строгое право должно сделать угрозу государства ограниченной, оно должно пресекать только преступную волю в отличие от свободной воли вообще. Подобного рода рассуждения передают общий ход мысли, характерный для правовых теорий XVIII века. Следуя духу этих теорий, Французская революция (1789) утвердила сис­тему политико-правовых противовесов централизованной власти. Эта общая ориентация определила и совершенно новый взгляд на теорию “общественного договора”. Деспотизм, согласно Руссо, воплощает в себе чистую стихию государст­венного принуждения, и именно поэтому в нем нет никакого права. Отсюда следует вывод о том, что равенство в бесправии необходимо заменить равенст­вом в свободе перед лицом закона.

С решения этой проблемы начинает свое обоснование права И. Кант (1724 – 1804). Суть проблемы Кант формулирует следующим образом: почему инди­вид, представленный в прежних договорных теориях, так страстно требует за­конности и так мало способен дорожить ею? Корень этого явления Кант видит в антропологических представлениях Просвещения. Человек с точки зрения просветите­лей является “разумным эгоистом”, а также расчетливым и осмотрительным искателем счастья и выгоды. “Естественный индивид” просветителей остается самостоятельным и уве­ренным в себе до того момента пока он не сталкивается с реальными нормами жизни. А нормы эти требуют, прежде всего, волевого регулирования собствен­ных влечений. Стоит такому индивиду выйти в “собственно человеческую” сферу отношений, как он тут же становится неуверенным в себе и начинает ис­кать авторитетной опеки. До той поры пока индивид нуждается в постоянной опеке, говорить о правовом государстве бессмысленно.

Согласно Канту, исходным пунктом пра­вового государства должно стать представление о человеке как о существе, способном стать “господином самому себе”. Разум, подчеркивает Кант, явля­ется не только инструментом достижения жизненных выгод. Разум должен яв­ляться нашим внутренним законодателем. Лишь в той мере, в какой индивид осознает свои права и обязанности, и подчиняет им свои влечения, он становится субъектом способным противосто­ять любой чужой воле возведенной в закон. Человек, согласно Канту, сам знает, что является его долгом, он сам имеет силу бороться за свои права. Поэтому он верит в возможность победы долженствующего начала над иными действую­щими в нем мотивами. Таким образом, не эгоизм, а именно знание, борьба и вера делают инди­вида правомочным субъектом права, а затем и правовой законности.

“Категорический императив” как требование к самому к себе, есть основной закон, определяющий нрав­ственную сторону действий человека. Он звучит так: “Поступай так, чтобы максима твоей воли всегда могла быть вместе с тем и принципом всеобщего за­конодательства”. В другом месте Кант говорит так: “Действуй так, чтобы ты никогда не относился к человечеству, как в твоем лице, так и в лице всякого другого, только как к средству, но всегда в то же время и как к цели”. Таким образом, добиваясь правопорядка, индивид требует простора для борьбы за господство над самим собой, а также невмешательства власти в то, что он обязан совершить по собственной воле и собственными силами.

Такая позиция вовсе не означает, что Кант выступает за отмену вообще внешнего принуждения. Внешнее принуждение, говорит он, могло бы быть отменено лишь в том случае, если бы люди сделались святыми, т. е. если бы они уже одержали полную победу над своей чувственностью. В действительности это не так. Поэтому власть обязана предоставить человеку полную возможность самому вести борьбу со своими волеизъявлениями и са­мому добиваться успеха. Внешняя принудительная власть не должна помогать человеку ни кну­том, ни пряником.

Право­порядок, поэтому, есть социальное пространство человеческой моральности (осознанной свободы выбора), и лишь там, где он принимается в этом значении, борьба за него и уважение к нему перестают зависеть от ситуации. Таков основной смысл кантовского обоснования права.

Следует уточнить, что моральное обоснование права у Канта не означает выведение правовых норм из моральных. В правовой законности Кант видит как раз гарантию невмешательства государства в процесс индивидуального са­мовоспитания. Через право выражается уважение и доверие государства к “мо­ральной автономии” подданных. Это уважение и доверие способно, согласно Канту, пробудить в индивидах ответное моральное участие.

Общественный договор, как он понимался просветителями, Кант сравни­вал с родительской опекой над детьми. “Правление отеческое, пишет Кант, при котором подданные, как несовершеннолетние, не в состоянии различать, что для них действительно полезно или вредно… такое правление есть величайший деспотизм”. Кант выступает против исправительных и воспитательных наказаний. Даже став преступником, индивид не может быть объектом отече­ски-деспотической опеки. Он не может лишаться права на моральную самостоятельность. Смысл наказания не может состоять в устрашении. Преступник не дол­жен караться для того, чтобы “другим не повадно было”.

В основе права дол­жен лежать принцип справедливости, который означает, что при всяком нару­шении свободы и воли граждан, наказание должно быть соразмерным преступлению. Это означает, что право не должно быть местью за преступление. Оно должно быть воздаянием по “заслугам”. Если право основывается на мщении, оно само превращается в преступление.

Внут­ренняя свобода человека является, по Канту, его основным правом. Это озна­чает, что никакая власть не должна: во-первых, навязывать человеку представ­ление о счастье, убеждения, цели и идеалы. Во-вторых, не должна судить его за то, что он отказывается от собственной выгоды; судить за то, что он не сле­дует подсказкам собственного разума, т. е. не выполняет долга перед самим собой.

Если нет конфликта между индивидами, то нет и основания для внешнего вмешательства в их судьбу. Лишить человека права на самостоятельное пре­одоление своей “порочности” – значит лишить его достоинства, считает Кант. Это значит также – лишить человека возможности иметь заслугу перед лицом небесного судьи.

5. Политическая идеология и ее роль в формировании общественного сознания.

Завершая разговор о политико-правовой культуре, нужно отметить, что политические и правовые теории не возникают спонтанно. Они разрабатываются и внедряются в сознание людей целенаправленно в форме идеологических доктрин, отражающих волю субъектов власти. Идеология – это система взглядов, которая разрабатывается, пускается в оборот и служит для объединения людей в рамках определенных социальных структур. Политическая идеология представляет собой своеобразную схему упрощения мира. Обращая внимание на эту функцию идеологии, Маркс отличал идеологическое производство, управляющее современным массовым сознанием, от свободного духовного творчества характерного для периодов формирования классической философии.

Дело в том, что идеология лежит вне вопроса об истине или лжи в общественных отношениях, поскольку представления, которые объединяют людей не обязательно должны быть истинными. Эти представления должны быть просто эффективными. Идеология есть неотъемлемый элемент общественных отношений, которые складываются стихийно и, уже поэтому, включают в себя различные иллюзии и заблуждения. Кроме того, какая то часть общественных отношений всегда находится за пределами умопостигаемого пространства, т. е. не может предстать перед нами в своей целостности. Отсюда проистекает основная задача идеологии, которая заключается в формировании общественного идеала, благодаря которому стихийные социальные процессы приобретают логически стройную форму.

С помощью политической идеологии социальные группы выражают свои коренные интересы и формулируют их в виде идей, лозунгов политических движений, программ и идеалов общественного устройства. Данная форма сознания по своей природе имеет практический характер, т. е. ориентирована на обслуживание политической деятельности людей.

Темы докладов и рефератов

1. Власть и анархия.

2. Можно ли упразднить государство?

3. Государство и естественное состояние общества.

4. Политическая философия античности.

5. Политическая философия Нового времени.

6. Политическая теория К. Маркса.

7. Современные учения о природе власти.

8. Индивидуальная свобода и гражданские права.

9. Свобода и ответственность.

Литература

1. Алексеев С. С. Философия права. М., 1998.

2. Аристотель, Политика./ Аристотель. Сочинения: В 4 т. Т. 4. – М., 1983

3. Барьер Ф. Цивилистические правовые традиции под вопросом. М., 2007

4. Власть. Очерки современной политической философии запада. М., 1989.

5. Власть: философско-политические аспекты. М., 1989.

6. Гаджиев К. С. Тоталитаризм как феномен XX века // Вопросы философии. 1992. № 2.

7. Гегель Г. Философия права. М., 1990.

8. Гоббс Т. Левиафан // Гоббс Т. Собp. соч. в 2-х т. Т. 2. М., 1990.

9. Гобозов И. А. Философия политики. М.2000.

10. Гребенник Г. П. Проблема соотношения морали и политики / Г. П. Гребенник. – М.: Астропринт, 2007

11. Иконникова Г. И., Ляшенко В. П. Основы философии права. М.: ИНФРА, 2001.

12. История политических и правовых учений. М., 1988.

13. Канетти Э., Масса и власть. М., 1997.

14. Леони Б. Свобода и закон. М., 2008

15. Локк Дж. Два трактата о правлении. Книга вторая./ Локк Дж. Сочинения в трех томах: Т. 3.- М. 1988.

16. Макаренко В. П. Аналитическая политическая философия. Очерки политической концептологии. М.: 2002.

17. Макиавелли Н. Государь. М., 1990.

18. Маркс К. Капитал. К критике политической экономии. Т. I; Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. М., 1960

19. Нересесянц В. С. Философия права. М., 1998.

20. Нозик Р. Анархия, государство и утопия: М. 2008.

21. Платон, Государство. СПб., 2005

22. Руссо Ж. Ж. Об общественном договоре. Трактаты. М., 1998

23. Маркузе Г. Одномерный человек: исследование идеологии развитого индустриального общества. М.2002

24. Поппер К. Открытое общество и его враги. М.1992

25. Философия эпохи ранних буржуазных революций. М., 1983.

26. Философия Канта и современность. М., 1974.

§ 4. Сущность и смысл искусства.

План занятия.

1) Понятие искусства.

2) Природа художественного образа.

3) Специфика эстетического отношения к действительности.

4) Основные категории эстетики:

А)эстетическое,

Б)прекрасное и безобразное

В) трагическое и комическое

Г)возвышенное и низменное.

5) Модели происхождения эстетического.

6) Эстетический идеал и его трансформация в истории культуры.

7)Cущность художественного творчества.

8) Искусство и медицина.

Содержание занятия.

1)Понятие искусства.

Обратимся к этимологии (т. е. происхождению) слова искусство. Гнездо родственных ему образований восходит к старославянскому языку. Например, выражение “искусы творити” встречается в Договоре Олега 912 г. Слово “искус” употребляется здесь в значении “опыт”.

В русском литературном языке оно появилось во второй половине XVII в. В лексиконе Петровского времени латинское слово experientia (опыт, испытание) поясняется при помощи слова искусство и определяется как ” знание, полученное через частое повторение какого действа”. Таким образом, изначальное значение слова искусство можно определить как умение, мастерство, приобретенное на основе опыта.

В настоящее время сосуществуют два значения:

искусство –

1) чрезвычайно развитое мастерство в какой-то определенной области.

2)форма человеческой деятельности, в которой эстетическое отношение человека к действительности воплощается в художественном образе.

В античности и в Средние века понятие искусство соответствовало первому определению. Характерно, что, в это время в классификации искусств не выделялись изящные искусства (т. е. то, что мы называем искусствами сегодня-музыка, литература, живопись и т. д.) Искусства разделялись на служебные и свободные. Служебные, те, что требуют физической работы, их результатом является создание материального объекта. Сюда попадают не только живопись, скульптура, зодчество, но и все ремесла – столярное искусство, кузнечное искусство, гончарное искусство. Свободные – требуют чисто интеллектуальных усилий, и их результатом являются умозрительные построения. Семь свободных искусств распадаются на “тривиум” (грамматика, риторика, логика) и “квадриум” (арифметика, геометрия, астрономия, музыка).

Начиная с эпохи Возрождения утверждается современное понимание искусства, соответствующее второму значению. Основные категории, через которые раскрывается сущность искусства – это художественный образ и эстетическое.

2)Природа художественного образа.

Художественный образ – образ действительности, созданный художником.

Художественный образ – это не воспроизведение реальности, а создание новой реальности. Художник – творец художественного образа: действительность, которую он показывает, преломляется через его субъективность. В современном понимании, искусство, это средство создания иной реальности, воплощающей, раскрывающей и продолжающей личность творца. Искусство, таким образом, есть способ утверждения самоценности человеческой личности. В современном понимании этого слова, оно появляется тогда, когда художник осознает и манифестирует себя свободной личностью и творцом, т. е в эпоху Возрождения. Ни в Средние века, ни в античности, ни тем более в первобытные времена этого не было, а соответственно и не было того, что мы сейчас подразумеваем под искусством. С древних времен существовала изобразительная, поэтическая и др. деятельность, но она преследовала иные цели, чем искусство в современном понимании. Это была деятельность, нацеленная, прежде всего, на удовлетворение социальных и культовых потребностей – украшение, развлечение, воспитание, научение, создание средств для общения (или соединения) человека с Богом (или богами). Художник творил не из осознанного желания самореализации, а для достижения определенной практической цели. Он не стремился окрасить произведение своей субъективностью(хотя она невольно проявлялась).

В древности и средневековье существовал лишь исполнитель, медиатор, в принципе не являвшийся автором. Замечено, что большая часть дошедших до нас надписей под античными скульптурами, говорит от имени вещи. Так, на пьедестале статуи Зевса Олимпийского было написано “Фидий, сын Хармида, афинянин, создал меня”. Надпись на статуе Аполлона (рубежа VIII-VII в. до н. э.) “Мантикл посвятил меня дальноразящему, сребролукому за десятину (от своего имущества или прибыли)”.

Те же черты относятся и к средневековым произведениям – иконописец выступает не как творец, он не создает, а воспроизводит, копирует божественную реальность, его цель – максимальное следование первообразу. Характерно, что подписывать иконы начинают на Западе только с XI в., на Востоке с XIII в. Правда субъективность мастера всегда невольно проявлялась. И можно отличить стиль Андрея Рублева, от стиля Феофана Грека. Но выражение этой субъективности не было осознанной целью художника.

Интересно так же, что древнее искусство не имело не только автора, но и зрителя. Изображения создавались не для того, чтобы кто-то любовался ими.

Например, статуя Зевса Олимпийского /скульптура Фидия (V в. до н. э.)/ -одно из 7 чудес света – была высотой 17 м., т. е.рассмотреть, как полагают, можно было лишь рельеф на троне.

Еще одним примером служат скульптуры с фронтона Парфенона – главного храма Афин (V в. до н. э.), которые ныне находятся в Британском музее. Это дает возможность рассмотреть, что статуи обработаны с одинаковой тщательностью со всех сторон, хотя зритель не мог видеть обратную сторону. Кроме того, огромные усилия по обработке камня “перечеркивались” последующей раскраской, снижавшей эстетическую ценность произведения.

И, наконец, памятники погребального культа – “картины для мертвых”. Предполагался ли зритель для фресок внутри гробниц или для рельефов на внутренних поверхностях крышек саркофагов?

Очевидно, что все эти изображения создавались как части мифоритуальной системы, а не как произведения искусства в современном понимании этого слова.

Характеристики художественного образа:

1) Художественный образ – единство объективного и субъективного.

В нем отражаются существенные стороны действительности, заключено большое объективное содержание. Вместе с тем искусство вовсе не предполагает, чтобы его образы принимались за реальность. Этим оно отличается от религии. В образ входят не только факты действительности, переработанные творческой фантазией художника, но и его личное отношение к изображенному, а также все богатство личности творца. Реальный мир и личность художника – строительный материал образа

2)Образ неповторим, принципиально оригинален.

Даже осваивая один и тот же жизненный материал, раскрывая одну и ту же тему на основе общих идейных позиций, разные творцы создают разные произведения. На них накладывает свой отпечаток творческая индивидуальность художника. Автора шедевра можно узнать по его почерку, по особенностям творческой манеры.

3) Многозначность и недосказанность.

Если в научно-логической мысли все четко и однозначно, то образная мысль многозначна. Художественный образ так же глубок и богат по своему значению и смыслу, как сама жизнь. Один из аспектов многозначности образа – недосказанность. Недосказанность образа стимулирует мысль читателя, зрителя, заставляет его додумывать, дорисовывать. А Э. Хемингуэй сравнивал художественное произведение с айсбергом. Лишь небольшая часть его видна на поверхности, главное и существенное спрятано под водой. Именно это делает читателя или зрителя активным, а сам процесс восприятия произведения превращает в сотворчество.

4) Непереводимость на язык логики.

Если бы художественный образ был полностью переводим на язык логики, наука могла бы заменить искусство. С другой стороны, если бы он был абсолютно непереводим на язык логики, то ни литературоведение, ни искусствоведение, ни художественная критика не существовали бы. Образ и переводим и непереводим на язык логики. Он непереводим потому, что при анализе остается “сверхсмысловой остаток”. Переводим потому, что, глубже и глубже проникая в суть произведения, можно все полнее, всестороннее выявлять его внутренний смысл. Образ соответствует сложности, эстетическому богатству и многогранности самой жизни, и отношение критического анализа к образу есть процесс бесконечного приближения и углубления.

5) Самодвижение.

Художественный образ похож на ракету, выведенную на орбиту и несущуюся в свободном полете по заданной траектории. У него есть своя логика, он развивается по своим внутренним законам, и нарушать эти законы нельзя. Художник дает направление “полету” образа, но, задав это направление, он не может ничего изменить, не совершая насилия над художественной правдой. Жизненный материал, который лежит в основе произведения, ведет за собой, и художник порой приходит совсем не к тому выводу, к которому он стремился. Получается, что образ это не инобытие художника, адекватное его субъективности, а другая реальность. Т. е. вещь здесь не художник и не мир, выраженный (“пропущенный”) через самость создателя, но иная, относительно и художника, и фрагмента мира, запечатленного на холсте, реальность.

6) Типизация-обобщение через индивидуализацию.

Художественный образ – индивидуализированное обобщение, раскрывающее в индивидуальном существенное для ряда явлений.

В искусстве общее проявляется через индивидуальное. В искусстве каждое изображаемое лицо – тип, но вместе с тем и вполне определенная личность.

Художник схватывает характерное, существенное в явлениях. Умение в бурном потоке действительности от второстепенного, нехарактерного, отфильтровать, отделить существенное, характерное – драгоценное качество художника.

Искусство способно, не отрываясь от конкретно-чувственной природы явлений, делать широкие обобщения и даже создавать концепцию мира.

7) Прочувствованная мысль, осмысленное чувство

Художественный образ – единство мысли и чувства, рационального и эмоционального. Французский скульптор О. Роден отмечал значение и мысли, и чувства для художественного творчества: “Искусство-это… работа мысли, ищущей понимания мира и делающей этот мир понятным… это- отражение сердца художника на всех предметах, которых он касается”. Произведение искусства отражая мысль и чувства художника, пробуждает мысль и чувства воспринимающего.

8)В художественном образе воплощается эстетическое видение мира.

5) Специфика эстетического отношения к действительности.

Эстетика – это раздел философии изучающий особенности чувственного (эстетического) восприятия мира, а также сущность искусства, как одной из форм эстетического освоения действительности.

Чувственно-эстетическое восприятие мира включает в себя способность переживать прекрасное и безобразное, возвышенное и низменное, трагическое и комическое, получая определенное наслаждение, удовлетворение от созерцания этих явлений. Эстетическое созерцание предполагает особый, отстраненный взгляд на мир. Например, ситуация, связанная с риском для жизни, не вызывает ничего кроме чувства ужаса и страха, если человек реально подвергается опасности; если та же ситуация показывается в произведении искусства, то переживание этих эмоций сопровождается определенным эстетическим удовлетворением. Мы смотрим на все это как бы со стороны. Произведение искусства дает возможность переживать определенные эмоции, в то же время, сохраняя дистанцию с объектом. Это переживание оказывает на человека катарсическое, очищающее воздействие, вызывающее эстетическое удовлетворение.

Эстетическое восприятие мира является проявлением способности к практически-незаинтересованному, отстраненному отношению человека к миру, т. е. является проявлением экзистенциальной свободы, свободы человека по отношению к окружающим его явлениям.

4) Основные категории эстетики :

Фундаментальной категорией эстетики является категория “эстетическое”. Эстетическое выступает как всеобъемлющее родовое универсальное понятие для эстетической науки, как “метакатегория” по отношению ко всем остальным ее категориям.

Ближе всех к категории “эстетическое” находится категория “прекрасное”. Прекрасное есть образец чувственно созерцаемой формы, идеал, в соответствии с которым рассматриваются другие эстетические феномены. При рассмотрении возвышенного, трагического, комического и др. прекрасное выступает мерой. Возвышенное – то, что эту меру превышает. Трагическое – то, что свидетельствует о несовпадении идеала и действительности, часто приводящем к страданиям, разочарованиям, гибели. Комическое – то, что также свидетельствует о несовпадении идеала и действительности, только это несовпадение разрешается смехом. В современной эстетической теории наряду с положительными категориями выделяют их антиподы – безобразное, низменное, ужасное. Это делается на том основании, что выделение положительного значения каких-либо качеств предполагает существование противоположных. Следовательно, научное исследование должно рассматривать эстетические понятия в их соотносительности.

а) прекрасное и безобразное.

Безобразное в искусстве впервые теоретически осмыслил Аристотель: произведение всегда имеет прекрасную форму, в предмет же искусства входит и прекрасное и безобразное. Даже отвратительное, изображенное в художественном произведении, доставляет эстетическое удовольствие благодаря радости узнавания действительности, которую мастерски передал в произведении художник.

“На что смотреть неприятно, изображения того мы рассматриваем с удовольствием, как, например, изображения отвратительных животных и трупов” /Аристотель “Поэтика”./

Как писал К Розенкранц, “Безобразное существует постольку, поскольку существует прекрасное, образующее его позитивную возможность”. Ужасы, болезни, опустошения, войны и т. п. могут быть прекрасно описаны как вредные явления, даже изображены на картине. Изображение безобразного служит утверждению прекрасного. Делая акцент на безобразности явления, искусство устремляет человека от безобразного к прекрасному.

Б)трагическое и комическое.

Трагическое раскрывает гибель или тяжкие страдания личности. Главная цель трагического в искусстве – катарсис: очищение чувств зрителя посредством страха и сострадания. Трагическое также способствует философскому осмыслению мира и смысла жизни человека.

Комическое – расхождение свойств предмета с представлением о нем, имеющимся в нашем сознании.(“отклонение от нормы”). Комическое представляет реальность в неожиданном свете, вскрывая ее внутренние противоречия и вызывая в сознании воспринимающего активное противопоставление предмета эстетическим идеалам. Сущность комического – в противоречии. Комизм – результат контраста, разлада, противостояния: безобразного – прекрасному, ничтожного – возвышенному, нелепого – разумному и т. д.

В) возвышенное и низменное.

Возвышенное такой предмет, перед изображением которого наша физическая природа осознает собственную ограниченность. Порой это то, что волнует, вселяет страх, ужас, но поскольку оно не представляет реальной угрозы для человека, то вызывает восторг и способствует катарсису -очищению души. Грандиозность, масштабность, монументальность – формы отражения возвышенного в искусстве.

Низменное – крайняя степень безобразного, чрезвычайно негативная ценность, имеющая отрицательное значение для человечества. В отличие от возвышенного, эта категория относится к человеку и человеческим отношениям. Изображение низменного, также как и изображение возвышенного, волнует, вызывает ужас и порождает стремление к его преодолению.

5) Модели происхождения эстетического :

1.Объективно – идеалистическая.

Эстетическое является результатом божественного творения (христианская философия) или развития абсолютной идеи (Платон. Гегель) и объективно существует в мире.

2.Субъективно – идеалистическая.

Действительность эстетически нейтральна. Эстетическое возникает в результате проецирования духовного богатства личности на действительность.

3.Материалистическая.

Эстетическое – естественное свойство предметов и наше сознание отражает его подобно зеркалу.

4.Субъективно -объективная.

Эстетическое возникает благодаря единению свойств действительности и человеческого духа. Эстетическое рождается в душе, но на основании каких-то качеств, присущих действительности.

6) Эстетический идеал и его трансформация в истории культуры

Эстетический вкус и эстетический идеал.

Первоначальным элементом эстетического сознания является эстетическое чувство. Его можно рассматривать как способность и эмоциональную реакцию индивида, связанную с переживанием от восприятия эстетического предмета. Развитие эстетического чувства приводит к эстетической потребности, т. е. к потребности воспринимать и приумножать прекрасное в жизни. Эстетические чувства и потребности получают выражение в эстетическом вкусе – способности отмечать эстетическую ценность чего-либо.

Эстетический вкус представляет собой обобщение эстетического опыта. Но это во многом субъективная способность. Более глубоко обобщает эстетическую практику эстетический идеал. Это представления о том, каким должно быть, к чему должно стремится искусство. На формирование эстетического идеала оказывает влияние не только личный вкус художника, но и общественные представления о прекрасном, об искусстве, о мире в целом, характерные для данной культуры.

Эстетический идеал меняется от эпохи к эпохе, т. е. меняются представления о том каким должно быть эстетическое (прекрасное).

Изменение представлений о прекрасном.

Понятие прекрасного рождается в Древней Греции. С Пифагором (VI в.) зарождается эстетико-математическое видение мира: красота, понимаемая как порядок, существует в мире как реализация математических законов. Не без влияния Гераклита пифагорейцы приходят к выводу, что гармония – это равновесие противоположностей, симметрия, соразмерность частей. Пифагорейская концепция дает обоснование симметрии, которая всегда присутствовала в греческом искусстве и стала одним из канонов прекрасного в искусстве классического периода.

Не только в античности, но и в Средневековье, Возрождении, и даже Новом времени преобладающим было представление об объективном существовании прекрасного, воспринимаемом как гармония, симметрия, пропорциональность. Следовательно, целью искусства было изображение прекрасного, гармоничного; либо утверждение ценности прекрасного, через его антипод – безобразное.

Аполлоническое и динисийское начало в культуре – э ти термины вводит Ф. Ницше в своей работе “Рождение трагедии из духа музыки”.Аполлоническое начало характеризуют четыре изречения, которые были высечены на западном фронтоне храма Аполлона в Дельфах (IV в. до н. э.):

“Самое правильное есть самое красивое”

“Соблюдай предел”

“Ненавидь дерзость”

“Ничего лишнего”.

На этих правилах было основано чувство красоты у греков в полном соответствии с видением мира, как порядка и гармонии. Такому видению мира покровительствует Аполлон, бог музыки и поэзии. Но на противоположном, восточном, фронтоне того же храма изображен Дионис, бог чувственного раскрепощения, достигаемого с помощью вина, плясок и драматического действа, бог хаоса и безудержного нарушения всяких правил.

Такое сосуществование двух божеств-антиподов не случайно, оно отражает постоянно существующую и переодически осуществляющуюся возможность вторжения хаоса в прекрасную гармонию. Аполлоническое и дионисийское начало постоянно противоборствуют в культуре в целом и в искусстве в частности. Безмятежная гармония, понимаемая как порядок и мера, выражается в том, что Ницше называет аполлонической красотой. Но эта красота в то же время является ширмой, стремящейся отгородится от приводящей в смятение дионисийской красоты. Это красота ликующая и опасная, находящаяся в противоречии с разумом и часто изображаемая как одержимость. Эта волнующая и смущающая красота будет скрыта до новейших времен, чтобы стать животворящим источником современных форм красоты, взяв реванш над классической гармонией.

Тот же Ницше, на рубеже XIX-XX в., провозласив, что “Бог умер”, выразил мысль о том, что мир лишен основы, обеспечивающей порядок и гармонию. Мир в целом не обязательно должен быть прекрасен, и его части не должны уравновешивать друг друга. Злое, возмущающее, иррациональное (т. е. дионисийское) может преобладать – в мире может и должна быть ассиметрия.

Искусство так или иначе выражает современные ему представления о реальности, этим объясняется дисгармония и ассиметрия в современных произведениях искусства. Современное искусство в отличие от классического не утверждает идеал прекрасного и гармоничного, оно не связано с моралью и общественной пользой. Искусство может изображать безобразное, ужасное, жестокое, но изображать искусно, красиво, впечатляюще, при этом без всякой оценки и морализаторства. Это то, что называется “искусство ради искусства”. Важным является не то что изображено, а то как изображено. В современную эпоху возрастает стремление к необычности, цель современного искусства во многих случаях – взволновать или просто удивить человека.

Таким образом, представления об эстетическом идеале, о целях искусства сильно меняется в постклассическую эпоху. Само понятие искусства расширяется, в него попадают такие явления, которые совсем не совпадают с классическими представлениями об искусстве.

7) C ущность художественного творчества.

Что лежит в основании искусства, что является основой его существования? Какие особенности человеческой природы, человеческого бытия обуславливают стремление к созданию (или восприятию) произведений искусства? Т. е. в чем смысл искусства для человека?

Искусство – это художественное творчество, и как любое творчество служит средством самотрансцендирования (преодоления ограниченности человеческого бытия), возвышения человека над природой и над самим собой. Творчество – это всегда создание чего-то нового, ранее не существовавшего, а значит выход за пределы конкретного человеческого бытия. Человек, с одной стороны, существо, подчиненное законам природы, но с другой стороны, обладающее свободой по отношению к природе. Осознающее себя не свободным, и стремящееся к свободе, к преодолению природной ограниченности. Творчество, а искусство в особенности, есть проявление экзистенциальной свободы, которая порождает неудовлетворенность конечностью человеческого бытия и стремление к бесконечности.

Искусство по сравнению с другими видами творчества (научным, техническим, декоративно-прикладным) в наибольшей степени расширяет границы человеческого бытия. Остальные виды творчества создают объекты, имеющие определенное назначение, обладающие фиксированным смыслом. Произведение искусства есть не просто новая реальность, но реальность обладающая свойством самостоятельного расширения и изменения, способностью творить новые реальности – в восприятии публики. Созданное художником содержит в себе больше того, что воспринимается непосредственно: изображенный пейзаж больше, чем просто вид определенной местности.

Созданная вещь “живет” по своим, независящим от воли художника, законам; “живет”, будучи неодушевленной; подчиняет себе воспринимающих и самого автора в процессе создания произведения, когда вещь ведет автора.

В феномене искусства экзистенциальная свобода проявляется в наибольшей степени, т. к. подлинное произведение искусства создается не для какой-то конкретной цели, не для удовлетворения нужды, а для самовыражения художника. Тот, кто воспринимает произведение искусства, также свободен по отношению к объекту, восприятие носит отстраненный, незаинтересованный в практическом отношении характер. В создании и в восприятии произведений искусства человек выступает как существо свободное по отношению к миру, т. к художественное творчество, как и восприятие, обусловлено не какой-то конкретной целью, лежащей во вне человека, не какой то внешней нуждой. Занимающийся искусством человек преодолевает сферу необходимого, возвышается над ней. Потребность в создании и созерцании произведений искусства лежит внутри человека Т. е.цель творчества – движение во вне себя, но не к какому-то конкретному объекту или смыслу. Главная цель искусства не в его результате, а в самом процессе, в восхождении человека, выходящего из наличной действительности, в которой он претерпевает стеснение. Художник и зритель реализуют в искусстве свое стремление к свободе, покидая на время “царство необходимости”.

8) Искусство и медицина.

Будучи важной частью человеческой цивилизации и культуры, медицина тесно связана не только с условиями жизни общества, культурой и мировоззрением, но и с искусством – литературой, изобразительным искусством, музыкой. Все виды искусства на протяжении веков отражали развитие медицины, поэтому произведения искусства являются одним из источников изучения истории медицины. Именно благодаря специфике медицинской профессии профессия врача нередко сочетается с различными видами искусства. Наиболее известны врачи-писатели. Такое сочетание обогащало как медицинскую деятельность этих людей, так и писательское творчество знанием жизни, характеров и психологии людей. Французский писатель Андре Моруа (1885 – 1967), отмечая близость медицины и литературы, точно подметил: “Оба они, врач и писатель, страстно интересуются людьми, оба они стараются разгадать то, что заслонено обманчивой внешностью. Оба забывают о себе и собственной жизни, всматриваясь в жизнь других”. Можно привести множество имен известных врачей глубоко занимавшихся различными видами искусства. Например, профессор Петербургской медико-хирургической академии М. А.Холодковский, блестяще сделавший перевод “Фауста” Гете, известный биохимик и композитор А. П.Бородин, прекрасно владевший виолончелью профессор С. П.Боткин, большой знаток живописи Ф. Видаль, замечательно игравший на лютне выдающийся врач XVIII в. Г. Бургаве. Французский терапевт П. Потен был ценителем Бетховена, Л. Вакез – Вагнера. Широко известны литературные произведения врачей Ф. Рабле, М. Нострадамуса, А. П.Чехова, А. Кронина, В. И.Даля, С. Моэма, В. В.Вересаева, М. А.Булгакова, С. С.Юдина, Н. А.Амосова, В. В.Кованова, К. Бернарда и других ученых, стремившихся использовать литературу и искусство не только в популяризации медицины и ее истории, но и в целях развития науки к непосредственной пользе больному.

Кроме того, само искусство является одним из методов лечения. Существуют специальные термины и приемы: музыкотерапия, библиотерапия, лечение красотой.

Темы докладов и рефератов

1. История становления эстетического сознания.

2. Природа и функции эстетического сознания.

3. Искусство: сущность и социальные функции.

4. Специфика искусства как формы деятельности.

5. Искусство и медицина.

6. Искусство и наука.

7. Искусство и философия.

8. Эстетический идеал античности.

9. Искусство средневековья.

10. Эстетический идеал эпохи Возрождения.

11. Эстетика Нового времени.

12. Особенности современного искусства.

13. Эстетическое отношение искусства к действительности

Литература.

1. Борев Ю. Б. Эстетика. М.2002.

2. Бранский В. П. Искусство и философия. Калининград, 1997.

3. Гадамер Г.-Г. Актуальность прекрасного. М. 1991.

4. Гегель Г. Ф. Лекции по эстетике. Кн. 1. М., 1985

5. Грэм Г. Философия искусства: введение в эстетику. М., 2006.

6. Давыдов Ю. Н. Эстетика нигилизма. М. 1975.

7. Закс Л. А. Художественное сознание. Свердловск, 1990.

8. Западное искусство. ХХ век. М. 1978.

9. История красоты. / Под редакцией У. Эко. М. 2006

10. Каган М. С. Эстетика как философская наука. СПб., 1997.

11. Кант И. Критика способности суждения. Спб. 2006.

12. Лосев А. Ф. История античной эстетики. Софисты. Сократ. Платон. М. 1969

13. Лосев А. Ф. История античной эстетики. Поздний эллинизм. М. 1980

14. Лосев А. Ф. Эллинистически-римская эстетика. Моск. Ун-т. 1979.

15. Лосев А. Ф. Эстетика возрождения. М. 1978.

16. Ницше Ф. Рождение трагедии, или эллинство и пессимизм. Соч в 2-х том. Т. 1. М. 1990.

17. Ортега-и-Гассет Х. Эстетика. Философия культуры. М. 1991.

18. Поэтика древнегреческой литературы. М. 1981.

19. Раппопорт С. Х. Эстетика. Т. 1. М., 2000.

20. Самосознание европейской культуры ХХ века. М. 1991.

21. Самохин В. Н. Эстетическое восприятие. М., 1985.

22. Столович Л. Н. Философия. Эстетика. Смех. Спб.-Тарту, 1999

23. Финк Э. Основные феномены человеческого бытия. В кн. Проблема человека в западной философии. М. 1988.

24. Homo ludens. В тени завтрашнего дня. М. 1992.

25. Чернышевский Н. Г. Эстетические отношения искусства к действительности. Собр. соч. в 5-ти томах. Т.4. М. 1974.

26. Шлегель Ф. Эстетика. Философия. Критика. М. 1983.

27. Шпенглер О. Закат Европы. М 1993. Гл. 4. Музыка и пластика.

28. Эко У. Искусство и красота в средневековой эстетике. М.2003

29. Юнг К. Г. Феномен духа в искусстве и науке. М. 1992.


Человек в мире культуры 2