Cократ

Биография

Первый философ-афинянин Сократ – современник Демокрита. Сократ интересен не только своим учением, но и своей жизнью, поскольку его жизнь была воплощением его учения. Сократ оказал огромное влияние на античную и мировую философию

    Сократ родился в Афинах в 469 или 470 году до нашей эры. Отец Сократа, Софроникс, был каменотесом и, вероятно, зажиточным человеком. Об этом свидетельствует тот факт, что спустя сорок лет его сын отправляется на войну как тяжеловооруженный воин (гоплит). Мать Сократа, Фенарета, была повитухой. Сын-философ сравнивает ее искусство с философским методом майевтики – Сократ, как и мать, принимает роды, но не у жен, а у мужей, и роды души, а не тела. Обучает Сократа Анаксагор из Клазомен, друг семьи, один из самых знаменитых в то время философов, обучавший также Перикла.

Во время войны Афин со Спартой Сократ доблестно исполнял свой воинский долг. Он трижды участвовал в сражениях

422 год до нашей эры – Сократ участвует в битве при Амфиполе. Афиняне проигрывают эту битву, и им приходится отступать. По легенде, воин Сократ уходил назад, обратившись лицом к врагу. Во втором периоде этой злосчастной для Афин войны Сократ уже не участвовал. Но она его коснулась одним из своих трагических событий. В 406 г. до н. э. афиняне после ряда поражений одержали победу при Аргинусских островах в морском сражении, но афинские стратеги вследствие бури не смогли похоронить убитых. Победителей судили в совете пятисот. Будучи в это время пританом булэ (заседателем в совете), Сократ воспротивился скороспелому суду над всеми стратегами сразу. Сократа не послушались, и все восемь стратегов были казнены. Поражение Афин в Пелопоннесской войне и последующая тирания тридцати также не прошли мимо Сократа. Однажды, будучи снова пританом, Сократ отказался участвовать в расправе тиранов над одним честным афинским гражданином.

Так Сократ исполнял свои общественные обязанности, которые в условиях античной демократии исполняли все свободные афиняне. Однако Сократ не стремился к активной общественной деятельности. Он вел жизнь философа: жил непритязательно, но имел досуг. Был плохим семьянином, не заботился ни о жене, ни о трех своих сыновьях, родившихся у него поздно. Все свое время Сократ посвящал философским беседам и спорам. У него было много учеников. В отличие от софистов Сократ не брал денег за обучение.

О своем призвании быть философом Сократ узнает уже в зрелом возрасте от Дельфийского оракула. Один из друзей Сократа спросил: “Кто из эллинов самый мудрый?”, на что оракул ответил: “Мудр Софокл, мудрее Еврипид, а мудрее всех Сократ”. Сократ ответил на это: “Я знаю лишь, что ничего не знаю”. Смысл этого афоризма в том, что абсолютное истинное знание существует, но доступно оно лишь богу, а люди раскрывают способности своей души в стремлении к этому знанию.

    Сократ не оставил после себя никаких письменных работ. Он не записывает свои мысли, поскольку считает, что единственная сфера существования мудрости – живой диалог. О философских взглядах Сократа мы знаем благодаря его ученикам, в первую очередь Платону и Ксенофонту. Последние прославляют своего учителя уже после смерти. Сократ упоминается в комедиях Аристофана – эти упоминания были прижизненными, пародийными и саркастическими. Уже пожилым человеком Сократ (возможно, второй раз в жизни) вступает в брак с Ксантиппой, женщиной, до сих пор известной благодаря своему сварливому характеру. Несмотря не это, в браке рождается трое детей.
    После свержения тирании тридцати и восстановления в Афинах демократии Сократ был обвинен в безбожии. Обвинение исходило от трагического поэта Мелета, богатого кожевника Анита и оратора Ликона. В диалоге “Менон” Платон сообщает, что Анит, демократ, изгонявшийся из Афин тридцатью тиранами и участник их ниспровержения, выказывает крайнюю неприязнь перед софистами, говоря, что “софисты – это очевидная гибель и порча для тех, кто с ними водится”. Когда Сократ, приведя в пример заурядных детей выдающихся афинян, высказывает уверенность, что “добродетели обучить нельзя” Анит грубо его обрывает, после чего Сократ с горечью замечает, что Анит думает, что и он, Сократ, подобно софистам губит людей. В диалоге “Эвтифрон” Сократ говорит случайно встреченному им Эвтифрону, что некий Мелет, человек, по-видимому, молодой и незначительный, написал на него, Сократа, донос, где обвиняет его в том, что он развращает юношество, выдумывая новых богов и ниспровергая старых. Эвтифрон успокаивает Сократа. Однако весной 399 г. до н. э. философ предстал перед гелиеей – судом присяжных. В качестве обвинителя выступил Мелет, заявивший, что клятвенно обвиняет Сократа в том, что “он не чтит богов, которых чтит город, а вводит новые божества, и повинен в том, что развращает юношество; и наказание за то – смерть” Для успеха своего обвинения Мелет должен был набрать по крайней мере пятую часть голосов тех, кто заседал в Гелиее. В ответ на обвинение Сократ произнес свою защитительную речь, в которой опровергал выдвинутые против него обвинения, после чего был признан виновным уже большинством голосов. Теперь Сократу надо было самому себе назначить наказание. Он предложил присудить ему пожизненный бесплатный обед в Пританее вместе с олимпийскими чемпионами, а в крайнем случае – штраф в одну мину, после чего присяжные осудили Сократа на казнь еще большим количеством голосов. Тогда Сократ произнес свою третью речь, сказав, что он уже стар (ему было тогда 70 лет) и не боится смерти, которая есть или переход в небытие, или жизнь в Аиде, где он встретится с Гомером и другими выдающимися людьми. В памяти же потомства он, Сократ, навсегда останется мудрецом, тогда как его обвинители пострадают (и в самом деле они, согласно Плутарху, повесились). По закону в течение 30 дней после вынесения приговора он должен находиться в тюрьме. Ученики пытаются вызволить его оттуда, готовят побег. Сократ отказывается бежать. По истечении положенного срока он выпивает чашу с ядом цикуты и тут же умирает в окружении своих учеников.

С софистами яростно боролся великий древнегреческий философ Сократ. Софи сты – древнегреческие платные преподаватели красноречия, представители одноименного философского направления, распространенного в Греции во 2-ой половине V – 1-й половине IV веков до н. э. В широком смысле термин “софист” означал искусного или мудрого человека.

Он в совершенстве владел диалектикой. Под диалектикой в то время понимали философское искусство вести беседу, рассуждение с целью обнаружения истины. Истина для Сократа выше человеческих суждений и является мерой всех вещей. Сократ осуждал софистов за их готовность убедить публику в чем угодно. Он утверждал, что “продажа мудрости равнозначна продаже красоты” . Сам Сократ ничего не писал, поэтому о его взглядах мы можем судить только на основании их отражений в сочинениях других философов (главным образом в сочинениях Платона и Ксенофонта). Метод Сократа заключался в том, что, развивая свои взгляды в устной беседе, он не излагал их систематически, а ставил вопросы своим собеседникам, пробуждая в них активную работу мысли и получая правильный вывод в результате цепи положений и возражений. Этот прием называется МАЕВТИКОЙ – метод Сократа извлекать скрытое в человеке знание с помощью искусных наводящих вопросов.. Свои приемы исследования Сократ сравнивал с “искусством повивальной бабки”; его метод вопросов, предполагающих критическое отношение к догматическим утверждениям, получил название “сократовской иронии “.

Что риторика Сократа – это деструктивная риторика.( отрицательное отношение человека к самому себе или к другим и соответствующее этому отношению поведение)

Конечно, сократовская риторика не явно деструктивна. Деструкция здесь сублимирована в более или менее социально приемлемые формы. Главные же средства сублимированной деструктивной риторики Сократа – это ирония, сомнение и вопросы.

Ирония есть низвержение оппонента с помощью весьма коварного оружия – особого рода юмора. Чтобы принизить оппонента, то есть разрушить его существующий статус необязательно прибегать к оскорблению, то есть прямой деструктивной риторике. Ирония – это эффективное и, в то же время, скрытое унижение, против которого трудно найти защиту.

Следующее средство – сомнение – это ни что иное, как разрушение постулатов или догм, на которые опирается человек. Это расшатывание уверенности в чем-то незыблемом. Твердая вера, как известно, не совместима с сомнениями. Опять же, сомнение это не явное опровержение, а весьма скрытое и коварное, оно закрадывается незаметно, как паразитирующая инфекция и начинает разрушать организм-догму изнутри. С сомнением, как с внутренним врагом, гораздо труднее бороться, чем с какими-либо явными контраргументами, идущими со стороны.

Из диалогов Сократа можно заметить, что он практически не выступал как активный оппонент. Например, он не говорил своему собеседнику, что тот, дескать, думает неверно, или что Сократ не согласен с ним. Он просто задавал ему вопросы. При этом чаще всего его оппонент заходил в тупик, что автоматически означало разрушение его изначальной позиции. Даже в том случае, когда на Сократа кто-то нападал, то он терпел поражение от своих же собственных аргументов. Поистине метод Сократа – это “философское айкидо”, боевое искусство интеллектуала.

Многие исследователи говорят, что риторика Сократа носит критический характер. Слово “критика” в переводе с греческого означает “разбор”, ему соответствует латинское analisis – “разделение”. Сократ разбирал и расчленял идеи, мнения, верования и т. д. [1 ] Предлагал ли Сократ что-то свое взамен разрушенному? По его диалогам мы можем сказать, что в большинстве случаев – нет. “Я знаю только то, что я ничего не знаю”, – знаменитая фраза Сократа, свидетельствующая о том, что его полностью удовлетворял анализ (разделение); синтез его, почему-то, не вдохновлял. Скорее всего, большинство синтетических идей, которые Платон приписывает Сократу, на самом деле были изобретением самого Платона. Миссия Сократа – анализировать (разбирать), миссия Платона – синтезировать (собирать).

Что же разрушал Сократ?

По мнению многих комментаторов, например, А. Ф.Лосева, Сократ разрушал “сомнительные”, на его взгляд мнения, догмы и ценности. Но именно они составляли идеологический фундамент подавляющего большинства граждан Афин. А потому задумаемся, только ли на идеологию замахивался Сократ? Ведь идеология является сердцем любого общественного устройства? Тогда, быть может, Сократ разрушал окружающий его мир?

С этой точки зрения становится понятным обвинение, на основании которого суд приговорил Сократа к смертной казни. Диоген Лаэртский приводит его: “Заявление подал и клятву принес Мелет, сын Мелета из Питфа, против Сократа, сына Софроникса из Алопеки: Сократ повинен в том, что не чтит богов, которых чтит город, а вводит новые божества, и повинен в том, что развращает юношество; а наказание за то – смерть” [2 ]. И вполне можно понять граждан Афин, проголосовавших против Сократа, поскольку они интуитивно чувствовали опасность исходящую от него. То, что он говорил, точнее то, к чему он вел в своих беседах, подвергало сомнению мир, в котором они живут. Поэтому он воспринимался большинством афинян (особенно успешных и состоятельных) как опасный человек, как разрушитель. И чем незаметнее он действовал, тем он становился коварнее и опаснее [3 ].

Но каковы могли быть мотивы Сократа?

Здесь мы временно покидаем Сократа-философа и погружаемся в гипотетическую область – психологию Сократа-человека. К сожалению, у нас не так много материала в этой области. Тем не менее, позволим себе такое путешествие, которое – это надо обязательно здесь отметить – вовсе не ставит целью унизить Сократа-философа или как-то изобличить Сократа-человека.

Итак, сделаем первое предположение:

(1) Сократ не любил мир, потому что не вписывался в его стандарты.

Мы знаем, что Сократ был некрасивым человеком, возможно, очень некрасивым. (Некоторые даже называли его “уродом”.) Сократ не мог не замечать своего несоответствия античным эстетическим стандартам и не мог не придавать этому значение, поскольку он жил в обществе, где внешняя красота была одним из базовых идеалов. Вероятнее всего, напротив, он испытывал сильный психологический дискомфорт. По крайней мере, в молодости. К этому надо добавить, что Сократ был сыном скульптора [4 ]. Кроме этого, мы знаем, что Сократ сначала был рабом [5 ]. Это значит, что он не имел того социального статуса, который имели другие люди.

Одновременно с этими внешними социальными ограничениями и в противовес им Сократ наверняка ощущал свой мощный внутренний потенциал, требующий своей реализации. Возможно, он пережил по поводу этого противоречия не один сильный душевный кризис. В такие моменты Сократ не мог не испытывать обиду на судьбу. А что такое судьба? Это – боги, которым поклонялись афиняне.

Другими словами, у Сократа были весомые психологические мотивы для его деструктивного поведения, направленного и против богов, которые одарили его такой судьбой, и против людей, которые им поклонялись.

Но почему деструктивность Сократа не была открытой, а приняла такие завуалированные формы? Возможно, Сократ был просто миролюбивым человеком. Возможно, в нем было сильно нравственное начало. А может быть, им двигало естественное чувство самосохранения. Сократ никогда не мог явно проявлять агрессию против людей, поскольку, в лучшем случае, его бы просто изгнали из человеческого сообщества, а в худшем случае – его уничтожили бы с самого начала. Можно предположить, что уже с детства Сократ воспитывал в себе навыки доброжелательности. И только они помогли ему выжить. Если бы не его “добродушная наивность”, он просто не дожил бы до своего акме.

Поэтому вся агрессия Сократа, направленная против людей, трансформировалась в его скрытую и завуалированную деструктивную риторику, в которой сочетаются агрессия и доброжелательность, знаменитая сократовская ирония и гипертрофированная игра в “дурачка”. Вот что пишет Диоген Лаэртский об отношениях Сократа с некоторыми оппонентами: “Он умел не обращать внимание на насмешников” [6 ]; “Он утверждал, что надо принимать даже насмешки комиков: если они поделом, то это нас исправит, если нет, то это нас не касается” [7 ].

К тому времени, когда мы знакомимся с Сократом, он уже психологически защищен. Его чувство социальной неполноценности уравновешено или, как сказал бы А. Адлер, “компенсировано” тщательно скрываемым от окружающих и, возможно, от себя чувством интеллектуального превосходства. Однако некоторые оппоненты Сократа все же не выдерживали тонкого интеллектуального оружия Сократа и прибегали к явным деструктивным аргументам. Диоген Лаэртский пишет: “Так как в спорах он был сильнее, то нередко его колотили и таскали за волосы, а еще того чаще осмеивали и поносили” [8 ].

Но было бы слишком упрощенно истолковывать философию Сократа исключительно из его чувства социальной неполноценности, о значении которого говорил А. Адлер. Если перевести внимание с формы сократовского философствования, с его риторики, на содержание философии Сократа, следовало бы наряду с чисто социальной неполноценностью разглядеть и что-то более глобальное – экзистенциальное. В первом случае мы имеем дело с проблемами в оппозиции “Сократ и люди”, а во втором случае – с проблемами в оппозиции “Сократ и мир”. Причем у Сократа было два варианта решения противоречия “Сократ и мир”, два взгляда на эту ситуацию: либо с миром что-то не так, либо с Сократом.

(2) В связи с этим сделаем второе предположение: психологический мотив философской деятельности Сократа – доказать, что проблема в окружающем мире, а не в нем.

Это Сократу, несомненно, удалось. В своей философии он интеллектуально разрушает окружающий его мир. На обломках разрушенного критикой реального мира Сократ закладывает основы философии идеального мира. Можно сказать, что мир идей – философское средство психологической защиты от мира людей и вещей.


Cократ