Экономическая социология

Московский экономико-финансовый институт

Специальность Бухгалтерский учет, анализ и аудит

Учебная дисциплина Социология

Курсовая работа

На тему: Экономическая социология.

Студентка Трыкина Ксения Сергеевна

Код: 12148

(ученая степень, звание, инициалы, фамилия)

Руководитель

Город Барнаул 2009

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ …………………………………………………………………………….. 3

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЕ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ………………………………… 5

1.1 Основатели науки………………………………………………………..5

1.2 Развитие экономической социологии………………………………….7

1.3 Основные различия в экономической социологии США, России

Западной и Восточной Европы………………………………………9

ГЛАВА 2. ПРЕДМЕТ ИЗУЧЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ,

ОСНОВНЫЕ ШКОЛЫ …………………………………………….11

2.1 Новосибирская и минская школы……………………………………..11

2.2 Московская школа…………………………………………………….15

2.3 Зарубежные подходы…………………………………………………..18

ГЛАВА 3. ЗНАЧЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СФЕРЕ…….24

3.1 Роль экономической социологии ……………………………………..24

3.2 Факторы перемен экономической социологии………………………27

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ………………………………………………………………………… 29

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………. 30

ВВЕДЕНИЕ

В мире великое множество государств. В каждом государстве имеется своя экономическая система, в которой задействовано большое количество людей. И все эти системы, и все эти массы людей ухитряются как-то слаженно взаимодействовать друг с другом, производя большое количество материальных и духовных благ.

Такая согласованность в мировых масштабах может достигаться лишь при наличии многих аспектов, одним из которых является естественное функционирование социально-экономических законов общества.

Формирование социологии экономики как разработки социальных подходов проходит уже на протяжении почти трех веков. Ее основатели – Э. Дюркгейм, М. Вебер, Т. Веблен, К. Маркс, А. Смит – в своих работах стремились объяснить социальные изменения, происходившие в Западной Европе. Эти изменения происходили под влиянием таких явлений, как разделение труда, урбанизация индустриального общества, трансформации социальной культуры, самого состояния экономики.

Таким образом, формировалась система социологических взглядов на производительную деятельность, растворенной в среде экономических изменений. И со временем эта система взглядов превратилась в самостоятельную и авторитетную дисциплину.

В своей работе я постараюсь понять суть этой науки как специальную теорию о способах связи между экономикой и обществом.

Цель этого исследования – развернуть целостную теоретическую картину, которая позволит сформировать представление о науке “Экономическая социология”.

Задача курсовой работы осуществляется в следующем:

– Внимательно изучить основы социологии и экономики;

– Раскрыть логику развития экономической социологии;

– Понять суть влияния друг на друга социальных явлений и явлений экономических ;

– Определить в глобальном масштабе значение и место экономической социологии, ее важность для человеческого общества;

– Проанализировать труды и высказывания известных исследователей этой науки;

– Приобрести знания для использования их на практике при разработке экономических стратегий.

Предметом исследования является развитие и состояние экономической социологии в современной России.

ГЛАВА 1.ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И РАЗВИТИЕ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ

1.1 Основатели науки

Социология экономической жизни возникла одновременно с появлением социологии как науки. И сегодня – это одно из ведущих направлений социологии, в котором выделяется целый ряд поднаправлений и подотраслей: социология промышленности и социология сельского хозяйства, социология процветания и социология бедности, социология предпринимательства и социология менеджмента, социальные исследования трудовой миграции и многое другое. Но это сегодня. А кто же стоял у истоков социологии? Считается, что это был французский философ и социолог О. Конт.

Был ли Огюст Конт подлинным создателем, “отцом” социологии – вопрос спорный. Бесспорно то, что он стал ее крестным отцом, так как дал ей имя, изобрел само слово “социология”. Правда, блюстители чистоты научного языка нередко подчеркивали “варварский” характер имени, которым он назвал новорожденную науку об обществе; ведь оно составлено из слов, взятых из двух разных языков: латинского “societas” (“общество”) и греческого “lÒgos” (“слово”, “учение”). Как бы то ни было, уже благодаря тому, что Конт придумал слово “социология”, он интересен для истории этой науки.

Французский философ Огюст Конт родился 19 января 1798 г. в городе Монпелье в семье чиновника средней руки, сборщика податей. Родители Конта были правоверными монархистами и католиками, но сам он рано отходит от традиционных ценностей своей семьи и становится приверженцем идеалов Великой Французской революции

С 1830 по 1842 г. Конт осуществляет грандиозный проект: издание 6-томного “Курса позитивной философии”.

По Конту, социология, как и любая другая наука, изучает неизменные естественные законы. Предмет ее – самый важный и сложный, поэтому она – своего рода царица наук. Социология может и должна использовать достижения других наук, которые изучают более обширные, чем общество, сферы реальности.

Для обозначения самой молодой науки Конт использует различные термины: “социальная философия”, “социальная наука”, “социальная физиология” и “социальная физика”.

Впервые же Конт употребил слово “социология” в 1839 г., в 47-й лекции “Курса позитивной философии” (том IV). Впрочем, и после введения нового термина Конт наряду с ним продолжал использовать и старые для обозначения новой науки.

1.2 Развитие экономической социологии

Конт считал, что только одна наука может изучать экономику – это социология. Так как, по его мнению, традиционные экономисты заняты схоластикой и метафизикой. Его мысли продолжил другой социолог, основатель французской социологической школы Эмиль Дюркгейм (1857-1917 гг.).Уже в 90-х гг. Дюркгейм, продолжая критиковать экономистов за их “внушающую уныние” картину экономического человека и общества, выступил с идеей создания экономической социологии как отрасли обществознания.

В Германии социальная концепция хозяйства разрабатывалась еще раньше представителями немецкой исторической школы политической экономии (В. Рошером, Г. Шмоллером, Л. Брентано), поэтому социология хозяйства М. Вебера и В. Зомбарта, представленная в начале ХХ в., воспринималась как само собой разумеющееся; экономическая социология здесь формировалась не как противопоставление экономической науке, а как область, интегрирующая экономику, историю и социологию.

Анализируя развитие капитализма, Вебер пришел к выводу, что на экономическую ситуацию оказывают влияние религиозные ценности, в особенности протестантизм, и в наибольшей степени кальвинистское направление. Ведь в мире ценностей протестантизма доминируют трудолюбие, предприимчивость, экономическая деятельность, то же в практике капитализма как социально-экономической формации. В свое время теория Вебера привлекла к себе большое внимание. Интересно, что она противоположна теории Маркса, согласно которой производительные силы и производственные отношения определяют все, даже религию.

В России тоже постепенно развивалась экономическая социология. Так, уже в 1904 г. в Москве выходит перевод первой монографии по экономической социологии Г. де Грееф “Социальная экономия” в русском изложении (“La sociologie economique”). К идеям де Греефа присоединяется М. М. Ковалевский, который сотрудничал с ним в Новом брюссельском университете. Он пишет: “…Хозяйственные явления, изучаемые политической экономией, получают надлежащее освещение только от социологии”[Ковалевский М. М. Социология // Сочинения: В двух томах. Т. 1. СПб: Алетейя, 1997. С. 127 ]. Активно разрабатывал он в своей фундаментальной трехтомной работе “Экономический рост Европы до возникновения капиталистического хозяйства” идею о зависимости экономического развития от социальных факторов, главным образом – ростом населения. Хотя Ковалевский нигде не подчеркивал этого, но по своей природе эта идея носит экономико-социологический характер. В начале двадцатого века в учебных материалах встречается упоминание об экономической социологии, в учебнике социологии 1917 г. московского профессора В. М. Хвостова выделяется специальный раздел “Экономическая социология”, куда он относит школу Маркса и Ле Плэ. Наконец, даже историки отечественной социологии (в частности Н. И. Кареев) уже тогда говорили о наших “социолого-экономистах”.

1.3 Основные различия в экономической социологии между

США, Россией, Западной и Восточной Европой

Экономическая социология в США выглядит значительно более изощренной и технологичной с точки зрения используемых методологических инструментов. Исследователи здесь более привержены количественным методам, хотя, конечно, рядом с ними развиваются исторические и этнографические исследования, ориентированные на изучение социокультурных факторов (можно привести в пример работы М. Аболафии, В. Зелизер и др.). Следует также подчеркнуть, что несмотря на все разнообразие подходов, американские экономсоциологи говорят на одном языке (лингвистически и профессионально). Европейская традиция (или правильнее будет сказать “традиции”) с этой точки зрения куда более фрагментарна. Здесь более популярны “мягкие”, качественные методы. А восточно-европейцы в этом отношении выступают как неотъемлемая часть европейского профессионального сообщества (вне зависимости от того, вступила ли страна в Европейский Союз). Вдобавок, социология в Восточной Европе даже более гетерогенна в силу неоднородности образовательного фона социологов. И еще один момент, который может оказаться важным для понимания будущего. Не следует забывать, что большинство классических фигур в социологии (и в экономической социологии) вышло именно из Европы, в особенности из Германии (К. Маркс, М. Вебер, Г. Зиммель), Франции (Э. Дюркгейм), Венгрии (К. Поланьи) и России (П. Сорокин), если назвать только бесспорные имена. И хочется верить, что в перспективе Европа сумеет восстановить свои позиции – главного источника новых социологических идей.

Вывод : В настоящее время данной наукой занимаются не то чтобы чьи-либо школы – уже целые институты, университеты ведут полномасштабные исследования в этой области. В отечественной науке первое определение предмета экономической социологии или, как еще тогда именовали данную дисциплину, социологии экономической жизни, предложили в середине 1980-х годов новосибирские социологи Т. И. Заславская и Р. В. Рывкина: это – “социальный механизм развития экономики” как устойчивая система экономического поведения общественных групп. Тесная связь их подхода с теорией стратификации позволила увидеть предмет экономической социологии шире, чем мыслилась тогда сфера социологии труда и особенно индустриальной социологии. Нынешние интересы специалистов данной дисциплины направлены на изучение потребительских рынков: внимательно следим за теми фундаментальными и стремительными изменениями, которые происходят в розничной торговле, когда российские рынки начинают захватываться глобальными торговыми операторами. По мнению социологов, для них это представляет собой захватывающее зрелище – наблюдать, как совершенно новые рыночные структуры и институты появляются на свет за столь короткий промежуток времени и как они трансформируют ранее существовавшие конкурентные отношения и деловые практики.

ГЛАВА 2. ПРЕДМЕТ ИЗУЧЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ, ОСНОВНЫЕ ШКОЛЫ

2.1 Новосибирская и минская школы

Горючим веществом, приводящим в движение социальные группы, у вышеупомянутых Т. И. Заславской и Р. В. Рывкиной выступают потребности, интересы и ориентации, которые определяются, с одной стороны, социальным положением человека (то есть его статусом), с другой – культурной средой, в которой он вырос и прошел социализацию. Стремление удовлетворить свои потребности вынуждает человека заняться работой, творческим трудом или любой формой деятельности, которая приносит заработок и вместе с тем позволяет самореализоваться, поддержать или повысить престиж, гордиться своим занятием. В процессе экономической и трудовой деятельности возникают довольно сложные, нередко очень прихотливые и замысловатые узоры человеческого поведения – совокупность прямых линий, зигзагов, разной формы кривых поведения. По словам Заславской и Рывкиной, реализация этих линий группами, занимающими определенные места в сфере экономики, формирует системы межгрупповых взаимодействий. Правильные линии поведения, которые одобряются обществом, поскольку приносят ему пользу, обществом же и стимулируются в виде морального и материального вознаграждения. Неправильные или неприемлемые линии поведения пресекаются, не поощряются, наказываются. Трудовые почины и участие в социалистическом соревновании – одобряемые линии поведения, прогулы и пьянство – неодобряемые. Государство на своем уровне, а администрация предприятия на своем вынуждены как-то регулировать систему поведения, направлять ее в нужное русло. Экономика и общество, согласно такой концепции, не просто тесно взаимосвязаны, но практически существуют в некоем симбиозе, категорично разделить который невозможно.

На поведение людей в сфере труда и экономики влияют мощные неэкономические возмутители: семья, микрорайон, город, круг общения, культура общества в целом, а в предельном варианте – даже политика страны. В результате трудовое и экономическое поведение как в зеркале отражает бытовое поведение и повседневный образ жизни, а экономическаяструктура отражает социальную: “положение, занимаемое группами в экономике, это “проекция” социальнойструктуры общества. Деятельность и поведение, осуществляемые группами всфере общественной экономики – это лишь один аспект их образа жизни. Потребности и интересы групп – лишь один аспект общественного сознания. Система управления экономикой – лишь один аспект, одна сторона более “емких” подсистем: сферы политики, сферы управления обществом, сферы права, идеологии, культуры”[ Заславская Т. И., Рывкина Р. В. Социология экономической жизни: Очерки теории с 58-59 ].

Идеи новосибирских социологов продолжает в своем учебнике минский исследователь экономической социологии Г. Н. Соколова.

По ее мнению, “предметная область экономической социологии – социальные механизмы, регулирующие протекание тех или иных экономических процессов и обусловливающие формирование тех или иных экономических структур. В центре внимания экономической социологии находится природа и способность социальных механизмов регулировать протекание экономических процессов”[Там же, с. 56-67 ].

Автор говорит о том, что в предмет экономической социологии, помимо указанных явлений, входит также изучение общественных законов (разделения труда, перемены труда, конкуренции и др.), которые имеют многовековую историю развития. Они и сегодня определяют жизнедеятельность мирового сообщества. Их игнорирование приводит к тяжелейшим социально-экономическим и социально – психологическим последствиям. Судя по структуре книги Г. Н. Соколовой, крупных общественных законов, которыми могла бы заинтересоваться экономическая социология, всего четыре:

1. закон разделения труда;

2. закон перемены труда;

3. закон социалистического соревнования;

4. закон конкуренции.

В концепции Г. Н. Соколовой объектом экономической социологии выступает взаимодействие двух основных сфер общественной жизни – экономической и социальной и, соответственно, взаимодействие двоякого рода процессов – экономических и социальных. Это означает, что две другие сферы, а именно политическая и духовная, выпадают из области научной компетенции экономической социологии. Сюда она не вторгается, поэтому, например, вмешательства государства в экономику, внешнеэкономической деятельности правительства, формирования олигархии или проблемы недофинансирования культуры она касаться не имеет права.

Московская школа

В. И. Верховин считается одним из ведущих представителей школы кафедры социологии труда и экономической социологии социологического факультета МГУ. Ему удалось сформулировать достаточно оригинальную концепцию экономической социологии, в которой сочетаются фундаментальное знание классической философии, современной психологии и социологии. Программным стоит считать следующее заявление В. И. Верховина: “При определении предмета экономической социологии мы исходим из предпосылки о множественности представлений о статусе и функциях данной науки. Это объясняется одновременным сосуществованием нескольких научных парадигм, подходов и традиций, в рамках которых излагаются нередко противоположные концептуальные схемы и точки зрения. Как показывает практика, жесткое определение предмета любой науки непродуктивно, так как суживает или искажает ее проблемное поле, сводит его к шаблонному набору теоретических предпосылок и концептуальных схем. В результате исчезают из поля зрения новые теоретические ракурсы, что служит поводом для появления других наук и концепций, которые начинают конкурировать с экономической социологией, отстаивая свой специфический предмет”[ Верховин В. И. В поисках предмета экономической социологии // Социол. исслед. 1998, № 1, с. 45. ]. Проанализировав множество отечественных и зарубежных подходов к определению предмета, В. И. Верховин приходит к выводу, что ни за рубежом, ни у нас нет общепринятой парадигмы, и каждый ученый предлагает собственную версию.

Для В. И. Верховина исходным основанием в определении предметного поля экономической социологии служит категория экономическое поведение. Оно является “социальной субстанцией” всех процессов, которые в совокупности составляют то, что называется хозяйственной жизнью общества. Это связано с тем фактом, что в основе обращения экономических ценностей (благ, услуг, информации) лежат массовые акты поведения людей, которые направляют эти блага ради удовлетворения своих потребностей. Таким образом, “экономическое поведение – это система социальных действий, которые, во-первых, связаны с использованием различных по функциям и по назначению экономических ценностей (ресурсов) и, во-вторых, ориентированы на получение пользы (выгоды, вознаграждения, прибыли) от их обращения”[ Там же, с. 8-10 ]. При этом Верховин не отказывается от самого древнего подхода, разделяемого практически всеми экономистами, а именно максимизационного подхода. Его суть кроется в хрестоматийном определении экономики как техники получения максимальных доходов при минимальных затратах. На максимизационных позициях стоят М. Вебер, Т. И. Заславская, Р. В. Рывкина, Г. Н. Соколова, В. В. Радаев. К ним можно добавить Ю. Веселова и Г. Беккера, а теперь и В. Верховина. Таким образом, в двух основных моментах своей концепции он вовсе не первый – в признании категории экономического поведения ключевой и принятии на вооружение принципа максимизации. К тому же он разделяет вместе с другими миф об “экономическом человеке” (во всяком случае, готов считаться с ним как с важным теоретическим конструктом). Во всех теоретических моделях, которые придумали в рамках классического и неоклассического подходов, предполагается, утверждает Верховин, что человек действует рационально, преследуя конкретную экономическую выгоду. Она же определяется множеством факторов: 1) экономическими ресурсами, имеющимися в распоряжении людей; 2) институциональными и социокультурными рамками, в которых онинаходятся; 3) традициями, обычаями и стереотипами, которые задают определенный способ поведения; 4) принятыми и приемлемыми в данном обществе технологиями достижения результата;5) способностями экономических агентов просчитывать свою выгоду и действовать в законодательных границах.

Зарубежные подходы.

Один из обзоров зарубежных подходов к определению и трактовке предмета экономической социологии представлен в указанном выше учебнике Г. Н. Соколовой. Наибольший вклад в развитие этого направления, по мнению автора, внес известный американский социолог Н. Дж. Смелзер, которого считают основоположником науки экономической социологии в ее западном варианте. По его определению, “экономическая социология представляет собой приложение общей системы отсчета социологических переменных и объяснительных моделей социологии к исследованию комплекса различных видов деятельности, касающихся производства, распределения, обмена и потребления ограниченных материальных ресурсов”[ Смелзер Н. Дж. Социология экономической жизни. М., 1965, с. 69. ].

Раскрывая объект изучаемой нами науки, Смелзер пользуется двумя классификациями. Во-первых, он подразделяет общественную жизнь на две сферы – экономическую и неэкономическую (к последней он относит политику, культуру, этнические общности и родство, стратификацию); во-вторых, вводит понятие “социологические переменные”, разделяя их на две группы: действующие в сфере экономики и в неэкономических сферах. На этой основе он дает представление о круге объектов, подлежащих экономико-социологическому изучению. По мнению Г. Н. Соколовой, применение социологической “системы отсчета” позволяет Смелзеру изучать с помощью социологических переменных как объективные ролевые функции общностей и групп в экономической и неэкономической сферах, так и субъективную сферу мотивации их поведения в этих сферах. На мой взгляд, ничего особо оригинального в суждениях Н. Смелзера нет. Его высказывание “приложение общей системы отсчета социологических переменных и объяснительных моделей социологии” означает лишь то, что традиционный для общей социологии аппарат переменных, которым всю жизнь пользуются социологи-эмпирики, а также практикуемый здесь методический инструментарий с успехом можно применять к сфере экономики, составными частями которой являются выделенные еще К. Марксом производство, распределение, обмен и потребление. Четырехчленную формулу состава экономики, как и определение ее в качестве инструмента деятельности человека в ситуации ограниченных ресурсов, можно найти в любом учебнике экономики. На сходных позициях стоят последователи Н. Смелзера, американские социологи-экономисты Р. Сведберг и М. Грановеттер, которые видят назначение социологии экономической жизни в том, чтобы объяснить, способы, при помощи которых общество выбирает среди огромного выбора альтернатив те, которые приносят максимальную выгоду, при использовании незначительных производственных ресурсов.

Его подразделение общественной жизни на две сферы – экономическую и неэкономическую – прямо восходит к М. Веберу, а потому оригинальным теоретическим вкладом в экономическую социологию не является. Не менее популярна парадигма “новой экономической социологии” американского социолога Р. Сведберга, в которой он предлагает не ограничивать экономическую социологию микроанализом, а подняться до межстранового и чуть ли не цивилизационного уровня. Методологическая ориентация Р. Сведберга, как и А. Стинчкомба – сравнительные исследования между странами, постановка вопросов, затрагивающих не отдельные социальные группы, а целостные социальные системы, проблемы мировой системы, политики стран и их разных групп, проблемы мировой экологии, развития технологии, организации экономических связей, демографии. Сегодня зарубежные экономсоциологи много внимания уделяют рынку труда с его многообразием трудовых контактов и колебаниями предложения и спроса на рабочую силу, механизмам повышения гибкости в использовании рабочей силы (“флексибилизации “), проблемам оплаты труда и безработицы, системам гибкого рабочего времени, характеру спроса на труд и изменениям в самой природе труда, поведению потребителей, адаптации компаний к спросу на товары и сервисные услуги с учетом их качества и количества.

Если проанализировать современные учебники и хрестоматии по экономической социологии, вышедшие за рубежом, то можно прояснить круг проблем и категорий, которые составляют предметную сферу этой дисциплины. Она охватывает не только методологию, теорию и историю вопроса, но также описание экономики как подсистемы социальной системы, вопросы цены и стоимости, благосостояния общества, бизнес и общество, социальную природу труда, социальный взгляд на организацию, отрасли индустрии (сравнительные подходы), контрактную систему как главный экономический институт, труд и занятость, трудовую организацию и профсоюзные роли (включая классификацию профсоюзных ролей), профсоюз и коллективный договор, собственность и контрактные инвестиции, разделение труда, социальный и экономический обмен, институциональную структуру рынка, конкуренцию на рынках труда, виды рынков труда, потребительский рынок, рынок товаров и услуг, институциональную структуру этики, социологические подходы к этике (К. Полани ), мотивацию экономической деятельности, институциализацию мотивации, рациональное поведение и вознаграждение, социальный контекст экономических процессов, институциональные изменения в экономике и теории экономического развития, отделение собственности от контроля над производством, влияние экономических изменений на общество, капитализм и социализм, экономическое действие и социальную структуру (М. Грановеттер), рынок, культуру и власть (анализ менталитета и организации), социологию экономических институтов, социологию фирм и индустриальных организаций, групповую динамику, бюрократию, культуру организаций.

Социологический интерес на Западе, и здесь я согласна с Г. Н. Соколовой, касается как властных отношений на рынке труда, так и социально-психологических отношений на рабочем месте: захватывает промышленный конфликт и возможности его разрешения; объясняет развитие “групп давления”, профсоюзов и других ассоциаций; исследует различные социальные движения (например, требования десегрегации и поддержки повышения образования и обучения рабочей силы); изучает менеджмент, предпринимательство и корпоративное поведение; анализирует процессы социальных и технологических инноваций и процессы диффузии знания в ходе распространения технологических новшеств; выявляет ценностные ориентации, формирующие рыночное и потребительское поведение; раскрывает основные тенденции мобильности рабочей силы и флексибильности ее использования на рынке труда.

Вывод: Предмет экономической социологии, как показывает анализ литературы, остается открытым полем для научного дискурса и научных изысканий. В этой дисциплине существуют самые разные подходы и парадигмы, и ни одна из них не может претендовать на абсолютную истину. Парадигмы конца XIX и начала XX в. сохраняют свой эвристический потенциал наряду с более поздними, появившимися уже в конце XX и начале XXI в. Пока марксистские подходы к экономической социологии столь же правомерны, как неомарксистские, структурно-функционалистские, постмодернистские и многие другие, которые уже существуют или возникнут в будущем. Предметная открытость экономической социологии, незавершенность категориального ряда, при помощи которого ученые пытаются осмыслить и познать реальность, быть может, гораздо более полезное состояние научной мысли, чем жесткая разлиновка научного поля на понятия, категории, теории, модели. Всегда приходится помнить, что даже самые красивые концепции предметной области не создаются ради самих себя.

Чем более совершенно предметное тело науки, чем больше в нем этажей и перекрытий, тем менее подвижно оно и полезно в реальной работе. Настоящие труженики социологических полей никогда не задумывались о том, как выглядит здание со стороны. Им нужны лишь соседние две-три комнаты, которые они успели изучить назубок. А архитектурой всей постройки занимаются вовсе не они, а особые специалисты, которые, накопив огромный эмпирический опыт, прочитав горы литературы, устремляются в философские выси, откуда они и рассматривают общую картину мира.

ГЛАВА 3. ЗНАЧЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ

В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СФЕРЕ

3.1. Роль экономической социологии

В настоящее время экономическая социология в большинстве научных работ рассматривается как комплекс проблем, имеющих четко выраженный социально-экономический (социология труда) и системный характер (социология города, социология села), в котором экономическое содержание имеет преобладающее значение.

Социологический анализ экономики как социального института имеет ряд характерных особенностей. По словам Н. Смелзера, социолог рассматривает экономическое поведение как конкретный случай общего социального поведения, изучает экономическое поведение как комплекс ролей и социальных организаций.

Экономика как социальный институт представляет собой совокупность институционализированных способов деятельности, образцов социальных действий, образующих различные типы экономического поведения, посредством которых общество адаптируется к изменениям условий своего существования.

Экономика изучает производство и потребление товаров и услуг, спрос и предложение, экономи­ческое поведение человека вообще, использование денег и капитала. Социология, в свою очередь, стремится разработать модели экономического пове­дения различных групп и исследовать экономи­ческие силы, влияющие на жизнь людей. Таким образом, социология интересуется прежде всего со­циальным поведением человека в различных эконо­мических действиях.

Связи социологии с экономикой и экономичес­кими основами традиционно весьма тесны. Маркс и Вебер являются, пожалуй, самыми известными из исследователей этих связей. Многие социоло­ги, особенно в бывших социалистических странах, вышли из сферы экономики.

С точки зрения марксистской социологии и согласно материалистическому пониманию истории, важнейшим содержанием общественного бытия людей является производство материальных благ, благодаря которому удовлетворяются их разнообразные материальные и другие потребности. В конечном счете способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Он в разной степени воздействует на развитие указанных сфер жизни общества. В этом смысле способ производства выступает как материальная основа существования и развития общества – системообразующее начало, связывающее в единое целое все проявления общественной жизни.

Способ производства предстает как единство двух его основных сторон: производительных сил и производственных отношений.

В современном индустриальном обществе конфликт между предпринимателем и рабочими в значительной степени ослаблен, так как государство регулирует отношения между трудом и капиталом.

По мнению английских специалистов по управлению М. Вудкока и Д. Фрэнсиса, эффективно работающий менеджер должен обладать следующими навыками и способностями: умением управлять собой, разными личностными ценностями, четкими личными целями, упором на постоянный личный рост, навыком решать проблемы, способностью к инновациям и изобретательностью, высокой степенью влияния на окружающих, знанием современных управленческих подходов, способностью руководить, умение обучать и развивать подчиненных, способность формировать и развивать эффективные рабочие группы. Социология в этом помогает ему, разрабатывая новые способы взаимодействия малых групп и прогнозируя возможные явления в них (в долгосрочной перспективе).

3.2 Факторы перемен экономической жизни.

Глубо­кие экономические изменения происходят сегодня как на национальном уровне, так и в масштабе ми­ровой экономики. Следующие факторы оказывающие на это влияние:

– увеличится зависимость от внешних обстоя­тельств (вне страны);

– станет более разнообразной промышленная структура;

– увеличится значение ЕС (Европейского со­общества);

– усилится разделение труда и специализации

– так называемые “мягкие” ценности и позиции приобретут большее значение;

– усилится значение качества окружают” среды;

– по мере повышения образования людей будет возрастать их социальная и политическая активность, стремление участвовать в принятии решений; формы этого участия станут более разное разными;

– возрастет техническая вооруженность, а значит, люди станут еще более зависимыми от технологического уровня их повседневной жизни;

– усилится значение средств массовой информации;

– изменится структура населения и рабочей силы;

– увеличится гибкость рабочего времени;

– возрастут требования к качеству;

– продолжится безработица и, казалось бы, взаимоисключающее явление – нехватка рабочей сил (работников высокой квалификации, дефицитных профессий);

– все большее значение будут приобретать переквалификация и дополнительное образование;

-возрастет удельный вес энергетических решений;

– еще более повысится роль научных исследований;

– возрастут требования к качеству производи­мой продукции, и применение новых технологий поможет в достижении требуемого уровня качества;

– некоторые новые отрасли вытеснят устарев­шие традиционные.

Вывод: Изложенные выше взгляды прогнозируют мно­госторонние изменения как в социальной отрасли, так и в различных отраслях производства и науки. Развитие международной экономики скажется стремительными изменениями в различных сферах и на разнообразных уровнях общества. От людей потребуется адаптация к переменам, чему может способствовать образование и пере­квалификация. Гибкость и адаптация требуют со­циальных знаний и даже социальной квалифика­ции – это новая черта времени. Возможно, что владение социальной квалификацией, highsoс, ста­нет в будущем даже важнее, чем владение техни­кой, hightech.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В се­годняшнем обществе есть и “аутсайдеры”, люди “не у дел”, и люди, попавшие в “ловушку бедности”, и так называемые “новые бедные”, по­явившиеся в результате непредвиденной потери ра­боты, неспособности справиться с квартирными дол­гами и тому подобное. “Рекордная” безработица – тяжелое бремя для национальной экономики.

Естественно, что такие перемены прямо или кос­венно затрагивают каждого гражданина и каждую сферу общества. Новая ситуация требует от индивида и от общества в целом известной гибкости, пересмотра ценностей и адаптации действий соответственно новой обстановке. Такие глобальные проблемы могут решаться только на уровне общества. Эконо­мическая реальность требует целенаправлен­ных усилий хотя бы для отдаления трудностей.

Экономический рост и повышение жизненного уровня – чрезвычайно многогранные показатели качества жизни, включающие в себя компоненты “твердой технологии” (то есть технологии, на которую индивид не может оказывать влияние; механизмы, станки, машины) и составляющие “мягкой техно­логии”: экология, сельская и городская община, местная культура, удовлетворительная работа, вза­имосвязь труда и досуга, дружеские отношения и др. Таким образом, в условиях благополучия, ког­да твердая технология стабилизируется, становят­ся релевантными и показатели мягкой технологии, как то: “направленность к окружающей среде”, “центральное место человека” и “гражданская воля”.

Список литературы

1. Верховин В. И. В поисках предмета экономической социологии // Социол. исслед. 1998, № 1, с. 46.

2. Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М., 2005. – С. 210

3. Заславская Т. И., Рывкина Р. В. Социология экономической жизни. Очерки теории. Новосибирск: Наука, 1991. 446 с.

4. Кравченко А. И. Социология для экономистов. М.: ЮНИТИ 2001, – 336

5. Полани К. Два значения термина “экономический”// Неформальная экономика. Россия и мир. – М.: Логос, 1999.

6. Радаев В. В. Экономическая социология. Курс лекций. М., 1997. С. 14-49; Дорин А. В. Экономическая социология. Учебное пособие. Мн., 1997. С. 20-29.

7. Радаев В. В., Шкаратан О. И. Социальная стратификация. М.: Аспект Пресс, 1996

8. Смелзер Н. Дж. Социология экономической жизни // Американская социология. М.: Прогресс, 1965, – 188 с.

9. Социальная траектория реформируемой России: исследования Новосибирской экономико-социологической школы / Отв. ред. Т. Н. Калугина. – Новосибирск: Наука, 1999.

10. Социология и современная Россия / Под ред. А. Б. Гофмана. – М.: ГУ ВШЭ, 2003.

11.Ковалевский М. М. Социология // Сочинения: В двух томах. Т. 1. СПб: Алетейя, 1997.


Экономическая социология