Эпоха просвещения во Франции

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Философия XVIII в. в не меньшей степени, чем ей предше­ствующая, отмечена духом новаторства. В идейном отношении непосредственно примыкая к философии XVII в., новая филосо­фия существенно конкретизировала ее традиции. При этом вы­явились интересные особенности эволюции философской мысли. Восходящая к именам английских мыслителей Бэкона и Локка философия нашла своих талантливых продолжателей во Фран­ции, в частности в лице Дидро и Гольбаха. Идеи француза Де­карта вдохновили немца Иммануила Канта. Такое своеобраз­ное перераспределение философских пристрастий отчасти объяс­няется общественно-политическим климатом эпохи. Франция шла навстречу буржуазной революции, насущные вопросы требова­ли активной деятельности философов, ясных и быстрых опровержении устаревших феодальных и клерикальных идей. Филосо­фия выходила за стены университетов и кабинетов ученых, она перемещалась в светские салоны Парижа, на страницы десятков и сотен запрещенных изданий. Философия становится делом идеологов и политиков. В этих условиях простые и ясные рецеп­ты бэконовско-локковской философии используются весьма эф­фективно. По-другому обстоит дело в феодально-раздробленной Германии, где философией занимаются преимущественно универ­ситетские профессора в тиши и уединении своих рабочих каби­нетов. Здесь разрабатываются рафинированные философско-ра­ционалистические схемы. С учетом того что в XVIII в. центр фи­лософских изысканий переместился из Англии сначала во Фран­цию, а затем в Германию, мы рассмотрим в первую очередь французскую,

ФИЛОСОФИЯ ФРАНЦУЗСКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ

Во Франции философия выступала в XVIII в. как сердцеви­на, ядро Просвещения, сама в свою очередь получая от Просве­щения – а оно являлось мощным общественно-культурным движением – конкретные импульсы к развитию. Философы-про­светители считали философский разум базисной инстанцией при разрешении самых сложных вопросов. Это строго соответ­ствовало центральному положению в философии принципа ра­зумеющего субъекта. Все ставилось под критический свет разу­ма при готовности принять любую альтернативу (если она толь­ко может быть разумно обоснована) существующему положению дел. Показательна в этой связи философская деятельность Валь­тера и Жана-Жака Руссо, двух, пожалуй, главных идеологов Великой французской революции.

Вольтер без устали атакует религиозный фанатизм, различ­ного рода суеверия и заблуждения, феодальный абсолютизм, произвол властей, в том числе и правовой. Выступления Вольтера способствовали не только Великой французской революции,

Но и реформам в Англии, Германии, России, где он провел часть своей жизни.

Основной предмет атак Вольтера – различные предрассуд­ки, клерикализм, который он мечтал раздавить усилиями фило­софов. Вольтер – не атеист, он деист, а это означает, что Бог при­знается творцом мира, но отвергается его участие в жизни обще­ства. Вольтер выступает сторонником “естественной религии”. Под естественной религией он понимает принципы морали, об­щие для всего человечества. Содержание морали Вольтер интер­претирует рационалистически. Главный принцип морали, счи­тает Вольтер, сформулирован уже мудрецами древности: “Посту­пай с другими так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой”.

Философская деятельность Вольтера, не достигающая особых высот в формулировке новых принципов, вместе с тем свидетель­ствует, что было бы неверно считать философию только умозре­нием, только утехой кабинетных ученых. Творчество Вольтера показывает, что философия не менее других наук может иметь прикладной характер, добиваясь на этом поприще заслуженных успехов. Отнюдь не случайно по решению Учредительного соб­рания гроб с прахом Вольтера был в 1791 г. помещен в создан­ный в Париже Пантеон великих людей Франции.

Руссо так же, как и Вольтер, является представителем пер­вой волны французских философов-просветителей. Он существен­но развил гоббсовскую концепцию “общественного договора”. Рус­со не хотел допустить порабощения свободного по природе сво­ей человека. А это, считает он, произошло и происходит по причине невежества части населения, вследствие его обмана и на­силия над ним. Молодой Руссо видел истоки неравенства в ча­стной собственности и государственном устройстве, он советовал людям вернуться к природе, деревенскому уединению в том числе. Позднее философ встает на несколько иную точку зрения: общественный договор позволит преодолеть неравенство. При этом Руссо сохраняет свою заинтересованность в счастливом будущем всех людей. Руссо провозглашает суверенным народ, суверени­тет народа неотчуждаем и неделим, законодательная власть должна принадлежать народу. Исполнительная власть лишь представляет народ. Провозглашенные Руссо политические тре­бования в наши дни кажутся вполне очевидными и весьма при­вычными. В свое же время они были далеко не очевидными социально-философскими новациями, которые весьма ограничен­но гармонировали с концепцией человека разумного. Руссо, по­добно Вольтеру, проявил себя как мастер прикладного исполь­зования философии.


Эпоха просвещения во Франции