Этика Сократа 2

1.Этика Сократа и современность

Термин “этика” – древнегреческого происхождения. Он берет начало от слова этос (ethos), означавшего в далекие времена местопребывание- человеческое жилище, звериное логово, птичье гнездо. В этом значении оно употреблялось еще Гомером. Позднее данное слово приобретает новый смысл – устойчивая природа какого-либо явления, в том числе характер, внутренний нрав живых существ. В данном значении оно широко используется в философии.

Этика Сократа может быть сведена к трем основным тезисам:

А) благо тождественно удовольствиям, счастью;

Б) добродетель тождественна знанию;

в) человек знает только то, что он ничего не знает.

Все люди стремятся к удовольствиям и их сложным комбинациям, которые называются пользой, счастьем. Это – аксиома человеческого существования. Сократ говорит: “Благо – не что иное, как удовольствие, и зло – не что иное, как страдание”.

Если учесть, что понятия блага и зла обозначают позитивные и негативные цели деятельности, то мы тем самым получаем строгий закон человеческого поведения, а вместе с ним и критерий его оценки: стремиться к удовольствиям и избегать страданий.

Однако мир удовольствий, как и мир страданий, оказывается сложным. Существует много удовольствий и существует много страданий. Разным людям приятны разные вещи. Часто один и тот же человек может быть раздираем одновременно желанием разных удовольствий. Кроме того, нет строгой границы между удовольствиями и страданиями, одно сопряжено с другим. За радостью опьянения следует горечь похмелья. Страдание может скрываться за личиной удовольствий. Путь к удовольствиям может лежать через страдания. Человек постоянно оказывается в ситуации, когда необходимо выбирать между разными удовольствиями, между удовольствиями и страданиями. Соответственно встает проблема основания такого выбора. То, что было критерием – граница между удовольствиями и страданиями, само нуждается в критерии. Таким высшим критерием является измеряющий, взвешивающий разум.

“Раз у нас выходит, – спрашивает Сократ собеседника, – что благополучие нашей жизни зависит от правильного выбора между удовольствием и страданием, между обильным и незначительным, большим и меньшим, далеким и близким, то не выступает ли тут на первое место измерение, поскольку оно рассматривает, что больше, что меньше, а что между собой равно? А раз здесь есть измерение, то неизбежно будет также искусство и знание”.

Этот вывод Сократа является безупречным, если принять первоначальную посылку, согласно которой человек всегда стремится к удовольствиям, пользе, счастью. Человек выбирает для себя лучшее. Такова его природа. И если тем не менее он ведет себя плохо, порочно, то тому может быть только одно объяснение – он ошибается. Согласно одному из сократовских парадоксов, если бы было возможно намеренное (сознательное) зло, оно было бы лучше ненамеренного зла. Человек, совершающий зло, ясно понимая, что он совершает зло, знает его отличие от добра. У него есть знание добра, и это в принципе делает его способным к добру. Если же человек совершает зло ненамеренно, не ведая о том, что он делает, то он вообще не знает, что такое добро. Такой человек наглухо закрыт для добрых дел. Сказать, что человек знает добродетель, но не следует ей, – значит сказать бессмыслицу. Это значит допустить, будто человек действует не как человек, вопреки своей пользе.

Между мудростью и благоразумием Сократ не находил различия: он признавал человека вместе и умным, и благоразумным, если человек, понимая, в чем состоит прекрасное и хорошее, руководится этим в своих поступках и, наоборот, зная, в чем состоит нравственно безобразное, избегает его.

Этика Сократа есть этика индивидуальной личностной ответственности. Ответственное действие человека есть действие, за которое человек может и обязан отвечать, потому что оно полностью зависит от него. Сократ как раз ищет такую совокупность действий, последнее и решающее слово по поводу которых принадлежало бы самому индивиду – это и есть действия, которые основаны на знаниях. Знания есть тот канал, через который человек осуществляет контроль над своим выбором. Они обозначают зону ответственного поведения. Тот, кто желает действительно опровергнуть Сократа, должен доказать, что существуют какие-то другие основания, помимо знаний, которые позволяют человеку действовать ответственно, самому управлять своим поведением.

Выдвинув духовные ценности на первый план, Сократ считал их создание главной целью человеческой жизни. А поскольку, по мысли Сократа, духовные блага не передаются в готовом виде от одного лица к другому, но раскрываются и приобретаются в поиске, в исследовании самого себя и других, в “заботе о душе”, постольку отказ от такого поиска равносилен отказу от жизни. По Сократу, диалог и диалектический (вопросно-ответный) метод определения понятий являются необходимыми условиями совместного поиска истины.

Сократовский диалого-диалектический метод предполагает свободу человека и основывается на демо­кратической идее о том, что человек есть существо ответственное, способное познать истину и принимать решения на свой собственный страх и риск.

Посредством “испытания” иронией Сократ разоблачал неосновательные претензии на всезнание и непогрешимость, ниспровергая все мнимое, псевдосерьезное и всякого рода ложные авторитеты. Сократовская ирония является поиском истинного и положительного, призывом к подлинно серьезному и значительному, к их постоянному испытанию.

Сократ провозгласил: добродетель есть знание. Но не всякое вообще знание, а лишь добра и зла, знание, которое ведет к правильным, добродетельным поступкам. На этом основании он пришел к выводу о том, что никто не зол по своей воле, а лишь по неведению. Этические парадоксы Сократа положили начало непрекращающейся и по сей день полемике об отношениях знания и добродетели.

Идея Сократа о самопознании, популярная в период античности, нередко становилась ведущей идеей на поворотных пунктах истории и существенно изменяла образ мысли людей.

Сократу, говорившему о невозможности окончательных знаний о чем-либо (“Я знаю, что ничего не знаю”), в равной степени было известно как то, что человек способен приобретать знания и умножать их, так и то, что знания и “искусство” сами по себе – великая сила. Однако он был уверен в том, что эта сила может быть использована и во благо, и во вред человеку. Согласно его учению, если человек не сделал главным вопросом своего бытия вопрос о самопознании, альтернативу добра и зла при сознательном предпочтении добра, всякие иные знания – при всей их полезности – не сделают че­ловека счастливым. Более того, они могут сделать его несчастным.

Неудивительно поэтому, что учение Сократа о самопознании находится в тесной связи с теми дискуссиями, которые ведут в последнее время не только в философских и научных кругах, но и среди широких кругов интеллигенции как в нашей стране, так и во всем мире вокруг проблем “человек – наука – техника”, “наука – этика – гуманизм”.

Темы этих дискуссий перекликаются с сократовским пониманием задачи философии и ценности знания вообще. Названные дискуссии и обсуждения нередко сопровождаются прямыми и косвенными ссылками на учение и личность Сократа. И это не случайно: опросы, над решением которых бился древний философ, не утратили актуальности, вот почему Сократ был и остается одним из вечных “спутников” человечества.

2.”Можно ли быть счастливым, не будучи нравственным?”. Что думаете по этому поводу Вы?

Для начала нужно понять, что такое нравственность и что такое счастье:

Нравственность – есть принятие на себя ответственности за свои поступки. Поскольку, как следует из определения, нравственность основана на свободной воле, постольку нравственным может быть только свободное существо. В отличие от морали, которая является внешним требованием к поведению индивида, наряду с законом, нравственность – есть внутренняя установка индивида действовать согласно своей совести.

Счастье – эмоциональное состояние (эмоция), при котором человек испытывает внутреннюю удовлетворенность условиями своего существования, полноту и осмысленность жизни, и осуществление своего назначения. Строго говоря, древнегреческое слово счастье – “эвдемония” (eudaimonia, eu – добро, daimon – божество) – дословно означало судьбу человека, находящегося под покровительством богов.

Счастье – осознание позитивности контекста собственного существования.

Счастье – мера успешности в реализации индивидуального экзистенциально проекта, что с одной стороны допускает количественную оценку, а с другой предполагает качественной многообразие. (Д. Галати)

Все люди разные, понятие совести и нравственности у всех разные – что для одного хорошо для другого безнравственный проступок, но исходя из общепринятых норм, правил и законов на мой взгляд, нет. Нельзя быть счастливым, не будучи нравственным. Нравственный человек – это добронравный, добродетельный, благонравный, согласный с совестью, с законами. А безнравственный человек не признает своей ответственности за совершенные им проступки, не признает общепринятых норм и правил общества, следовательно, он мешает другим и не может, испытывает внутреннюю удовлетворенность.

Счастливым безнравственный человек может быть лишь в том случае, если он начисто лишен совести, но в таком случае это не может называться счастьем – это глупость.

3.Основные дилеммы современной правовой этики.

Правовая этика имеет двойную интенцию: специфическими средствами – такими как профессиональный долг, честность, ответственность, самореализация – она защищает интересы профессии в рамках всего общества, но одновременно представляет и защищает интересы общества от узкопрофессионального эгоизма. Часто практическая реализация этического профессионального кодекса несет в себе конфликтность: конфликт ценностей, конфликт между целью и средствами ее достижения, между результатами и ценой, которую общество за них платит, между разнонаправленными формами ответственности. Это и конфликт адвоката, обязанного защищать аморального типа в рамках оплаченной услуги, и конфликт следователя, не имеющего достаточных доказательств вины, но ощущающего необходимость выполнения долга по обеспечению безопасности общества (вспомним образ Жеглова в “Место встречи изменить нельзя”), и конфликт журналиста, получившего редакционный заказ, но имеющего иную собственную оценку описываемой ситуации.

В разрешении такой конфликтности важна регулирующая роль как государственных институтов правовой защиты, так и независимого общественного мнения. Но все же основой морального решения, приемлемого как для профессионального сообщества, так и для общества в целом, являются исходные нравственные позиции личности, опирающиеся на те, или иные ценности.

Список литературы.

1. Асмус В. Ф. Античная философия – М.: Высш. шк., 1998.

2. Гомперц Т. Греческие мыслители – СПб.: Алетейя, 1999..

3. Гусейнов А. А. Великие моралисты. – М.: Республика, 1995.

4. Гусейнов А. А., Апресян Р. Г. Этика: Учебник. – М.: Гардарика, 1998.

5. Гусейнов А. А., Ирлитц Г. Краткая история этики. – М.: Мысль, 1987.

6. Иванов В. Г. История этики древнего мира. – СПб.: Издательство Лань, 1997.

7. Кессиди Ф. Х. Сократ. – СПб.: Алетейя, 2001.

8. Кондрашов В. А., Чичина Е. А. Этика. Эстетика. – Ростов н/Д.: Феникс, 1998.


Этика Сократа 2