Ф. Ницше о сверхчеловеке и воле к власти

Государственный университет – Высшая школа экономики

Нижегородский филиал

Кафедра социально-гуманитарных наук

Эссе по дисциплине

Философия

“Ф. Ницше о сверхчеловеке и воле к власти.”

Выполнила:

Проверила: Коткова Н. А.

г. Н. Новгород

2008-2009 уч. Год

В современном мире с его постоянными метаниями в призывах “к делу” и к непременной духовности и одновременно с его жаждой власти огромное число людей мыслит подобно Ницше о сверхчеловеке и воле к власти, ассимилируя из них “то, что подходит”, и переделывая в соответствии со своими потребностями. Однако, скорее всего, они акцентируют внимание на достаточно поверхностных, второстепенных для философа проблемах, оставляя в тени наиболее существенные, эпохальные. Его идеи пред стают в достаточно вульгарном виде, что искажает как саму его философию, так процесс понимания между людьми. Поэтому в данном эссе мне хотелось бы рассмотреть идею Ницше о сверхчеловеке и воле к власти в ее оригинальном варианте.

“Я УЧУ ВАС О СВЕРХЧЕЛОВЕКЕ. ЧЕЛОВЕК ЕСТЬ НЕЧТО, ЧТО ДОЛЖНО ПРЕОДОЛЕТЬ. ЧТО СДЕЛАЛИ ВЫ, ДАБЫ ПРЕОДОЛЕТЬ ЕГО? ДОНЫНЕ ВСЕ СУЩЕСТВА СОЗДАВАЛИ НЕЧТО, ЧТО ВЫШЕ ИХ; ВЫ ЖЕ ХОТИТЕ СТАТЬ ОТЛИВОМ ЭТОЙ ВЕЛИКОЙ ВОЛНЫ И СКОРЕЕ ВЕРНУТЬСЯ К ЗВЕРЯМ, ЧЕМ ПРЕОДОЛЕТЬ ЧЕЛОВЕКА?” “СЛУШАЙТЕ, Я УЧУ ВАС О СВЕРХЧЕЛОВЕКЕ! СВЕРХЧЕЛОВЕК – СМЫСЛ ЗЕМЛИ. ПУСТЬ ЖЕ И ВОЛЯ ВАША СКАЖЕТ: ДА БУДЕТ СВЕРХЧЕЛОВЕК СМЫСЛОМ ЗЕМЛИ!” “ПОИСТИНЕ, ЧЕЛОВЕК – ЭТО ГРЯЗНЫЙ ПОТОК. НАДО БЫТЬ МОРЕМ, ЧТОБЫ ПРИНЯТЬ ЕГО В СЕБЯ И НЕ СТАТЬ НЕЧИСТЫМ. И ВОТ – Я УЧУ ВАС О СВЕРХЧЕЛОВЕКЕ: ОН – ЭТО МОРЕ, ГДЕ ПОТОНЕТ ПРЕЗРЕНИЕ ВАШЕ.” “ВНЕМЛИТЕ, Я УЧУ ВАС О СВЕРХЧЕЛОВЕКЕ: ОН – ТА МОЛНИЯ, ОН – ТО БЕЗУМИЕ!” [1]

Идею сверхчеловека Ницше раскрывает как идею самоопределения человека. “Человек есть нечто, что должно превзойти”. На этом пути он выделяет в каждом человеке дух верблюда, дух льва и дух ребенка. Свою задачу философ видит в том, чтобы призвать человека преодолеть в себе повиновение духа верблюда, с которым ассоциирует христианство. По мнению Ницше, христианство превращает человека в больного, стадного домашнего и слабого.

Преодолеть это можно, согласно его философии, лишь тогда, когда человек начнет осознавать, что все его формирование как личности протекало ранее без его понимания и участия.

С ранних лет обычный человек подчинен системе норм и ценностей, и лишь через осознание собственной несвободы он стремится пробудить в себе личную волю – волю к власти, волю к жизни, творческой и сознательной. Именно через это в человеке рождается дух и сила льва.

Провозглашенный Заратустрой тип высшего человека можно охарактеризовать следующими чертами:

1.Этот тип человека принадлежит аристократии. Для Ницше человек толпы никогда не станет сверхчеловеком.

2.Его ценностями выступает то “благородное”, которое оказывается по ту сторону добра и зла (а, следовательно, – морали).

3.Для такого человека жизнь – есть постоянная борьба, ибо он в сущности своей человек войны.

4.В противовес любви к ближнему утверждается любовь к дальнему.

5.Смысл деятельности не в бесконечном и бесцельном труде, а в труде творческом, то есть в созидании. При этом созидание невозможно без разрушения старых ценностей и добродетелей. Чтобы стать созидающим придется подвергнуться страданиям и многим превращениям.

6.В противовес состраданию утверждение эгоизма. Необходимо прислушиваться к собственной самости, чтобы именно она реализовалась в созидании. Добродетели должны проистекать только из нее самой и ни в коей мере не могут быть внешними, заданными извне только тогда в них проявится подлинная воля человека, его желания и инстинкты. Этика сострадания как этика альтруизма – есть отречение от своих интересов, от себя, недоверие себе.

7.Высший тип человека признает такие добродетели, которые несут страдания и смерть. “Ты должен любить свои добродетели – ибо от них ты погибнешь”. “Умри вовремя”. “Глупец тот, кто остается жить. Необходимо постараться, чтобы жизнь закончилась быстрей”. Стремящийся к сверхчеловеку не должен иметь удлиненную жизнь, не должен бесцельно волочить ее.

Ницше иллюстрирует фазы возвышения к сверхчеловеку образом взбирания в гору. Но дух тяжести давит на плечи всякого человека, кто желает взойти на этот пик, стремясь увлечь его вниз. Под духом тяжести Ницше понимает традиционную мораль, которая своим “долженствованием” сковывает человека, обращая его волю к власти обратно, внутрь его самого. Такой дух скрывается в каждом из нас, сковывая наши движения, когда мы идем наверх.

Вершиной самоопределения человека является фаза ребенка. Ребенок есть символ игры, новых начинаний и иллюзии. Ведь когда ребенок играет, он пользуется в игре самообманом и тем самым свободно создает иллюзии, в которых отражает подлинную действительность, а не подражает ей. Ребенок есть свободное сознание действительности, и то, во что играет ребенок, есть сама действительность.

Другой отличительной теорией Ницше, которая должна была способствовать объединению, систематизации и интеграции его философских идей, и которая должна была заменить все то, что до сих пор считалось философией, и большинство из того, что котировалось как наука, является учение о воле к власти. Иными словами, это понятие представлялось ключом как к его собственной философии, так и к положению дел в мире.

Воля к власти представляет собой присущее всем живым существам свойство. И половой инстинкт, и потребность утолить голод, и любые другие возможные стремления есть не что иное, как формы воли к власти. Ницше осенило, что сексуальный контакт в первую очередь имеет своей целью вовсе не удовольствие или размножение, а обретение власти, могущества. Любовный акт – это борьба за власть, где любовные действия суть лишь средства для установления отношений господства и подчинения.

Воля к власти – это не то, чем мы располагаем, а то, что мы собой представляем на самом деле. Не только мы – суть воли к власти, но и все в человеческом и животном мире. Во всем мироздании нет ничего более элементарного и вообще ничего иного, чем это стремление и его разновидности.

Таким образом, совершенно ясно, что воля к власти – это основное понятие в философии Ницше, понятие, с помощью которого все должно быть истолковано и к которому, в конце концов все должно быть сведено. Это метафизическое или, лучше сказать, онтологическое понятие, поскольку “воля к власти” является ответом Ницше на вопрос ” Что есть то, что есть?”.

Другое важное следствие, вытекающее из его теории воли к власти, заключено в тезисе, что счастье – это вовсе не та цель, за которую нам действительно стоит бороться.

Люди, как и все остальное в мире, стремятся к власти. На этом пути они весьма преуспели, обуздав многие из стихийных сил и поэтапно оттеснив от власти все другие живые существа. Они определенно обладают внушительным количеством власти, однако это не имеет ничего общего со счастьем. Счастье, коль скоро оно вообще имеет значение, неотделимо от борьбы за власть. От удовольствия просто сознавать, что ты силен. “Последний человек”, который рассуждает в терминах “мира” и счастья, рассуждает как существо несостоятельное. Не может быть никакого счастья без борьбы.

Банальное утверждение, что человек стремится к удовольствию и избегает страдания, неверно. Не только люди, но “значительная часть живых организмов” стремятся к увеличению могущества, а удовольствие или страдание суть лишь следствия этой “примитивной формы аффекта”. Стремиться к могуществу означает стремиться к преодолению препятствий, и это на самом деле означает испытывать неудовольствие, поскольку любое препятствие для воли к власти воспринимается как таковое. Таким образом, неудовольствие есть не что иное, как “нормальный ингредиент всякого органического процесса”. В соответствии с данной интерпретацией просто невозможно исключить неудовольствие, страдание из природы вещей. А удовольствие – это не что иное, как переживание при преодолении препятствий. Препятствия лишь стимулируют волю к власти и являются прелюдией к удовольствию.

Ницше был глубоко убежден, что воля к власти представляет собой универсальный принцип и его действие в той или иной форме можно обнаружить на каждой ступени существования.

В учении Ницше, как в любом серьезном нравственно-философском исследовании, есть много ценного для нашего времени. Прежде всего, это яркая критика мещанства. Никто до и после Ницше с такой прозорливостью не смог предвидеть всю опасность общества маленьких, серых, покорных людей. Ницше сумел рассмотреть ужас господства масс, будущего усредненно-серой посредственности. Но он не смог предугадать всех последствий действий людей в новых условиях господства идеи воли к власти, когда осуществлять ее начинает “каждая кухарка”, получившая эту власть. Ницше не с мог предвидеть, что созданная им элитарная и аристократическая филос офия сверхчеловека оказалась на практике наиболее пригодной для безликих “людей из толпы”, которые, компенсируя свою слабость из-за неполноцен ности, обратились к насилию и имморализму. Нищи е не понял, что жизнь упивающегося иллюзорны м героизмом сверхчеловека по существу бесчеловечна.

Философ гипертрофировал волю, особенно волю к власти, в широком смысле этого слова. Читая его работы, остро чувствуешь, как он “всласть описывает власть”. Образ сверхчеловека – это культ “сильной личности”, одержимой жаждой власти.

Ницше подчеркивает, что воля к власти – это воля к насилию, господству, и именно воли к власти нет в высших человеческих ценностях – в заповедях, в которых, наоборот, преобладают ценности деградации, нигилизма. А мысли, правящие миром, должны быть сильными, по утверждению Ницше. Против этого трудно возражать, хотя вряд ли это условие достаточно для правящих миром идей.

Я считаю, что у Ницше происходит невольная подмена цели и средства, так как если целью может быть жизнь, познание, творчество, то воля – это только инструмент, в том числе и воля к власти. В сообществе животных инстинктивным является стремление к выживанию, средством для чего может быть как доминирование, так и подчинение, то есть совершенно разное отношение к власти. Да и сама власть скорее понятие человеческого сообщества, а не зоологического. Уже поэтому принцип воли к власти нельзя считать универсальным, на чем настаивает Ницше. Применительно же к человеческому обществу и социальной жизни власть принадлежит к числу высших, нередко необъявленных, ценностей, но это скорее ценности второго уровня, инструментальные, так как выживание в социуме связано не только с властью, – это лишь один из механизмов. У воли к власти должны быть цель и вектор развития. Если это сверхчеловек, как представляет Ницше, то речь идет о выращивании касты власти с претензией на изменение природы такого человека, что для истории не ново. Но амбиции или претензии никогда не заменят сущности, которая формируется под воздействием установленных обществом норм и традиций.

Главной позитивной ценностью нравственного учения Ницше, без сомнения, является идея возвышения человека. Философа с полным правом можно было бы назвать исследователем антропологического метода в философии. В своих нравственных оценках он стремился идти от индивида. Причем сам индивид рассматривался им как бесконечно становящаяся ценность, как процесс, как неисчерпаемость. По Ницше, человечество – это целостность, проявляющаяся через различие. Но абсолютизация неординарности приводила Ницше к парадоксальным выводам. Впрочем, любая абсолютизация приводит к крайностям и в познании и, что печальнее всего, в социально – нравственной практике. Именно это и произошло с теорией о сверхчеловеке.

Так как каждый человек склонен к самосовершенствованию, препятствием которому он видит смерть, то идея сверхчеловека дала нам надежду на победу над смертью, и устранение тех препятствий, которые всегда мешали процессу совершенствования.

Нам важно не наличие сверхчеловека, а сама идея, иными словами сверхчеловеческий путь, которым идут многие люди, и наша задача, чтобы как можно больше людей выбрало именно этот путь, и как можно прямее и дальше шли по нему, потому что в конце нас ждет спасение от смерти.

Эта идея очень важна, но длительное время она находилась в забвении, и сейчас, благодаря увлечению учением Ницше, она вновь становится актуальной, и возникают такие заявления, как: “Я – сверхчеловек”, “Мы – сверхчеловеки”. Это дает надежду на то, что “сверхчеловеческий путь” будет не только теоретическим понятием, но также будет осуществляться на практике большим количеством людей.

Что касается недостатков учения о “сверхчеловеке”, то они следующие: презрение к человечеству, которое является слабым и больным по сравнению со сверхчеловеком; языческий взгляд на самого сверхчеловека; присвоение заранее какого-то исключительного сверхчеловеческого знания себе единолично, а затем себе коллективно, как некому избранному меньшинству лучших, то есть более сильных, более одаренных, властительных натур, которым все позволено, так как их воля есть верховный закон для прочих,- вот очевидное заблуждение ницшеанства.

Однако Ницше не мог знать, что его аристократичное творение – сверхчеловек – будет удобной ширмой для “людей из толпы”, безликих и слабых, неполноценных и ущемленных, и в силу этого склонных к насилию и имморализму, бесчеловечности и жестокости. Сверхчеловек оказался Нечеловеком, а не Богочеловеком. Впрочем, когда у людей ценности гуманизма заменяются на ценности нигилизма и зоологизма, в каких бы изысканных и аристократичных формах они ни выражались, рождение чудовищ неизбежно. Бог не умер – его просто попытлись заменить на идолов!

Но, несмотря на всю критику, российский философ В. С.Соловьев подчеркивает важность учения Ницше о “сверхчеловеке” и “сверхчеловеческом пути”, которая заключается в том, что он заставил людей обратить внимание на столь существенные для них понятия, необходимые для воспитания в обществе полноценных личностей.

Интерес к Ницше не ослабевает уже второе столетие. И если для своих современников он скорее был пророком начавшегося духовного кризиса и грядущих социальных катастроф, потрясших западную цивилизацию в ХХ веке, то для нас, живущих в глобализованном мире, который строится по западному образцу, Ницше, возможно, является выразителем волевого начала цивилизации, внешне успешной и доминирующей, но изнутри пораженной безверием и нигилизмом, а значит, ослаблением воли. Философия Ницше неоднозначна и усиливает кристаллизацию понятий и ценностей. Цивилизация, на данный исторический момент задающая тон развитию всего мира, пытается осознать себя.

Список использованной литературы.

1. Ницше Ф. Соч.: В 2 т. М., 1990. Т. 1.

2. Ницше Ф. Соч.: В 2 т. М., 1990. Т. 2.

3. В. С. Соловьев. Идея сверхчеловека.

4. Ф. Ницше. Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого. – М: Интербук,1990.

5. И. Т.Фролов. Введение в философию. – М.: Культурная революция, Республика,2007.

[1] . Ницше Ф. Соч.: В 2 т. М., 1990. Т. 1.-693с.


Ф. Ницше о сверхчеловеке и воле к власти