Философия. Ее роль в жизни общества

Философия.

Ее роль в жизни общества

А. А. МИГОЛАТЬЕВ, доктор философских наук, профессор

Философия и наука

В Древней Элладе философию считали пьедесталом и одновременно вершиной науки. С тех пор прошло при­мерно две с половиной тысячи лет. Как можно оценить соотношение философии и науки в наше время?

Казалось бы, по сущностным и формальным призна­кам тут все ясно. Философия – это теоретическое зна­ние, а оно всегда было и остается продуктом науки. В разных странах традиционно присуждаются ученые сте­пени в области философских наук; философы работают в системе Академий наук, университетов и институтов, где их предмет – одна из обязательных наук в перечнях, ут­верждаемых официальными государственными инстанци­ями. И тем не менее проблема “философия и наука” ос­тается.

Представляется, что в строгом смысле слова филосо­фия никогда (ни в прошлом, ни сейчас) не являлась и не является наукой. Это касается прежде всего таких основ­ных атрибутов философии и науки, как предмет, теория и метод. Предметная область, теория и метод философии несоизмеримы и несопоставимы с тем, что характерно для любых наук (их в XX в. насчитывались сотни): естествен­ных, общественных или технических.

Даже самая высокоразвитая наука (например, совре­менная физика), обладающая мощнейшим теоретическим потенциалом, включающая в себя многие относительно самостоятельные науки (физика твердого тела, жидкости, газа, плазмы, астрофизика и др.), будучи даже фундаментальной, остается все же частной наукой. Ее предмет – конкретная область действительности, часть, сектор, фрагмент бытия. Соответственно этому могут быть оха­рактеризованы собственная теория данной науки и при­сущий ей метод исследований части природы, общества или особенностей человека, его жизнедеятельности.

Философия по самой своей природе не знает подоб­ных ограничений. Поставить философию в один ряд даже с фундаментальными науками (не говоря уже о множе­стве специальных и прикладных) означало бы упразднить ее, растворив в огромном общем массиве человеческого знания. И в этом нет претензий философии на панлогизм (гр. pan – все и logos — понятие, мысль, разум). Она не включает все сведения, добытые понятийным мышлени­ем; не аккумулирует все достижения человеческой мыс­ли; не обнимает собой всю разумную деятельность. Од­нако вне философии Логос проявить себя не в состоянии. Иначе люди лишились бы по крайней мере осознанного понимания того, в каком необъятном и противоречивом мире они живут и в чем состоят их идеалы, собственное призвание и смысл существования.

Однако соотношение философии и науки отнюдь не сводится к формальному установлению их различий. У них много общего, нельзя возводить между ними своего рода “китайскую стену”: общее и особенное тесно переплета­ются между собой, дополняя и одновременно отрицая друг друга.

Действительно, общее у философии и науки – изуче­ние законов, хотя и неодинаковых по своей общности, объекту и предметности. Философия, как и наука, обла­дает категориальным и понятийным аппаратом с прису­щими ему характерными особенностями. Их объединяет также общее стремление к постижению истины, однако при этом в философии содержится не только знание, по­лученное в результате познания действительности, но и отношение к нему, соответствующая (в том числе нрав­ственная) оценка знаний. Существенно различаются так­же способы, средства, методы философской, и научной верификации (лат. verus – истинный и facere – делать), т. е. проверки истинности теоретических положений, ус­тановления их достоверности опытным путем с помощью определенных критериев.

Философия, как и наука, является одной из форм общественного сознания. Она использует рациональный; способ познания мира, следует общим принципам и нормам его теоретического освоения. Однако философия – не только тщательно логически выстроенное академичес­кое знание и плод рассудочной деятельности; результат философствования всегда несет на себе печать индивидуальности его творца, что сближает философию с ис­кусством.

Как обобщенный и систематизированный теоретичес­кий аналог действительности философия подобно науке имеет определенную структуру, куда входит и логика, формулирующая законы и принципы получения любого выводного знания. Данная структура, обладая рядом об­щенаучных черт, одновременно имеет особый общетео­ретический и методологический характер. По аналогии с наукой философия представляет собой относительно самостоятельный социальный институт со своими научными учреждениями (институты, отделы, кафедры, лабо­ратории), средствами научного поиска и кадрами ученых.

Формируя мировоззрение, философия выступает как его ведущий исторический тип, в то время как науки, вместе взятые, участвуют в данном процессе. Следовательно, и здесь проявляется как общее, так и особенное в природе философии и науки. То же относится к их другим ха­рактеристикам. Так, история философии и науки – бесконечный процесс развития и взаимообогащения, но на­ука в большей степени исторически детерминирована (лат. determinare – определять), нередко ситуативна и прогрес­сирует, по преимуществу, линейно. А философия, позна­вая сущее, каждый раз, вновь и вновь возвращается к истокам, вечным истинам и ценностям. В этом смысле философия не знает возраста, в ее истории важнее имена, чем результаты.

Процесс познания действительности сближает и ронит философию и науку. Но научное знание отличается логичностью, аксиоматичностью (гр. axioma – принятое положение; бесспорная, не требующая доказательства истина), непротиворечивостью, В философии же проти­воречие – одно из основных понятий наряду с антиноми­ями (два противоречащих, но одинаково обоснованных суждения). Здесь все проблематизируется, подвергается сомнению. Широкое распространение имеет философс­кий релятивизм (лат. relativus – относительный) – учение об относительности, условности и субъективности человеческого познания. Если в науке оно рождает обще­значимые, бесспорные истины, то отдельные философс­кие положения могут существенно разниться, варьиро­ваться применительно к Западу (европейская филосо­фия), Востоку, (брахманизм, конфуцианство), отдельным странам.

Таким образом, философию и науку многое объединя­ет и одновременно разъединяет. Было бы недальновид­ным игнорировать специфику философии, подменять ее наукой, полагать, что каждая наука – “сама себе фило­софия”. Ошибочно также принижать роль науки, возве­личивать философское знание в ущерб научному. В су­ществовании философии и науки состоит общая соци­альная и человеческая потребность как раз потому, что они близкие, родственные, но по целому ряду парамет­ров нетождественные, разные формы познания действи­тельности.

Философия и культура

Понятие “культура” получило распространение в Ев­ропе, начиная с эпохи Просвещения (XVIII в.). Само же это слово латинского происхождения (cultura – возделывание. обработка), имевшее непосредственное отношение к зем­ледельческому труду, взращиванию злаков. Впоследствии данное понятие стало использоваться преимущественно для характеристики явлений и процессов духовной жизни общества (искусство, философия, наука, нравственность, религия, исторические и национальные формы сознания), хотя неоспоримо значение и материальной культуры.

Для определения линий взаимосвязи философии и культуры (материальной и духовной, национальной и об­щечеловеческой) важно уяснить исходный, базовый тезис, что культура во всех своих проявлениях и формах, исто­рически (генетически) и субстанционально (по своей сущ­ности) – детище человека, различных видов его деятель­ности в личностных, групповых и общественных рамках. Это объективная реальность, в которой воплощены спо­собы и результаты деятельности людей – подлинных творцов культуры.

В философии раскрываются общезначимые природные и социальные условия творческой деятельности человека, который “обрабатывает”, совершенствует действи­тельность, а вместе с ней и свою собственную природу, свои интеллектуальные, нравственные и эстетические потенции. Так культура проявляет себя как способ функ­ционирования сущностных сил личности.

Развитие культуры находится в прямой связи с осво­бождением человека от природной зависимости, его по­рабощения государством, обществом, собственными по­роками. Свобода, являющаяся центральной проблемой философской антропологии, по мере ее достижения оп­ределяет развитие человека результатами собственной деятельности, а не вмешательством внешних, в том чис­ле сверхъестественных, потусторонних сил. Тем самым культура получает глубинные философские основания реализации возможностей освобожденного труда в созда­нии материальных и духовных ценностей. Некоторые из них носят уникальный характер, отличаются неповтори­мостью, имеют общекультурное значение.

Весьма характерно, что в обществе наблюдается из­вестная синхронность в развитии философии и культуры: как их высоких достижений, так и упадка. Об этом нагляд­но свидетельствует европейская история античности, средних веков и Ренессанса. С этим связан вопрос о кри­териях развития культуры, в том числе характере (спосо­бе, уровне) отношений человека к человеку, обществу, природе, состоянии просвещения и науки, искусства, фи­лософии, литературы; роли религии в жизни общества;

Качественной оценке и степени познания господствующих норм жизни (гносеологический аспект культуры) и др.

В философии принято делить производство на мате­риальное, духовное и производство самого человека. Для культуры это положение имеет общеметодологическое значение: не только в том смысле, что служит основани­ем для типологии культуры, но и для такого обобщающе­го ее определения, как культивирование “всех свойств общественного человека и производство его как человека с возможно более богатыми свойствами и связями, а по­тому и потребностями, – производство человека как воз­можно более целостного и универсального продукта об­щества…”1

Итог развития человека, его материальной (производствен­но-экономической) и идеальной (духовной) деятельнос­ти. Она итожится двояко: результатом ее выступает ви­димое и осязаемое внешнее богатство, получающее в рыночном хозяйстве форму растущего количества разно­образных товаров, услуг и информации, и незримое, скры­тое, но особой ценности внутреннее богатство челове­ческой личности,

Философия, используя аксиологический (гр. axia – ценность), т. е. ценностный подход, раскрывает соотно­шение внутреннего мира человека, его мировоззренчес­ких ориентиров, мотиваций, потребностей и интересов, достигнутого в целом уровня личностной культуры и вне­шних форм жизнедеятельности, направленной на созда­ние общезначимых образцов материальной или духовной культуры. Тем самым она образует сферу проявления подлинной сущности человека, выступает одновременно как побудительный стимул, необходимое условие и сово­купный результат его развития,

Это значит, что в философии человек рассматривает­ся не как объект, а в качестве активного совокупного субъекта, не только познающего, но и творящего мир куль­туры. Если внутренний мир данного субъекта отличается ущербностью, низким уровнем интеллектуального, нрав­ственного и эстетического развития – бездуховностью, то он способен породить лишь гримасы культуры, или антикультуру. Можно, перефразируя известное выраже­ние, утверждать следующее: скажи мне, какие в стране (в ту или иную эпоху) жили или живут люди, и я скажу тебе, какая там была или есть культура.

Культура в концентрированном виде воплощает в себе Маркс К.. Энгельс Ф. Соч.. т. 46, ч. 1, с. 386.

Выработанная в философии и культурологии катего­рия культуры фиксирует меру освоенности человеком сво­его внутреннего и внешнего мира; определенную систе­му способов и средств, методов и регулятивов человечес­кой деятельности. Философская теория культуры и куль­турного развития исходит из того, что это – бесценный источник прогресса социума и человека, причем прогрес­са нелинейного и небезусловного. Культура – наслед­ственный человеческий интеграл. Она не локализует свои феномены (явления) в отдельных сферах общества, выс­тупая как форма существования или экзистенции (лат. existentia – существование), будучи несводима к частно­стям природного, социального и духовного бытия.

Философский смысл имеет широкая проблематика культуры, включая определение системы ее норм и цен­ностей, степени их укорененности в обществе; ее соци­альных носителей, теоретического и художественного со­держания; закономерностей наследования культуры, пре­емственного развития в духовной сфере; типа взаимосвя­зи культуры с социальной действительностью; социаль­но-территориальных особенностей, соответствия нацио­нальному характеру, ментальным особенностям населе­ния: ее отношения к власти, общественному и государ­ственному строю и др. Главный вывод, который вытекает из рассмотрения вопроса о соотношении философии и культуры, состоит в том, что в этом мире только от че­ловека зависит, какую культуру он создаст и в какой мере она облагородит (или подорвет) его бытие и воз­высит (или унизит) его дух.

Функции философии

В науке под функцией (лат. functio – исполнение) по­нимают внешнее проявление свойств того или иного объек­та в данной системе отношений. Указать на функции фи­лософии – значит определить ее место и роль в обще­ственной жизни, значение для развития науки и культуры, практической деятельности.

Мировоззренческая функция философии занимает центральное положение в ряду других. Обусловлено это прежде всего тем, что сама философия – тип мировоз­зрения и как таковая включает в себя целостную совокуп­ность знаний и представлений человека об объективном мире и своем месте в нем. Последнее означает, что люди на основе достоверного знания законов природного и со­циального развития, его общих принципов формируют свои собственные убеждения в социальной, экономичес­кой, политической, нравственной, религиозной, научной, эстетической областях, в сфере профессиональной и иной деятельности.

Особенностью убеждений, основанных на философс­ком мировоззрении, является то, что хотя они и связаны с определенной суммой полученных субъектом знаний, пос­ледние влияют на убеждения не изолированно, а вместе с психологическими факторами (воля, характер, темпера­мент и др.) и чувствами (в том числе религиозными, назональными). Тем самым отношение людей к окружаю­щему миру формируется не только сциентистски (лат. – cientia – знание, наука), т. е. умом, но и эмоционально-психологически, т. е. сердцем, что придает мировоззрен­ческим убеждениям непоколебимый, страстный характер.

Поскольку у людей знания и страсти разные, то и ми­ровоззренческие взгляды и убеждения приобретают в об­ществе неодинаковую направленность. Так, сталкивают­ся в своем противоборстве “правые” и “левые”, альтру­исты и эгоисты, верующие и атеисты и т. п. Мировоззрен­ческое разделение убеждений, базирующихся на разных философских позициях, приводит к политическому и идей­ному плюрализму (лат. pluralis – множественный), мно­гопартийности, многоконфессиональности и пр.

Следовательно, мировоззренческая функция филосо­фии несет с собой огромный потенциал рациональнос­ти, она отличается неангажированным широким и много­сторонним охватом действительности. И именно в силу этого опора на разум и свободу позволяет человеку само­стоятельно формулировать свое жизненное кредо (лат. credo – верю, верую) и следовать ему в своем социаль­ном поведении и личных поступках. Чем демократичнее общество и государство, тем больше создается реальных возможностей для осуществления свободного выбора граждан.

Гносеологическая функция философии призвана обес­печить уяснение сложных взаимоотношений, складываю­щихся между субъектами и объектами в процессе позна­вательной деятельности. Ее область – отношения по­знающего и познаваемого, истина как таковая и ее крите­рии. Поскольку речь идет преимущественно о сложных вопросах философской теории и о познавательном про­цессе, данная функция философии определяется как те­оретико-познавательная. Каково ее более конкретное содержание?

Оно касается прежде всего вопроса о том, познаваем ли мир, Если тот или иной философ, философское тече­ние исходят из принципиальной непознаваемости мыс­лящим субъектом (отдельным человеком, социальной группой, обществом в целом) сущности явлений объек­тивного мира, то задача упрощается. Источник познания сущего видится в таком случае вне человека и человечес­кой деятельности. Слабость естественного разума человека компенсируется всемогуществом сверхъестествен­ного божественного разумения и проникновения. Поло­винчатые, скептические толкования данного вопроса, в конечном счете, ведут к таким же утверждениям.

Мировоззренческая установка на возможность позна­ния человеком не только явлений, но и их сущности выво­дит гносеологию на совершенно иной уровень, когда вы­ясняются субъективно-объективные отношения в процес­се познания, устанавливаются особенности природного и социального познания, совершается поиск путей под­тверждения достоверности знания, проводится строгое разграничение истины и заблуждения и т. д.

Одна из актуальных теоретико-познавательных про­блем состоит в достижении оптимального сочетания воз­можностей философии как общей теории и методологии и данных частных наук, как естественных, так и обществен­ных. Используя такие данные, философия синтезирует их и одновременно корректирует собственные выводы, бла­годаря чему знание о мире становится богаче, адекват­нее отражает его реальности.

Данная философская функция реализуется двумя пу­тями. Первый из них рационалистический (лат. rationalis – разумный), другой – эмпирический (гр. empeiria – опыт). Рационалисты возвышают в познании разум, недооцени­вая опыт и опытное знание. Эмпирики, напротив, абсо­лютизируют в познавательных возможностях человека роль опыта, эксперимента, игнорируя абстрагирующие возможности человеческого ума, интеллекта. В открытой форме рационализму противостоит иррационализм (лат. irrationalis – неразумный), делающий в познании ставку на интуицию субъекта, его инстинкты, “натуру”.

Таким образом, гносеология, или философская теория познания, включает различные подходы к познавательно­му процессу, которые нуждаются в специальном рассмот­рении и квалифицированной оценке.

Методологическая функция философии также связа­на с познанием, но только с точки зрения применения в нем определенных методов (способов, средств, приемов, в общем плане – принципов), позволяющих получить по­знающим субъектом искомые результаты, сведения об объекте.

Природа метода познания носит двойственный харак­тер. Он субъективен, поскольку применяется человеком (обществом) сознательно, в соответствии с его выбором, явно выраженной волей. Одновременно метод объекти­вен, поскольку не носит произвольного характера: любой метод избирается и применяется с обязательным уче­том особенностей конкретного объекта исследования. Следовательно, метод познания субъективен по своему носителю и объективен по своему содержанию.

Кроме того, необходимо иметь в виду, что частные науки используют конкретные, специальные методы по­знания, а философия – всеобщий метод. Последний обус­ловлен тем, что философия как мировоззрение обладает самыми высокими по уровню обобщения системными зна­ниями о мире. Как всеобщее философское знание о мире выступает фундаментальной основой частнонаучного зна­ния, так и специальные методы опираются на всеобщий метод познания, вырабатываемый философией. Тем са­мым философия выполняет функцию методологии – уче­ния о методах, с помощью которых наука применяет об­щие императивы философских законов и категорий и соб­ственные требования к познанию действительности.

Область философской методологии – творческая ла­боратория, где результаты познания заранее не предоп­ределены. Они зависят от многих объективных и субъек­тивных факторов: насколько диалектические методы по­знания превалируют над метафизикой, в какой мере ис­пользуются в познавательной деятельности общие и спе­циальные методы, рационализм и эмпиризм, а также вне-научные методы освоения мира, применяемые в искусст­ве, эзотерии (гр. esoterikos — внутренний), религии и др.

Аксиологическая функция философии также весьма полезна и важна как для теории, так и практики. Она опе­рирует ценностями, которые присущи явлениям объек­тивного мира не по самой их природе, а в силу того, что они стали неотъемлемой составной частью обществен­ной практики, бытия человека, например его призвание, долг, смысл жизни, благородство и т. п., а также их анти­поды, антиценности – зло, корысть, бесчестие и др.

В философской теории ценностей – аксиологии – последние занимают разное место. Для субъекта (инди­вид, группа людей, общество’) ценности выступают как объект его потребностей и интересов и объектированный от сознания (индивидуального, общественного) ориентир соответствующей деятельности. Ценностное измерение могут приобретать материальные блага, правовые нор­мы, нравственные регулятивы, эстетические стороны дей­ствительности. Отношение к ним субъекта включает как признание и даже преклонение, так и полное неприятие, отторжение, а также промежуточные формы.

Данные оценки преимущественным образом связаны с утилитарными, прагматичными потребностями людей, их обыденным сознанием. Особенно применительно к странам, эпохам. Ценностное отношение людей форми­руется на основе общих представлений о мире, свободе, судьбах человечества, о жизни и смерти и т. п. Эти пред­ставления приобретают тем самым мировоззренческий, философский характер.

Аксиологической функции философии присущи свои очевидные гуманистические, воспитательные и образо­вательные (педагогические) аспекты. От того, каким цен­ностям следуют в своей массе люди, особенно молодое, подрастающее поколение, в значительной степени за­висит характер общества, в котором они живут, и то, что их ожидает в будущем. Как полагал видный русский исто­рик академик В. О. Ключевский (1841-1911 гг.), у каждого поколения “могут быть свои идеалы, у моего свои, у ваше­го другие, но жалко то поколение, у которого нет никаких”.

Относительно самостоятельным смыслом обладает и такой аспект аксиологической функции философии (иногда его выделяют отдельно), как ее критический характер. В философии подвергаются критике те ценности, которые не соответствуют ее представлениям об идеалах. Разуме­ется, они у разных философских школ и направлений тоже разные: то, что критикуется, например, философами-ма­териалистами, отвергается идеалистами. Критическая направленность присуща в большей степени социальной философии, что вполне объяснимо: общество, в котором жили и живут люди, весьма далеко от совершенства.

Интегрирующая функция философии заключается в ее имманентной способности объединять, синтезировать знания, добытые частными науками в целях получения более общего знания, освобожденного от деталей, под­робностей, носящих непринципиальный, временный и местный характер. Тем самым достоинства конкретного анализа действительности подкрепляются и обогащают­ся преимуществами теоретического абстрагирования, что расширяет, горизонты науки, ускоряет ее прогресс. Данная функция существенно важна для развития всей духовной сферы, а также углубленного познания соци­альных и политических отношений и процессов. Привне­сение в их анализ достижений философского синтеза по­зволяет более глубоко и всесторонне исследовать дей­ствие законов общественного развития, соотношение в нем необходимого и случайного, объективного и субъек­тивного, формационных и общецивилизационных факто­ров и др.

Таковы основные функции философии, в них находит свое проявление ее непреходящее значение и неоцени­мая роль в изучении и развитии общества и самого чело­века, всего того, что связано с деятельностью в области просвещения и нравственности, науки и культуры, позна­нием и преобразованием действительности.


Философия. Ее роль в жизни общества