Философия русского космизма 5

САНКТ – ПЕТЕРБУРГСКАЯ АКАДЕМИЯ

УПРАВЛЕНИЯ И ЭКОНОМИКИ

ФАКУЛЬТЕТ СОЦИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ

Кафедра философии

РЕФЕРАТ

По дисциплине “Философия”

ТЕМА: “Философия русского космизма”

Выполнила: Студентка II курса гр.653/2

(заочное) Свешникова О. В.

Проверил: проф. Малинов А. В

Санкт-Петербург

2011

Содержание:

1. Русский космизм П. А. Флоренского…………………………………………4

2. Христианский космизм В. С. Соловьева……………………………………..4

3. “Философия общего дела” Н. Н. Федорова………………………………….5

4. Вселенная и “Будущее Земли и человечества К. Э. Цилковского…………..8

5. Антропокосмизм Н. Г. Холодного………………………………………….10

6. Биосфера и ноосфера в идеях В. И. Вернандского…………………………11

7. Современная цивилизация и русский космизм…………………………….13

Заключение……………………………………………………………………..15

Литература………………………………………………………………………17

Введение

Под космизмом понимается целый поток русской культуры (работы философов, ученых, теологов, писателей, поэтов, художников).

Мировоззрение, с корнями в мифологическом сознание, в смеси христианства с язычеством.

Намеренное противопоставление западноевропейской науке и культуре, поиск применения ценностей традиционного общества с динамикой цивилизации.

Русский космизм, с его верой в мощь разума, предвосхитил многие научные подходы, в частности, современный антропный принцип: мир не был бы таким, каков он есть, если бы в нем не было наблюдателя – чувствующих и мыслящих существ.

Русский космизм предложил особый метод мышления: существуют знания, к которым мы приходим не в процессе размышления, не под контролем сознания и воли, а помимо воли, в процессе совместного выживания с другими людьми.

Так выражена планетарная надежда: идеи всеобщего братства, “родства” людей, преемственности поколений, сплоченных “общим делом” для решения жизненно важных задач, идеи нравственной ответственности, бережного отношения человека к природе.

1. Русский космизм П. А. Флоренского

П. А. Флоренский является одним из тех, кого относя к традициям “русского космизма”. Он считал, что существует “идеальное родство” мира и человека, их “пронизанность друг другом”, взаимосвязанность. Подобно древнегреческой философии он соотносит мир и человека как макрокосмос (космос, большой мир, среду) и микрокосмос, являющийся в своем роде “образом и подобием Вселенной” и несущий в себе все, что есть в мире. И мир и человек одинаково сложны и внутренне бесконечны, поэтому они могут рассматриваться как части друг друга.

Можно с полным основанием считать мир биологически – вселенским телом человека, а экономически – сферой его хозяйствования. “Мир есть раскрытие человека, проекция его”.

2.Христианский космос В. С. Соловьева

Наиболее полно тема космизма рассмотрена В. С. Соловьевым в трактате “Чтение о Боге-человечестве”. “Человек совмещает в себе всевозможные противоположности между безусловным и условным, между абсолютной и вечной сущностью и преходящим явлением, или видимостью. Человек есть вместе и божество и ничтожество”.

Соловьев видит в божественном существе двуединство: “действующее, или производящее, единство божественного творчества Слова (Логоса), и единство произведенное, осуществленное…, единство органического тела”. Иначе говоря, первое единство – это Бог (Логос), второе единство, (произведенное единство София) – “начало человечества,… идеальный или нормальный человек. И Христос, в этом единстве причастный человеческому началу, есть человек, или, по выражению священного Писания, второй Адам”.

Вечность Бога как Логоса и действующего Бога предполагает вечность человечества, но не природного, которое возникает на Земле в определенный период, а человека умопостигаемого, идеального. Это универсальное существо заключает в себе всех людей. “Каждый из нас, каждое человеческое существо существенно и действительно коренится и участвует в универсальном и абсолютном человеке”. Он – всечеловеческий организм, вечное тело Божие и вечная душу мира, София. Поэтому человек является необходимым и незаменимым звеном в абсолютном целом. Именно это оправдывает допущение двух великих истин: человеческой свободы и человеческого бессмертия.

“Если все существующее (в природе или мировой душе) должно соединиться с божеством – а в этом цель всего бытия, – то это единство, чтобы быть действительным единством, очевидно, должно быть обоюдным, т. е. идти не только от Бога, но и от природы, быть и ее собственным делом”.

Мировой космический процесс проходит множество последовательных фаз.

Начинаясь эпохой звездной (астральной), когда действием всемирного тяготения материя стягивается в великие космические тела, он завершается созиданием органической жизни и ее совершенством – формой человеческого организма. “В человеке мировая душа впервые соединяется с божественным Логосом в сознание как чистой форме всеединства…. В человеке природа перерастает саму себя и переходит (в сознании) в область бытия абсолютного. Воспринимая и нося в своем сознание вечную божественную идею и вместе с тем по фактическому происхождению и существованию своему неразрывно связанный с природой внешнего мира, человек является естественным посредником между Богом и материальным бытием, проводником всеединящего божественного начала в стихийную множественность, – устроителем и организатором вселенной”.

3. “Философия общего дела” Н. Н. Федорова

Родоначальником всей космической мысли в России был только в последние годы раскрывающийся во всем многообразии творчества мыслитель второй половины XIX века Николай Николаевич Федоров.

В своем основном философском труде “Философия общего дела”

Н. Ф. Федорова провозглашает общечеловеческие, общепланетарные задачи эпохи ноосферного выбора: управление природой (“внесение в нее воли и разума”), которое для Федорова является исполнением библейской заповеди об обладании землей; победа над стихийными силами, над голодом, болезнями и смертью; перевод военной мощи в созидательную и мирную.

Федоров отчетливо понимал то катастрофическое направление, в котором движется развитие нынешней “эксплуатирующей, а не восстанавливающей” природу цивилизации.

“Мы виноваты, не в том только, что делаем (хищничество), но и в том зле, которое происходит по нашему бездействию”. Бездействие человека содействует приближению Конца, означает измену эволюционному предназначению разуму стать орудием “внесения порядка в беспорядок, гармонии в слепой хаос”. Как раз эту задачу и ставит разработанный в “Философии общего дела” проект “регуляции природы”. Он включает некоторые конкретные предложения, в том числе, о регуляции погоды методом взрыва в облаках, который до сих пор применяется, а также и более глобальные проекты “регуляции природы”. Об управление магнитными силами, движением земного шара, об овладение новыми источниками энергии, о метеорической регуляции в масштабах не только всей планеты, но и о выходе в космос и управлении космическими процессами.

Космос, космическое в философском сознание обычно были воплощением беспредельного, абсолютного, недоступного ограниченному человеческому пониманию, оставаясь предметом медитации, высокого восхищения, смешанного с трепетом ужаса перед бездной небытия.

Созерцательное отношение к космосу, уходящее в глубокую древность, преобладало многие века. И только начиная с Федорова, в философию и науку входит требование преобразовательной активности со стороны человечества, направленной на макрокосмос. “Борьба с разъединяющим пространством” для мыслителя – “первый шаг в борьбе с всепоглощающем временем”.

Пророческая идея Федорова о неразрывной связи космоса и человека находит свое подтверждение в современных научных подходах. В этой связи можно привести в качестве примера антропный принцип. Он состоит в следующем: мир не был бы таким, каков он есть, если бы в нем не было бы наблюдателя, т. е. людей (чувствующих и мыслящих существ). Если бы мир был хоть немного другим – и нас бы не было. Поэтому когда мы ставим задачу изменения мира или человека, необходимо будет учитывать этот принцип. Изменять свою (человеческую) природу можно только вместе с изменением мира в том же направлении, и наоборот, когда человек, не изменяя себя, не став на пути собственного одухотворения, начинает покорять или преобразовывать природу (или мир), он приходит к неизбежному дисбалансу, к кризису, экологическому и нравственному. Такое одностороннее вмешательство, произведенное несовершенным, но самодовольным человеком в природу (вместо регуляции, сознательной и разумной) приводит к истощению природы, которая как бумеранг (в виде катастрофы) обрушивается на самого человека.

Подход, открывающий принципиально новые возможности науке и философии, которые, по мнению Федорова, шли и идут преимущественно путем разделения, расчленения, анализа. Этому Федоров противопоставляет путь воскрешения как собирания, сложения, синтеза всего разъединенного и разложенного – от знание до человеческого организма.

Преобладающий сегодня аналитический тип мышления связан, по его мнению, с промышленной цивилизацией, которая умерщвляет, разделывает живые натуральные продукты природы и земледелия и готовит из них мертвые, искусственные вещи.

Преобладание анализа связано с подсознательным и сознательным согласием на смерть. Сама смерть и есть главный анализатор, разделяющий сложное на более простые элементы. Воскрешение же, напротив, – воссоединение простого в сложное целое, предполагающее приобретение нового, преображенного качества. Для этого необходим синтез всех способностей и возможностей человека. Поэтому основная идея философии” всеобщего синтеза” состоит в преодоление противоречий: города и села, знания и дела, чувства и мысли, мечты и воли, веры и науки, эгоизма и альтруизма. На сегодняшнем этапе развития, кА я считаю, человечество еще не готово к идее единства и поэтому вполне закономерно, что эта идея является утопической.

4. Вселенная и “Будущее Земли и человечества” К. Э. Циолковского

Еще один мыслитель, чье имя неразрывно связано с русским космизмом – К. Э. Циолковский. Творчество Циолковского напрямую берет свое начало в работах Н. Ф. Федорова. Федорова недаром называют предшественником космических идей Циолковского, провозвестником того направления, которое получило название космизма, космической философии. В идеях “Философии общего дела” было прямо предвосхищено многое из того, что впоследствии конкретно разрабатывалось Циолковским. Достаточно взять для примера работу Циолковского “Будущее Земли и человечества”. В ней он ярко воображает наглядные картины самого процесса будущего преобразования планеты. Тут мы найдем немало активно осуществляющихся Федоровских проектов: и метеорическую регуляцию, и широкое использование солнечной энергии, и усовершенствование растительных форм. “Солнечная энергия теряется очень незначительно, проходя через тонкий прозрачный покров оранжерей. Мы избавлены от ветров, непогод, туманов, смерчей и их разрушительного действия. Мы не имеем вредителей для растений и человека. Растения утилизуют более 50% солнечной энергии, так как разумно подобраны и имеют самые лучшие условия для своего существования”. Причем Циолковский считает, что для выполнения всех своих грандиозных будущих задач человечество должно умножиться в тысячу и более раз. Только тогда оно сможет стать абсолютным хозяином почвы, океана, воздуха и самого себя.

В “Философии общего дела” мы не найдем такой научно-фантастической увлеченности, гипнотизирующей своим единственно возможным воплощением грядущего. Федоров вырабатывает лишь основную схему, план “общего дела”, ставит в общей принципиальной форме главную задачу человечеству. И в этом смысле он более философ, чем Циолковский, для которого характерна особая художественно-образная детализация предвосхищающей мечты.

Циолковский признает существующей и действующей во Вселенной одну субстанцию и одну силу – материю в ее бесконечном превращении. Материи свойственно усложняться в своем развитии. В отличие от Федорова, Циолковский признает широчайшее распространение жизни в космосе, в разных формах (до крайне невероятных) и на различных ступенях ее развития, вплоть до самых совершенных, высокосознательных и бессмертных ее представителей. У него сознательная жизнь буквально кишит во Вселенной. Не говоря уже о бесчисленных планетах, разумные существа живут в эфире, окружают солнца, звезды. Жизнь для Циолковского возникает и продолжается в любых условиях. Сознательная жизнь не имеет никаких пределов и развивается даже без всяких условий: без атмосферного давления, без кислорода, без пищи, довольствуясь только солнечными лучами.

У Циолковского Вселенной свойственна такая организация, при которой она под руководством совершеннейших, подобных богам существ объединяет между собой ближайшие группы солнц, млечные пути, эфирные острова.

Для Циолковского человек – один из немногих далеко отставших меньших братьев тех высокоорганизованных сознательных существ, которые преобладают в космосе.

Напрашивается сравнение. Для Федорова человеческая личность – высшая ценность и, следовательно, такая же ценность – ее бесконечная жизнь, причем развитое нравственное чувство личности требует спасения всех погибших, возвращения всех утраченных. Для Циолковского иначе: смерти, главного врага Федоровского человека, не существует. По-настоящему существуют только атомы-граждане, что составляют мозг совершеннейших существ во Вселенной.

Но Федоров и Циолковский схожи в одном, в необходимости и возможности выхода человека в космос и космическом расселении человечества. Замечательно точны слова Циолковского: “Сначала неизбежно идут: мысль, фантазия, сказка. За ними шествует научный расчет, и уже, в конце концов, исполнение венчает мысль”. Сам он решительно приступает ко второму этапу этой последовательности, выводит ставшую теперь знаменитой формулу конечной скорости движения ракеты, посвящает свое научное творчество техническому обоснованию ракеты как пока единственного целесообразного снаряда для космических путешествий. Свою веру в реальность полетов за пределы земной атмосферы Циолковский основывал на расчетах для условий жизни в невесомости, что ныне является обычной практикой космонавтики.

5. Антропокосмизм Н. Г.Холодного

Для холодного несомненна связь между интеллектуальными способностями человека и его космическим окружением, которая (связь) является результатом эволюции и естественного отбора. Науку Холодный определяет как знание упорядоченное, приведенное в систему, организованное и способное к дальнейшему развитию. Несмотря на автономность науки, она самым тесным образом связана с деятельностью и с производством. Закономерность в развитие науки Холодный видит в том, что наука подчиняется общим законам органической и социальной эволюции, т. е. в развитие науки решающую роль играют внутренние факторы (относящиеся к эволюции) и в последнюю очередь внешние относительно науки факторы (религия и философия). Независимость процессов эволюции Холодный связывает с тем, что каждая предыдущая стадия его определяет последующую, а посторонние факторы могут лишь ускорять или замедлять процесс развития, но не определять его.

Анторопокосмизм, по замыслу Холодного, влечет за собой принципиальное изменение отношений человека к природе. Прежде всего, он приводит к ощущению человеком своей органической, неразрывной и действенной связи со всем космосом. И космос оказывает воздействие на человека, влияет на его жизнь. Антропокосмизм предполагает кардинальное изменение места человека в космосе: человек становится (благодаря успехам науки и техники) космическим фактором, преобразующем природу в том участие Вселенной, где он обитает. Антропокосмизм является вариантом философии космизма. Который подчеркивает своеобразное место человека в космосе, его неразрывную связь с космосом, взаимодействия и взаимовлияния, существующие между ними. Эволюционная теория познания Холодного обращаться к развивающейся адаптации психофизиологической организации человека окружающей среде.

6. Биосфера и ноосфера в идеях В. И. Вернадского

Огромен и конкретен научно-философский вклад В. И. Вернадского в космизм, это можно в определенном смысле уподобить прочному фундаменту, ставящему на почву реальности дерзновенные проекты и идеи его предшественников, которые без него могут обернуться прекрасными воздушными замками.

Идеи Вернадского о космичности жизни, о биосфере (сфере жизни) и ноосфере (сфере разума) своими дальними творческими корнями уходят в новую, начавшую активно создаваться с конца XIX – начала XX века философскую традицию осмысления жизни и задач человека как вершинного ее порождения.

Вернадский является одним из основателей теории ноосферы, которая стала важнейшим вкладом в учение космизма. Ноосфера – это сфера разума. Она стала формироваться одновременно с появлением мышления у человека, с началом накопления информации в обществе и практического ее использования. Человек, существо, наделенное разумом и волей, действует в мире с самого его появления как творец и преобразователь, как вольный или невольный зодчий “сферы разума”. Она потому так и называется, что ведущую роль в ней играют реалии разума: творческие открытия, духовные, художественные, научные идеи, которые материально осуществляются в преобразованной природе, постройках, орудиях и машинах, научных и творческих комплексах, произведениях искусства и т. д. Таким образом, на Земле создана новая искусственная оболочка: биосфера, радикально преобразованная трудом и творчеством человека. Но, как всем нам хорошо известно, это преобразование, тем не менее, далеко не всегда было по-настоящему разумным, зачастую носило хищнический характер, неукротимо и жадно потребляя природу, ее ресурсы. Да и ноосферный информационный поток содержит в себе, в числе прочего, идеологии и концепции антигуманные, ложные, осуществление которых или уже приносило колоссальные бедствия Земле, или грозит еще большими, вплоть до гибели всего человечества и биосферы.

Человек в своих антропологических, социальных исторических гранях существо еще далеко не совершенное, в определенном смысле “кризисное”. Вместе с тем существует идеал и цель высшего, духовного Человека, тот идеал, который и движет им в стремлении превозмочь собственную природу. Так и создание человека – ноосфера – есть и еще достаточно дисгармоничная, находящаяся в состоянии становления реальность, и вместе с тем высший идеал этого становления.

Вернадский как ученый-натуралист много сделал для объективного изучения складывающейся в геологическом и историческом времени реальности ноосферы; выдающийся мыслитель, он предвидел сущность “ноосферы как цели”, ее задачи и движущие силы.

Предшественники Вернадского уже создали общефилософское представление о том, какие изменения порядка вещей происходят от вторжения человека в природу. Это представление Вернадский ставит на точную научную основу, введя понятие культурной биогеохимической энергии. В целом биогеохимическая энергия – свободная энергия, образуемая жизнедеятельностью природных организмов и вызывающая миграцию химических элементов биосферы. С появлением человека, по Вернадскому, создается “новая форма власти живого организма над биосферой”, дающая возможность полностью преобразить и одухотворить природу.

В ХХ веке, по мысли ученого, возникли факторы перехода к ноосфере. Первый из этих факторов – вселенскость человека, то есть “полный захват человечеством биосферы для жизни”. Второй, быть может, решающий для создания ноосферы – единство человечества. Это задача пока еще для будущего, однако, уже идет процесс создания общечеловеческой культуры, различные уголки Земли связаны средствами транспорта и связи. Наконец, третий фактор – возможность влияния народных масс на ход государственных и общественных дел.

И, разумеется, то, что было в центре раздумий и надежд Вернадского, – рост науки, превращение ее в мощную “геологическую силу”, главную силу создания ноосферы. Научная мысль – такое же закономерное естественное явление, возникшее в ходе эволюции живого вещества, как и человеческий разум, и она не может, по глубочайшему убеждению ученого, ни повернуть вспять, ни остановиться.

Научными фактами, эмпирическими обобщениями Вернадский доказывает: идти против эволюции, против нового и объективно неизбежного сознательного, разумного ее этапа, преобразующего мир и природу самого человека, – неразумно и бесполезно. Он дает обоснованную надежду на будущее. Но чтобы жить дальше и выполнять свою великую космическую функцию авангарда живого вещества, человечеству требуется непрерывно восходить, следуя в этом законам эволюции.

7. Современная цивилизация и русский космизм

Бурное развитие технологии в наши дни привело к закономерным кризисным явлениям, которые трансформировались в конце XXв. в глобальные проблемы, связанные, в том числе, и с экологией. Культура техногенной цивилизации всегда включала в себя научную рациональность, которая была направлена на преобразование окружающего мира в соответствие с потребностями человека. Необходимо указать на совпадение многих представлений научной картины мира с идеями философии русского космизма. В русском космизме предпринималась попытка возродить идею органичной связи человека и космоса.

В философии космизма очень отчетливо обозначились два аспекта взаимосвязи человека и космоса: с одной стороны, человек рассматривался как неотъемлемая часть меняющегося Космоса, зависящая во всех проявлениях от космического целого. С другой стороны, сам человек рассматривался в качестве фактора эволюции, развивая свои способности таким образом, что, создавая новую технику и технологию, он начинал активно воздействовать на окружающей мир. И хотя на рубеже XIX-XX вв. вера в научно-технический прогресс была достаточно зримой и еще не проявлялись кризисные последствия технократического отношения к миру, космисты предупреждали будущие поколения от возможных негативных последствий безудержной и ничем не ограниченной технологической эксплуатации природы.

И все же космизм не получил широкого распространения и повторил судьбу многих философских течений, продуктивно идеи которых значительно опережали свою эпоху. Тем не менее, в современной ситуации перед лицом экологического кризиса, поиск “общего дела” как регуляции отношений человека и остального мира приобретает уже приоритетное значение.

Особо стоит подчеркнуть совпадение главных принципов философии космизма и многих основных идей современной научной картины мира. Космизм возвращает нас к целостному ведению мира как единства человека и космоса. Он в состояние сыграть позитивную роль в соединение идей западноевропейской культурной традиции и восточных философских систем, где человек изначально рассматривался как неотъемлемая часть Космоса. А также помочь в разработке новой метафизики связанной с новым пониманием отношения человека к окружающему миру.

Заключение

Вся активно-эволюционная мысль – от мечты, выраженной в “Философии общего дела” Н. Ф. Федорова до учитывающих реальную последовательность дел ноосферных идей Вернадского – работает на задачи, касающиеся внутренне-биологического прогресса человека. Когда Вернадский говорит о принципиально новых “общечеловеческих действиях и идеях”, которые возникли в ХХ веке как одна из предпосылок перехода от биосферы к ноосфере, он имеет в виду “проблему сознательного регулирования размножения, продления жизни, ослабления болезней для всего человечества”, считая при этом, что тут только начало и “остановлено это движение быть не может”.

Выступая против “примата математических, астрономических и физико-химических наук, вытекающего из современного научного “построения мироздания”, В. И. Вернадский выдвигал на первое место науку о жизни в самом широком ее значении. Тем самым совершалась как бы гуманизация научной картины мира, причем в ноосферном ее смысле. И свою биогеохимию Вернадский недаром включал в то течение мысли, которое видит “признаки гегемонии биологических наук в научных построениях в ближайшем будущем”. Активно-эволюционные мыслители сумели соединить заботу о целом, о Земле, биосфере, космосе, с пониманием запросов высшей ценности – конкретного человека, носителя разума. Гуманизм, не прекраснодушный, а основанный на глубоком знании, вытекающий из целей и задач самой природной, космической эволюции, мировоззренческий оптимизм свойственен всему этому семейству идей.

В заключение хотелось бы еще раз подчеркнуть общие родовые черты космического, активно-эволюционного направления философского и научного поиска, осуществленного в России в последние десятилетия. Прежде всего, это понимание восходящего характера эволюции, роста в ней разума и признание необходимости нового, сознательно-активного ее этапа, получающего различные названия – от “регуляции природы” до ноосферы.

Сила космистов в том, что обосновали и нравственную, и объективную необходимость активной эволюции ноосферы. Ноосферное направление избрано самой эволюцией, глубинным законом развития мира, выдвинувшей разум как свое орудие. Научными фактами, эмпирическими обобщениями Вернадский доказывает нам: работать против эволюции, против нового и объективно-неизбежного, сознательного, разумного ее этапа, преобразующего мир и природу самого человека, неразумно и бесполезно.

Список используемой литературы:

1. Вернадский В. И. Научная мысль как планетное явление, М., Наука, 1991.

2. Соловьев В. С. Чтения о Богочеловечестве, Соловьев В. С. Сочинения: В 2 т., М., Т. 2, 1989.

3. Флоренский П. А. “Макрокосмос и микрокосмос”, Москва, “Человек и природа”, 1989.

4. Федоров Н. Ф. Философия общего дела, Т.2, М., 1913.

5. Флоренский П. А. “Макрокосмос и микрокосмос”, Москва, “Человек и природа”, 1989.

6. Холодный Н. Г. Избранные труды, Киев, 1982..

7 . Циолковский К. Э. Этика или естественные основы нравственности.

8. www. Fosintez

.


Философия русского космизма 5