Философские основания экономических воззрений Аристотеля

ФИНАНСОВАЯ АКАДЕМИЯ ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

“Философские основания экономических воззрений Аристотеля”

Москва 2008

1. Введение………………………………………………………………….3

2. Обмен и две формы стоимости…………………………………….4

3. Деньги и уравнение стоимости……………………………………..5

4. Экономика и хрематистика…………………………………………6

5. Государство и экономика…………………………………………….7

6. Список литературы…………………………………………………10

Введение

Аристотель, древнегреческий философ и педагог, родился в 384г. до н. э. в греческом городе Стагире.[1] Глубокое провинциальное происхождение Аристотеля компенсировалось тем, что он был сыном известного врача Никомаха. Почти двадцать лет Аристотель учился в Академии Платона и, по-видимому, какое-то время там преподавал. Покинув Академию, Аристотель стал воспитателем Александра Македонского. Как основатель Ликея в Афинах, продолжавшего свою деятельность многие столетия после его смерти, Аристотель внес существенный вклад в античную систему образования.

Аристотель был одним из величайших умов в истории науки. Дошедшие до нас его сочинения охватывают все существовавшие в то время области знания. В частности, он был одним из основателей науки о человеческом обществе – социологии, в рамках которой у него и рассматриваются экономические вопросы. Социологические сочинения Аристотеля возникли в период его последнего пребывания в Афинах. Это, прежде всего, “Никомахова этика” и “Политика” – трактат об устройстве государства. Экономические представления Аристотеля примыкают к его этическим и политическим взглядам и даются в их контексте. Поэтому эти книги и остаются главным источником наших сведений об экономических взглядах Аристотеля.

Слово “экономия” (от слов “ойкос” – дом, хозяйство и “номос” – правило, закон) является заглавием особого сочинения Ксенофонта, где в форме диалога рассматриваются разумные правила ведения домашнего хозяйства и земледелия. Аристотель употреблял термин “экономия” и производный от него “экономика” в этом же смысле. Он впервые подверг анализу основные экономические явления и закономерности тогдашнего общества и стал, по существу, первым экономистом в истории науки.

Обмен и две формы стоимости

Аристотель впервые исследовал такие явления общественной жизни, как разделение труда, товарное хозяйство, обмен, деньги, два вида стоимости, распределение и т. д.

Стагирит замечает, что обмен материальными благами возник благодаря разделению труда, а также вследствие того, что у одних людей образовались излишки одних, а у других – других материальных благ. “Первоначальное развитие меновой торговли обусловлено было естественными причинами, так как люди обладают необходимыми им для жизни предметами, одними в большем, другими в меньшем количестве. Конечно, если бы люди не имели никаких потребностей или имели бы одинаковые, то или вовсе не было бы обмена, или не было бы в нем постоянства, но в действительности нужда связывает людей в одно и делает необходимым обмен, который имеет место в том случае, когда кто-либо нуждается в том, что другой имеет”.

Аристотель с большим упорством пытался понять законы обмена. Он исследовал исторический процесс зарождения и развития меновой торговли, превращения ее в крупную торговлю. Торговля оказалась силой, способствующей образованию государства. Без такого обмена государство существовать не может, оно “держится подобными взаимными услугами”. Вначале, по мнению Стагирита, обмена не было, хозяйство было, как бы мы сейчас сказали, натуральным. В первоначальной семье все было общим, когда же эта первоначальная семья разбилась на много отдельных семей, то члены этих последних стали нуждаться во многом из того, что им недоставало, и сообразно с их потребностями приходилось прибегать тогда к взаимному обмену.

В связи с размышлениями об обмене Аристотель подходит вплотную к пониманию того, что существует не одна, а две формы стоимости: он различает естественную и неестественную полезность вещи. В “Политике” сказано, что “пользование каждым объектом владения бывает двоякое; в обоих случаях пользуются объектом, как таковым, но не одинаковым образом; в одном случае объектом пользуются по его назначению, в другом – не по назначению; например, обувью пользуются и для того, чтобы надевать ее на ноги, и для того чтобы менять ее на что-либо другое. И в том, и в другом случае обувь является объектом пользования: ведь и тот, кто обменивает обувь имеющему в ней надобность на деньги или на пищевые продукты, пользуется обувью как обувь, но не по назначению, так как оно не заключается в том, чтобы служить предметом обмена. Так же обстоит дело и с остальными объектами владения – все они могут быть предметом обмена”. Таким образом, использование благ может быть естественным и противоестественным. Философ не развил эту мысль, ибо не совсем понял значение товарного производства, которое и создает обувь и тому подобные материальные блага как раз для торговли, для обмена.

Итак, Аристотель устанавливает две стороны товара – потребительную и меновую стоимость и анализирует процесс обмена. Он ставит тот самый вопрос, который будет всегда волновать политическую экономию: чем определяются соотношение обмена, или меновые стоимости, или, наконец, цены – их денежное выражение. Стагирит высказывает разумные соображения о происхождении и функции денег и по-своему выражает мысль об их превращении в капитал.

Деньги и уравнение стоимости

Аристотель говорит о естественном возникновении денег в силу необходимости, обуславливаемой меновой торговлей. Аристотель не сомневается в том, что деньги – это воплощенное в вещи выражение товарной стоимости. Если товары и деньги соизмеряются друг с другом, это значит, что они имеют нечто общее между собой. Аристотель знал, что из товарных отношений возникли деньги, появилось денежное выражение стоимости товара – его цена. Деньги – это товар всеобщей размениваемости, основа обмена. Как отмечает Маркс, Аристотель догадывается о том, что “денежная форма товара есть лишь дальнейшее развитие простой формы стоимости”, иначе Аристотель не говорил бы, что “нет разницы – дать ли пять лож взамен дома или ценность пяти лож”. Причем он обращает внимание на развитие денег. Вначале была слитковая форма денег, затем – монетная форма. Философ догадывается о том, что деньги функционируют и как мера стоимости, эквивалент товара, и как средство обращения. Аристотель говорит о деньгах как символе и знаке стоимости. Стагирит пишет, что монета – результат соглашения между людьми: “…монета же явилась как бы представителем нужды по всеобщему соглашению. Отсюда-то и ее название – “номисма” (от “номос” – закон), ибо она не по природе таковая, а по человеческому соглашению, и в нашей власти изменить монету и сделать ее неупотребительною”.

Таким образом, развитие денег проходит в три этапа – от предметных денег через слиток к монете сначала как мере стоимости, а затем средству обращения, когда монета вообще утрачивает свою потребительную стоимость и сохраняет лишь меновую, превращаясь в символ или знак стоимости. Для доказательства того, что монета лишь знак, Аристотель приводит такие факты, как порча монет или государственная практика замены одного вида монет другим.

Спорным является вопрос, в какой мере Аристотель подошел к стоимости вообще и к трудовой теории стоимости. Эти понятия смутно намечены в его “Этике”, когда он говорит о двух видах справедливости: уравнивающей и распределяющей. “Что касается специальной справедливости и соответствующего справедливого, то один ее вид проявляется в распределении почестей, или денег, или вообще всего того, что может быть разделено между людьми, участвующими в известном обществе. Другой вид ее проявляется в уравнивании того, что составляет предмет обмена; этот последний вид подразделяется на две части: одни общественные отношения произвольны, другие непроизвольны; к произвольным относятся купля и продажа, заем, ручательство, вклад, наемная плата. Что касается непроизвольных, то они частью скрытые, например воровство, прелюбодеяние, приготовление яда, сводничество, переманивание прислуги, убийство, лжесвидетельство, частью насильственные, например, искалечение, удержание в тюрьме, умервщление, грабеж, увечье, брань и ругательства”.

Итак, купля и продажа – вид произвольного обмена. Уравнивающая справедливость – “воздаяние другому равным”, “середина выгоды и ущерба”. Например, “архитектор должен пользоваться работой сапожника, а этому, в свою очередь, воздавать собственным трудом”. Их работу надо приравнять: “…воздаяние равным имеет место, когда найдено уравнение, когда, например, землевладелец относится к сапожнику так же, как работа сапожника к работе земледельца”. Аристотель, вероятно, имел в виду, что само по себе сравнение строителя и сапожника ничего не даст, ничего не даст и сравнение дома и сапог. Главное – это сравнить труд сапожника с трудом строителя, тот и другой труд надо приравнять.

Аристотель говорит, что, “как невозможно общение без обмена, так невозможен обмен без уравнения ценностей, и точно так же невозможно уравнения без сравнимости предметов”. Итак, обмена не может быть без равенства, а равенства не может быть без соизмеримости. В конечном счете, мерой стоимости у Аристотеля оказываются деньги. “Поэтому все, подлежащее обмену, должно быть известным образом сравнимо; для этого-то и введена монета, ставшая в известном смысле посредником”. Таким образом, Аристотель не понял значения своей собственной догадки о том, что надо сравнивать различные труды, и остановился на сравнении через деньги, так что основой стоимости у него оказывается цена, тогда как цена – это лишь проявление труда.

Экономика и хрематистика

Аристотель высказал еще одну интересную идею о противопоставлении хрематистики и экономики. Философ замечает тот факт, что деньги стали в его время капиталом, приносящим прибыль. Как идеолог аристократии, он отрицательно относился к деятельности торгово-ростовщического капитала. Он – сторонник натурального хозяйства, для которого денежное обращение не самоцель, а средство.

Стагирит выделяет два вида деятельности: экономику и хрематистику. Придуманный им термин “хрематистика” Аристотель производил от слова “хрема” – имущество, владение. Так вот меновая торговля неизбежно привела, отмечает Аристотель, к искусству наживать состояние. Он рассматривает противопоставление хрематистики – искусства наживать состояние, делать деньги – тому, что мыслитель называл экономикой. С изобретением, говорит Стагирит, меновая торговля развилась в товарную, а эта последняя в противоречии с ее первоначальной тенденцией превратилась в хрематистику – искусство делать деньги. Аристотель считает, что истинное богатство состоит в совокупности средств, необходимых для жизни и полезных для государственного и семейного общения. Такое богатство – средство, а не цель, оно имеет предел. Истинное богатство состоит из потребительных стоимостей; количество собственности, необходимой для хорошей жизни, не безгранично. “Существует, однако, искусство приобретения иного рода, которое обыкновенно и совершенно правильно называется хрематистикой; для последней не существует, по-видимому, границ богатства и собственности. Товарная торговля…по природе своей не принадлежит к хрематистике, так как здесь обмен распространяется лишь на предметы, необходимые для них самих (покупателей и продавцов)”.

Говоря современным языком, Аристотель принимает формулу Т – Д – Т, но не Д – Т – Д’. Только первый процесс осуществим, закончен, имеет предел, второй же – это дурная бесконечность. Аристотель резко осуждает ростовщичество, в котором крайние пункты соединяются без всякого последующего звена, т. е. Д – Д’. Аристотель говорит, что ростовщичество – наиболее противная природе форма, или отрасль, приобретения.

Однако философ был достаточно реалистичен, чтобы видеть невозможность чистой экономики, хотя и считал остальное противоестественным: к сожалению, из экономики непрерывно вырастает хрематистика. Это – правильное наблюдение: сегодня уже точно можно сказать, что из хозяйства, где продукты производятся как товары – для обмена, неизбежно вырастают капиталистические отношения.

Государство и экономика

О своем социальном идеале Стагирит говорит так: “Счастливо живет только наилучшее государство, а наилучшим будет то, где наилучшее политическое устройство”. Наилучшая форма правления должна служить наилучшей жизни, а “наилучшая жизнь есть жизнь счастливая, то есть жизнь, полная добродетелей, энергии и самого верного применения добродетели ко всем случаям жизни…”. Главное условие счастливой жизни – это нравственное и физическое (телесное) благосостояние.

По мнению Аристотеля, существовало три вида “правильных” форм правления в государстве: монархия, где власть принадлежит наследственному правителю, аристократия, где властвуют лучшие и демократия, где власть осуществляется гражданами государства. Однако, по убеждению Аристотеля, недостаток этих “правильных” форм государственного устройства состоит в том, что они имеют тенденцию вырождаться в “неправильные” формы, где царят порок и злоупотребления: монархия может выродиться в тиранию, аристократия – в олигархию (власть немногих, подчиняющих свои интересы общим), демократия – в охлократию (власть невежественной и темной толпы). Поэтому он выдвигал идею формирования “смешанного государства”, которое должно сочетать достоинства демократии, аристократии и монархии. Аристотель называл эту форму государства “политией”.

Он понимал зависимость целей, интересов и характера деятельности людей от их имущественного положения и использовал этот критерий при характеристике различных слоев общества. По мысли Аристотеля, бедные и богатые “оказываются в государстве элементами, диаметрально противоположными друг другу, так что в зависимости от перевеса того или иного из элементов устанавливается и соответствующая форма государственного строя”. Он выделил три главных слоя граждан: очень зажиточных, крайне неимущих и средних, стоящих между теми и другими. Аристотель враждебно относился к первым двум социальным группам. Он считал, что в основе жизни людей, обладающих чрезмерным богатством, лежит противоестественный род наживы имущества. В этом, по Аристотелю, проявляется не стремление к “благой жизни”, а лишь стремление к жизни вообще. Поскольку жажда жизни неумна, то неуемно и стремление к средствам утомления этой жажды. Ставя все на службу чрезмерной личной наживе, “люди первой категории” попирают ногами общественные традиции и законы. Стремясь к власти, они сами не могут подчиняться, нарушая этим спокойствие государственной жизни. Почти все они высокомерны и надменны, склонны к роскоши и хвастовству. Государство же создается не ради того, чтобы жить вообще, но преимущественно для того, чтобы жить счастливо.

Таким образом, Аристотель против большого имущественного неравенства. Он подчеркивает, что “внешние блага достойны приобретения только в интересах души”, а поэтому наилучшая форма собственности – “собственность средней величины”, ибо вообще “умеренное и среднее есть самое лучшее”, “редчайшее счастье государства состоит в том, чтобы граждане его владели умеренной собственностью”. Владельцы такой собственности рассудительны. Это “среднее сословие” и устанавливает “лучшую форму политического общежития”.

Проблема рабства занимает большое место в “Политике” Аристотеля. Так, некоторые софисты высказывали убеждение, что все люди от природы равны. Эта же мысль проскальзывает и в “Политике”. Но у Аристотеля это случайная обмолвка. Философ пытается понять, является ли рабство продуктом природы или же общества? Хорошего человека, рассуждает мыслитель, делать рабом, конечно, несправедливо, но ведь внешняя сила всегда связана с внутренним достоинством (личной храбростью), а потому победитель всегда превосходит побежденного не только физически, но и нравственно. Это рассуждение – явная натяжка, с которым очень сложно согласиться. Но именно оно подводит философа к заключению, что рабство – явление, согласное с природой. “Итак, хотя очевидно, что всякое сомнение о свободе и рабстве имеет некоторое основание, тем не менее, очевидно также и то, что одни по природе рабы, а другие по природе свободны”.

Жизнь не может проходить без рабов. Поэтому рабство существует в силу экономической необходимости. Рабы способны воспринимать указания господина, но не способны руководить хозяйственной жизнью. Но если человек свободен, он не должен заниматься физическим трудом, т. к. иначе он становится рабом, будучи даже юридически свободным. Свободные потому и признаются свободными, потому что они не знают физического труда. Поэтому у Аристотеля разделение на рабов и свободных объявляется вполне естественным.

Именно эти положения Аристотеля отразили экономическую закономерность в развитии общества на той стадии, когда рабство было основой производства. Назначение гражданина состоит в том, чтобы развивать свой интеллект, быть свободным от физического труда, принимать активное участие в государственной жизни. Вся же тяжелая физическая работа должна выполняться рабами. Ни производство, ни жизнь не могут обойтись без них. Рабы как бы представляют собой одушевленную и отдельную часть тела господина, которая обслуживает его. Аристотель считает, что природа сама распорядилась так, чтобы даже внешне свободные люди отличались от рабов. “У последних тело мощное, пригодное для выполнения необходимых физических трудов; свободные же люди держатся прямо и не способны к выполнению подобного рода работ, зато они пригодны для политической жизни”.

Список литературы:

1. Аристотель – “Политика”, изд. Мысль, Москва 1997

2. Аристотель – “Этика”, изд. Мысль, Москва 1997

3. А. Н. Чанышев – “Аристотель”, изд. Мысль, Москва 1987

4. Спиркин А. С. Философия: Учебник. – М.: Гардарики 2006

[1] Отсюда его прозвище – Стагирит.


Философские основания экономических воззрений Аристотеля