Государственная система профилактики беспризорности и безнадзорности несовершеннолетних

Федеральное государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

КАФЕДРА

Социологии и социальной работы

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Государственная система профилактики беспризорности и безнадзорности несовершеннолетних

(На примере Санкт-Петербурга)

ДОПУСТИТЬ К ЗАЩИТЕ

Студента (слушателя) _____6 ____ курса

Группы 6162 __________________________

Факультета ГиМУ_____________________

_____________________________________

Подпись

Заведующий кафедрой

_____________________________________

Подпись

Научный руководитель

__________________________________

Подпись

Нормоконтролер

_____________________________________

Ф. И.О.

_____________________________________

Подпись

Консультант _________________________

уч. степень, уч. звание

_____________________________________

Ф. И.О.

_____________________________________

Подпись

Рецензент

Санкт-Петербург

2009

Со­дер­жа­ние

Введение.. 3

Глава 1. Проблема беспризорности и безнадзорности в России.. 7

1.1. Определение понятий “беспризорность” и “безнадзорность” . 7

1.2. Истоки и причины возникновения беспризорности и безнадзорности в России.. 14

Глава 2. Отечественный и зарубежный опыт реабилитации беспризорных и безнадзорных несовершеннолетних.. 25

2.1. Организация социальной работы с беспризорными и безнадзорными в России.. 25

2.2. Деятельность социальных служб по работе с безнадзорными и беспризорными за рубежом 40

Глава 3. Особенности и специфика профилактической работы с беспризорными и безнадзорными несовершеннолетними в Санкт-Петербурге 50

3.1. Социальная реабилитация беспризорных и безнадзорных в Санкт-Петербурге ………………… 50

3.2. Опыт СПбОО “Врачи детям” . 61

3.3. Опыт Санкт-Петербургской региональной благотворительной общественной организации помощи детям и подросткам “УПСАЛА” (Упсала-Цирк). 73

Заключение.. 83

Список литературы… 8 5

Вве­де­ние

В Российской Федерации все более опасным становится процесс распространения детской безнадзорности и беспризорности, зачастую приводящих несовершеннолетних в криминальную среду. Эти явления представляют собой один из факторов угрозы национальной безопасности России.

Число безнадзорных детей все возрастает. По официальным данным социальной статистики РФ, их около 700 тыс., а по неофициальным – до 4 млн. Источник – главным образом неполные и неблагополучные семьи, которых около 20 процентов [10, с. 8].

Проблема детской беспризорности и безнадзорности в России приняла обще­национальные масштабы в начале 1990-х годов. Однако лишь спустя десять лет, в конце 2001 года, она была признана на государственном уровне и даже стала рас­сматриваться как угроза национальной безопасности. В начале XXI века, по разным оценкам, в России насчитывалось от одного до пяти миллионов беспризорных и без­надзорных детей. Девяносто процентов из них – “социальные сироты”, т. е. си­роты при живых родителях. В Санкт-Петербурге, по мнениям различных экспертов, в настоящее время количество беспризорных и безнадзорных детей составляет от трех до десяти тысяч. Только в органы внутренних дел в Санкт-Петербурге ежегодно в качестве безнадзорных доставляются около 3 тысяч несовершеннолетних, и еще более тысячи задерживаются за совершение уголовных преступлений. Комиссиями по делам несовершеннолетних и защите их прав в Санкт-Петербурге ежегодно рас­сматриваются около 4 тысяч дел в отношении несовершеннолетних. [11, с. 3].

Все это при дальнейшем развитии может представлять серьезную национальную угрозу государству, всему обществу. Поэтому в последние годы в России на первый план выходят вопросы профилактической работы с несовершеннолетними как со стороны родителей, семьи, так и педагогических и правоохранительных органов.

Наряду с общей воспитательной деятельностью всех здоровых сил общества особое значение сегодня имеют правовые средства профилактики, решение проблем девиантного поведения детей и подростков.

Исследователи – ученые и практики отмечают, что жизненное становление детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, их социализация, подготовка к самостоятельной жизни и деятельности, их успешная интеграция в общество в современных условиях протекают крайне тяжело. И особенно тревожно, что в эту заведомо сложную социальную категорию нередко попадают и дети из благополучных семей, обеспеченные и ухоженные дома, но с низким моральным уровнем [12, с. 45].

Убрать детей с улицы, ликвидировать попрошайничество и воровство на вокзалах, в аэропортах и других местах скопления людей – прямая задача правоохранительных органов и общественности.

Способы профилактики и непосредственной борьбы с негативными социальными явлениями весьма разнообразны, во многом они отвечают уровню развития самого общества и соотношению сил в нем, правовым решениям.

Примеров работы с несовершеннолетними во всех государствах немало, причем если их общее направление единое, то методы и формы большей частью национальные.

Диапазон способов профилактики и борьбы с детской безнадзорностью и беспризорностью очень широк. Но результаты пока достаточно скромны. В чем же причина такого положения? Полагаем, в определенном разрыве между принимаемыми на разных государственных уровнях решениями и практикой, реальностью. Ведь до настоящего времени на привокзальных площадях и центральных улицах, на рынках еще бродяжничают тысячи мальчишек и девчонок, которые предоставлены сами себе. Они нередко попадают под влияние криминальных структур со всеми вытекающими отсюда последствиями. Таких фактов очень много, о них постоянно сообщается в СМИ. И хотя принимаются различные нормативные акты: законы, постановления, инструкции, – значительных сдвигов в этой сфере не видно.

Спецшколы, интернаты закрытого типа, кадетские корпуса, молодежные объединения, кое-где детские дома и, наконец, изоляторы тюремного типа – вот сегодняшние пути перевоспитания. Но они – для реальных правонарушителей, состоящих на учете и под наблюдением. Просто бродяг-малолетних, не учтенных нигде, гораздо больше – порядка миллиона. Что делать с ними?

Их нельзя пускать в сферу криминалитета. Нужны новые методы, пути, акты, препятствующие распространению этого социального зла, которое, несомненно, отразится на физическом и духовном здоровье следующего, да и нынешнего поколения. Они и называют себя “поколение “Next”.

На этом сложном и длительном пути воспитания нового, нравственного поколения следует создавать систему специализированных социальных служб для беспризорных детей и подростков: подкинутых, утративших семейные, родственные и другие социальные связи, отказавшихся жить в семье или находиться в учебно-воспитательных учреждениях, оставшихся без попечения родителей или лиц, их заменяющих, не имеющих постоянного места жительства, средств к существованию, задержанных за бродяжничество, подвергшихся физическому или психологическому унижению.

Все это обусловило актуальность темы работы и интерес к ее изучению.

Объект исследования – безнадзорность и беспризорность несовершеннолетних.

Предмет исследования – профилактика безнадзорности и беспризорности.

Цель работы – анализ государственной системы профилактики безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних на примере Санкт-Петербурга.

Задачи:

– Проанализировать проблему беспризорности и безнадзорности в России,

– Дать определение понятий “беспризорность” и “безнадзорность”,

– Выявить истоки вопроса беспризорности и безнадзорности в России, причины возникновения беспризорности и безнадзорности

– Рассмотреть отечественный и зарубежный опыт реабилитации беспризорных и безнадзорных несовершеннолетних

– Проанализировать особенности и специфику профилактической работы с беспризорными и безнадзорными несовершеннолетними в Санкт-Петербурге.

Глава 1. Проблема беспризорности и безнадзорности в России 1.1. Определение понятий “беспризорность” и “безнадзорность”

Безнадзорный – несовершеннолетний, контроль за поведением которого отсутствует вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по его воспитанию, обучению и / или содержанию со стороны родителей или законных представителей либо должностных лиц [1].

Безнадзорность выражается в отчуждении детей от семьи, детского коллектива и одновременно в безразличии родителей, воспитателей к детям. Причины безнадзорности: утрата детьми родителей; сложные условия труда и быта взрослых членов семьи (длительные командировки, неудовлетворительное состояние здоровья), не позволяющие в должной мере заниматься воспитанием детей, неблагоприятная обстановка в семье (конфликты, развод, аморальный образ жизни родителей и т. п.); отсутствие взаимопонимания со сверстниками, педагогами, неудачи в учебном процессе и др. Безнадзорность также является следствием низкого уровня социально-бытовых условий жизни взрослых, не оставляющих им времени на общение с детьми; недостатков воспитательной работы в школе и медленного развития системы общественного воспитания в стране (нехватка учреждений дополнительного образования детей для организации досуга, занятий спортом и т. п.). Нередко к безнадзорности приводит педагогическая неграмотность родителей, незнание или непонимание своих обязанностей по отношению к детям, их педагогически неправильная позиция, выражающаяся в удовлетворении преимущественно материальных потребностей детей и недооценке роли воспитания. [12, с. 87].

Безнадзорность характерна для ситуаций, когда дети проводят свободное время вне семьи и коллектива, иногда даже уходят из семьи и привыкают к бродяжничеству. Предоставленные самим себе, несовершеннолетние оказываются неподготовленными к жизненным ситуациям, легко попадают под влияние уличных группировок с асоциальной направленностью, втягиваются в употребление алкоголя, наркотиков, в аморальную деятельность, вплоть до преступной. В результате у детей появляются негативные и антиобщественные привычки и интересы, формируются отклоняющееся поведение, трудновоспитуемость, запущенность педагогическая. Безнадзорные дети наиболее часто попадают в критические ситуации, становятся жертвами уличных, в т. ч. транспортных происшествий, получают травмы, участвуют в жестоких развлечениях и экспериментах над другими и даже над собой. Несовершеннолетние приобретают негативный опыт жизни, у них создается ложное ощущение самостоятельности и независимости от взрослых. В свою очередь родители, часто ссылаясь на мнимую взрослость детей, прикрывают свое неумение установить с ними доверительные отношения и тем самым усиливают чувство изоляции детей от семьи. [24]

Комплекс мер борьбы с беспризорностью включает выявление безнадзорных детей и их устройство в воспитательные и учебные заведения; организацию мероприятий, обеспечивающих родителям условия для воспитания детей.

Беспризорный – безнадзорный, не имеющий места жительства и / или места пребывания. [1]

Причины беспризорности носят социально-экономический характер. Беспризорность возникает в результате войн, революций, голода, стихийных бедствий, эпидемий и других потрясений, влекущих за собой сиротство детей. Росту беспризорности способствуют экономические кризисы, безработица, нужда и детская эксплуатация, а также конфликтная обстановка в семьях, аморальное поведение родителей, жестокое обращение с детьми и пр. Беспризорности неизбежно сопутствуют тяжелые социальные последствия: рост правонарушений, преступность несовершеннолетних, детская проституция, алкоголизм, наркомания. Традиционно помощь беспризорным детям в большинстве стран оказывают благотворительные общества, частные лица и религиозные организации.

Социальные проблемы

Уличные дети и подростки сталкиваются с большим количеством сложных соци­альных проблем, работа над разрешением которых является неотъемлемой частью деятельности по оказанию помощи этой уязвимой группе.

Отсутствие жилья или невозможность по тем или иным причинам про­живать по месту регистрации. Во многих случаях дети и подростки, живущие или проводящие большую часть своей жизни на улице, происходят из семей группы риска. Зачастую родители таких несовершеннолетних страдают алкоголизмом, зло­употребляют наркотиками, ведут асоциальный образ жизни. Нередко образ жизни родителей приводит к утрате ими жилплощади и, как следствие, дети становятся без­домными. В других случаях, несмотря на наличие жилья, ребенок или подросток не может там находиться, так как условия, сложившиеся там, невыносимы (отсутствие еды, антисанитария, агрессивное поведение взрослых и т. д.). Также в некоторых слу­чаях подросток покидает дом из-за конфликта с родными и не осмеливается возвра­щаться, постепенно утрачивая связь с семьей [17, с. 8].

Отсутствие социально приемлемых форм опеки со стороны взрослых.

Часто в жизни несовершеннолетнего нет взрослых, реально отвечающих за его жизнь и благополучие. В некоторых случаях беспризорные и безнадзорные устанавливают взаимоотношения с тем или иным взрослым, фигурирующим в их жизни (соседом, временным работодателем и т. д.) Этот человек может неформально выполнять неко­торые функции опекуна: предоставлять кров, кормить, оказывать первую медицин скую помощь – с той или иной степенью постоянства. Необходимо отметить, что в некоторых случаях этот человек может злоупотреблять доверием несовершеннолет­него, совершая по отношению к нему противоправные действия.

Отсутствие средств к существованию и невозможность или неумение их получать социально приемлемым способом – еще одна типичная проблема уличных детей. Большинство уличных детей и подростков не имеют постоянного дохода. Многие в результате жизни на улице оказываются вовлечены в преступную деятельность и приучаются добывать средства антиобщественными и криминальны­ми путями: попрошайничеством, воровством, сексом в обмен на деньги или вещи. Большинство уличных несовершеннолетних не располагают опытом наблюдения положительных ролевых моделей, в том числе касающихся трудовой деятельности, а также не имеют даже базовых профессиональных навыков, необходимых для уст­ройства на работу.

Отсутствие документов: свидетельства о рождении, паспорта, полиса обяза­тельного медицинского страхования и др. Вследствие этого уличные дети сталкива­ются с недоступностью социальных и медицинских услуг в системе государственных учреждений, а также невозможностью защиты своих гражданских прав. [17, с. 15].

Несоответствующий возрасту уровень образования усугубляет право­вую неграмотность и незащищенность уличных детей и подростков. Многие ребята старшего подросткового возраста имеют образование в пределах начальной школы. Такое многолетнее отставание оказывается сложно компенсировать даже в условиях продуманной реабилитационной программы. При этом низкий уровень образова­ния существенно ограничивает возможности для дальнейшего обучения и трудоус­тройства подростков, что, в свою очередь, снижает их самооценку и мотивацию на оставление уличного образа жизни.

Психолого-педагогические проблемы

Среди беспризорных и безнадзорных несовершеннолетних трудно встретить та­ких, у которых не было бы психолого-педагогических проблем. Именно эти пробле­мы часто оказываются в центре внимания помогающих специалистов, и работа над ними составляет существенную часть деятельности по реабилитации уличных детей. В ряду этих проблем можно выделить наиболее распространенные:

Педагогическая запущенность. Некоторые уличные дети и подростки никог­да в своей жизни не посещали учебных заведений, многие преждевременно бросили учебу. Кроме того, взрослые, окружавшие этих детей как на ранних этапах жизни, так и в дальнейшем, не уделяли внимания их развитию и образованию. В результате, большинство уличных детей и подростков демонстрируют более или менее выра­женную педагогическую запущенность.

Отсутствие школьных навыков и мотивации к обучению. Как уже го­ворилось выше, уровень образования большинства уличных детей и подростков не соответствует их возрасту. Многим из них трудно вернуться к обучению в традици­онной школьной среде, потому что они боятся насмешек со стороны младших по возрасту одноклассников и неприятия со стороны учителей. Более того, навыки, не­обходимые для школьного обучения (беглое чтение и письмо, усидчивость, соблюде­ние правил поведения в классе) могут быть утрачены или вообще отсутствовать. Не – обходимо также отметить, что для подростков, адаптировавшихся к жизни на улице, необходимость продолжать образование может казаться неочевидной, и мотивация подростка на возвращение в школу может становиться значимой частью реабилита­ционного процесса. [17, с. 20].

Задержка психического развития. Среди детей и подростков, оказавшихся на улице, достаточно велика доля тех, у кого может быть выявлена задержка психи­ческого развития той или иной степени. В каждом индивидуальном случае необходи­ма тщательная диагностическая работа для определения причин задержки и диффе­ренциации последствий педагогической запущенности от задержек развития иного происхождения. У подростков с задержкой психического развития обнаруживаются интеллектуальные нарушения, проявляющиеся в замедленности мышления, своеоб­разной вязкости в изложении своих мыслей, часто – излишней обстоятельности, примитивности и незрелости суждений. Также наблюдаются заметные трудности, связанные с концентрацией внимания, его быстрой истощаемостью, снижением объема оперативной памяти. У большинства таких детей наблюдается психическое истощение, вялость, суженный круг интересов. [17, с. 25].

Зависимость от психоактивных веществ (ПАВ). Многие беспризорные и безнадзорные несовершеннолетние злоупотребляют алкоголем, а также токсически­ми ингалянтами. Длительное злоупотребление этими веществами может приводить к развитию психических расстройств и органическому поражению головного моз­га. В последние годы среди уличных подростков стало получать распространение внутривенное употребление наркотических средств, что, в свою очередь, повысило в данной группе риск заражения гепатитами и ВИЧ.

Психологические расстройства, связанные с перенесенными стресса­ми, потерями и насилием. Психологическое состояние уличных детей характери­зуется наличием серьезных личностных проблем, изменением системы моральных ценностей. У них искажено нравственное сознание (в частности, размыто представ­ление о добре и зле), ограничен круг потребностей, интересы носят примитивный характер. Это объясняется тем, что многие из них уже с раннего возраста были ли­шены эмпатийного общения, характеризующегося проникновением в чувства дру­гих людей, сопереживанием. В семье эти дети подолгу оставались в одиночестве, их нередко били. Поэтому дети и сами не научились сочувствовать, сопереживать, про­являют индифферентность к чувствам других. Многие уличные дети в своей жизни переживали тяжелые психологические травмы (разные формы насилия со стороны взрослых и сверстников, потерю близких). Связанные с этим посттравматические реакции могут приобретать хроническую форму и приводить к психической деза­даптации, злоупотреблению психоактивными веществами и саморазрушающему по­ведению. [17, с. 25].

Нарушение детско-родительских отношений, потеря контакта с семь­ей, агрессия по отношению к родным. Как уже было сказано выше, большинс­тво уличных детей и подростков имеют сложные отношения со своими родными (если они есть), а многие полностью утратили такую связь. Как правило, это вызвано асоциальным поведением взрослых членов семьи, но в некоторых случаях причина разлада семейных отношений кроется в особенностях поведения подростка (агрес­сивность, конфликтность). Но какой бы ни была причина нарушения детско-родительских отношений в каждом конкретном случае, утрата опеки со стороны взрослых и жизнь на улице приводит к ухудшению психологического и социального статуса несовершеннолетнего. Необходима серьезная работа по восстановлению семейных связей (там, где это возможно и целесообразно), или поиску других форм семейного жизнеустройства несовершеннолетнего, оказавшегося на улице.

Дезориентация в системе нравственных и моральных ценностей. Мно­гие дети и подростки, лишенные опеки со стороны взрослых и проводящие большую часть своей жизни на улице, демонстрируют своеобразное изменение системы мо­рально-нравственных ценностей. Понятия о добре и зле, недопустимом и позволи­тельном поведении у безнадзорных несовершеннолетних могут быть значительно искажены. [29].

Высокая адаптированность к жизни на улице, отсутствие запретов. Чем дольше продолжается жизнь ребенка или подростка “на улице”, тем сложнее ему бы­вает вернуться к нормальной жизни. Это связано с тем, что адаптация к уличной сре­де требует принятия специфических норм поведения, а жизнь вне направляющего и ограничивающего влияния взрослых приучает подростка к мысли о том, что он волен распоряжаться своей жизнью без оглядки на значимых ему людей, социальные нормы и другие ограничения. Чем больше подросток “преуспевает” в адаптации к та­кой жизни, тем сложнее ему бывает принять наличие запретов и правил, без которых не обходится нормальная жизнь в обществе.

Медицинские проблемы

Большинство уличных детей и подростков страдают различными хроническими заболеваниями, связанными с неблагоприятными условиями среды и образом жиз­ни: неправильным, недостаточным и нерегулярным питанием, хроническим стрес­сом, переохлаждением, злоупотреблением алкоголем, табаком, токсическими инга-лянтами и наркотиками. У большинства отмечаются симптомы дефицита витаминов, недостаток массы тела, отставание физического развития, кожные паразитарные инфекции, хронические заболевания желудочно-кишечного тракта, кариес зубов, дерматиты. [29].

1.2. Истоки и причины возникновения беспризорности и безнадзорности в России

В России беспризорность приняла угрожающий характер после 1-й мировой войны и Октябрьской Революции 1917 г. Проблемами беспризорности занимались Государственный совет защиты детей (1919, председатель А. В. Луначарский), Наркомпрос РСФСР, комиссия по улучшению жизни детей при ВЦИК (1921, Деткомиссия ВЦИК, председатель Ф. Э. Дзержинский), социальные инспекции на местах, “Фонд имени В. И. Ленина для оказания помощи беспризорным детям” (1924). В 1926 приняты Положение о мероприятиях по борьбе с детской беспризорностью в РСФСР и Постановление ЦИК и СНК СССР “О мероприятиях по борьбе с детской беспризорностью”.[16].

Система ликвидации беспризорности включала выявление и контроль за безнадзорными детьми, неблагополучными семьями, социальную помощь и профилактику беспризорности. Организовывались детские воспитательные учреждения интернатного типа – детские дома, трудовые коммуны, школы-колонии, школы-коммуны, детские городки и пр. Применялись патронат, усыновление, опека и попечительство. [18].

До середины 20-х гг. в педагогических кругах шла дискуссия о природе беспризорности. Ряд педагогов и психологов придерживались точки зрения, распространенной также в Западной Европе и Америке, что основные причины беспризорности связаны с врожденной дефективностью и психологическими отклонениями подростков. Беспризорных причисляли к дефективным детям и антисоциальным элементам, предлагали воспитывать их в закрытых исправительных учреждениях. П. П. Блонский в статье “О так называемой моральной дефективности” (1923) выступил с критикой подобных взглядов. Во 2-й половине 20-х гг. было признано, что беспризорные дети – это в большинстве нормальные подростки, в силу социально-экономических обстоятельств вынужденные самостоятельно бороться за свое существование. Беспризорные дети отличались от своих сверстников из нормальных семей более сильным инстинктом самосохранения, повышенной возбудимостью, привычками к наркотикам, алкоголю и т. п., некоторые из них преждевременно начинали половую жизнь. Опытные педагоги стремились создавать беспризорным детям максимальные возможности для нормального развития, проявления самостоятельности, инициативы, полезной творческой деятельности. К середине 30-х гг. массовая беспризорность была в основном ликвидирована. Опасность беспризорности вновь возникла в годы Великой Отечественной войны, но благодаря своевременным мерам была быстро ликвидирована. [16].

В 50-60-е гг. считалось, что в индустриально развитых странах с беспризорностью покончено еще в XIX в. Однако в конце XX в. возник феномен новой волны беспризорности (т. н. дети улиц). [12, с. 98].

Особенность современной беспризорности в том, что к ее причинам добавились урбанизация и техническая цивилизация, вызывающие усиливающуюся миграцию населения в города, разрастание городов, а вследствие этого – неуправляемость городской инфраструктуры, а также распад семьи, тяжелое положение женщины, неудовлетворенность потребностей детей и молодежи в образовании. В последние 10 лет в России произошло снижение реального уровня социально-правовой и экономически обеспеченной защиты детства и как следствие – рост беспризорности. Беспризорные дети не включаются в систему ценностей общества, становятся лишь наблюдателями чужой жизни. Постоянный страх перед окружающей средой в свою очередь порождает в детях агрессивность, стремление найти защиту в каких-либо группах (шайках, бандах и т. п.), где дети также часто подвергаются эксплуатации (в т. ч. сексуальной), втягиваются в преступный бизнес. Такие группы представляют собой серьезную опасность для общества.

Причины детской беспризорности и безнадзорности довольно многообразны, что отражает сложность этого общественного явления. Среди основных причин экс­перты называют следующие:

Кризис семей и разрушение их воспитательного потенциала. Так, в Санкт-Петербурге более 28% семей с детьми относятся к категории малообеспе­ченных. Около 11% детей в Санкт-Петербурге воспитываются в неполных семьях. В последние годы появилась даже категория так называемых “новых бедных”, которую составляют полные семьи с 1-2 детьми и работающими родителями, которые не в состоянии обеспечить достаток Алкогольная и наркотическая зависимость родите­лей, их асоциальный образ жизни зачастую являются причиной невыполнения роди­телями своих обязанностей по воспитанию детей. [31].

Разрушение государственной инфраструктуры общественного об­разования и воспитания несовершеннолетних. Уменьшилось количество де­тских образовательных, творческих и спортивных организаций. Вместе с тем, растет стоимость внешкольных досуговых кружков и секций, что несомненно снижает их доступность. Негативную роль сыграла отмена обязательного среднего общего образования и коммерциализация профессионального образования. Этот приводит к тому, что значительное число 15-18-летних подростков ничем не заняты. По данным Минобразования, в 2000 г на территории Российской Федерации не обучались 367,7 тысяч детей и подростков в возрасте 6-17 лет, или 1,5% несовершеннолетних этого возраста. Около 40% несовершеннолетних, совершающих уголовные преступления в Санкт-Петербурге, нигде не учатся и не работают. [31].

– Неэффективность сложившейся системы социальной поддержки уязвимых семей и социальной реабилитации несовершеннолетних.

Семьи, находящиеся в кризисной ситуации, не получают должной своевре­менной помощи, направленной на преодоление кризиса и предотвращение изъятия ребенка. В результате, основным методом “помощи” становится ли­шение родителей их родительских прав и помещение ребенка в интернатное учреждение. Неблагоприятным фактором является также недостаточное раз­витие семейных форм жизнеустройства детей, оставшихся без попечения родителей. Существующая же система приютов, интернатов и детских домов наиболее эффективно справляется с реабилитацией и жизнеустройством де­тей дошкольного, младшего и среднего школьного возраста. Эти учреждения не отвечают потребностям и интересам подростков, которые на сегодняшний день пополняют ряды и составляют основное число безнадзорных и беспри­зорных несовершеннолетних.

Высокая интенсивность миграции как между регионами Российс­кой Федерации, так и из стран ближайшего зарубежья. Например, в Мос­кве до 80% беспризорных и безнадзорных составляют приезжие. В Санкт-Петер­бурге из числа беспризорных и безнадзорных детей и подростков, доставленных в органы внутренних дел в 2006 г., 46% не были жителями города, а 26% являлись иностранными гражданами. Среди несовершеннолетних, совершивших преступ­ления в Санкт-Петербурге в 2006 г., 29% составляли приезжие. [37].

Несовершенство законодательной базы в области охраны жилищных прав несовершеннолетних. В начале 1990-х годов многие дети и подростки по­теряли жилье в связи с продажей его родителями-алкоголиками или наркоманами. Ситуация стабилизировалась с вступлением в силу в 1995 г Части 1 Гражданского Кодекса Российской Федерации, которая предоставила возможность продажи жилья, где проживают несовершеннолетние члены семьи собственника, только с согласия органа опеки и попечительства. Однако 1 января 2005 г. вступили в силу изменения к Гражданскому Кодексу, ограничившие полномочия органов опеки и попечительс­тва сделками на жилье, затрагивающими только интересы несовершеннолетних, ос­тавшихся без попечения родителей. Аналогичная норма содержится и в Жилищном Кодексе Российской Федерации. Данные изменения, внесенные в законодательство, могут привести к новым массовым нарушениям прав детей на жилье и новой волне бездомности среди несовершеннолетних. [7].

Жизнь на улице представляет угрозу жизни и благополучию несовершеннолетне­го и является нарушением фундаментальных прав, закрепленных в Конвенции ООН по правам ребенка. Основные проблемы, с которыми сталкиваются беспризорные и безнадзорные, включают:

Различные заболевания, включая дистрофию, авитаминозы, травмы, пере­охлаждения, инфекционные и паразитарные заболевания, такие как ВИЧ/СПИД, туберкулез и ИППП, что связано с образом жизни, насилием и рискованными формами поведения и что приводит к снижению качества жизни и высокой смер­тности;

Психические и поведенческие расстройства, включая депрессии, реактивные состояния, когнитивные нарушения, зависимости, акцентуации личности, снижен­ная самооценка и другие, которые являются как следствиями, так и причинами жизни на улице;

Отсутствие доступа к медицинской помощи, образованию и социальной защи­те, что препятствует нормальному росту и развитию ребенка;

Вовлечение в различные формы незаконного труда, включая криминальную деятельность, детскую проституцию и порнографию;

Насилие со стороны сверстников, взрослых обитателей улицы, а нередко и со­трудников милиции;

Злоупотребление психоактивными веществами, в том числе токсическими ингалянтами, алкоголем и внутривенными наркотиками;

Уровень жизни в целом, препятствующий физическому, умственному, духовно­му, нравственному и социальному развитию ребенка. [30].

Необходимо отметить, сегодня количество беспризорных и безнадзорных не­совершеннолетних значительно уменьшилось, и изменился их возрастной состав: большинство из них теперь составляют подростки 15-18 лет и молодые люди в воз­расте до 24 лет, в то время как в 1990-х годах значительную долю беспризорных и безнадзорных составляли дети до 14 лет. Это может быть связано как с улучшением благосостояния общества в целом и каждой семьи в отдельности, что повысило вос­питательный потенциал российских семей, так и с эффективностью действующей системы социальной защиты и социально-психологической реабилитации несовер­шеннолетних. Вместе с тем, уменьшение числа детей на улицах может быть связано с общим уменьшением количества детей школьного возраста в 2000-2010 гг., что вызвано резким падением рождаемости в 1990-х годах. [37].

В любом случае, несмотря на значительное улучшение социально-экономической ситуации в Российской Федерации в последний годы, большинство экспертов сходят­ся во мнении, что проблема беспризорности и безнадзорности несовершеннолетних – это проблема долговременная. Государственные учреждения и общественные организации прикладывают все больше усилий к профилактике безнадзорности, правонарушений и наркозависимости среди несовершеннолетних. Однако какой бы эффективной ни была профилактика, неизбежны случаи социальных заболеваний, таких как алкоголизм и наркопотребление родителей, асоциальный образ жизни, неисполнение ими своих обязанностей по воспитанию детей и, как следствие, – выпадение детей и подростков из лона семьи, школы и общественной жизни в уличную среду. Особо уязвимую группу социального риска сегодня составляют молодые люди поколения 1980-х, выросшие на улице или в интернатных учреждениях в 1990-х, имеющие низкий уровень образования, страдающие алкогольной и наркотической зависимостями, и сегодня вступившие в репродуктивный возраст. При отсутствии должной социально-психологической и профилактической помощи эти молодые люди могут стать источником воспроизводства детской безнадзорности и беспри­зорности. [37].

Среди беспризорных и безнадзорных несовершеннолет­них две трети (64%) составляют лица мужского пола и одну треть (36%) – женского. Возрастной состав представлен на рис. 1. Из рисунка видно, что возраст уличных детей, подростков и молодежи широко варьирует, от 0 до 24 лет, однако подавляющее большинство (75%) составляют подростки и молодые люди в возрас­те 14-19 лет. [27].

Хотя эта картина может не полностью соответствовать демографической ситуации среди уличной молодежи, она демонстрирует уменьшение доли де­тей и соответствующее увеличение доли подростков среди беспризорных и безнадзор­ных, по сравнению с 1990-ми годами. Уменьшение доли (и количества) детей до 14 лет среди беспризорных и безнадзорных может быть связано с улучшением социально-экономической ситуации в стране и повышением благосостояния населения, налажи­ванием работы по профилактике безнадзорности, законодательным ограничением на продажу жилой площади, если на ней зарегистрированы несовершеннолетние, кото­рое действовало до 2005 г., а также с уменьшением общего количества детей в возрасте до 14 лет, вызванным резким падением рождаемости в 1990-х годах. [27].

Среди уличных подростков и молодежи Санкт-Петербурга в возрасте 15-19 лет только 13,4% являются сиротами, т. е. не имеют обоих родителей (рис. 2). Более чем у половины (57,5%) есть либо оба родителя, либо один родной родитель и мачеха или отчим, и одна треть (29,1%) воспитывается в неполных семь­ях. Около 11% подростков сохраняют постоянный контакт с семьей, живут и регу­лярно ночуют дома, и лишь часть времени проводят в уличной “тусовке”. При этом у 56,6% семей имеются проблемы с алкогольной или наркотической зависимостью родителей или других близких родственников, а в 27,8% один или оба родителя не работают. [31].

Почти 70,4% уличной молодежи проживают в кварти­рах или комнатах, необязательно со своими родителями, но зачастую с друзьями и подругами группами по несколько человек. Тем не менее, каждый четвертый (23,5%) не имеет места для жилья и проживает в подвале, на чердаке, или в при­способленном нежилом помещении. Еще 6,2% проживают в государственном учреждении (детском доме, интернате) или в общежитии (см. рис. 3). При этом 71,3% безнадзорных имеют регистрацию по месту жительства в Санкт-Петербур­ге. Практически все эти подростки (68,4%) родились и всегда проживали в Санкт-Петербурге, еще 16,8% приехали из Ленинградской области, 13,6% – из других регионов России, а 1,3% – из ближайшего зарубежья (см. рис. 4). Около 6,4% улич­ной молодежи живут в Санкт-Петербурге менее 1 года, а 8,0% мигрируют сюда в зависимости от сезона. [31].

Почти 81,7% представителей уличной молодежи вовлечены в уличные “тусов­ки” дольше 1 года, и 18,3% – в течение последних 12 месяцев. Более одной трети подростков и молодых людей (35,9%) имеют опыт проживания в государствен­ном учреждении. Среди причин, по которым подростки уходят из дома, они на­зывают тягу к бродяжничеству (33,2%), насилие или конфликты в семье (15,7%), алкоголизм родителей (4,5%), другие причины (16,9%), либо их сочетание (17,9%) (см. рис. 5). [31].

Уход из дома чаще всего не является однократным и безвозвратным шагом. Боль­шинство молодых людей ведут беспорядочный образ жизни, периодически возвра­щаясь домой и потом вновь присоединяясь к уличной “тусовке”. Лишь каждый пя­тый из уличных подростков (21,5%) подолгу, более 3 месяцев, живет вне дома или учреждения. Постоянно ночуют по месту проживания дома или в учреждении 11,1% подростков; 48,1% ночуют вне дома 2-3 ночи в неделю; 12,3% проводят вне дома по несколько недель подряд (до одного месяца), и 7,0% – от 1 до 3 месяцев (см. рис. 6). [31].

Таким образом, можно сделать вывод о том, что причины детской беспризорности и безнадзорности довольно многообразны, что отражает сложность этого общественного явления. Среди основных причин экс­перты называют следующие: кризис семей и разрушение их воспитательного потенциала, разрушение государственной инфраструктуры общественного об­разования и воспитания несовершеннолетних, неэффективность сложившейся системы социальной поддержки уязвимых семей и социальной реабилитации несовершеннолетних, высокая интенсивность миграции как между регионами Российс­кой Федерации, так и из стран ближайшего зарубежья, несовершенство законодательной базы в области охраны жилищных прав несовершеннолетних. Жизнь на улице представляет угрозу жизни и благополучию несовершеннолетне­го и является нарушением фундаментальных прав, закрепленных в Конвенции ООН по правам ребенка.

Глава 2. Отечественный и зарубежный опыт реабилитации беспризорных и безнадзорных несовершеннолетних 2.1. Организация социальной работы с беспризорными и безнадзорными в России

Одним из механизмов регулирования деятельности государственных органов по разрешению правовых вопросов в отношении несовершеннолетних является Федеральный закон от 24 июня 1999 г. “Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних” (далее – Закон). [1].

Основные задачи и принципы деятельности по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних установлены в ст.2 Закона. Определены четыре направления: предупреждение безнадзорности, беспризорности, правонарушений и антиобщественных действий несовершеннолетних, выявление и устранение причин и условий, способствующих этому; обеспечение защиты прав и законных интересов несовершеннолетних; социально-педагогическая реабилитация несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении; выявление и пресечение случаев вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий.

Федеральное законодательство предусматривает принятие соответствующих нормативных актов и субъектами Федерации.

Закон определяет систему органов и учреждений профилактики (ст.4), категории лиц, в отношении которых проводится индивидуальная профилактическая работа (ст.5), и основания проведения такой работы (ст.6). Установлены сроки проведения индивидуальной профилактической работы, права лиц, в отношении которых она проводится, контроль и надзор за деятельностью органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних (ст. ст.7-10). [1].

Министерство образования Российской Федерации и органы управления образованием субъектов Российской Федерации проводят целенаправленную работу по профилактике безнадзорности правонарушений детей и подростков.

Министерством образования Российской Федерации реализован целый ряд первоочередных мероприятий. Проведена работа по сбору данных о детях, не обучающихся в образовательных учреждениях. И по данным органов управления образования субъектов Российской Федерации выявлено 26 тысяч 220 детей и подростков в возрасте от 7 до 15 лет, не обучающихся в нарушение закона. Таким образом, это составляет пятнадцать сотых процента от общего числа несовершеннолетних указанной возрастной категории. [22].

На уровне субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, органов управления образованием приняты соответствующие нормативные правовые акты, регламентирующие вопросы организации, выявления и учета детей школьного возраста, не посещающих или систематически пропускающих по неуважительным причинам занятия в образовательных учреждениях, в целях обеспечения получения ими обязательного основного общего образования.

На муниципальном и региональном уровнях в основном сформированы банки данных о детях указанной категории. Детям из малообеспеченных и неблагополучных семей оказывается помощь в приобретении одежды, учебников, решаются вопросы подвоза детей из отдаленных районов в образовательные учреждения. Принимаются меры по возвращению в образовательные интернатные учреждения самовольно ушедших из них воспитанников. Созданы группы для временного пребывания беспризорных детей в общеобразовательных и коррекционных школах-интернатах, образовательных учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также в психолого-педагогических и медико-социальных центрах. [22].

Органами управления образованием субъектов Российской Федерации на основе анализа ситуации в области безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних осуществляется работа по развитию в регионах дифференцированной сети образовательных учреждений для детей с проблемами в развитии, обучении, поведении и социальной адаптации. В частности, развивается сеть специальных учебно-воспитательных учреждений закрытого и открытого типа. Начали функционировать специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа в Чувашской Республике, Мурманской, Пермской, Читинской областях, Ханты-Мансийском автономном округе, учреждения открытого типа в Кемеровской, Пермской областях. [22].

Всего в настоящее время в России действует 58 специальных учебно-воспитательных учреждений закрытого типа и 20 учреждений открытого типа. Всего по состоянию на текущий момент в подобных учреждениях закрытого типа около 5 тысяч несовершеннолетних обучается, в открытого типа около 2 тысяч подростков. Так же развивается сеть кадетских образовательных учреждений, школ-интернатов с первоначальной летной подготовкой, обеспечивающих создание основ для подготовки детей и подростков служению Отечеству на гражданском и военном поприще. [22].

В целях осуществления мер по реформированию системы органов опеки и попечительства, улучшения положения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подготовлены проекты федеральных законов о внесении изменений и дополнений в Семейный кодекс Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, Жилищный кодекс РСФСР, Федеральные законы “О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей”, “О порядке установления размеров стипендий и социальных выплат в Российской Федерации”, “О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию”. Разработан проект постановления Правительства Российской Федерации о внесении изменений и дополнений в положение о деятельности органов и организаций иностранных государств по усыновлению (удочерению) детей на территории Российской Федерации и контролю за ее осуществлением.

В МИД России направлена на согласование с заинтересованными министерствами и ведомствами Конвенция о защите детей и сотрудничестве в области международного усыновления (удочерения). Завершается работа по согласованию внесения изменений и дополнений в Федеральный закон “Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних”, а также Конвенцию о гражданско-правовых аспектах незаконного перемещения и похищения детей.

В регионах России действуют законы субъектов Российской Федерации, регулирующие порядок и размеры оплаты труда приемных родителей. В настоящее время в Российской Федерации образовано 2440 приемных семей с общим контингентом детей более 5 тысяч, точнее 5200 воспитанников. Коллегия Минобразования России от 21 января текущего года о состоянии работы органов управления образованием субъектов Российской Федерации, органов опеки и попечительства по устройству детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в семьи, отметила продвижение в сфере создания экспериментальных площадок по патронатному воспитанию и развитию других форм семейного устройства детей. [22].

Продолжена работа по совершенствованию научно-методической базы, обеспечивающей антинаркотическую деятельность органов управления образованием и образовательных учреждений, в том числе и по разработке и изданию учебных программ для проведения в образовательных учреждениях различных типов и видов антинаркотического просвещения, пропаганды здорового и безопасного образа жизни.

Проведена работа по открытию центров реабилитации несовершеннолетних, злоупотребляющих психоактивными веществами, и конкретно такие центры открыты и работают в Краснодарском крае, Калининградской, Самарской и Ульяновской областях.

Огромный пласт работы проделан в части обеспечения летнего отдыха и занятости, в том числе и трудных подростков. Это и профильные лагеря, и обычные оздоровительные, спортивные, технические и так далее. Это серьезный механизм, через который можно решать очень большие проблемы и сокращать поле девиантного поведения за счет увеличения учреждений дополнительного образования, соответствующих школ, дворцов, станций, то есть всего того, что может позитивно отвлечь детей от улицы.

В настоящее время в России, также как и во всем мире, активно развиваются и ис­пользуются на практике различные формы помощи уличным детям. Среди основных можно выделить следующие: социальная работа на улице, мобильные пункты помо­щи, дневные центры (отделения) помощи, центры (отделения) кратковременного проживания, социальные квартиры (гостиницы) и социальные приюты для детей и подростков. Эти формы организации помощи перечислены в порядке повышения “порога доступности”, от самой “низкопороговой” социальной работы на улице (“аутрич”) до “высокопороговых” стационарных программ проживания, таких как социальная квартира или социальный приют. Высота “порога доступности” социаль­ной службы определяется количеством и серьезностью требований, которым должен соответствовать клиент, чтобы получить доступ к услугам той или иной службы. Вы­сота порога доступности зависит не только от положений и других документов, рег­ламентирующих работу социальной службы или учреждения, но также от реальной практики и восприятия это порога несовершеннолетними. Так, несмотря на то, что социальные приюты должны принимать несовершеннолетних круглосуточно, неза­висимо от места их проживания, несовершеннолетние с большим стажем уличной жизни практически никогда не обращаются в приюты самостоятельно, с большим трудом мотивируются на помещение в приют, и очень редко задерживаются там на время, необходимое для завершения программы социальной реабилитации. [9, с. 45].

Итак, перечислим службы помощи несовершеннолетним:

1. “Низкопороговые”:

Уличная социальная служба (“аутрич”)

Мобильный пункт помощи

Дневной центр (отделение) социально-психологической помощи

Отделение кратковременного проживания

2. “Высокопороговые”:

Социальный приют

Социальная квартира

Особенно активно сейчас развиваются низкопороговые службы помощи бес­призорным и безнадзорным несовершеннолетним. Эти службы могут быть созданы и работать при поддержке НКО, или быть встроенными в структуру государственно­го учреждения в качестве его подразделений. Согласно действующим нормативным актам, службы помощи беспризорным и безнадзорным несовершеннолетним могут создаваться в структуре социально-реабилитационных центров для несовершеннолетних, центров социальной помощи семье и детям и комплексных центров соци­ального обслуживания населения. [46].

Таблица 1. Соответствие служб помощи беспризорным и безнадзорным несовершеннолетним структуре государственных учреждений социальной защиты населения

ГУ СРЦН ГУ ЦСПСД ГУ КЦСОН
Уличная социальная служба Отделение профилак­тики безнадзорности несовершеннолетних Отделение профилак­тики безнадзорности детей и подростков
Мобильный пункт помощи Отделение профилак­тики безнадзорности несовершеннолетних Отделение профилак­тики безнадзорности детей и подростков
Дневной Центр СПП Группа дневного пре­бывания и социального патронажа Отделение профилак­тики безнадзорности несовершеннолетних и служба сопровождения семей (социальный патронаж); Отделение дневного пребывания несовер­шеннолетних Отделение профилак­тики безнадзорности детей и подростков; отделение дневного пребывания детей и подростков
Отделение кратковре­менного проживания Социальная гостиница Социально-реабилита­ционное отделение для несовершеннолетних временного прожи­вания (стационарное отделение)
Социальная квартира Социальная гостиница для несовершенно­летних Социальная гостиница для несовершенно­летних

Остановимся подробнее на каждой из форм работы с уличными детьми и подрос­тками.

Уличная социальная служба (аутрич-работа)

Аутрич-работа (от англ. outreach – достижение вовне) – способ установления и поддержания контакта между специалистами социальной службы и целевой груп­пой, потенциально заинтересованной в предоставляемых услугах. Аутрич-работа осуществляется непосредственно в месте нахождения целевой группы и является активным методом социальной работы. Технология аутрич-работы предполагает поиск специалистами социальной службы своих потенциальных клиентов, а также перенос предоставления некоторых услуг (консультирование, информирование, профилактика, снижение рискованного поведения) из учреждений “на улицу”, бли­же к представителям наиболее уязвимых групп. Как уже было сказано, аутрич-работа – это самая “низкопороговая” форма помощи беспризорным и безнадзорным. Для получения помощи от аутрич-работников клиенты должны соответствовать единс­твенному требованию – быть неагрессивными по отношению к специалистам, не создавать угрозы их жизни, здоровью и безопасности. Вместе с тем, для установления взаимоотношений с клиентами на улице от специалистов требуется непредвзятое отношение к детям и подросткам, реалистичные ожидания от клиентов по поводу соблюдения ими графика встреч, правдивости предоставляемой информации и т. п. Метод уличной социальной аутрич-службы сегодня получил распространение в НКО при оказании помощи различным целевым группам (коммерческим секс-работни­цам, наркопотребителям, лицам без определенного места жительства и др.) К сожале­нию, форма уличной аурич-работы практически не применяется государственными учреждениями социальной защиты населения, хотя ее технологии соответствуют це­лям различных структурных подразделений ГУ ЦСПСД и ГУ КЦСОН. [46, с. 40].

Виды помощи, предоставляемой в рамках уличной аутрич-службы:

Первичная социально-психологическая диагностика;

Кризисное консультирование;

Предоставление предметов первой необходимости (носки, гигиенические принадлежности и т. п.);

Направление и сопровождение для получения помощи в другие службы, уч­реждения и организации;

Мотивационное консультирование;

Консультирование по снижению рисков и профилактике рискованного по­ведения;

Междисциплинарное ведение случая, ограниченное рамками уличной ра­боты.

При работе с уличными детьми специалисты аутрич-службы знакомятся с детьми на улицах, вовлекают в общение, предоставляют им предметы первой необходимос­ти, расспрашивают о жизни, о проблемах, распространяют познавательную литера­туру, рассказывают о том, куда можно обратиться за различными видами помощи. Работа в формате аутрич подразумевает длительный контакт с уличными детьми и большую степень доверия специалистов и детей друг к другу. Часто многие из тех, с кем общаются аутрич-работники, видят в них друзей, к которым можно обратиться за помощью, консультацией, задать вопрос, с которым не обратишься к постороннему человеку. Каждого следующего визита ждут, с удовольствием берут специальную литературу, рассказывают о себе. Аутрич-работники в ходе беседы собирают инфор­мацию о проблемах, нуждах и интересах своих подопечных – это необходимо им для дальнейшей работы, предоставления адекватной и оперативной помощи улич­ным детям и подросткам. [46, с. 40].

Мобильный пункт помощи

Мобильный пункт помощи – это разновидность аутрич-работы, при которой уличная служба оснащается автомобильным транспортом (автобусом или микро­автобусом), что позволяет расширить спектр оказываемых услуг. Так, в автобусе можно проводить индивидуальное консультирование, углубленный опрос клиен­тов, оказывать первую доврачебную помощь, а при наличии соответствующего оборудования и персонала – проводить экспресс-тестирование на ВИЧ, гепатиты и другие инфекции. Кроме того, мобильный пункт помощи позволяет доставлять клиентов для получения помощи в различные службы и организации (например, дневные Центры СПП, Центр СПИДа и другие лечебные учреждения, отделение кратковременного проживания), которыми при других условиях несовершенно­летние не пользуются.

Мобильные пункты помощи не привязаны к определенному адресу, что влечет за собой некоторые трудности, например, клиентам необходимо запомнить и привык­нуть к графику и маршруту движения мобильного пункта. Этот барьер можно преодо­леть установлением и соблюдением четкого расписания перемещений мобильного пункта по городу. Вместе с тем, мобильный пункт позволяет увеличить географичес­кий охват аутрич-службы, установить контакт с большим количеством клиентов и оказать им несколько более качественную и эффективную помощь, по сравнению с той, которую можно оказать на улице. [48, с. 111].

Дневной Центр социально-психологической помощи

Дневные центры социально-психологической помощи (Центры СПП) – доволь­но распространенная форма работы с беспризорными и безнадзорными детьми. В Санкт-Петербурге, помимо организаций “Врачи Мира – США” и “Врачи детям” ана­логичные центры поддерживают и другие НКО (“Детский кризисный центр”, “Гума­нитарное действие”, “Центр “Инновации” и др.) Подобные центры могут функцио­нировать как самостоятельно, так и в качестве отделений более крупных учреждений социальной защиты – центров социального обслуживания населения, социально-ре­абилитационных центров для несовершеннолетних, или территориальных центров социальной помощи семье и детям (см. Таб. 3), о чем свидетельствует наш положи­тельный опыт. Так, Центр СПП организаций “Врачи Мира – США” и “Врачи детям” в Невском районе Санкт-Петербурга долгое время работал как отделение дневного пребывания для несовершеннолетних при ГУ СРЦН “Альмус”. Другой Центр СПП во Фрунзенском районе создавался как отделение профилактики безнадзорности несо­вершеннолетних при ГУ КЦСОН Фрунзенского района. [31].

Дневной Центр СПП – это следующая ступень “низкопороговой” помощи беспри­зорным и безнадзорным несовершеннолетним после уличной аутрич-работы. Для получения доступа к помощи в Центре СПП клиенты, помимо неагрессивного пове­дения в отношении специалистов, должны также быть неагрессивными по отноше­нию к другим клиентам Центра и не находиться в помещении Центра в состоянии наркотической или алкогольной интоксикации. Концепция низкопорогового днев­ного центра помощи эквивалентна западной концепции “дроп-ин”-центра (от англ. drop-in – зайти, заскочить неожиданно или ненадолго). Клиенты в такой центр могут прийти без предварительной записи, не предъявляя никаких документов, с гарантия­ми анонимности и конфиденциальности, если это не противоречит закону. [31].

В отличие от социальной работы на улице, работа в дневном центре происхо­дит в помещении, а значит, возможна в любое время года и в любую погоду. В таких центрах уличные дети и подростки имеют возможность оторваться от своей повсед­невной беспорядочной жизни, согреться в холодное время года, удовлетворить свои бытовые нужды (душ, стрижка, стирка одежды), чего они не могут себе позволить в местах своего обычного обитания. Это те факторы, которые привлекают детей и подростков в дневные центры.

Основная цель дневного Центра СПП – это оказание первичной социаль­но-психологической и первой доврачебной помощи беспризорным и безнадзор­ным несовершеннолетним. Кроме того, деятельность Центра также направлена на оказание помощи семьям этих детей и подростков в тех случаях, когда это возможно. Центр СПП также осуществляет деятельность по профилактике бес­призорности и безнадзорности, профилактике употребления ПАВ, профилактике ИППП и ВИЧ.

Виды помощи, предоставляемой Центром СПП

Первичная социально-психологическая диагностика;

Доврачебный осмотр и первая медицинская помощь;

Санитарно-гигиеническая помощь (душ, стрижка, стирка одежды);

Комплексное междисциплинарное ведение случая по индивидуальному плану;

Кризисное психологическое консультирование;

Социально-правовое консультирование;

Помощь в получении или восстановлении утраченных документов;

Организация различных видов социальной, медицинской и психологичес­кой помощи и помощь в получении доступа к ней;

Профилактика различных форм рискованного поведения, снижение рисков;

Восстановление и формирование у несовершеннолетних социальных навыков;

Индивидуальное и семейное психологическое консультирование;

Помощь в дальнейшей реабилитации, адаптации и жизнеустройстве несо­вершеннолетних, восстановление семейных связей;

Помощь в обучении;

Профориентация, помощь в получении профессионального образования и трудоустройстве;

Организация и проведение досуговых мероприятий.

Центр социально-психологической помощи призван способствовать реабили­тации, социальной адаптации и дальнейшему жизнеустройству беспризорных и безнадзорных детей и подростков. Как служба, созданная для оказания экстренной первичной помощи, Центр СПП не может самостоятельно достичь целей долговре­менной социально-психологической реабилитации несовершеннолетних без при­влечения других государственных и общественных ресурсов, таких как приюты, реа­билитационные центры, органы опеки и попечительства и т. п. Таким образом, Центр СПП выступает в качестве первичного звена в системе реабилитации уличных детей и подростков. [15, с. 66].

Основу деятельности Центра составляет адресная социально-психологическая и профилактическая помощь конкретным беспризорным и безнадзорным несовер­шеннолетним, а также их семьям, в соответствии с их индивидуальными потреб­ностями; комплексность и своевременность оказания помощи; непрерывность и систематичность в организации социально-реабилитационных мероприятий и со­циального сопровождения.

Отделение кратковременного проживания

Отделение кратковременного проживания может создаваться на базе ГУ ЦСПСД (“Социально-реабилитационное отделение для несовершеннолетних временного проживания”), или ГУ СРЦН (“Социальная гостиница – отделение временного пребывания несовершеннолетних в возрасте 15-18 лет”, см. Таб. 3), что предусмотрено соответствующими ведомственными рекомендациями и Кон­цепцией развития системы социальной защиты населения Санкт-Петербурга на 2006-2010 гг. Отделение кратковременного проживания необходимо для оказа­ния кризисной помощи несовершеннолетним. Примерами таких кризисных си­туаций могут служить:

Недавний уход несовершеннолетнего из дома или интернатного учреждения вследствие насилия или конфликта;

Установление положительного диагноза на ВИЧ-инфекцию по результатам экс­пресс-теста и запланированная госпитализация в Центр СПИДа;

Подготовка несовершеннолетнего к помещению в приют или возвращению в интернатное учреждение, и др.

Круглосуточное пребывание несовершеннолетнего в Отделении кратковременного проживания предоставляет дополнительные возможности для создания безопасных ус­ловий проживания и подготовки дальнейших шагов по его реабилитации (направление в приют, в больницу, в реабилитационный центр, возвращение в семью и т. д.). Наличие От­деления кратковременного ночного пребывания позволяет эффективнее организовать работу по оказанию экстренной психологической помощи и снятию стрессового состо­яния в ранний послекризисный период для детей и подростков, оказавшихся в трудной жизненной ситуации или социально опасном положении [15, с. 70].

Порог к доступу в Отделение кратковременного проживания находится на сту­пеньку выше, чем у Центра СПП. Дополнительным требованием к получению помо­щи является наличие сервисного плана по случаю данного клиента, с обоснованием необходимости размещения в Отделении и планом мероприятий по данному случаю. В Отделение кратковременного проживания помещаются клиенты Центра СПП или уличной аутрич-службы, с которыми проведена первичная и углубленная психо­социальная оценка, а также составлен план ведения случая. И клиент, и тем более специалист, ответственный за случай, должны иметь четкое представление о том, что они будут делать на следующее утро после размещения несовершеннолетнего в отде­лении. Размещение в Отделении кратковременного проживания требует от клиента большей мотивации на изменение собственной жизненной ситуации, чем получение помощи в Центре СПП. Тем не менее, мы относим Отделение кратковременного про­живания к категории низкопороговых служб.

Социальный приют для детей

Социальный приют, вместе с социально-реабилитационным центром для несо­вершеннолетних и центром помощи детям, оставшимся без попечения родителей, относится к учреждениям для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной ре­абилитации13. Основными направлениями деятельности этих учреждений являются:

Профилактика безнадзорности несовершеннолетних, оказание помощи по ликвидации трудной ситуации в семье ребенка;

Обеспечение несовершеннолетним временного проживания на полном госу­дарственном обеспечении до определения и осуществления совместно с орга­нами опеки и попечительства оптимальных форм жизнеустройства;

Обеспечение доступности и своевременности квалифицированной социаль­ной, правовой, психолого-медико-педагогической помощи несовершеннолет­ним на основе индивидуальных программ социальной реабилитации.

По сложившейся практике, а также по восприятию уличных подростков, приюты являются достаточно крупными учреждениями и относятся к высокопороговым службам помощи. Такая форма реабилитации как приют наиболее эффективна при оказании помощи детям дошкольного, младшего или среднего школьного возраста, которые были изъяты из неблагополучных семей или попали в приют по другим причинам, но без длительного периода пребывания на улице. Подростки же, особен­но имеющие стаж уличной жизни, обычно “выпадают” из этой системы, поскольку требуют большей независимости и самостоятельности, не хотят жить в большом де­тском, или “сиротском”, учреждении и следовать его правилам. [33, с. 78].

Методика работы социальных приютов для детей хорошо отлажена на основе многолетнего опыта, а порядок работы подробно регламентирован федеральным за­коном, а также правительственными и ведомственными постановлениями

Социальная квартира

Социальная квартира – это форма реабилитационной работы, при которой не­совершеннолетним, находящимся в трудной жизненной ситуации или социальноопасном положении, предоставляется временное жилье в условиях максимально приближенным к домашним, с одновременным осуществлением индивидуальных социально-реабилитационных программ и оказанием правовой, психологической и педагогической помощи. Целью социальной квартиры является социально-пси­хологическая реабилитация и адаптация несовершеннолетних, возвращение их в кровную семью, или подготовка к независимому проживанию и помощь в решении жилищных вопросов. Социальная квартира является формой реабилитации подрос­тков, альтернативной сложившейся системе социальных приютов для детей. В соци­альной квартире, рассчитанной на 5-10 подростков, им предоставляется некоторая степень свободы, одновременно с вполне определенными требованиями по самоор­ганизации и самообслуживанию, обязательному продолжению учебы или трудоуст­ройству, участию в социальной жизни квартиры и т. п. Создание социальных квартир (гостиниц) для несовершеннолетних предусмотрено Концепцией развития системы социальной защиты населения Санкт-Петербурга на 2006-2010 гг. [31].

Порог доступа к услугам социальной квартиры – самый высокий из всех перечис­ленных выше форм помощи беспризорным и безнадзорным несовершеннолетним. От подростка требуется серьезная мотивация, чтобы следовать всем требованиям и правилам проживания в социальной квартире. В связи с этим, добровольный пре­ждевременный отказ от программы реабилитации и самостоятельный уход из со­циальной квартиры недостаточно подготовленных клиентов можно считать в оп­ределенной степени оправданным. Вместе с тем, от специалистов по социальной работе и юристов требуется, совместно с клиентами, в ограниченные сроки до окон­чания программы реабилитации решить один из самых сложных вопросов нашей действительности – жилищный. В январе 2008 г. исполняется один год с момента открытия организациями “Врачи детям”, “Врачи Мира – США” и Администрацией и ГУ КЦСОН Калининского района Санкт-Петербурга социальной квартиры для под­ростков 15-18 лет. За это время помощь получили 15 несовершеннолетних, и у нас уже есть первые успехи. Однако в данном руководстве мы не будем подробно оста­навливаться на высокопороговых программах реабилитации. [31].

2.2. Деятельность социальных служб по работе с безнадзорными и беспризорными за рубежом

Ликвидация и профилактика беспризорности требуют гуманного подхода к личности на основе сотрудничества и координации усилий государственных, общественных и частных организаций. Во многих государствах наряду с общими социальными существуют специальные попечительские программы. Большую работу в реализации программ помощи беспризорным детям ведет ЮНИСЕФ.

Опыт многих стран показал, что традиционные меры профилактики беспризорности (создание специальных воспитательных учреждений: детских домов, приютов и т. д.), а также содержание беспризорных детей, совершивших какие-либо проступки, в закрытых учреждениях не приносят ожидаемого результата.

За рубежом часто используется неофициальный термин – дети улиц, или уличные дети – несовершеннолетние, которые посто­янно проживают или значительную часть своего времени проводят на улице. Однако именно из-за своей широты, этот термин страдает неточ­ностью, поскольку он не отражает нюансов социального статуса ребенка. Детский Фонд ООН (ЮНИСЕФ) различает “детей улиц” ( children of the street), т. е. тех, которые постоянно живут вне дома, вне семьи или интернатного учреждения, “детей на ули­цах” ( children on the street), т. е. тех, которые сохраняют связь с семьей и проводят на улице лишь часть времени, и “детей из уличных семей” ( street – family children), т. е. тех, которые живут на улице вместе со своими родителями.

Реабилитация уличных детей и подростков, имеющая целью возвращение их к кровным родителям, помещение в замещающую семью, направление в интерна­тное учреждение или адаптацию к успешному независимому проживанию, является сложным и длительным процессом, который предполагает вовлечение различных служб, как государственных, так и общественных. Однако начальным звеном этой длительной и кропотливой работы является служба первичной помощи детям улиц. Эта служба включает несколько низкопороговых, т. е. легко доступных и дружествен­ных клиентам, компонентов, таких как уличная социальная работа (“аутрич”), мо­бильный пункт помощи, центр дневного пребывания с социально-психологической и санитарно-гигиенической помощью и отделение кратковременного кризисного проживания. Низкопороговая служба первичной помощи является точкой первого контакта социальных служб с такой труднодоступной и высокомобильной целевой группой, которую представляют беспризорные и безнадзорные дети и подростки. Для этих клиентов низкопороговая служба зачастую становится единственной “две­рью” в общество и шансом возвратиться в него.

В Соединенных Штатах Америки, которые считаются родиной социальной работы, традиции социальной помощи, как и во всех других странах, закладывались в благотворительной и филантропической деятельности церкви, частных лиц и общественных организаций еще в XVIII-XIX вв. Однако постепенно сам процесс оказания конкретной помощи нуждающимся в разных ее формах сконцентрировался в руках особой категории работников – так называемых социальных работников, которые трудились в детских приютах, лечебницах для неимущих, распределяли разного вида пособия и т. д.

Действующая в настоящее время в этой стране система социальной помощи населению является гибкой и сложной. Во-первых, существуют государственные службы, оказывающие разного вида помощь: Управление по социальному обеспечению, Министерство сельского хозяйства (продовольственная помощь), Детское бюро (программа по защите прав и интересов детей), Служба защиты детей (оказание социальной, медицинской, юридической, жилищной и опекунской помощи). Помимо этого действует разветвленная сеть частных служб.

Социальная помощь детям осуществляется через систему детских учреждений, которая включает учреждения общего и специального типа.

Важное место в системе детских учреждений занимает широкая сеть приютов для сирот и брошенных детей, в которых воспитателями являются профессиональные социальные работники.

В 60 – 70-е гг. получили распространение приюты для детей и подростков, испытавших эмоциональный срыв. Эти учреждения функционируют на стационарной основе и выполняют функцию реабилитационных центров, куда направляются дети из неблагополучных семей, подростки, бежавшие из дома или совершившие мелкие преступления. Каждый центр рассчитан на 8 -10 детей. Таких центров по стране насчитывается более 200. Воспитатели, главная задача которых – снять стресс, пережитый ребенком, исполняют роль советчиков, работают индивидуально с каждым, а также со всей группой. Такого рода кризисные центры получили широкое распространение и в других странах.

Существует в США также сеть детских исправительных учреждений, подчиненных властям штатов. К ним относятся специальные школы для малолетних преступников, куда дети попадают по направлению суда, тюрьмы, колонии, детские приемники. Основной персонал здесь составляют социальные работники.

Европейские модели социальной помощи отличаются от американской высокой степенью участия государства, большим охватом населения различными социальными услугами и видами помощи, что является общим для всех государств Западной Европы.

В Нидерландах наряду с детскими домами и приютами для детей и подростков с психосоциальными проблемами появились и такие формы социальной работы, как помещение ребенка в другую семью, проживающую в том же месте, или дневная помощь. Возникновение таких форм социально-педагогической помощи было связано с осознанием того, что удаление подростков из домашней обстановки и привычного окружения имеет много недостатков. Во-первых, помещенные в специальные места пребывания (интернаты, приюты и т. п.) они утрачивают связь со своей социальной средой. Во-вторых, как показал многолетний опыт, совместное содержание подростков с проблемами вызывает еще большее количество проблем. И, наконец, содержание специальных мест пребывания является очень дорогой формой оказания социальной помощи. Кроме того, эта форма помощи позволяет одновременно работать и с подростком, и с его семьей, налаживая их взаимодействие. [8, с. 45].

Программа дневной помощи была создана для работы с подростками в возрасте от 12 до 21 года, как правило, бросившими школу и не нашедшими места работы, имеющими минимальную социальную поддержку и желающими изменить ситуацию. Реализуется эта программа через центр по оказанию социальной помощи молодежи, где с подростками, которые остаются жить в семье, работают по группам (10 человек в группе). Работа ведется интенсивно и направлена на предоставление подросткам возможности приобретения положительного опыта, улучшение их представления о самих себе, развитие у них социальных навыков, обеспечение общественной перспективы. Во время реализации программы дневной помощи учение временно отодвигается на второй план и акцент переносится на оказание именно социальной помощи. Финансируется программа дневной помощи на 100 % государством. [8].

Представляет интерес и такой учебно-производственный проект, как “Гаагские учебные мастерские”. Они начали работу в 1989 г. по инициативе муниципалитета Гааги, поэтому целиком относятся к его компетенции и предназначены для молодых людей, в течение длительного времени не имеющих работы. Суть проекта заключается в том, что молодые люди из числа безработных обучаются в мастерских и по окончании четырех-пятимесячного курса получают удостоверение, гарантирующее им рабочее место или возможность продолжать учение. Во время обучения они сохраняют статус безработных, а поэтому за ними остается право на получение пособия по безработице. Цель проекта – повысить мотивацию молодых людей и их активность на рынке труда. Это осуществляется путем индивидуализированного подхода и дифференцированного подбора учебной траектории для каждого. В рамках проекта применяется так называемый рамочный подход, предназначенный для молодых людей с различным уровнем отставания в учении и профессиональной подготовке. [8].

Примером социального учреждения нового типа, созданного по частной инициативе, может служить пансион “Зейзихт” для работы с бездомной молодежью. Он был открыт в 1990 г. и оказывает помощь в тех случаях, когда обычная сеть социальных служб не справляется с задачей. В пансионе бездомные подростки могут найти приют за сравнительно небольшую плату, которую они выплачивают из средств, получаемых в качестве пособия (в Нидерландах все молодые люди, достигшие 18 лет, имеют право на пособие). Условия пребывания в пансионе сравнимы с гостиничными, однако принципиальной особенностью является то, что работа здесь строится на доброжелательной по отношению к клиентам основе. Работники пансиона выполняют функцию не наставников, а скорее распорядителей, которые устанавливают с подростками доверительные отношения, стараются оказать им психологическую поддержку. В свое время предпринимались попытки организовывать для клиентов пансиона специальные курсы, однако они потерпели неудачу, так как все это слишком напоминало подросткам, живущим в пансионе, о социальных учреждениях, а они обычно уже имеют неудачный опыт пребывания в них. [8, с. 45].

В Финляндии применяются такие формы, как временное или постоянное содержание в другой семье или специализированном детском учреждении. При этом в обязательном порядке детям предоставляется возможность поддерживать контакты с близкими людьми.

Хорошо развита сеть наркологических служб, осуществляющих лечение и реабилитацию наркоманов и их семей.

Социальная работа в Великобритании осуществляется государственными и общественными организациями, а также частными агентствами. Вся система финансируется и поддерживается муниципальными советами, советами общин, отделениями социальной помощи, региональными комитетами здравоохранения и социального обеспечения, общественными и частными агентствами. [28, с. 53].

В Германии, в отличие от США и ряда других европейских стран, социальная работа и социальная педагогика являются хотя и тесно взаимосвязанными, но все же самостоятельными областями науки и профессиональными сферами деятельности. Социальная помощь в Германии приобретает все более комплексный характер. Индивидуальные проблемы постоянно рассматриваются в социальном контексте. Поведенческие проблемы отдельных клиентов объясняются в зависимости от личностных качеств, но также и в связи с условиями жизни, отношениями с окружающими и т. д. Таким образом, на практике оказывается, что педагогические и социально-экономические меры должны всесторонне дополнять друг друга. [26].

В Бельгии широко используется термин ортопедагогика. Подобно педагогике ортопедагогика предусматривает предварительное изучение образовательно-воспитательной ситуации ребенка с целью отыскать те факторы внешнего и внутреннего характера, которые стали причиной проблемной ситуации, и выяснить, можно ли их каким-то образом изменить. Конечная цель ортопедагогики – восстановление нормальной жизни ребенка. Если это удается, то ребенок оказывается уже в сфере нормального педагогического воздействия.

Учреждения социально-педагогической помощи в Бельгии разнообразны. Можно привести несколько примеров, характеризующих всю систему и организационные подходы в целом.

Крупный институт, который называется “Наши дети”, предназначен для содержания детей, которые по тем или иным причинам оказались вне семьи. Он представляет собой сеть отдельных учреждений на 15-20 человек каждое, которые расположены в небольших городках или деревнях.

Появился этот институт как монастырский приют для детей-сирот. Но постепенно, по мере того, как государство стало предъявлять свои требования к программам работы с детьми, контролировать деятельность приюта, монастырь отстранился. То есть в настоящее время институт принадлежит монастырю, но финансируется и организуется работа этого учреждения государством, которое оплачивает здания и коммунальные расходы, содержание детей, заработную плату работников. Каждые два года правительственная инспекция проверяет программы работы с детьми, условия их содержания, прогресс в воспитании детей и решает, выделять ли финансирование на следующий период.

Основной контингент учреждения составляют дети, которые изъяты из семьи по решению специальных комиссий. Причиной могут быть как объективные обстоятельства, например, болезнь единственного родителя (помещение его в клинику для наркоманов или психиатрическую лечебницу и т. п.), так и неспособность семьи справляться со своими родительскими обязанностями (асоциальное поведение, отсутствие контакта с ребенком и положительного влияния на него и т. п.). Существуют специальные службы по месту жительства, которые выявляют такие семьи и таких детей. Родители, дети которых помещены в подобные учреждения, платят государству (но не учреждению).

В отдельных учреждениях содержатся разные по полу категории детей: в одних – только мальчики, в других – только девочки; различны и возрастные характеристики воспитанников: контингент может быть разновозрастный или, например, только подростки 14 – 18 лет. Но везде каждый ребенок живет в отдельной комнате, которую обставляет по своему вкусу. Дети ездят в школу, могут выходить в свободное время из приюта, принимают участие в приготовлении еды, уборке помещений. Поощряется работа детей в свободное от учения время, например, на фабрике (мытье бутылок и другая неквалифицированная работа), в ресторане или кафе (мытье посуды и т. п.). Заработанные деньги дети могут тратить по своему усмотрению.

Всего в институте содержится около 100 детей разного возраста. На весь институт один директор, два заместителя, один орто-педагог (имеет университетское образование, вырабатывает и контролирует методику работы с каждым ребенком на основе всей полученной о нем информации; несет главную ответственность за воспитание и развитие ребенка), полторы ставки социальных работников (имеют высшее, но не университетское образование, работают с семьями, государственными учреждениями, собирают информацию о детях, которые поступают в институт). Кроме того, в каждом учреждении один старший воспитатель и пять-семь посменных воспитателей (днем, когда все в школе, и ночью – один, а вечером – три). Воспитатели должны иметь высшее не университетское образование. Их оплата производится по трем уровням: наиболее высоко оплачиваемыми являются работники, имеющие специальное образование в области социальной педагогики или социальной работы; по второму уровню оплачиваются люди, имеющие высшее, но другое (например, инженерное) образование; по низшему – не имеющие образования.

Другой характерный пример – учреждение “De Steiger”. В него входят четыре семейных дома, одинаковых по организации и примерно равных по количеству детей. Расположены дома в разных деревнях. Общий штат учреждения состоит из директора, административных служащих, одного ортопедагога и двух социальных работников.

В каждом семейном доме главными фигурами являются семейная пара (муж и жена) с детьми, которые живут вместе с детьми-клиентами. Кроме них две с половиной ставки воспитателей, которые подменяют их, а также вспомогательный персонал (готовит еду, убирает помещение). Эти учреждения появились 30 с лишним лет назад как “семейные детские дома”, в которых семья брала на воспитание детей и воспитывала их вместе со своими, все дети называли родителей-воспитателей мамой и папой и т. д. Но со временем стало ясно, что это очень трудно для воспитателей и что необходима дистанция между ними и воспитанниками. Также контакт собственных детей с приемными часто оборачивался не в пользу первых. Поэтому система несколько трансформировалась: теперь семья воспитателей живет три недели в семейном доме, и на неделю уезжает в свой собственный, как правило, расположенный в другом месте, который закрыт для воспитанников. Во время их отсутствия с детьми работают воспитатели.

Обязательным условием работы в таком семейном доме для семейной пары является наличие специального образования у обоих.

Контингент детей в семейном доме – разнополый и разновозрастный, как в многодетной семье: от трех (когда ребенка принимают в детский сад) до 18 лет. Максимальное количество детей – 11 человек, живут по два человека в комнате. Детей могут навещать родственники, но они общаются только в холле.

У детей, которые имеют родителей, есть счет в банке, на который родители обязаны положить определенную сумму, равную общей сумме тех пособий, которые государство выплачивает на детей. К 18 годам, когда ребенок начинает жить самостоятельно, у него накапливается определенная сумма денег.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что одним из механизмов регулирования деятельности государственных органов по разрешению правовых вопросов в отношении несовершеннолетних является Федеральный закон от 24 июня 1999 г. “Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних”

В настоящее время в России, также как и во всем мире, активно развиваются и ис­пользуются на практике различные формы помощи уличным детям. Среди основных можно выделить следующие: социальная работа на улице, мобильные пункты помо­щи, дневные центры (отделения) помощи, центры (отделения) кратковременного проживания, социальные квартиры (гостиницы) и социальные приюты для детей и подростков. Эти формы организации помощи перечислены в порядке повышения “порога доступности”, от самой “низкопороговой” социальной работы на улице (“аутрич”) до “высокопороговых” стационарных программ проживания, таких как социальная квартира или социальный приют.

Глава 3. Особенности и специфика профилактической работы с беспризорными и безнадзорными несовершеннолетними в Санкт-Петербурге 3.1. Социальная реабилитация беспризорных и безнадзорных в Санкт-Петербурге

В городе сложилась чрезвычайная ситуация с детской безнадзорностью и беспризорностью: десятки несовершенно летних детей ежедневно оказывается выброшенными на улицу.

В ответ на эту ситуацию в Санкт-Петербурге создаются детские социальные учреждения, как то: социально-реабилитационные центры, кризисные службы, социальные гостиницы, центры помощи выпускникам детских домов. Только в 7-ми учреждениях, подведомственных Комитету по социальной политике, находится более 300 детей.

Правительством Санкт-Петербурга принято постановление “О мерах по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей”, утверждена Программа развития системы социальных приютов для беспризорных детей и подростков. Разработано и утверждено положение о семейных воспитательных группах и подразделениях детских социозащитных учреждений позволяющая оперативно передавать детей в семьи, не дожидаясь окончательного решения о лишении их родительских прав.

В городе создан Центр усыновления, опеки и попечительства.

К началу 2008 г., служба помощи беспризорным и безнадзорным несовершенно­летним, созданная в Санкт-Петербурге организациями “Врачи Мира – США” и “Врачи детям” в партнерстве с государственными учреждениями социальной защиты насе­ления, состоит из следующих компонентов преемственной помощи:

Уличная социальная служба (аутрич);

Мобильный пункт помощи;

Центры СПП:

Отделение кризисной помощи несовершеннолетним в ГУ СРЦН Фрунзенс­кого района;

Отделение дневного пребывания несовершеннолетних в ГУ ЦСПСД Невского района;

Отделение кратковременного проживания в ГУ СРЦН Фрунзенского района;

Социальная квартира для несовершеннолетних 15-18 лет – отделение ГУ КЦСОН Калининского района.

Эти службы работают при организационной, методической и финансовой поддержке международной гуманитарной организации “Врачи Мира – США” и Санкт-Петербургской общественной организации “Врачи детям”. Центр СПП в Невском районе функционирует с 2001 г., во Фрунзенском – с 2005 г. Уличная социальная служба (“аутрич”) действует с августа 2006 г., а Отделение кратков­ременного проживания и социальная квартира – с января 2007 г. К концу 2007 г. служба помощи беспризорным и безнадзорным несовершеннолетним оказала поддержку в общей сложности 1128 детям и подросткам, при этом 524 человек посетили Невский Центр СПП, 691 – Фрунзенский, и 274 человека посещали оба центра. За все время работы в 2001-2007 г. Центры СПП приняли более 25.100 по­сещений. Более 400 несовершеннолетних получили помощь в условиях уличной аутрич-работы. В 2007 г. в Отделении кратковременного проживания 107 несо­вершеннолетних провели 1341 койко-день, и еще 15 человек получили помощь в Социальной квартире.

Рассмотрим подробнее организацию работы в низкопороговой службе помощи беспризорным и безнадзорным несовершеннолетним, которая включает уличную аурич-работу с мобильным пунктом помощи, Центры СПП и Отделение кратковре­менного проживания.

Основными задачами уличной аутрич-службы являются установление контакта с беспризорными и безнадзорными несовершеннолетними в местах их прожи­вания и времяпровождения, консультирование в условиях улицы и направление или сопровождение для получения помощи в другие службы (Центры СПП, Отде­ление временного проживания) и другие организации. Аутрич-работники чаще всего имеют дело с наиболее дезадаптированными клиентами, которые практику­ют самые рискованные формы поведения, не мотивированы на изменение образа жизни и не вовлечены во взаимодействие с другими социальными службами. На аутрич-работтников ложится самая сложная задача первичного взаимодействия и мотивации несовершеннолетних. В связи с этим, главным качеством члена аут-рич-команды является способность непредвзятого общения с представителями целевой группы. С этим требованием лучше всего справляются либо специалисты с психологическим образованием, либо специалисты, имеющие уже достаточный опыт работы с уличными детьми и подростками, либо равные консультанты из числа бывших клиентов.

Работа на улице из соображений личной безопасности должна осуществляться как минимум в паре, поэтому штатное расписание аутрич-службы должно состоять, по меньшей мере, из двух человек специалиста по социальной работе и психолога, один из которых выполняет функции координатора. В зависимости от имеющихся ресурсов и географии уличной работы, штатное расписание может расширяться и включать еще водителя, медицинского работника, а также нескольких специалистов по социальной работе и психологов (см. Таблицу 2).

Таблица 2. Примерное штатное расписание уличной аутрич-службы

Должности Количество
Руководитель (координатор) 1
Специалисты по социальной работе 2-6
Психолог 1-2
Водитель (при наличии мобильного пункта помощи) 1
Медицинская сестра (лаборант, при наличии мобильного пункта помощи) 1
Итого: 4-11

Для успешного установления контакта с детьми на улице аутрич-работников не­обходимо снабдить недорогими, но востребованными в среде клиентов предмета­ми обихода и продуктами питания, такими как носки, женские гигиенические про­кладки, фруктовый сок в мелкой таре (200 мл), небольшие хлебобулочные изделия в пластиковой упаковке. Эти предметы можно заранее расфасовать, и в каждый пакет включить также материалы по профилактике рискованного поведения, презервати­вы, информацию о социальных службах для уличных детей и подростков и т. п.

Важным этапом в организации работы уличной аутрич-службы является карти­рование территории и разработка маршрутов. Картирование, т. е. определение мест проживания и времяпровождения беспризорных и безнадзорных несовершеннолет­них, необходимо проводить постоянно, поскольку целевая группа чрезвычайно мо­бильна, и топографическая картина постоянно меняется.

Картирование состоит из нескольких этапов. Вначале следует составить ис­черпывающий список всех мест, где достоверно известно или потенциально возможно нахождение уличных детей и подростков. Такие места включают круп­ные транспортные узлы (железнодорожные и автобусные вокзалы, оживленные станции метрополитена), торговые центры и рынки, парки культуры, и т. п. До­полнительную информацию можно получить от сотрудников партнерских ор­ганизаций, работающих с уличными детьми, муниципальных органов опеки и попечительства, КДН, социальных педагогов и даже сотрудников милиции. В дальнейшем эта информация будет дополняться собственными наблюдениями аутрич-работников, а также самими клиентами.

Вторым этапом картирования является методическая проверка всех мест уличных “тусовок” с составлением описания каждого из них.

Информация о сайте включает его точ­ное местонахождение, количество потенциальных клиентов, их возрастной и поло­вой состав, род деятельности или интересов (поскольку каждая из “тусовок” на чем-то “специализируется”), а также время функционирования сайта, которое зависит от рода занятий членов “тусовки”. Уже во время первичного картирования начинается ведение случая – установление контакта с клиентами, первич­ная оценка их потребностей и проблем, оказание им помощи в условиях улицы и направление в Центры СПП и другие службы.

Работа Центра СПП организуется согласно его положению и технологии работы.

Чтобы осуществлять многочисленные и разнообразные профессиональные зада­чи, штатное расписание Центра СПП должно включать следующий персонал:

Руководитель (координатор, заведующий отделением) – специалист в одной из областей деятельности Центра СПП (социальная, психологическая, педагоги­ческая помощь), с опытом работы с беспризорными и безнадзорными детьми. Помимо выполнения организационно-административной функции, руководи­тель может также участвовать в оказании помощи клиентам по своей основной специальности;

Специалист по социальной работе: при наличии ресурсов, для оказания качес­твенной социальной помощи клиентам в штате Центра СПП желательно иметь не одного, а двух-трех специалистов по социальной работе, поскольку именно они несут основную нагрузку по ведению случая. Количество специалистов по социальной работе также зависит от количества клиентов Центра: в начале ра­боты можно обойтись одним сотрудником, а по мере увеличения числа клиен­тов расширять штат;

Психолог: обычно достаточно одной штатной единицы, но при большом коли­честве клиентов Центра СПП может понадобиться второй психолог; психолог осуществляет психологическую диагностику и консультирование (индивидуаль­ное и групповое) уличных детей и подростков, а также членов их семей, участ­вует в разработке и организации тренингов и образовательных программ.

Медицинский работник (медицинская сестра): несмотря на ограниченный объ­ем медицинской помощи, присутствие в штате медицинской сестры необходи­мо для осуществления доврачебного осмотра и оказания первой доврачебной и санитарно-гигиенической помощи.

Педагог-воспитатель: его основные функции заключаются в организации до­суга клиентов, когда они не заняты работой с одним из специалистов Центра СПП. Как и в случае с другими сотрудниками, при большом количестве кли­ентов, достаточном количестве помещений и необходимости разделения по­токов клиентов, могут понадобиться дополнительные педагоги-воспитатели. Дополнительные педагоги также необходимы для организации индивидуаль­ной репетиторской работы с клиентами в курсе программы средней школы для улучшения успеваемости и уменьшения отставания по программе.

При наличии достаточных ресурсов, оптимальный штат Центра СПП составляет 6 че­ловек, а при большом количестве клиентов он может быть увеличен до 10 человек.

Таблица 3. Примерное штатное расписание Центра СПП

Должности Количество
Руководитель (координатор, заведующий) 1
Специалисты по социальной работе 2-3
Психолог 1-2
Медицинская сестра 1
Педагог-воспитатель 1-3
Уборщица 0,25
Итого: 6-10

Виды помощи, предоставляемые в рамках деятельности Центра СПП, включают:

Медицинская и санитарно-гигиеническая помощь

Доврачебный осмотр и доврачебная медицинская помощь;

Первая медицинская помощь в случае травм, острых состояний и заболеваний;

Направление в лечебные учреждения для получения квалифицированной и специализированной медицинской помощи;

Санитарная обработка против педикулеза и чесотки;

Гигиенический душ и смена белья и одежды;

Стирка белья и одежды;

Индивидуальное и групповое консультирование по профилактике инфекций, пе­редающихся половым путем, ВИЧ/СПИД, контрацепции, наркозависимости; ин­дивидуальное до – и послетестовое консультирование по вопросам ВИЧ/СПИДа, направление на тестирование.

Социальная помощь

Консультирование по социальным вопросам (вопросы жизнеустройства, на­значения и выплаты пособий, защиты имущественных и других прав и пр.);

Помощь в оформлении утраченных или отсутствующих документов (свиде­тельство о рождении, паспорт, гражданство, полис обязательного медицинско­го страхования, единый проездной билет);

Помощь в получении пособий и льгот;

Помощь в восстановлении по месту учебы, поступлении в учебное заведение;

Сопровождение клиентов в государственные учреждения и организации.

Психологическая помощь:

Психологическое консультирование (индивидуальное и групповое);

Психодиагностика;

Помощь при кризисных состояниях;

Консультирование и психотерапия семьи;

Профориентация.

Педагогическая помощь:

Организация и проведение досуговых мероприятий;

Репетиторская помощь по программе средней школы;

Обучение навыкам компьютерной грамотности.

Примерный перечень помещений Центра СПП

Прихожая-раздевалка, где клиенты могут оставить верхнюю одежду и дож­даться осмотра медицинским работником. Прихожая должна быть оборудо­вана вешалками и стульями или скамьями;

Медицинский кабинет для осмотра клиентов, оказания доврачебной и пер­вой медицинской помощи, хранения медикаментов. Медицинский кабинет необходимо оборудовать согласно санитарным требованиям для медицин­ского или процедурного кабинета: панели из светлой кафельной плитки, раковина с проточной водой, шкаф для хранения медикаментов и другая мебель с поверхностью, пригодной для антисептической обработки (кушет­ка, стол, стулья, шкаф для документов, весы, ростомер);

Кабинет для приема и консультирования специалистом по социальной ра­боте, оборудованный столом, стульями, компьютером, шкафом для доку­ментов и шкафом для одежды;

Кабинет для приема и консультирования психологом, оборудованный сто­лом, стульями, двумя мягкими креслами, по возможности – компьютером, шкафом для документов и шкафом для одежды;

Игровая, или комната для досуговых занятий, оборудованная, в зависимости от размеров помещения, комплектом мягкой мебели (покрытой моющимся кожезаменителем), несколькими столами, стульями, шкафами для настоль­ных игр и книг, телевизором, видео – или DVD-плейром, музыкальным цен­тром, компьютером, теннисным столом, и т. п. Если позволяет помещение, то можно оборудовать две игровые комнаты, что сделает возможным раз­деление клиентов по возрасту, интересам или видам досуговой и образо­вательной деятельности (что также предполагает занятость не менее двух педагогов-воспитателей);

Кухня-столовая, оборудованная холодильником, плитой, микроволновой печью, раковиной с проточной водой. Это помещение может служить как для приготовления (с разрешения Роспотребнадзора) или разогревания пищи, либо для приготовления чая, а также приема пищи;

Туалеты для клиентов и сотрудников;

Душевые комнаты с альтернативными водонагревательными приспособ­лениями на время отключения или перебоев с горячей водой. В одной из душевых также устанавливается бытовая стиральная машина, желательно с функцией не только отжима, но и сушки белья;

Кладовая для хранения чистой одежды и сменного белья, запаса гигиени­ческих принадлежностей, канцелярских товаров и т. п.

Первый контакт с клиентом в Центре СПП осуществляет медицинский работ­ник. Это является необходимым условием не только при первичном приеме, но и при любом последующем посещении Центра, чтобы исключить пребывание в Центре клиентов с контагиозными заболеваниями, такими как педикулез и чесотка, а также в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения. Это правило должны неукоснительно соблюдать как клиенты, таки сотрудники Центра. Клиенты обычно относятся к такому правилу с должным пониманием, принимая его как своеобразную дисциплинирующую необходи­мость, существующую для обеспечения как санитарной безопасности, так и психологического комфорта всех, кто находится в Центре.

Из правила первичности и обязательности медицинского осмотра вытекают закономерные рекомендации к организации помещения Центра. Во-первых, необходимо наличие просторной прихожей с вешалками для одежды и мес­тами для сидения. Прихожая берет на себя функции своеобразной буферной зоны, где подростки могут раздеться и более-менее комфортно ожидать своей очереди на осмотр. Во-вторых, прихожая должна находиться в непосредствен­ной близости от медицинского кабинета, чтобы минимизировать перемещения подростков по Центру до медосмотра.

После осмотра медицинским работником и санитарно-гигиенических про­цедур подросток присоединяется к деятельности других посетителей и сотруд­ников Центра. Ему может быть назначена встреча с одним из сотрудников Цен­тра СПП – специалистом по социальной работе, ответственным за его случай, с психологом или педагогом. Тогда клиент встречается с этими специалистами, чтобы получить консультацию, обсудить трудности и дальнейшие шаги по вы­полнению сервисного плана. После этого посетитель Центра может принять участие в досуговых мероприятиях, тренингах или групповых занятиях, орга­низованных педагогами-воспитателями, психологами или волонтерами Цент­ра СПП. Так, в наших центрах регулярно проводятся занятия по арт-терапии с участием профессиональных художников и психологов, тренинги для развития навыком коммуникации и профилактики рискованного поведения, различные праздники по поводу знаменательных дат и т. п.

С 2007 г. Центры СПП работают с 14 до 21 часа без выходных. В среднем Центр принимает 10-20 посетителей в день. Помесячный график, отражающий посещаемость в Центров СПП Невского и Фрунзенского районов за 2006 г. при пятидневной рабочей неделе представлен на рис. 7. Две трети клиентов в Цент­рах СПП являются постоянными посетителями: 38,5% клиентов посещают Цент­ры СПП более 10 раз в год, и 27,7% – от 3 до 10 раз. Одна треть клиентов (33,8%) посещает центры один – два раза.

Рис. 7. Посещаемость Центров СПП, 2008 г.

Отделение кратковременного проживания, созданное ГУ СРЦН Фрунзенского района и организациями “Врачи детям” и “Врачи Мира – США”, находится в одном помещении с Центром СПП во Фрунзенском районе. Это позволяет клиентам Отде­ления получать помощь специалистов Центра СПП и участвовать в мероприятиях, организованных для клиентов дневного центра.

Кроме того, клиенты Отделения должны следовать правилам внутреннего распорядка, которые представлены в При­ложении 13. Отделение рассчитано на одновременное пребывание 8 несовершен­нолетних одного пола, либо одновременно до 4 мальчиков и 4 девочек. Отделение представляет собой две спальни с двумя двухъярусными кроватями каждая. Посколь­ку они находятся непосредственно в помещении Центра СМП, то клиенты отделения имеют доступ ко всей инфраструктуре Центра, как и его дневные посетители (душе­вые, медицинский кабинет, игровые комнаты, столовая и т. п.)

Штатное расписание, помимо руководителя (координатора, или заведующей от­делением), включает 7 воспитателей-педагогов для организации посменных ночных дежурств двумя воспитателями. В обязанности воспитателей входит организация быта клиентов Отделения (питание, хозяйственная деятельность по поддержанию порядка и т. п.), организация досуга и выполнение сервисного плана в той части, которая входит в помощь клиентам Отделения временного проживания оказывают специалисты Фрунзенского Центра СПП. В связи с круглосуточным пребыванием клиентов в Отде­лении временного проживания, требуется доставка 3-разового питания.

Служба уличной социальной работы, два Центра СПП и Отделение кратковре­менного проживания представляют собой единую низкопороговую службу преемс­твенной помощи беспризорным и безнадзорным несовершеннолетним.

3.2. Опыт СПбОО “Врачи детям”

“Врачи детям” – общественная организация, в рядах которой состоит 17 членов. Высшим органом самоуправления организации является общее собрание, которое созывается не реже одного раза в год. В промежутках между общими собраниями организацией руководит Правление в составе шести человек, которое возглавляет Председатель. Повседневной работой организации управляют исполнительный директор, финансовый и административный директор, директор по программам, а также координаторы проектов.

Этот проект реализуется в Санкт-Петербурге с 2001 г. в тесном сотрудничестве с Администрациями Фрунзенского и Невского районов и при государственной под­держке из средств гранта, в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации, грантов Агентства США по международному развитию, Всемирного Де­тского Фонда под патронажем Королевы Швеции Сильвии, программы ТАСИС Евро­пейской Комиссии, Комитета по труду и социальной защите населения и Комитета по молодежной политике и взаимодействию с общественными организациями Пра­вительства Санкт-Петербурга и корпорации “Джонсон и Джонсон”. В рамках данного проекта были созданы два Центра социально-психологической помощи (СПП) детям улиц, Отделение кратковременного кризисного проживания и Социальная кварти­ра для подростков, которые были включены в качестве отделений в состав ГУ СРЦН Фрунзенского района, ГУ ЦСПСД Невского района и ГУ ЦСОН Калининского райо­на. Кроме того, методика Центров СПП и низкопороговой службы помощи уличным детям и подросткам была успешно внедрена в организацией “Врачи Мира – США” в г. Чернигове (Украина) в партнерстве с Государственной службой по делам детей. Данное руководство содержит рекомендации по созданию как государственных, так и негосударственных служб первичной низкопороговой помощи беспризорным и безнадзорным детям и подросткам. [54].

В 2001-2007 гг. сотрудники организаций совместно с коллегами из ГУ КЦСОН Фрунзенского района оказали помощь 1128 беспризорным и безнадзор­ным несовершеннолетним в рамках работы Центров СПП во Фрунзенском и Невском районах Санкт-Петербурга, Отделения кратковременного кризисного проживания во Фрунзенском районе, а также уличного аутрич-проекта

Организация “Врачи детям” растет очень динамично: она развивает существующие проекты и начинает новые. В связи с этим количество сотрудников организации увеличилось с 34 человек в начале 2005 года до 69 человек в конце 2006 года. В основном, это социальные работники, педагоги, психологи и медицинские работники. На конец 2008 года число сотрудников Организации составляет более 120 человек. Организация “Врачи детям” пополняет ряды своих членов из числа сотрудников, которые своей деятельностью продемонстрировали приверженность делу защиты прав детей и помощи семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

Ведущим органом организации является общее собрание, которое созывается не реже одного раза в год. В промежутках между общими собраниями организацией руководит Правление в составе шести человек, которое возглавляет Председатель. Повседневной работой организации управляют финансовый и административный директор, директор по программам, исполнительный директор, а также координаторы проектов.

НАПРАВЛЕНИЯ РАБОТЫ

Формирует общественное мнение в отношении детей, оставшихся без попечения родителей, приемных семей и детей группы риска.

Оказывает комплексную помощь детям из неблагополучных семей методом междисциплинарного ведения случая.

Способствует семейному жизнеустройству детей, оставшихся без попечения родителей, путем восстановления родственных связей или размещения детей в российских приемных семьях.

Предупреждает социальное сиротство путем оказания комплексной поддержки семьям группы риска.

Рис. 8. Профессиональное распределение сотрудников “Врачи детям”

ПРОЕКТЫ [54]:

– Центры социально-медицинской помощи детям улиц

– Помощь ВИЧ-инфицированным детям улиц

– Социальная квартира для подростков

– Приемная семья

– Социально-медико-психологический патронаж семей группы риска

– Центр “МАМА+”

Достижения организации в 2007-2008 гг.

– Всего 1441 детей и семей получили помощь организации в течение двух лет, в том числе 212 детей и семей, затронутых проблемой ВИЧ-инфекции.

– 640 уличных детей и подростков получили медицинскую, социальную и психологическую помощь.

– 82 беспризорных и безнадзорных ребенка возвращены в семью или помещены в приют для дальнейшего жизнеустройства, и еще 6 детей возвращены в семью из интернатного учреждения.

– 70 детей избежали изъятия из семьи и остались со своими родителями;

– 122 уличных подростка прошли добровольное консультирование и тестирование на ВИЧ; 26 ВИЧ-положительных подростков обследованы и поставлены на учет в Центре СПИДа.

– Для 71 ребенка из приютов были найдены новые семьи.

– 163 детям, рожденным ВИЧ-положительными женщинами, мы помогли сохранить семейную поддержку, а 10 детей вернули в семьи из интернатных учреждений.

– Завершен ремонт и оснащение социальной квартиры для подростков 15-18 лет, которая в 2007 году приняла своих первых жильцов.

Организацией оказывается психолого-педагогическая помощь:

– психодиагностика, индивидуальное и семейное консультирование детей и родителей;

– групповое консультирование и тренинги;

– помощь в обучении по программе средней школы;

– организация полезного досуга.

Медицинская помощь:

– медицинский осмотр;

– направление в медицинские учреждения;

– первая медицинская помощь;

– санитарно-гигиеническая помощь;

– профилактика ВИЧ, ИППП и других заболеваний.

Социальная помощь:

– социально-юридическое консультирование;

– материальная помощь;

– помощь в оформлении документов и пособий.

В 2008 году Центры СМП предоставили медицинскую, психологическую и социальную помощь 382 детям и подросткам, которые совершили 2461 посещение в Центры. В 2008 году помощь получили 433 клиента (из них 258 новых), которые совершили 5094 посещения. Таким образом, всего в 2007-2008 гг. помощь была оказана 640 уличным детям и подросткам. Однако главный успех работы Центров СМП – это возвращение 82 детей и подростков в семью или помещение в приют для дальнейшего жизнеустройства. [54].

Рис. 9. Количество посещений Центров СМП

Приведем один из примеров работы.

12-летний Влад пришел во Фрунзенский Центр СМП в ноябре 2007 года, вскоре после его открытия. Сотрудники выяснили, что мальчик в течение трех месяцев не посещает школу, основное время проводит на улице, часто голодает. Мать Влада на тот момент не работала и злоупотребляла алкоголем. Отец умер в результате отравления этиловым спиртом еще до рождения ребенка. Социальные работники Центра наладили контакт с матерью мальчика, помогли ей встать на учет в центр занятости и оформить необходимые документы – полис обязательного медицинского страхования, детское пособие, пенсию по потере кормильца, бесплатный проездной билет и др.

Однако мать Влада продолжала регулярно выпивать. Когда инспектор по делам несовершеннолетних обнаружил голодного и больного Влада с высокой температурой одного в пустой квартире, где мать не появлялась несколько дней, встал вопрос о лишении матери родительских прав. Владик был направлен в больницу им. Цимбалина, где его ежедневно навещал специалист Центра СМП.

Много усилий было приложено к работе с матерью, которая не желала расставаться с сыном. Специалисты Центра помогли ей устроиться на работу, бесплатно пройти лечение от алкоголизма, постоянно контролировали ее физическое и психическое состояние. Наши сотрудники также помогли сделать ремонт в квартире и создать условия для комфортного проживания. В взаимодействии с другими организациями был сделан ремонт в квартире и созданы условия для комфортного проживания. В результате, через четыре месяца отдел опеки дал разрешение на возвращение ребенка в семью. В настоящее время Влад живет дома, посещает школу, вместе с мамой они приходят в Центр на встречи с психологом. Его мать работает и воздерживается от употребления алкоголя.

В результате, через четыре месяца отдел опеки дал разрешение на возвращение ребенка в семью. В настоящее время Влад живет дома, посещает школу, вместе с мамой они приходят в Центр на встречи с психологом. Мы продолжим социально-психологическую помощь этой семье для достижения ее полной самостоятельности.

В связи с ростом потребления инъекционных наркотиков уличными детьми и подростками, в их среде катастрофическими темпами распространяется эпидемия ВИЧ-инфекции. В 2008 году, по результатам тестирования на ВИЧ 69 клиентов Невского Центра СМП, 21 (30%) из них оказались ВИЧ-инфицированными. Согласно результатам исследования, проведенного в Санкт-Петербурге весной 2006 года организацией “Врачи Мира – США” совместно с Санкт-Петербургским Центром СПИДа и американским Центром по контролю и профилактике заболеваний (CDC), из 313 представителей уличной молодежи в возрасте 15-19 лет 51% имеют опыт употребления инъекционных наркотиков, 33% используют общие шприцы, 80% практикуют рискованные формы сексуального поведения и 37% инфицированы ВИЧ. [54].

В 2008 году 69 уличных детей и подростков прошли добровольное консультирование и тестирование на ВИЧ. В ответ на выявленную эпидемию ВИЧ-инфекции, в августе 2006 года был начат проект помощи ВИЧ-инфицированным детям улиц. С августа по декабрь 2006 года команда проекта наладила контакт со 107 уличными детьми и подростками. Из них 53 прошли консультирование и тестирование на ВИЧ, в результате чего было выявлено 16 новых случаев ВИЧ-инфекции. 26 из числа ранее выявленных ВИЧ-положительных подростков прошли дополнительное обследование и были поставлены на учет в Центре СПИДа. Кроме того, 5 подростков прошли наркологическое лечение.

Цель проекта – обеспечить доступ ВИЧ-инфицированным уличным подросткам к различным видам помощи, а также предотвратить дальнейшее распространение ВИЧ-инфекции среди беспризорных и безнадзорных подростков.

В августе 2008 года в партнерстве с городским Центром СПИДа была создана мобильная команда в составе уличных (аутрич) работников, психологов и медицинского работника, чтобы вести текущее картирование мест времяпрепровождения уличных детей и подростков, наладить эффективное выявление среди них ВИЧ-инфицированных, предоставить им необходимую помощь и проводить профилактику ВИЧ-инфекции среди беспризорных и безнадзорных детей и подростков.

В этом аспекте оказываются следующие виды помощи:

Медицинская помощь:

– экспресс-тестирование на ВИЧ в мобильной лаборатории;

– направление и сопровождение в Центр СПИДа и другие лечебные учреждения;

– формирование приверженности к антиретровирусной терапии.

Психологическая помощь:

– дотестовое и послетестовое консультирование;

– кризисное консультирование;

– консультирование по изменению рискованного поведения.

Организация “Врачи детям” ежегодно проводит публичные акции с целью привлечь внимание общества к социально значимым проблемам детства и побудить жителей Петербурга к посильному участию в решении этих проблем.

В 2008 году в партнерстве с галереей “Борей” была организована акция в поддержку детей, живущих с ВИЧ. Около 300 жителей Санкт-Петербурга оставили разноцветные отпечатки своих ладоней на белом холсте и таким образом выразили свою позицию в отношении ВИЧ-инфицированных детей. Акция проводилась под девизом “Объединяем людей, помогаем детям”.

Так, в сентябре 2008 года в партнерстве с галереей “Техно-Арт-Центр” провели фотовыставку “Мы смотрим на них – они смотрят на нас”. Выставка объединила фотоработы детей улицы, фоторепортаж волонтеров и архивные фотографии 20-х и 30-х годов прошлого века о жизни беспризорных детей.

К декабрю 2007 года был завершен ремонт и оснащение помещения социальной квартиры площадью 168 кв. м. Квартира рассчитана на проживание 7 клиентов (4 мальчиков и 3 девочек) на период от нескольких месяцев до одного года и более до разрешения трудной жизненной ситуации. К концу 2007 года специалисты собрали и подготовили междисциплинарную команду в составе социальных работников, педагогов-воспитателей и психолога для работы с клиентами социальной квартиры. В январе 2008 года квартира приняла своих первых жителей.

Проект “Приемная семья” был основан в 1999 году специалистами по социальной работе, психологами и медиками организации “Врачи Мира – США” в партнерстве с приютами “Дом милосердия” и “Альмус” для создания благоприятных условий воспитания ребенка в домашнем окружении. В 2002 году в рамках проекта была основана Школа приемных родителей с целью подготовки замещающих семей.

Цель проекта – создание и поддержка российских замещающих семей в качестве альтернативы детским интернатным учреждениям.

В рамках проекта специалисты:

– привлекают потенциальных приемных родителей через социально-информационную кампанию;

– готовят замещающие семьи в Школе приемных родителей;

– в партнерстве с государственными учреждениями и муниципальными органами опеки размещают детей в семьи и осуществляя. n дальнейшее комплексное социально-психологическое сопровождение семей;

-в партнерстве с организацией “EveryChild” координируют работу шести пилотных площадок по жизнеустройству детей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

В течение двух лет было проведено 10 циклов Школы приемных родителей, по 25 часов (10 занятий) каждый. В общей сложности 117 выпускников Школы приемных родителей получили знания и практические навыки, необходимые для успешной адаптации ребенка в замещающей семье. В результате юридической, социальной и психологической подготовки потенциальных приемных родителей 71 ребенок нашел новую семью. В результате разработки единой формы оценки ребенка и семьи, 70 детей избежали изъятия из семьи и остались со своими родителями, 6 детей возвращены из интернатного учреждения в кровную семью.

Чтобы объективно оценить ситуацию риска для ребенка перед принятием решения о его изъятии из семьи, возвращении в кровную семью или помещении в приемную семью, в 2008 году был разработан единый инструмент для принятия решений различными специалистами, призванными защитить права ребенка. Эта работа проводилась в партнерстве с британской благотворительной организацией “Every-Child” под эгидой Комитета по труду и социальной защите населения на нескольких пилотных площадках в Санкт-Петербурге. Результаты нашей совместной деятельности будут опубликованы в конце 2007 года в виде единого протокола оценки риска и оказания помощи детям, находящимся в трудной жизненной ситуации.

В 2008 году в партнерстве с приютами “Альмус” и “Дом Милосердия” было проведено 7 Школ для приемных родителей.

В результате:

– 86 родителей закончили курс;

– 52 ребенка размещено в 37 семьях (на постоянное проживание 18 детей и на временное проживание 34 ребенка).

В декабре 2006 года организация “Врачи детям” при поддержке Комитета по труду и социальной защите населения г. Санкт-Петербурга провела первый городской конкурс “Социальная ответственность власти и бизнеса”. Цель конкурса – стимулировать эффективное взаимодействие органов власти, бизнеса и негосударственных некоммерческих организаций для обеспечения социальной защиты наиболее уязвимых слоев населения. Победителями первого конкурса были названы Отделы социальной защиты населения Фрунзенского и Калининского районов г. Санкт-Петербурга в номинации “Социальная ответственность власти”.

Данный конкурс – возможность признания работы государственных и коммерческих организаций, их вклада в развитие сообщества и помощь детям и семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации. Торжественное вручение премий произошло на благотворительном вечере “Подарок”, организованном “St. Petersburg Times”.

За 2007-2008 годы сотрудники проекта оказали помощь 286 детям, из них 197 – в 2007 году и 170 – в 2008 году. Различные виды медицинской помощи получили 274 клиента, социальную помощь – 85 клиентов, психологическую помощь – 55 клиентов проекта.

ВИЧ-положительные женщины составляют группу высокого риска по отказу от ребенка. Чаще всего это связано с их низким социально-экономическим положением, употреблением наркотиков, ВИЧ-статусом, нежелательной беременностью, конфликтами в семье, отсутствием жилплощади и регистрации по месту жительства. Согласно статистике, в 2005-2006 гг. в Санкт-Петербурге от ВИЧ-инфицированных матерей родился 761 ребенок. До 20% этих женщин оставляют впоследствии своих новорожденных детей на попечение государства.

Центр комплексной помощи семьям с детьми раннего возраста, затронутым проблемой ВИЧ-инфекции, был открыт в феврале 2006 года. Он функционирует в рамках проекта “МАМА+”, совместно осуществляемого организациями “Врачи мира – США”, “Врачи детям” и городской детской инфекционной больницей №3. Центр “МАМА+” с отделением кратковременного пребывания для детей – это первое и пока единственное в Санкт-Петербурге учреждение, предоставляющее возможность ВИЧ-положительной матери оставить ребенка под присмотром квалифицированных специалистов на время, пока она занята оформлением документов и пособий, медицинскими обследованиями или обучением. С апреля 2006 года в Центре “МАМА+” работает проект “Оказание поддержки членам семей и волонтерам, осуществляющим уход на дому за ВИЧ-положительными матерями и их детьми”. В рамках этого проекта была организована “Школа паллиативного ухода”.

Медицинская помощь:

– медицинский осмотр и консультации врачей-специалистов;

– лабораторная и функциональная диагностика;

– направление и сопровождение в Центр СПИДа и другие лечебные учреждения;

– занятия по физическому развитию ребенка (массаж и лечебная физкультура).

Психологическая помощь:

– индивидуальное и семейное психологическое консультирование;

– организация групп взаимной поддержки для матерей и членов их семей;

– проведение цикла индивидуальных и групповых развивающих занятий для детей психологами и специалистами по раннему развитию;

– проведение образовательных мероприятий для матерей и членов их семей по уходу за ребенком, вопросам ВИЧ/СПИДа, профориентации, созависимости и пр.

Социальная помощь:

– консультации по социальным и юридическим вопросам;

– направление и сопровождение в государственные и партнерские организации;

– помощь в оформлении документов и пособий;

– материальная помощь.

С ноября 2007 по декабрь 2008 года проект помог остаться в семьях 163 детям, рожденным ВИЧ-положительными женщинами в Санкт-Петербурге. 10 детей, разлученных с матерями, вернулись в свои родные семьи.

С апреля 2008 года 54 члена семей ВИЧ-позитивных женщин прошли обучение в “Школе паллиативного ухода”. Значительную помощь нашим клиентам оказывают сами ВИЧ-инфицированные женщины: 12 наших клиенток вовлечены в волонтерскую работу. За 2007 год медицинскую, психологическую и социальную помощь получили 50 семей, а за 2008 год – 103 семьи.

Всего за отчетный период помощь получили 133 семьи.

3.3. Опыт Санкт-Петербургской региональной благотворительной общественной организации помощи детям и подросткам “УПСАЛА” (Упсала-Цирк).

Благотворительная общественная организация Упсала-Цирк работает в Санкт-Петербурге с 2000 года.

Упсала-Цирк – не обычный цирк, в нем нет животных и классических номеров. В спектаклях Упсала-Цирка сочетаются акробатика, жонглирование, модерн-танец и пантомима, а все роли исполняют дети и подростки – юные артисты Цирка.

Цель цирка УПСАЛА – проведение социальной цирковой работы (метод социальной игровой и театральной педагогики, известный в Западной Европе) с детьми и подростками из групп социального риска, и их реинтеграция в общество, создание альтернативы уличной жизни в виде занятий цирковым искусством, возвращение детей в общество и создание условий для их всестороннего развития.

Целевая группа – это дети и подростки из групп социального риска. Сюда относятся:

Беспризорники – дети и подростки, живущие на улице и утратившие контакт со своими семьями или с социальными институтами, заменяющими семью (детские дома, интернаты и приюты);

Безнадзорные – дети и подростки, не утратившие контакта со своими семьями и социальными институтами, заменяющими семью, для которых улица стала главным местом жизни и средой социализации;

Потенциальные “уличные дети” из психологически и социально нестабильных семей (безработица, алкоголизм, конфликты, наркомания, насилие), неспособных предоставить детям адекватные условия для нормальной социализации (социально неблагополучные дети и подростки). [49].

УПСАЛА работает с детьми и подростками в возрасте от 7 до 18 лет.

Задачи

– Соблюдение Конвенции о правах ребенка, принятой Детским фондом ООН (ЮНИСЕФ) 20 ноября 1989 года; защита прав беспризорных детей.

– Обеспечение постоянной связи между цирком и уличными компаниями.

– Участие беспризорных детей в деятельности цирка, приобретение детьми артистических навыков (создание маленького циркового мира); организация выступлений.

– Медицинская и психологическая помощь в кризисных ситуациях, поддержка молодых артистов цирка (питание, одежда, гигиена и т. д.).

– Реинтеграция детей в семьи или – если это невозможно – в заменяющие их социальные институты.

Коллектив в составе циркового тренера, педагога и, по возможности, молодого артиста цирка (бывшего беспризорного, который уже давно входит в состав цирка) регулярно посещает места, где встречаются основные “тусовки” беспризорников. Участники коллектива в игровой форме завязывают на улице контакт с детьми и подростками, расспрашивают об их жизненной ситуации, предлагают социальную поддержку, дают информацию о местах, куда дети могут обратиться за помощью, и, наконец, приглашают их в цирк. Опыт работы цирка УПСАЛА в Санкт-Петербурге показывает, что детей и подростков легко заинтересовать одноколесными велосипедами и жонглированием, привлечь их внимание забавными клоунскими носами.

Поначалу (первые 2-4 раза) участники циркового коллектива встречаются с детьми и подростками в местах, где собираются “тусовки”. Это дает им возможность получить информацию о социальном статусе и среде общения детей, о роде зависимости, которой они подвержены (алкоголизм, нюханье клея или растворителей, наркомания), а также об источниках заработка. Затем коллектив продолжает работу с детьми уже в помещениях цирка. Детей и подростков водят к “Врачам Мира”. В цирке они имеют возможность помыться, им выдают необходимую одежду, а после репетиций кормят. При этом выясняют ситуацию их семьи (если таковая имеется) и причины, заставившие детей и подростков ее покинуть.

По желанию ребенка, сотрудники цирка вступают в контакт с его семьей или заведением, в котором он жил раньше. Затем они помогают ребенку решить, стоит ли ему вернуться в семью. Детей, которые не возвращаются в семью, селят в кризисных центрах. Пока ребенок находится в кризисном центре, социальные работники проводят работу с его семьей, оказывая разного рода помощь, как-то: помощь в кризисных ситуациях, помощь психотерапевта, содействие возвращению ребенка в семью и обеспечение возможности проводить досуг в цирке. О ребенке, которого не удалось вернуть в его собственную семью, сотрудники цирка будут заботиться и после его распределения в приемную семью или к опекуну, в интернат или в детский дом. Помимо этого, детей готовят к возвращению в школу.

В цирке с ребенком не только проводят социальную работу и оказывают ему помощь в кризисных ситуациях, но и устанавливают с ним рабочие отношения, помогая использовать и развивать его способности. Каждый ребенок выбирает вид циркового искусства, который ему больше всего по душе. Новички, достигшие определенного уровня, переходят в группу более “продвинутых” и могут принимать участие в выступлениях, турне и т. д. На репетициях режиссер, тренеры и дети совместно работают над цирковым представлением. Бывшие беспризорники из группы “продвинутых” помогают тренерам обучать других детей, а социальным педагогам – проводить социальную работу на улице.

Цирк регулярно организует выступления в приютах, детских домах, больницах, в партнерских организациях и на улицах. Таким образом, дети активно участвуют в культурной жизни города и находят дополнительный источник дохода для себя и своих семей.

В работе с детьми и подростками из групп социального риска сотрудники цирка УПСАЛА используют “системный” подход. Наряду с цирковой и педагогической работой, главная цель которой – интеграция детей и подростков в цирк и развитие у них артистических способностей, они проводят социальную работу, направленную на то, чтобы как можно полнее реинтегрировать детей в общество (возвращение в семью и в школу, приобретение профессиональных навыков, повышение психологической и социальной компетенции).

Принципы:

– Работа строится на взаимном доверии между социальными работниками, тренерами и детьми;

– Сотрудничество детей, тренеров и социальных работников, построенное на основе взаимной поддержки;

– Учитываются личный опыт и индивидуальные способности каждого ребенка;

– Успех оценивается в зависимости от индивидуальных способностей и мотивации ребенка;

– Выявление и развитие способностей ребенка;

– Регулярное – то есть ежедневное – общение с ребенком (во время репетиций, спектаклей, уличных мероприятий, работы в местах, где обычно собираются “тусовки” уличной молодежи; совместное проведение досуга и каникул);

– Двери открыты для каждого ребенка или подростка.

– Анонимность: ребенок вправе не говорить ничего, что ему не хотелось бы говорить. [49].

Методы работы : Цирковая социальная работа в условиях улицы, открытые тренировки Тренер, социальный работник с цирковым реквизитом (социальный клоун) и молодой артист регулярно посещают одно из мест, где собираются основные “тусовки” уличных детей, и устанавливают с ними доверительный контакт. Социальный работник информирует детей о цирке и других социальных службах. Кроме того, он сам в состоянии оказать первую помощь. Показатель успешно проведенной социальной работы – положительное отношение детей к сотрудникам цирка, а также регулярное участие детей в тренировках.

В основу метода социальной цирковой педагогики заложен принцип совместной творческой деятельности сотрудников цирка и детей. Совместно разработанное ими цирковое представление отличается от классического тем, что состоит не просто из отдельных, не связанных между собой цирковых номеров, а строится на основе какого-то законченного сюжета. Во время работы в цирке, учитывающей индивидуальные особенности каждого ребенка, устанавливается семейная атмосфера. Дети могут сделать случаи из своего личного опыта и свои проблемы темой циркового представления. В цирке ребенок развивает свой собственный артистический стиль. Залог успешной работы – мотивация ребенка, поэтому главная задача педагога – ее поддержать.

Социальная цирковая педагогика способствует психическому и физическому развитию ребенка. Акробатика и жонглирование развивают:

– физическую силу и контроль над собственным телом, чувство равновесия, грубую моторику, выносливость, умение чувствовать партнера и других участников группы;

– мелкую моторику (например, графомоторные навыки); лево – и правостороннюю координацию;

– комплексное восприятие и координацию (зрение и слух, способность работать в паре и в коллективе), а также общую сенсорику;

– способность к самоорганизации и самодисциплине;

– способность к самоорганизации и самодисциплине;

– социальную компетенцию;

– умение себя подать;

– способность передавать приобретенные знания и навыки.

Сотрудники также обучают детей показывать фокусы. Это помогает:

– преодолеть нарушения развития в мелкой моторике, улучшить визуальную координацию и координацию движений, увеличить многостороннюю остроту восприятия и развить внимательность;

– развить и расширить познавательные процессы и способности.

Социологи профессионально и в несколько этапов изучают уличную среду и наблюдают за детьми и подростками – участниками цирковой труппы.

На первом этапе социолог проводит наблюдения и интервью в “уличном” окружении беспризорника, определяет значение улицы в жизни ребенка, а также его методы выживания в условиях улицы. Он наблюдает за нормами общения беспризорников между собой и с окружением, изучает структуру личности ребенка.

На втором этапе он собирает информацию о том, нарушались ли права ребенка (детская работа, насилие в семье и на улице, сексуальная эксплуатация).

Следующий этап – контроль эффективности цирковой социальной работы. Социолог снова проводит интервью с детьми, ставшими постоянными участниками цирка, расспрашивает их об их отношениях со сверстниками и с окружением, об их жизненной ориентации и о том, какова их ситуация на данный момент.

Считается, что реинтеграция беспризорника в общество прошла успешно, если:

– ребенок перестал употреблять токсические вещества, алкоголь и другие наркотики;

– преодолена социальная изоляция; ребенок вернулся в семью (в собственную или – если это невозможно – в приемную семью, в семью опекуна или усыновителя, или же в другой социальный институт, заменяющий семью);

– ребенок воспринимает цирк как среду общения и жизни, как альтернативу улице;

– ребенок или подросток посещает школу, выбрал профессию или проходит профессиональное обучение;

– ребенку удалось привить социальную и жизненную компетенцию.

Уникальность деятельности Упсала-цирк заключается в попытке соединить профессионализм в подготовке актеров и социальную работу с детьми из групп риска. Для Упсала-Цирк важен каждый человек, независимо от его профессиональных (актерских, цирковых) данных. Но в то же время, от каждого актера требуется полная отдача, независимо от ситуации в семье. В цирке трудятся профессиональные тренеры, хореографы, режиссер, социальный работник и психолог. Предпочтение отдается как развитию навыков актерского мастерства, профессиональных актерских качеств, созданию качественных спектаклей, так и развитию социальных навыков, работе с семьей, интеллектуальному развитию детей.

Упсала-Цирк второй год принимает участие в Благотворительном фестивале “Добрый Питер”. Пожертвования собираются на проведение школьных каникул и реквизит подопечных детей.

“Упсала” – это единственный социальный цирковой проект для безнадзорных детей в России.

Цирк стал важной частью жизни для детей и подростков. Это выражается, прежде всего, в регулярном посещении тренировок. Большинство детей и подростков, которые уже давно участвуют в проекте, реинтергировались в общество, т. е. живут со своими родителями или в других социальных учреждениях, регулярно ходят в школу и проводят свое свободное время в цирке. Формы цирковой социальной работы необычны и привлекательны для большинства безнадзорных детей и подростков. В проекте работают профессионалы и волонтеры, русские и иностранцы, что обеспечивает большое разнообразие взглядов, идей и методов – и это обогащает нашу работу.

Социально-педагогическая программа содержит несколько проектов:

Проект 1. Цирковые тренировки с беспризорными детьми и подростками в школе №25 для детей с отклонениями (также с детьми из этой школы и детского дома №23). Группы:

“Маленькие” – дети из социальных групп риска; ежедневные тренировки (12 человек)

“Большие” – дети и подростки из социальных групп риска (“старички”, участники турне); тренировки 5 дней в неделю (8 детей и подростков). Дети и подростки из 1 и 2 групп в основном получают социальную и материальную поддержку от цирка.

“Уличные дети” – временное пристанище “Вера” (своего рода маленький детский дом); тренировки по воскресеньям (группа из 20 человек с меняющимся составом)

“Школьная группа” – умственно-отсталые и социально запущенные дети (из школы №25, 8 человек)

“Особый ребенок” – особые (инвалиды) дети и подростки из двух классов вальдорфской педагогики (территориально расположены в школе №25, 11 человек)

Практически все дети и подростки, которые участвуют в цирковых тренировках, могут перейти в первую, а при приобретении профессиональных навыков, и во вторую группу.

Проект 2. Познавательные экскурсии в ближние пригороды С.-Петербурга, организация культурных мероприятий и музейных экскурсий по городу, другие цирковые студии и пр.; по воскресеньям; примерно 12-20 детей и подростков и волонтеры, ответственные за проведение программы

Проект 3. Цирковой клуб: уроки иностранного языка – немецкий и английский, а также занятия с отстающими; 5 дней в неделю; вовлечены примерно 12 детей и подростков

Проект 4. Цирковые мастерские, где производится и испытывается цирковой реквизит:

Велосипедная мастерская – по субботам, 8 человек

Цирковая мастерская – по воскресеньям, 16 человек

Кукольная мастерская – по понедельникам, средам и пятницам, 8 человек

Проект 5. Социальная поддержка детей и подростков: помощь в кризисных ситуациях, питание, социальное обеспечение, педагогическая помощь и ознакомление с правилами гигиены детей и подростков из цирка; непрерывно; примерно 20 детей и подростков

Проект 6. Поддержка в семьях: социально-психологическая и материальная помощь семьям юных артистов цирка; на данный момент 6 семей

Летом 2008 г. в рамках фестиваля на площадке ЦПКиО возле Летней Эстрады был разбит цирковой шатер “Упсала-Цирк”, в котором в течение месяца проходили бесплатные цирковые представления.

По будним дням в шатре были организованы спектакли для детей из летних городских лагерей, а по выходным – для горожан и гостей города.

Параллельно с цирковой программой с 1 по 29 июня на площадке возле шатра под открытым небом работала выставка работ российских и зарубежных фотографов, посвященная “Упсала-Цирку”. Среди участников проекта – известные петербургские и европейские фотографы, в том числе, Евгений Мохорев, Алексей Царев, Солмаз Гуссейнова, Генри Мертенс и другие.

В 2003 году был поставлен “Город в чемодане”. Летом 2007 года в цирковом шатре Упсала-Цирка состоялась премьера новой редакции спектакля. В нем рассказывается о целом городе фантазий, хранящемся в чемоданчике бродячего художника.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в Санкт-Петербурге сформирована системапрофилактики безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних, включающая как государственные, так и негосударственные структуры.

К началу 2009 г., служба помощи беспризорным и безнадзорным несовершенно­летним, созданная в Санкт-Петербурге организациями “Врачи Мира – США” и “Врачи детям” в партнерстве с государственными учреждениями социальной защиты насе­ления, состоит из следующих компонентов преемственной помощи: Уличная социальная служба (аутрич); Мобильный пункт помощи; Центры СПП: отделение кризисной помощи несовершеннолетним; отделение дневного пребывания несовершеннолетних; Отделение кратковременного проживания, социальная квартира для несовершеннолетних.

Заключение

Детская беспризорность и безнадзорность стали сегодня обыденным явлением российской жизни. В настоящее время около 10 тысяч детей и подростков проводят большую часть времени на улицах Санкт-Петербурга. Дети, предоставленные сами себе, живут в антисанитарных условиях, страдают от инфекционных и других заболеваний, часто голодают, становятся жертвами насилия и оказываются вовлеченными в криминальную деятельность. Около 70% из них находятся в зависимости от различных наркотических и токсических веществ.

Причины детской беспризорности и безнадзорности довольно многообразны, что отражает сложность этого общественного явления. Среди основных причин экс­перты называют следующие: кризис семей и разрушение их воспитательного потенциала, разрушение государственной инфраструктуры общественного об­разования и воспитания несовершеннолетних, неэффективность сложившейся системы социальной поддержки уязвимых семей и социальной реабилитации несовершеннолетних, высокая интенсивность миграции как между регионами Российс­кой Федерации, так и из стран ближайшего зарубежья, несовершенство законодательной базы в области охраны жилищных прав несовершеннолетних. Жизнь на улице представляет угрозу жизни и благополучию несовершеннолетне­го и является нарушением фундаментальных прав, закрепленных в Конвенции ООН по правам ребенка.

Одним из механизмов регулирования деятельности государственных органов по разрешению правовых вопросов в отношении несовершеннолетних является Федеральный закон от 24 июня 1999 г. “Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних” (далее – Закон).

В настоящее время в России, также как и во всем мире, активно развиваются и ис­пользуются на практике различные формы помощи уличным детям. Среди основных можно выделить следующие: социальная работа на улице, мобильные пункты помо­щи, дневные центры (отделения) помощи, центры (отделения) кратковременного проживания, социальные квартиры (гостиницы) и социальные приюты для детей и подростков. Эти формы организации помощи перечислены в порядке повышения “порога доступности”, от самой “низкопороговой” социальной работы на улице (“аутрич”) до “высокопороговых” стационарных программ проживания, таких как социальная квартира или социальный приют.

Дети и семьи, находящиеся в трудной жизненной ситуации, часто испытывают сложности в получении социальной, медицинской, психологической и других видов помощи, крайне необходимых для сохранения семейной опеки над ребенком и его успешного развития. Оказывая многогранную помощь семьям группы риска, воспитанникам партнерских приютов и приемным семьям, социальные работники стремятся создать условия, позволяющие детям полноценно расти и развиваться.

К началу 2009 г., служба помощи беспризорным и безнадзорным несовершенно­летним, созданная в Санкт-Петербурге организациями “Врачи Мира – США” и “Врачи детям” в партнерстве с государственными учреждениями социальной защиты насе­ления, состоит из следующих компонентов преемственной помощи: Уличная социальная служба (аутрич); Мобильный пункт помощи; Центры СПП: отделение кризисной помощи несовершеннолетним; отделение дневного пребывания несовершеннолетних; Отделение кратковременного проживания, социальная квартира для несовершеннолетних.

Спи­сок ли­те­ра­ту­ры

1. Федеральный закон от 10.12.1995 №195-ФЗ “Об основах социального обслуживания населения в Российской Федера­ции” // Собрание законодательства РФ. – 1995. – N 50. – ст. 4872 (с изменениями от 23 июля 2008 г. // Российская газ. – 2008. – N158).

2. Федеральный закон от 24.06.1999 №120-ФЗ “Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних” // Собрание законодательства РФ. – 1999. – N 26. – ст. 3177 (с изменениями от 23 июля 2008 г. // Российская газ. – 2008. – N 158).

3. Постановление Правительства Российской Федерации от 20.11.2000 №896 “Об утверждении примерных положений о специализированных учреждениях для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации”.// Российская газ. – 2000. – N 331.

4. Постановление Минтруда Российской Федерации от 29.03.2002 №25 “Об утверждении рекомендаций по организации деятельности специализированных учреждений для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилита­ции” (с изменениями и дополнениями от 23 января 2004 г.). // Бюллетень Министерства труда и социального развития Российской Федерации. – 2002. – N 5.

5. Постановление Минтруда Российской Федерации от 19.07.2000 №51 “Об утверждении методических рекомендаций по организации деятельности государственного (муниципального) учреждения “Центр социальной помощи семье и детям”. // Справочная система “Гарант”, 2009 г.

6. Постановление Минтруда Российской Федерации от 27.07.1999 №32 “Об утверждении методических рекомендаций по организации деятельности государственного (муниципального) учреждения “Комплексный центр социального обслуживания населения”. // Справочная система “Гарант”, 2009 г.

7. Постановление Правительства Санкт-Петербурга от 16.05.2006 №559 “О Концепции развития системы социальной защиты населения Санкт-Петербурга на 2006-2010 годы”. // Справочная система “Гарант”, 2009 г.

8. Бранд Ф. Социальная работа в Голландии // Бюллетень научной информации. – 1992. – № 3. – С. 44-56.

9. Волкова С. В.. Стратегия и практика работы по профилактике и реабилитации несовершеннолетних беспризорных и безнадзорных в г. Москве. Аналитический вестник Совета Федерации, № 14 (207), Москва, 2003 г, с. 60-66.-

10. Демина В. С.. О ликвидации детской безнадзорности и беспризорности в Российской Федерации как социального явления. Аналитический вестник Совета Федерации, № 14 (207), Москва, 2003 г, с. 8-13.

11. Дети России на пороге XXI века. Независимый доклад Российского Детского Фонда о положении детей и реализация Конвенции о правах ребенка в Российской Федерации // Дитя человеческое. – 2000. – N4-5-6. – С. 2-24.

12. Жуков В. И. Модернизация социальных отношений в России: замыслы, итоги, возможности. Доклад на V Всероссийском социально-педагогическом конгрессе (6 июня 2005 г.). М., 2005. С. 17

13. Зинурова Р. И. Социальная работа с безнадзорными несовершеннолетними. – Казань: КГТУ, 2006.

14. Иванова А. А. Вниманию законодателя! О детях, находящихся в тяжелой жизненной ситуации // Законы России. Опыт, анализ, практика. – 2007. – № 1.

15. Казаков С. Остров везения: Защита детей в период формирования их личности // Защити меня. – 2001. – № 4. – С.42 – 44

16. Кайданова О. Беспризорные дети: Практика работы опытной станции. – Л., 1926.

17. Климантова Г. И., Федотовская Т. А.. О профилактике беспризорности и безнадзорности несовершеннолетних, нахо­дящихся в трудной жизненной ситуации. Аналитический вестник Совета Федерации, № 20 (176), Москва, 2002 г, с. 6-16. с. 23-32.

18. Лившиц Е. Социальные корни беспризорности. – М., 1925.

19. Литвишков В. М. Социально-педагогические основы исправления несовершеннолетних осужденных. – М.: МПСИ, 2006.

20. Матвиенко В. И. О мерах по ликвидации безнадзорности и беспризорности детей. Выступление на “правительствен­ном часе” сто пятьдесят седьмого заседания Государственной Думы 3 апреля 2002 года. Аналитический вестник Совета Федерации, № 20 (176), Москва, 2002 г, с. 6-16.с. 52-63.

21. Министерство труда и социального развития Российской Федерации. О состоянии профилактики безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних. Аналитический вестник Совета Федерации, № 20 (176), Москва, 2002 г, с. 6-16., с. 70-80.

22. Министерство труда и социального развития Российской Федерации. О состоянии профилактики безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних. Аналитический вестник Совета Федерации, № 20 (176), Москва, 2002 г, с. 70-80.

23. Новая модель службы охраны детства: Поиск, опыт, проблемы. – Тюмень, 1998.

24. Озеров В. А.. Детская беспризорность и безнадзорность как один из факторов угрозы национальной безопасности России. Доклад на Парламентских слушаниях 12 ноября 2001 г. Аналитический вестник Совета Федерации, № 20 (176), Москва, 2002 г, с. 6-16.

25. Организация работы с приемной семьей: Метод, рекомендации. – Екатеринбург, 1997.

26. Отте К. Социальная работа и социальная педагогика в Германии // Понятийный аппарат педагогики и образования: Сб. науч. тр. / Отв. ред. М. А. Галагузова. – Екатеринбург, 1998. – Вып. 3.

27. Панов A. M. Положение детей в Российской Федерации // Государство и дети: Реальности России. – М., 1995.

28. Панов A. M. Социальное обслуживание и социальная работа за рубежом. – М., 1994.

29. Плоткин М. М. Педагогические условия социальной реабилитации подростков // Педагогика. – 1994. – № 3.

30. Плоткин М. М., Камаева Г. И. Педагогические аспекты социальной реабилитации детей с девиантным поведением // Семья в России. – 1995. – № 1, 2.

31. Правительство Санкт-Петербурга, Комитет по труду и социальной защите населения, Санкт-Петербургское государс­твенное учреждение социальной помощи семьям и детям “Региональный центр “Семья”. Аналитические материалы о положении детей в Санкт-Петербурге (2006 год). Санкт-Петербург, 2007.

32. Прудников Б. П., Рыбалкина О. П. Профилактика беспризорности, безнадзорности, наркомании среди несовершеннолетних: монография. – М.: ЮНИТИ., 2004.

33. Руководство по оказанию комплексной помощи беспризорным и безнадзорным несовершеннолетним. – СПб, 2008г. – 146 стр. с иллюстрациями. (Рег. № РКП 08-30867 от 21.04.2008)

34. Руководство по оценке и междисциплинарному ведению случая для оказания помощи детям и семьям, находящимся в социально опасном положении или в трудной жизненной ситуации. – СПб, 2008г. – 120 стр.

35. Савинов А. Н., Зарембо Т. Ф., Организация работы органов социальной защиты М., 2001 г.

36. Сафонова Л. В. Содержание и методика психосоциальной работы Издательство: Академия, 2006 г.

37. Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. Комитет Совета Федерации по социальной поли­тике. Положение детей в Российской Федерации. Доклад. Москва, 2006, с. 62-66, 98-109.

38. Социально-педагогическая поддержка детей “группы риска ” / Под ред. Л. Я. Олифрененко, Т. Я. Шульга, И. Ф.Дементьева. М.: Академия, 2004.

39. Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних: содержание и организация деятельности. / Под ред. Иващенко Г. М. – М.: Государственный НИИ семьи, 2005. – С. 13-14.

40. Справочное пособие по социальной работе / Под ред. А. М.Панова, Е. И. Холостовой.- М.: Юристъ, 1997

41. Степанов В. Г. Семья и проблема “трудных детей” // Приклад, психология и психоанализ. – 1998. – № 2.

42. Теория и методика социальной работы: Учеб. пособие / Под ред. А. М.Панова, Е. И. Холостовой. – М., 1997.

43. Теория социальной работы на пути к самоопределению, образованию и практике: Кн. для социал. работника и социал. педагога / С. И. Григорьев, И. И. Григорьев, Л. Г. Гуслякова и др. – М., 1994.

44. Территориальные социальные службы: Теория и практика функционирования / Сост. В. Б. Корняк и др. – М., 1995.

45. Тетерский С. В. Введение в социальную работу: Учебное пособие. – 5-е изд. – М.: Академический Проект, 2006. – 496 с.

46. Типовое положение о социальном приюте для детей и подростков // Вестн. психосоциал. и коррекц.- реабилитац. работы. – 1995. – № 1.

47. Типовое положение о центре помощи детям, оставшимся без попечения родителей // Вестн. психосоциал. и коррекц.-реабилитац. работы. – 1994. – № 3.

48. Трошин О. В., Жулина Е. В., Кудрявцев В. А. Основы социальной реабилитации и профориентации: Учебное пособие. – М.: ТЦ Сфера, 2005. – 384 с.

49. УПСАЛА – международный цирковой обмен детей и молодежи http://www. navremya. kz/upsala. php

50. Фирсов М. В. Краткий курс истории социальной работы за рубежом и в России: Учеб. пособие. – М., 1992.

51. Чорбинский С. И. Социальная работа и социальные программы в США. – М., 1992.

52. Шульга Т. И., Спаниярд X., Слот В. Методика работы с детьми группы риска. – М., 2000 г.

53. Юнгхолм С.-Э. Гуманистические ценности социальной работы. – М., 1996.

54. Материалы официального сайта CПбОО “Врачи детям”

Http://www. vd-spb. ru/


Государственная система профилактики беспризорности и безнадзорности несовершеннолетних