Гуманистический аспект научной рациональности

Гуманистический аспект научной рациональности

1. В содержании понятия “рациональность” можно выделить такие имманентные ее признаки, как упорядоченность, последовательность, логичность, обоснованность… Привести исчерпывающий их список очень трудно (если вообще возможно). Тематический и смысловой спектр идеи рациональности весьма широк. В этом спектре допустимо выделять различные аспекты (онтологический, эпистемологический, аксиологический), типы (философская рациональность, научная рациональность, социальная рациональность), контексты рассмотрения (эпистемологический, онтологический, технологический, социокультурный и т. п.), подходы (субстанциальный, нормативно-инструментальный, аксиологический и т. п.). Отсюда следует, что гуманистический аспект научной рациональности является разновидностью ее социокультурного аспекта. А поскольку, говоря о гуманизме, мы имеем в виду определенную ценностную ориентацию, то заявленный в заголовке аспект относится к аксиологии науки, становление которой мы наблюдаем в последнее время. Описать гуманистический аспект научной рациональности – значит рассмотреть ее в ценностном измерении.

2. Как известно, ценности – это важнейшие компоненты человеческой культуры наряду с нормами и идеалами (хотя последние также можно рассматривать как своеобразные формы ценностного сознания). Их существование укоренено в экзистенциальной активности субъекта человеческой деятельности и культурного творчества, в диалоге человека с другими людьми, который ориентирован не только на область сущего, но и на значимое, нормативно-должное.

Рассматривая этот вопрос в историко-философском плане, отметим, что традиция классического идеализма от Платона до Гегеля проводила определенное отождествление онтологической и аксиологической проблематики: бытие наделялось мыслителями этой плеяды изначально ценностным измерением. Разрушение строгого единства онтологии и аксиологии существенным образом обострило проблему ценностей. Если допустить, что бытие и производные от него образования – сущее – сами по себе ценностно нейтральны, то тогда требует решения вопрос, каким образом возникает видение вещей с точки зрения их аксиологической значимости, которое пронизывает культуру и которое невозможно отрицать. Можно сказать, что отсюда берет свое начало линия поиска истоков ценностного сознания в самом человеке и его культуросозидающей деятельности (в частности, образовательной).

Вырастая из данности жизненного мира, каждая сфера культурной деятельности человека (тем более, образовательной его деятельности) обладает имманентным ей ценностным измерением – ценности материальной жизни, экономики, социального порядка, политики, морали, искусства, науки, религии, причем эти ценности могут быть достаточно автономными. Однако, каждый тип культуры связан с иерархизацией, соподчинением ценностных сфер. Общеизвестна, в частности, универсализация эстетического подхода к миру в эпоху античности или религиозно-нравственного – в средние века, а Новое время, период либерального капитализма наделяет статусом общезначимых стоймостные характеристики, запечатлеваемые в денежной символике. Процесс развития культуры сопряжен с переоценкой ценностей, которая начинается выдвижением нового эталона, с позиций которого рассматриваются предметы, обладающие ранее установленными ценностными характеристиками, и сопровождается рациональным осмыслением этого эталона. Множество предметов, иерархизированное сообразно с определенным порядком, может терять жесткие очертания и трансплантироваться на новую ценностно-смысловую основу.

В зависимости от избираемого основания классификации ценности делятся на предметные и субъектные, ценности жизни и культуры, ценности-средства и ценности-цели, относительные и абсолютные ценности и т. д. Особую значимость в современном мире приобретает вопрос о диалектике относительного и абсолютного в ценностном сознании и проблема аксиологического релятивизма.

В человеческой деятельности в сфере культуры (и в образовательной деятельности в том числе) большую роль играет ценностная ориентация субъекта, которая обычно рассматривается как комплекс духовных детерминант деятельности людей или отдельного человека, а также соответствующих им социально-психологических образований. Последние, как правило, интерпретируются в положительном ракурсе их значений. В качестве таких детерминант могут выступать: представления, знания, интересы, мотивы, потребности, идеалы, а также установки, стереотипы и переживания людей.

Понятие ценностной ориентации используют применительно к отдельному человеку или группе лиц. Применение этого понятия отображает направленность анализа на преимущественно социальные, синкретично-психологические проявления. Вместе с тем, проявления ценностной ориентации трактуются как мощные “мотиваторы” культурного поведения человека; они служат стимулами для достижения разнообразных целей, для защиты неких ценностно-символических императивов. Посредством ценностных ориентаций в том или ином обществе формируются стандарты культурных оценок, определяется иерархия целей и выбор методов их достижения.

Однако формы реализации указанных функций могут осуществляться по-разному. Система ценностных ориентаций выступает как аспект, сторона нормативно-ролевых структур поведения людей; в самой этой системе существует множество оперативных, неустойчивых элементов, хотя есть и глубоко укорененные стереотипы. Тем самым, имеет смысл говорить об изменении ценностных ориентаций в обществе. На эти изменения, помимо прочего, влияет и сложившаяся в обществе последнее время довольно парадоксальная ситуация. С одной стороны налицо несомненные успехи науки, а с другой – падение ее престижа в обществе, явное снижение ценности научного знания. Последствия этой ситуации не могут не отражаться на образовательной деятельности.

Универсальные ценностно-смысловые ориентиры, необходимые человечеству, могут формироваться как результат рефлективного осмысления диалога различных культур. Ценностное сознание определяет нормы – стереотипы мысли и действия, принимаемые в границах той или иной социокультурной общности. Нормы регламентируют деятельность людей во всех сферах культуры – от элементарных актов материально-практического характера до морали, искусства, науки, образования и религии. Они варьируются по степени общности от субкультурных до разделяемых в границах национальных культур и общегуманистических, универсальных. На базе норм складываются различные социальные технологии, способы рационализации жизненного мира. Нормативность и творчество – две взаимодополнительные стороны культуры. В своем историческом бытии нормы неотрывны от существующих в данной культуре ценностей, ибо переводят представления о них в инструментальный план. Если ценности, как правило, простерты в измерениях прошлого, настоящего и будущего, нормы как бы возвышаются над временем, но не могут уйти от суда истории. Вместе с изменением ценностной шкалы, выдвижением новых идеалов социокультурного плана изменяются и нормы.

3. Аксиологический (в том числе гуманистический) аспект научной рациональности предполагает соответствующую оценку науки – научного знания или научной деятельности. Современная философия науки ориентирует нас в том смысле, что, давая ту или иную оценку науке (в том числе в контексте гуманистических ценностей), требует различать: оцениваем ли мы науку как знание, науку как особую деятельность, либо науку как социокультурный феномен. Тот, кто требует от ученых обязательного учета ценностных факторов на всех стадиях научного познания, не обращает должного внимания по крайней мере на два типа различий. С одной стороны, это отличие фундаментальных наук от прикладных, а с другой, – отличие естественных наук (наук-science) от гуманитарных (наук-humanites) и, тем самым, неучет специфики естественнонаучного и социогуманитарного знания. Последнюю описывают (и причем не без оснований) путем соотнесения истины и ценности. Продуктом познания выступает истина; она, если выражается научным законом, – универсальна (в соответствующей области применимости). Продукт же оценки – это ценности, часто ориентированные, так сказать, на жизненную правду; они – экзистенциально ориентированы. В результате установки на проведение цели (что связано с оценкой, ведущей нередко к субъективизму), следование ценностям разрушают знание, например, привнося в него чуждый элемент идеологии. Идеология и наука чаще всего несовместимы (особенно если эта идеология – антигуианная). Вспомним соответствующие оценки генетики и кибернетики в советское время, либо примеры “оценок” научного знания на секретность в наше время (недавние суды над А. Никитиным, И. Сутягиным и др.).

Известно, что уже Сократ сталкивался с затруднениями в интерпретации (оценке) одного и того же утверждения (или рассуждения) с точки зрения его истинности или ценности. Например, на вопрос о том, может ли справедливый человек совершить несправедливый поступок, он отвечал: “Нет”; в противном случае, полагал Сократ, этот человек просто перестанет отвечать идее справедливости.

Довольно долгое время в философских рефлексиях над наукой доминировала естественнонаучная парадигма, основными чертами которой можно считать: а) ценностную нейтральность научного знания (приоритет объективной истинности над ценностью); б) эмпирическую обоснованность научных положений; в) стабильность онтологии (устойчивость и эксплицитность трактовки реальности и исследуемых объектов).

В определенной ситуации концепция ценностно-нейтральной науки признается вполне правомерной, если: а) научное знание рассматривается как “ставшее”, “готовое” в рамках известного со времен логического эмпиризма “контекста принятия (оправдания)” в противоположность “контексту открытия”; б) имеется в виду естественнонаучная парадигма, либо приоритетно противопоставляются науки-science наукам-humanites.

ВЫВОДЫ

Рациональность является весьма смыслоемким понятием. В научной рациональности важное социокультурное значение имеет ее гуманистический аспект, “удельный вес” которого возрастает в современную эпоху становления информационного общества. Для адекватной трактовки гуманистического аспекта научной рациональности необходимо учитывать, в рамках какой парадигмы – гуманитарной либо естественнонаучной – ведется рассмотрение.


Гуманистический аспект научной рациональности