Инновационные направления научных исследований в дзюдо

Инновационные направления научных исследований в дзюдо

Доктор педагогических наук, профессор И. Д. Свищев

Российская государственная академия физической культуры, Москва

В 2001 г. отечественные дзюдоисты успешно выступили в официальных соревнованиях – Чемпионате мира, Европы, Первенстве Европы. Дзюдоистки выступили менее успешно (табл. 1).

Для дальнейшего прогресса спортивных результатов возникает потребность в использовании инновационных методик подготовки дзюдоистов.

Инновации как самостоятельная проблема стали предметом изучения западных ученых в конце 50-х гг., а в России – с конца 80-х. В научной литературе используют термины “новшество” (новое) и “инновация”. Под новшеством понимают именно средство (новый метод, методику, технологию, программу), а под инновацией – процесс освоения данного средства, метода.

Существует противоречие в развитии инновационных процессов. С одной стороны, признаются необходимость нововведения, его системность, влияющая на прогрессивное развитие, а с другой – часто происходит “подстраивание” новаций под прежние устои, формальный перенос устаревших моделей в современный процесс подготовки спортсменов.

Опыт базируется на восприятии систем стимулов, сходных с настоящим, проявляется в форме гипотез (и возникает на основе знаний), а также указаний в связи с повторениями (Ж. Монпелье, 1973). Поэтому инновационное обучение должно быть ориентировано не на прошлый опыт, а на новое осознание будущего.

В данной работе выделены следующие инновационные направления научных исследований в борьбе дзюдо:

1. Выявление тенденций к совершенствованию технико-тактического мастерства дзюдоистов различного возраста (юноши, юниоры, молодежь, взрослые) и квалификации призеров и аутсайдеров всероссийских соревнований.

2. Построение модели соревновательного поединка, включающего активные (эпизоды) и пассивные (паузы) фрагменты с учетом закономерностей их чередования.

3. Выявление закономерностей эффективного выполнения дзюдоистами атакующих действий (по показателям активности, эффективности, результативности)

В зависимости от частоты сердечных сокращений (ЧСС).

4. Теоретическое обоснование организации мыслительных операций дзюдоистом в поединке.

5. Выявление изменений функционального состояния мозга дзюдоиста после проведения стандартизированного поединка.

1. Выявление тенденций к совершенствова-нию технико-тактического мастерства дзюдоистов различного возраста и квалификации. Проблема выявления направлений, в которых совершается развитие технико-тактической подготовленности дзюдоистов различного возраста и квалификации, имеет важное значение. Ее разрешение позволит сделать выводы о ходе становления спортивного мастерства дзюдоистов в будущем при переходе из одной возрастной группы в другую (из юношей в юниоры, из юниоров во взрослые), прогнозировать технико-тактические показатели.

В настоящей работе приводятся данные показателей результативности атакующих действий, полученные в первенствах России среди юношей и юниоров, дзюдоистов не старше 23 лет и взрослых. Показатели рассчитывались по общепринятой формуле. Тенденции анализировались для каждой весовой категории, что дало более точный прогноз изменений, необходимых для совершенствования технико-тактической подготовленности дзюдоистов различного возраста. На примере весовой категории до 73 кг показан подход к выявлению тенденции к становлению технико-тактического мастерства дзюдоистов.

Основные тенденции к изменению результативности атакующих действий дзюдоистов в легкой весовой категории (до 73 кг). Результативность атакующих действий из классификационных групп TE-WAZA, ASHI-WAZA, выполняемых дзюдоистами легкой весовой категории, преобладает над результативностью атакующих действий других групп техники (табл. 2). Характерно, что результативность выполнения болевых приемов возрастает от юниорской возрастной группы к взрослой (табл. 2).

Во всех возрастных группах результативно выполняются следующие броски из группы TE-WAZA – seoi-nage, tai-otoshi, kata-guruma. Из группы ASHI-WAZA во всех возрастных группах результативно выполняются броски: o-soto-gari, o-uchi-gari. Бросок ura-nage из группы MA-SUTEMI-WAZA результативно выполняется во всех возрастных группах (см. табл. 2).

Таблица 1. Результаты участия сборных команд России в чемпионатах и первенствах мира и Европы в 2001 г.

№ п/п

Соревнования

Место и время проведения

Завоевано медалей

Колич. участв. стран

Место команды России

“золото”

“серебро”

“бронза”

1

Чемпионат мира:

Мужчины

Женщины

Германия,

Июль

3

88

88

1

Б/м

Всего

3

2

Чемпионат Европы:

Мужчины

Женщины

Франция,

Май

2

1

1

1

42

88

1

5

Всего

2

2

1

3

3

Первенство Европы:

Юниоры

Юниорки

Венгрия,

Ноябрь

2

1

2

1

34

88

1

7

Всего

2

1

3

2

Таблица 2. Показатели результативности атакующих действий дзюдоистов различного возраста в соревнованиях в легкой весовой категории (до 73 кг)

Группы приемов

Результативность в одном поединке

Первенство РФ, юноши Москва, 2001

Первенство РФ, юниоры Пермь, 2001

Чемпионат РФ, дзюд-ты до 23 лет, Майкоп, 2000

Чемпионат РФ, взрослые, Пермь, 2000

TE-WAZA

6, 7

8, 47

4, 75

8, 64

28, 56

ASHI-WAZA

7, 08

7, 19

8, 26

5, 83

28, 36

KOSHI-WAZA

0, 1

2, 1

1, 87

2, 8

6, 87

MA-SUTEMI-WAZA

1, 49

0, 8

1, 71

0, 34

4, 34

YOKO-SUTEMI-WAZA

0, 62

1, 12

0, 22

1, 96

OSAE-KOMI-WAZA

1.3

1, 21

0, 62

3, 13

KANSETSU-WAZA

0, 4

0, 75

1, 24

2, 39

SHIME-WAZA

0, 12

0, 12

15, 99

20, 26

19, 79

19, 69

75, 73

Таблица 3. Показатели результативности атакующих действий призеров и аутсайдеров в соревнованиях (в легкой весовой категории, 73 кг)

Группы приемов

Результативность в одном поединке

Первенство РФ, юноши Москва, 2001

Первенство РФ, юниоры Пермь, 2001

Чемпионат РФ, дзюд-ты до 23 лет, Майкоп, 2000

Чемпионат РФ, взрослые, Пермь, 2000

Приз.

Аутс.

Приз.

Аутс.

Приз.

Аутс.

Приз.

Аутс.

TE-WAZA

2, 2

4, 48

3, 80

4, 67

1, 85

2, 9

4, 08

4, 56

ASHI-WAZA

2, 95

4, 13

1.9

5, 29

4, 76

3, 5

2, 83

3, 0

KOSHI-WAZA

0, 1

0, 1

2, 0

1, 27

0, 6

1, 4

1, 4

MA-SUTEMI-WAZA

0, 93

0, 56

0, 2

0, 6

0, 88

0, 83

0, 34

YOKO-SUTEMI-WAZA

0, 62

0, 63

0, 49

0, 06

0, 16

OSAE-KOMI-WAZA

0, 6

0, 7

0, 9

0, 31

0, 62

KANSETSU-WAZA

0, 6

0, 75

0, 62

0, 62

SHIME-WAZA

0, 12

6, 18

9, 79

6, 6

13, 9

10, 2

9, 38

9, 61

10, 08

Таким образом, при ориентации на показатели результативности выполнения атакующих действий дзюдоистами молодежной возрастной группы (до 23 лет) дзюдоистам – юношам следует увеличить работу по освоению техники выполнения атакующих действий из группы ASHI-WAZA и приемов борьбы лежа. Юниорам необходимо повысить результативность выполнения атакующих действий из групп YOKO-SUTEMI-WAZA, SHIME-WAZA. Взрослым дзюдоистам легкой весовой категории следует обратить внимание на методики освоения удушающих приемов (см. табл. 2).

Специфические тенденции к изменению результативности атакующих действий (АД) в легкой весовой категории. Рассмотрим технический арсенал группы дзюдоистов, завоевавших медали (призеров) в соревнованиях, и всех остальных дзюдоистов данной весовой категории (аутсайдеров). Призеры молодежного чемпионата России (до 23 лет) результативнее выполняли атакующие действия, чем аутсайдеры (10, 29 против 9, 38) (см. табл. 3).

В других возрастных группах, наоборот, результативность выполнения атакующих действий аутсайдерами выше, чем призерами. Наибольшая разница между показателями результативности призеров в отличие от аутсайдеров – в юниорской возрастной группе (6, 6 против 13, 98) (табл. 3).

Отношение результативности выполнения бросков к результативности приемов борьбы лежа дзюдоистов легкой

Весовой категории составило:

– у юношей – нет соотношения;

– у юниоров-призеров – 10:1, у аутсайдеров – 9:1;

– у молодежи-призеров – 9:1, у аутсайдеров – 8:1;

– у взрослых-призеров – 8:1, у аутсайдеров – 15:1.

Таким образом, для того чтобы юношам более успешно перейти в юниорскую возрастную группу, необходимы разработки частных методик обучения их броскам из группы KOSHI-WAZA и приемов борьбы лежа. Юниорам при переходе в молодежную возрастную группу (в данной весовой категории) следует обратить внимание на освоение атакующих действий из классификационных групп YOKO-SUTEMI-WAZA, SHIME-WAZA. Дзюдоистам взрослой возрастной группы необходимо повысить результативность выполнения удушающих приемов.

2. Модель соревновательного поединка дзюдоистов. Протекание борцовского поединка имеет следующие закономерности. Прежде всего они объясняются наличием в дзюдо арбитра и двух борцов. Кроме того, поединок дзюдоистов начинается с команды арбитра голосом, затем происходит остановка по сигналу арбитра. Прошедший в поединке отрезок времени назовем эпизодом. После остановки и до возобновления поединка идет временной отрезок, который назовем паузой. Таким образом, поединок в дзюдо состоит из двух очень различных частей – эпизодов и пауз. Содержание эпизодов характеризуется интерактивными взаимодействиями противоборствующих сторон, а паузы – коммуникативными.

Фиксировались длительность эпизодов и пауз и их количество. Рассчитывалось количество эпизодов за весь поединок. Определялась средняя длительность эпизода и паузы.

Эпизод отмеривается от начала поединка по команде “хаджимэ” до команды “матэ”. Пауза измеряется временем от команды “матэ” до команды “хаджимэ”. В среднем поединок состоит из 12±3 эпизода [6].

Таблица 4. Количественные показатели соревновательного поединка в дзюдо

№ п/п

Длительность, с Количество

Эпизодов

Пауз

Атакующих деист

Вий

Х±

V, %

Х±

V, %

Х±

V, %

1

35, 0

3, 8

10, 7

8, 0

1, 0

12, 6

2, 1

0, 18

8, 6

2

31, 0

3, 4

11, 0

9, 0

1, 0

22, 3

1, 9

0, 14

7, 3

3

27, 0

2, 5

9, 1

12, 0

2, 0

16, 6

1, 8

0, 14

7, 4

4

31, 0

3, 0

9, 7

10, 0

1, 5

15, 2

1, 9

0, 15

7, 8

5

27, 0

2, 4

8, 0

12, 0

1, 5

12, 6

1, 7

0, 12

7, 1

6

23, 0

2, 0

8, 0

15, 0

2, 1

14, 1

1, 6

0, 14

8, 7

7

27, 0

2, 3

8, 1

13, 0

1, 4

10, 8

1, 7

0, 30

7, 5

8

23, 0

2, 1

9, 1

15, 0

1, 3

9, 3

1, 5

0, 12

8, 1

9

19, 0

2, 0

10, 4

17, 0

1, 5

8, 9

1, 4

0, 11

8, 0

10

23, 0

2, 1

9, 0

15, 0

2, 0

23, 4

1, 5

0, 14

9, 2

11

19, 0

2, 2

11, 5

14, 0

2, 2

15, 7

1, 3

0, 16

12, 4

12

15, 0

2, 0

13, 2

1, 0

0, 20

20, 1

Таблица 5. Тренировочная содержательно-временная модель ведения поединка И-вым (73 кг) с высококвалифицированными противниками

1 30

2 25

3 22

4 26

5 23

6 20

7 24

8 22

9 18

10 19

11 16

12 13

13 18

14 15

15 9

Пауз, с

5

7

8

6

8

9

7

10

12

9

12

10

13

15

Колич. атак

4 абвг

3 деж

3 абв

4 гдеж

3 абв

2 гд

3 аеж

2 бв

2 гд

3 аеж

1 б

2 вг

2 де

1 ж

1 а

Колич. оценок

2

1

1

2

1

1

2

1

1

1

1

1

Таблица 5. Тренировочная содержательно-временная модель ведения поединка И-вым (73 кг) с высококвалифицированными противниками

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

Длительность

Эпизодов, с

30

25

22

26

23

20

24

22

18

19

16

13

18

15

9

Пауз, с

5

7

8

6

8

9

7

10

12

9

12

10

13

15

Колич. атак

4 абвг

3 деж

3 абв

4 гдеж

3 абв

2 гд

3 аеж

2 бв

2 гд

3 аеж

1 б

2 вг

2 де

1 ж

1 а

Колич. оценок

2

1

1

2

1

1

2

1

1

1

1

1

Эффективность = 43, 3 %

Атакующие действия: а – подхват; 6 – зацеп изнутри; в – бросок захватом ног; г – бросок через спину; д – передняя подножка; е – задняя подножка; ж – удержание.

Таблица 6. Диапазоны ЧСС и показатели выполнения технико-тактических действий дзюдоистами в поединках

№ п/п

ЧСС, уд/мин

Колич. эпизодов

Активность

Эффективность

Результативность, баллы

Атака

Защита

Атака

Защита

Атака

Защита

1

130-135

1

1

2

0

0

0

0

2

135-140

0

0

0

0

0

0

0

3

140-145

0

0

0

0

0

0

0

4

145-150

1

0

2

0

2

0

8

5

150-155

0

0

0

0

0

0

0

6

155-160

3

5

5

0

1

0

1

7

160-165

3

7

5

0

0

0

0

8

165-170

6

11

7

0

0

0

0

9

170-175

19

27

18

2

1

15

5

10

175-180

13

10

12

0

2

0

8

11

180-185

25

23

30

1

3

3

18

12

185-190

31

27

29

2

4

11

33

13

190-195

11

12

12

0

1

0

10

14

195-200

7

5

9

2

1

4

5

120

128

131

7

15

33

88

Длительность эпизодов снижается от начала до конца поединка, а длительность пауз увеличивается.

В табл. 4 приводятся количественные показатели 12-эпизодного поединка дзюдоистов (мужчин). Выявлены отличия показателей длительности эпизодов поединка отечественных и зарубежных дзюдоистов, в частности японских. Так, у японских дзюдоистов длительность эпизодов почти в два раза короче и находится в диапазоне от 18 до 6 с, у отечественных борцов – от 35 до 15 с. Вероятно, японские спортсмены быстрее анализируют информацию в паузах, быстрее реализуют принятые решения.

Для совершенствования технико-тактических действий дзюдоистов в условиях поединка разрабатывались содержательно-временные модели (табл. 5).

В модели изложены параметры 15-эпизодного поединка дзюдоиста И-ва (73 кг), которые отражают длительность эпизодов, длительность пауз, количество атак, атакующие действия конкретного дзюдоиста.

Перед первым эпизодом тренер дает борцу задание: выполнить 4 атаки за 30 c приемами абвг (см. табл.5). После этого он дает команду “хаджимэ” и включает секундомер, а его помощник начинает фиксировать выполняемые дзюдоистом действия. Тренер через 30 с останавливает поединок и за 5-секундную паузу дает задание на следующий эпизод: попытаться выполнить приемы д еж д – передняя подножка, е – задняя подножка, ж – удержание за 25 с. Дается команда “хаджимэ”. Помощник регистрирует выполняемые действия, и так до конца поединка. Затем записанные данные выполненных атакующих действий и их оценки пересчитываются в показатель эффективности (приведенный выше) и сравниваются с модельными. Если отклонения превышают или не достигают 20%, подбирают другого партнера и повторяют поединок.

Таблица 7. Основные диапазоны динамики ЧСС и показателей выполнения дзюдоистами технико-тактических действий в поединках

ЧСС,

Уд/мин

Колич. эпизодов

Активность

Эффективность

Результативность, баллы

Атаки

Защиты

Атаки

Защиты

Атаки

Защиты

До 170

14 / 12%

24 / 19%

21 / 16%

0 / 0%

3 / 20%

0 /0%

9 / 10%

От 170 до 190

88 / 73%

87 / 68%

89 / 68%

5 / 71%

10 / 67%

29 / 88%

64 / 73%

Свыше 190

18 / 15%

17 / 13%

21 / 16%

2 / 29%

2 / 13%

4 /12%

15 / 17%

120

128

131

7

15

33

88

Интенсивность модельного поединка очень высокая, поэтому рекомендуется проводить 2-3 таких поединка в недельном микроцикле.

3. Закономерности эффективного выполнения дзюдоистом атакующих действий в зависимости от ЧСС. Длительность эпизодов снижается от начала к концу поединка, а длительность пауз увеличивается. Вероятно, длительность эпизодов снижается из-за нарастания степени утомления дзюдоистов от первых к последним эпизодам поединка, а длительность пауз увеличивается в связи с потребностью в восстановлении сил. Данная тенденция может повлиять на качество выполнения дзюдоистами технико-тактических действий на различных отрезках поединка, а также на изменение показателей ЧСС.

Методика исследования. В поединке определялись ЧСС и показатели технико-тактической подготовленности дзюдоистов (активность, эффективность, результативность). Были протестированы 10 спортсменов высших разрядов одной весовой категории (до 73 кг).

Поединок состоял из 12 эпизодов и 11 пауз (длительность 1-го эпизода – 35 с; 1-й паузы – 8 с; 2-го эпизода – 31 с; 2-й паузы – 9 с; 3-го эпизода – 27 с; 3-й паузы – 12 с; 4-го эпизода – 31 с; 4-й паузы – 10 с; 5-го эпизода – 27 с; 5-й паузы – 12 с; 6-го эпизода – 23 с; 6-й паузы – 15 с; 7-го эпизода – 27 с; 7-й паузы – 13 с; 8-го эпизода – 23 с; 8-й паузы – 15 с; 9-го эпизода – 19 с; 9-й паузы – 17 с; 10-го эпизода – 23 с; 10-й паузы – 15 с; 11-го эпизода – 19 с; 11-й паузы – 15 с; 12-го эпизода – 15 с).

Для выявления динамики ЧСС перед поединком обоим борцам прикреплялся спорттестер с интерфейсом “POLAR” (обхват в области грудной клетки, а часы обматывались эластичным бинтом и помещались в бандаж борца). После поединка через компьютер определялась ЧСС с 5-секундным интервалом времени.

Регистрировались время начала работы “POLAR”, время начала и окончания поединка, время прекращения работы прибора на обычных часах. Одновременно с помощью символов регистрировались технико-тактические действия обоих дзюдоистов. Рассчитывались показатели активности, эффективности и результативности выполнения атакующих и защитных действий.

Определялись средние значения показателей ЧСС дзюдоистов в каждом эпизоде и в каждой паузе поединка.

Результаты исследования. Самым низким средним значением ЧСС в эпизоде стал показатель 131, 4 уд/мин, а самым высоким – 200 уд/мин. Выявлены 14 диапазонов распределения ЧСС (табл. 6).

Из табл. 7 видно, что наибольшее количество эпизодов (31) дзюдоисты провели в диапазоне 185-190 уд/мин, самые же малые значения (от 0 до 7 эпизодов) оказались при работе

В диапазоне до 170 уд/мин и свыше 190 уд/мин (см. рис.1). Наиболее высокие показатели активности в атаке (по 27) зарегистрированы в диапазоне ЧСС от 170 до 190 уд/мин (см. табл. 7).

Из данных таблицы видно, что в 73% эпизодов (от всего их количества) дзюдоисты реализуют свою двигательную активность в диапазоне ЧСС от 170 до 190 уд/мин; 12% – в диапазоне до 170 уд/мин; 15% – в диапазоне свыше 190 уд/мин.

Анализируя показатели технико-тактической подготовленности дзюдоистов, мы получили данные, свидетельствующие о том, что в диапазоне ЧСС от 170 до 190 уд/мин наблюдается резкий скачок показателей выполнения технико-тактических действий в атаке (см. табл. 7): активности (68%); эффективности (71%), результативности (78%).

4. Теоретико-методические аспекты организации дзюдоистом мыслительных операций в поединке. Каждый акт мышления представляет собой процесс решения конкретной задачи, возникающей в ходе спортивного поединка. При этом происходит поиск решения на основе выводов из данных наблюдений и проверки своих действий и действий противника. Акт мышления, в котором решается элементарная задача, неразложимая на более простые, – это мыслительная операция.

В связи с тем что поединок дзюдоистов состоит из двух различных по содержанию частей – эпизодов и пауз, появляется возможность в паузах анализировать, принимать решения и реализовывать их в эпизодах, т. е. тренировать дзюдоистов в решении мыслительных задач.

Мыслительная операция формируется поэтапно. На первом этапе ставится цель: 1) победить; 2) не дать победить противнику. На втором этапе происходит интеграция анализа и синтеза наблюдаемых действий в прошедшем эпизоде поединка, т. е. мыслительная операция расчленения и объединения содержания эпизода, а также сравнение своих возможностей с возможностями противника и выдвижение предположений по дальнейшему поведению в следующем эпизоде поединка и их мысленная проверка (процесс выработки решения в конкретных условиях). На третьем этапе осуществляется выбор решения, способов реализации и формирование уверенности в действиях в предстоящем эпизоде.

Две основные части акта выбора выделяет Б. М. Теплов [19]. Первая (подготовительная) – это “мысленное действие”, приводящее к принятию решения. В нее включены обсуждение необходимости выполнения конкретных двигательных действий, решение, намерение, борьба мотивов, выбор способа и плана действий. Вторая часть (завершающая) акта выбора – “фактическое действие”, в процессе которого осуществляется принятое решение [9].

Таким образом, в спортивной практике единоборств существует возможность формировать последовательность мыслительных операций как в эпизодах, так и в паузах поединка, а в теории отсутствуют подходы к разработке теоретических и методических средств для их освоения.

Обучение дзюдоиста организации мыслительных операций, включающей процесс поиска правильного решения в условиях спортивного поединка, характеризуется наличием конвергентного и дивергентного мышления. Конвергентное мышление – логическое, последовательное, однонаправленное. Проявляется в задачах, имеющих один правильный ответ. Дивергентное мышление – альтернативное, отступающее от логики. Предполагает множество правильных ответов в одной задаче.

Продуктивное мышление базируется на процессах понимания и включает в себя мыслительную модель, состоящую: 1) из функционального представления частей проблемной ситуации в рамках целостного видения ; 2) из средств решения [3].

Продуктивное мышление включает в свою структуру: 1) натуральное мышление, в основе которого – становление универсальных структур (механизмов, стадий, схем) на основе закономерностей, присущих мышлению как целому (Пиаже, 1969; Юнг, 1988; Вергеймер, 1987; Пономарев, 1987); 2) эвристическое мышление (культурно-творческое), в основе которого лежат механизмы присвоения субъектом культурно-детерминированных (искусственных) средств организации своей мыслительной активности (Выготский, 1983; Леонтьев, 1981; Лурия. 1974).

Специальное развитие мышления дзюдоиста – важная часть процесса обучения. Обучать следует не созданию мыслей, а мышлению.

Ключ к проблеме решения двигательных задач – выявление закономерностей противоборства. На основе закономерностей единоборства строится программа решения двигательных задач. Определяются требования к показателям, позволяющим обнаружить двигательные противоречия, как кондиционные, так и координационные.

Н. П. Бехтерева [1] указывает, что “…мыслительные процессы обеспечиваются мозговой системой, в которой есть звенья жесткие, постоянно участвующие в обеспечении данной деятельности (или даже разной мыслительной деятельности), и звенья гибкие, участвующие или не участвующие в зависимости от изменений, развивающихся в мозге, в связи с различными внутренними и внешними факторами. … Не исключено, что этот феномен наряду с другими лежит в основе информационной емкости мозга. Он может быть и физиологическим механизмом, определяющим возможность не только быстрого последовательного течения различных фаз одного и того же мыслительного процесса, но и переключения с одной деятельности на другую” [1].

В обучающей мыслительным действиям программе выделены особенности (типы переработки информации и сбивающие факторы как физической, так и психической природы):

1) деятельность мозга по переработке информации;

2) управление физическими и психическими факторами, прежде всего средствами активизации

Воображения, средствами преодоления психической инерции, средствами преодоления неблагоприятных воздействий (ситуаций), возникающих в ходе поединка.

Процесс формирования способов решения двигательных задач у дзюдоиста состоит из двух видов деятельности: 1) мозговой; 2) психической.

Мозговая деятельность включает следующие компоненты: ситуацию, двигательную задачу, модель задачи. Мозговая деятельность дзюдоиста в поединке характеризуется: 1) регуляцией взаимоотношений организма и среды, т. е. отражательной деятельностью (мышлением, творчеством, обучением, памятью); 2) саморегуляцией, включающей адаптивные механизмы организма. Адаптивная роль обучения и памяти реализуется на основе интеграции информации, поступающей из внешней среды (от обстановки в поединке) и внутренней среды организма дзюдоиста, проводящего поединок с противником при постоянном отражении данной информации мозгом.

Деятельно осваивая содержание поединка на основе механизмов обучения и памяти, дзюдоист “внедряется” в поединок, регулирует его компоненты и в то же время “погружает” информацию о нем в себя.

Основной особенностью работы мозга как системы является переработка информации. В нашем случае работа мозга дзюдоиста осуществляется в различных фрагментах поединка согласно алгоритмам различных иерархических уровней (С. Н. Брайнев, А. В. Напалков, 1959; А. В. Напалков, Н. В. Целкова, 1974; Н. А. Амосов, 1979). Способности человека к обучению анализу, принятию решений, построению планов реализуются посредством определенных алгоритмов решения информационных задач (Л. Г. Воронин, 1979).

Интегративная деятельность мозга – это процессы обучения и памяти (от молекулярных основ нервной деятельности к интегративной (отражательной деятельности мозга). Память как аппарат выработки и закрепления временных связей всегда функционирует в интересах будущего (рефлекс – обучение – прогноз будущего) [4].

Обладая аппаратом усиления (эмоции, прогноз), субъект фиксирует значимые события, с тем чтобы в будущем адекватно реагировать на них.

Психическая деятельность обусловлена программой, информацией, управлением. Мышление и воля, по Гегелю, порождают единство субъективного и объективного. Различие между ними заключается в отношениях к внешнему миру. Мышление стремится наиболее адекватно познать внешний мир, а воля – преобразовать.

При детерминации поведения как “взаимосвязи и взаимообусловленности явлений материального мира и духовного ” особую роль играет психика [2]. Л. С. Выготский [2] указывал, “что психику следует рассматривать не как особые процессы, добавочно существующие поверх и помимо мозговых процессов, где-то над или между ними, а как субъективное выражение тех же процессов, как особую сторону, особую качественную характеристику высших функций мозга [2].

М. Г. Ярошевский [11] считает, что “Принцип неотделимости психического от физиологического означает не механическое слитие одного с другим, а качественное различие между психическим и физиологическим.

…Источником психического является деятельно осваиваемый внешний мир, и психическое зиждется не на созерцательности, а на деятельности, включающей, естественно, информацию и от действующих исполнительных органов” [11].

Идеомоторный акт (от греч. idea – идея, образ и лат. motor – приводящий в движение), появление нервных импульсов, обеспечивающих какое-либо движение при представлении об этом движении, – процесс перехода мысли о движении в реальное выполнение этого движения [7].

А. А. Ухтомский [10] показал, что понять поведение – это значит уметь детерминировать его. Детерминация при этом определяется как взаимосвязь и взаимообусловленность явления материального мира и духовного [10]. Но поведение – это внешнее отражение деятельности мозга. Следовательно, по утверждению Р. И. Кругликова [4], путь к пониманию деятельности мозга лежит через исследование детерминации мозговой деятельности [7].

С. Л. Рубинштейн [5] говорит о том, что человек может предусмотреть последствия своих действий, он самоопределяется во взаимодействии с действительностью. Вместе с тем действительность еще не реализованная детерминирует действие, посредством которого она реализуется [5].

Идеомоторный акт характеризуется натуральными и культурными (искусственными) особенностями. При этом натуральное обозначает не “врожденное”, а развивающееся по собственным законам; “культурное” – связанное с той культурой, частью которой субъект является и сопровождающееся приобретением новообразований, изменяющих структуру психики субъекта.

Один из основных путей совершенствования идеомоторной подготовки дзюдоиста – не появление новых мыслительных механизмов, а становление специальных содержательных средств, которые делают доступным для воздействия субъекта его собственное творческое мышление при непосредственном анализе ситуаций, принятии решений, их реализации, т. е. в нашем случае разделов обучающей программы.

По утверждению В. Ф. Спиридонова [8], основной функциональной и структурной единицей культурного творческого мышления выступает эвристика (от греч. heurisko – нахожу, открываю). Основными характеристиками эвристики являются [8]:

1) универсальность (независимость от содержания решаемой задачи);

2) направленность на облегчение понимания субъектом проблемной ситуации;

3) отсутствие функции решения, т. е. с помощью только одних эвристик задачу решить невозможно [8].

Таким образом, структура поединка дзюдоистов позволяет выделять содержания эпизодов и пауз, в которых процесс мышления характеризуется как процесс интеграции мозговой и психической деятельности, что очень важно при совершенствовании тактической подготовки.

5. Особенности изменения функционального состояния мозга дзюдоиста после проведения стандартизированного поединка. Нагрузка соревновательного поединка в дзюдо оказывает значительное влияние на степень снижения надежности проявления технико-тактического мастерства борцов в ходе поединка. Мы предположили, что

Экстремальные условия поединков вызывают у борцов разную напряженность функционального состояния мозга, которая оказывает неодинаковое влияние на состояние спортсменов.

Методика с использованием когнитивных вызванных потенциалов мозга (Р-300) в условиях обнаружения значимых стимулов при простом счете и моторной реакции (нажатие кнопки) позволяет объективно контролировать функциональное состояние мозга дзюдоиста после проведения стандартизированного поединка.

Для объективизации обнаруженных отклонений от нормы использовалась методика Р-300 с использованием многофункционального компьютерного комплекса “Нейро – МВП” (В. В. Гнездицкий, 1999).

В исследовании выявлялись изменения показателей когнитивных вызванных потенциалов мозга дзюдоистов высших разрядов после проведения стандартизированного поединка. При этом эффективность выполнения атакующих действий не превышала 30%.

В ходе поединка регистрировались технико-тактические действия обоих борцов и динамика ЧСС. Рассчитывались показатели активности, эффективности, результативности (в атаке и защите) и показатели ЧСС (с интервалом времени 5 с). После окончания стандартизированного поединка испытуемый помещался в кресло, установленное в помещении рядом с залом дзюдо, где ему прикреплялись 4 электрода на затылочную, височную и лобную области черепной коробки. Затем на него надевались наушники, в которые подавались звуковые сигналы в виде значимых (оба уха 70 дБ, 30 мс модулир., f =2000 Гц) и незначимых стимулов (оба уха 70 дБ, 30 мс модулир., f =1500 Гц) с разной периодичностью и количеством. В первой части тестирования испытуемый обнаруживал только значимый стимул при простом счете (распознавал его, оценивал и запоминал количество). Во второй – также обнаруживал значимый стимул, но фиксировал его не в памяти, а на специальном переключателе. В специальной программе от исходящих электродов регистрировались электрические колебания мозговых волн, а на мониторе компьютера высвечивались их показатели.

Условные обозначения:

P1; N1; P2 – сенсорные компоненты ответа (уровень внимания к стимулам).

N2; P3; N3 – когнитивные компоненты ответа.

N2 – дифференцировка и опознание стимула.

P3 – удержание в памяти стимула.

Р3 – N3 – принятие решения и быстрота реакции в момент нажатия на кнопку.

P3 А – автоматическое срабатывание в опознании стимула.

P3 В – присутствие внутреннего проговаривания.

Рассчитывались показатели латентности в миллисекундах, интервалов в миллисекундах и амплитуды в микровольтах.

Латентность – это время от подачи стимула до возникновения компонента ответа (временной интервал).

Амплитуда – это величина в микровольтах (мкВ) для данного компонента (выраженность).

Рассчитывался интегральный индекс в баллах по показателю Р-300. Считалось: чем ниже значение индекса, тем выше степень утомления дзюдоиста, что определялось не только данной методикой, но и данными проведенного опроса дзюдоистов.

Таблица 8. Характеристика группы спортсменов-дзюдоистов, обследованных методом когнитивных вызванных потенциалов (Р-300) в условиях обнаружения значимых стимулов при простом счете и моторной реакции

Фамилия

Возраст, лет

Р-300 счет Латентность, мс Амплитуда, мкВ

Р-300 счет Латентность, мс Амплитуда, мкВ

Примечание

Интегр.

Индекс в

Баллах по

Показателю Р-300

Р3

N2

N3

Р3

N2

N3

1

Астахов Д. В.

27

329

8, 3

215

8, 7

420

4, 6

320

5, 2

261

1, 2

375

5, 2

Контроль

2

Богатырев М. Д.

23

350

6, 3

268

7, 7

436

4, 0

324

7, 2

196

1, 8

453

5, 0

3

3

Ветлов А. В.

18

301

11, 5

250

10, 1

365

4, 8

336

21, 4

238

12, 6

405

17, 4

Наличие Р3A и Р3B

(с проговариванием)

5

4

Гальцев А. И.

20

345

13, 0

248

5, 3

417

9, 5

365

17, 5

235

8, 4

436

13, 5

4

5

Зюзин А. А.

20

312

12, 3

172

6, 3

394

7, 4

310

20, 4

195

6, 2

359

11, 3

4

6

Ивлев А. Б.

19

447

14, 6

325

22, 4

573

3, 7

400

13, 3

252

24, 6

522

15, 6

ЭОГ, КГР

1

7

Касатов П. М.

24

364

10, 4

198

3, 8

517

9, 6

12, 0

147

1, 9

562

12, 3

ЭОГ

2

8

Леденев А. В.

22

366

9, 3

247

0, 7

517

9, 3

335

17, 4

143

3, 2

459

14, 0

2

9

Нагулин А.

21

335

18, 0

220

8, 0

485

, 0

298

16

138

10

488

15

Наличие Р3A и Р3B

(с проговариванием)

4, 5

10

Насыров Е. Г.

20

298

6, 5

242

7, 5

348

8, 6

327

10, 9

224

5, 6

417

9, 4

Снижена амплитуда, неустойчивый ответ

2

11

Стебнев А. В.

21

320

3, 7

268

1, 7

<1 м

336

8, 9

266

6, 7

Плохо выра-

Жена

Снижена амплитуда

1

Исследования выполнялись на дзюдоистах высших разрядов на кафедре борьбы РГАФК в январе 2002 г.

В табл. 8 приведены выявленные показатели и динамика функционального состояния мозга обследованных спортсменов.

Величины показателей 1, 2, 3 характеризуют отклонения от нормы, а индексы 4, 5 свидетельствуют о норме функционального состояния мозга испытуемого. У более половины обследованных спортсменов (60%) выявлены интегральные индексы в баллах по показателям Р-300 в пределах от 1 до 3 баллов, что свидетельствует об отклонении от нормы.

У испытуемых под номером 3 и 9 (см. табл. 8) при появлении показателя Р3 В с одновременным нажатием кнопки осуществлялось внутренее проговаривание (да – это значимый стимул). При этом значение интегрального индекса по показателям Р-300 у этих испытуемых имеет наивысшие показатели (см. табл. 8).

У двух спортсменов (под номерами 6, 7) обнаружена ЭОГ – электрооколограмма (выраженная глазодвигательная реакция), что свидетельствует о признаках утомления вегетативной системы. Кроме того, у спортсмена под номером 6 выявлен низкий показатель КГР (кожно-гальваническая реакция), что свидетельствует о высокой степени эмоционального напряжения, стресса).

Таким образом, по показателям функционального состояния мозга 60 % спортсменов данной выборки переутомлены и нуждаются в контроле и коррекции

Подготовки. Оценки состояний испытуемых по методике когнитивных вызванных потенциалов мозга Р-300 после проведения стандартизированных поединков совпали с оценками опроса испытуемых (90%).

У одного спортсмена обнаружена КГР.

Установлено, что 60% обследованных спортсменов нуждаются в диагностике отклонений функционального состояния мозга, а также в постоянном контроле и коррекции вновь возникающих отклонений.

Таким образом, рассмотренные инновационные направления научных исследований в борьбе дзюдо позволят выработать более эффективные пути подготовки дзюдоистов для достижения высоких спортивных результатов.

Список литературы

1. Бехтерева Н. П. Материальные физиологические основы эмоциональной и мыслительной деятельности // Биология и медицина: философские и социальные проблемы взаимодействия. – М.: Наука. 1985, с. 114-115.

2. Выготский Л. С. Собр. соч. – М.: Педагогика. 1982, т. 1, с. 137-138.

3. Дункер К. Качественное (экспериментальное и теоретическое) исследование продуктивного мышления //Психология мышления. – М.: Прогресс. 1965, с. 21-85.

4. Кругликов Р. И. Принципы детерминации и деятельность мозга. – М.: Наука. 1988. – 224 с.

5. Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. М., 1957, с. 284.

6 .Свищев И. Д. с соавт. Моделирование соревновательного поединка дзюдоистов //Теория и практика физ. культуры. 1990, № 12, с. 37-41.

7. Современный словарь иностранных слов. – М.: Русский язык. 1993. – 740 с.

8. Спиридонов В. Ф. Роль эвристических средств в развитии процессов решения творческой задачи // Вестн. Мос. ун-та. 1994, № 2, с. 13-25.

9. Теплов Б. М. Психология. М., 1952, с. 186-189.

10. Ухтомский А. А. Собрание сочинений. – Л.: ЛГУ. 1950, т. 1, с. 308.

11. Ярошевский М. Г. Специфика детерминации психических процессов // Вопр. философии. 1972, № 1, с. 95-108.


Инновационные направления научных исследований в дзюдо