Исторический опыт защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

“ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ”

ВОЛГОДОНСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) ЮФУ

Кафедра социологии и социальной работы

КУРСОВАЯ РАБОТА

На тему: “Исторический опыт защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот”

по дисциплине: История социальной работы

Выполнил:

Студент 2 курса

Очного отделения

Н. Л. Алексеева

Научный руководитель:

Старший преподаватель

Е. А. Шлякова

Волгодонск

2008

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Досоветский период в становлении отечественной защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот

1.1 Архаический и период церковно-монастырский период в становлении защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот

1.2 Период с XV по XVIII век в становлении защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот

1.3 Становление защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот с петровского периода до 1917 года.

Глава 2. Советский период в становлении отечественной защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот

2.1 Период до Великой Отечественной Войны в становлении защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот

2.2 Военный период в становлении защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот

2.3 Послевоенный период в становлении защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот

Глава 3. Постсоветский период в становлении отечественной защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот

Заключение

Литература

ВВЕДЕНИЕ

Детскую беспризорность и безнадзорность политологи, социологи и правоведы нашего времени относят к социальным болезням, характерным для любого государства на любой стадии его развития напрямую связанным с политическим, экономическим развитием страны, функционированием его правовой системы[1] . Причины его возникновения и распространения кроются как в правовых и социально-политических аспектах функционирования государства, так и в национальных семейных традициях, в степени развития общественной морали, а также социальной защищенности института семьи и каждого отдельного гражданина государства. Сегодня это явление требует глубокого изучения со стороны различных областей: педагогики, психологии, правоведения, юриспруденции и социологии. При решении рассматриваемой проблемы специалисту по социальной работе также необходимо обобщенное знание исторического опыта в указанной области. Этим обстоятельством и обусловлена актуальность выбранной нами темы исследования: “исторический опыт защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот”.

Объект курсовой работы – рассмотрение и изучение опыта оказания защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот.

Предмет – становление и развитие отечественного опыта защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот в досоветский, советский и постсоветский периоды.

Целью настоящей работы является анализ формирования, становления и развития защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот. Для достижения данной цели необходимо решить следующие задачи:

– дать определение терминам “беспризорность” и “сиротство”;

– рассмотреть явление детской беспризорности и безнадзорности в историческом аспекте,

– охарактеризовать состояние детской беспризорности в России на текущий момент и обозначить основные причины ее возникновения.

Структура курсовой работы состоит из содержания, введения, трех глав, заключения и списка литературы (18 источников).

Глава 1. Досоветский период в становлении отечественной защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот

Первое наиболее полное официальное определение беспризорности можно найти в Большой Советской Энциклопедии, изданной в 1930 г.: “Беспризорные – это несовершеннолетние, лишенные педагогического надзора и попечения и живущие в условиях, вредно действующих на их общественные проявления и здоровье. Беспризорными надо считать не только детей, потерявших родителей (или опекунов) и домашний очаг. Если родители (или опекуны) лишают детей пищи, грубо с ними обращаются, совращают их на преступления, разлагающе влияют собственным примером, – дети подобных родителей тоже считаются беспризорными”[2] .

Вот термин, который представлен в Википедии:

Детская беспризорность – социальное явление, при котором происходит отрыв детей от семьи с утратой постоянного места жительства. Отличительными признаками беспризорности являются: полное прекращение связи с семьей, родителями, родственниками; проживание в местах, не предназначенных для человеческого жилья; добывание средств к жизни способами, не признаваемыми в обществе (попрошайничество, воровство); подчинение неформальным законам.

Дети-сироты – лица в возрасте до 18 лет, у которых умерли оба или единственный родитель[3] .

Впервые в законодательстве определения понятия “беспризорность” введены Федеральным законом от 24 июня 1999 г. “Об основах системы профилак­тики безнадзорности и правонарушений несо­вершеннолетних”[4] . В ст. 1 “Основные понятия” дано следующее определение:

Беспризорный – безнадзорный, не имеющий места жительства и (или) места пребывания.

1.1 Архаический и период церковно-монастырский период в становлении защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот

Детская беспризорность и сиротство как явление берет свое начало со времени образования семьи как ячейки общества. В дохристианской Руси в родовой общине сла­вян существовала традиция заботиться о сиротах “всем миром”. На Руси призрение детей – сирот развивалось вместе с внедрением христианства и возлагалось на князей и церковь.

С принятием христианства (988 год) связывают начало государственной политики заботы о детях. Статья 99 Русской Правды вменяла в обязанности опекунам “печаловаться” о сиротах. Термин “печаловаться” означал заботу по воспитанию сирот, покровительство тем, кто “не дюже ся будут (т. е. не смогут) сами собою печаловаться”[5] .

Начинает приобретать все большее распространение христианская семейная мораль. Теперь Русь берет жизнь детей под сохранение своих законов.

Великий князь Владимир I поручил в 996 году общественное призрение, куда входила и помощь сиротам, попечению и надзору духовенства. Заботился он о прокормлении сирот и сам, раздавая убогим, странникам, сиротам великую милостыню. Великий князь Ярослав учредил сиротское училище, где призревал и обучал своим иждивением 300 юношей. Призрение бедных и страждущих, в том числе и детей, рассматривал как одну из главнейших обязанностей и Владимир Мономах. В своей Духовной Детям он завещал защищать сироту и призывал: “Всего же паче убогих не забывайте, но елико могуще по силе кормите, снабдите сироту”.

В те далекие времена, когда еще не существовало единого государства Российского, призрение детей-сирот было частным делом князей, либо возлагалось княжеским государством на церковь. Но в любом случае оно осуществлялось из религиозных, моральных побуждений, рассматривалось как богоугодная акция. Поговорка того времени гласит: “Не постись, не молись, а призри сироту”.

Существовали в древние времена и конкретные способы защиты осиротевшего ребенка путем его усыновления или передачи на опеку. Усыновление как искусственное “сыновство”, как прием “стороннего” в состав семьи, совершалось в России издревле, то есть и в пору язычества.

Таким образом, явление сиротства существовало и в те времена, когда существовала древняя семья с патриархальным отцом семейства во главе, в которую одинаково входили “и дети, и рабы, и принятые в семью (примаки) из чужой семьи”. После крещения на Руси (988 год) церковь постепенно начинает брать на себя то, что раньше регулировалось обычным правом и вместе с тем происходит становление государственной политики заботы о детях. Развивается такая форма помощи осиротевшему ребенку как его усыновления или передача на опеку.

1.2 Период с XV до XVIII в становлении защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот

Собственно государственная политика призрения детей-сирот начинается, по мнению исследователей, со времен царствования Ивана Грозного, когда появились первые сиротски­е дома, которыми ведал Патриарший приказ. В его царствование в круг задач государственного правления, осуществляемого с помощью приказов, входило и призрение бедных и страждущих, куда входили и дети-сироты. В XVI в. Стоглавым собором каждой церкви было опреде­лено открывать училище “для наставления детей грамоте”, а для “сирых и немощных” создавать при церкви богадельни. В начале XVII века в трудное и “смутное” время особенно заботился о вдовах и сиротах без различия их подданства и вероисповедания Борис Годунов. Он “не щадил никаких средств и ежедневно раздавал в Москве огромные деньги бедным”. В Москву повалил нуждающийся и не нуждающийся народ. Зло увеличилось еще от недобросовестности приказных, раздававших деньги не действительно нуждающимся, а своим родным и знакомым. Предпринятые Борисом Годуновым меры экономического порядка включали в себя и бесплатную передачу бедным, вдовам, сиротам привезенного из отдаленных районов большого количества хлеба. Чрезвычайные меры по оказанию помощи населению, в том числе и детскому, страдающему от голода, предпринимал и Василий Шуйский.

Таким образом, “принципиально помощь бедным считалась делом не одних только частных лиц, но и правительственной власти”.

1.3 Становление защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот с петровского периода до 1917 года.

Дальнейшее развитие государственная систе­ма призрения получила при Петре I. Нововведением Петра I было признание обязанностей государства по отношению к призрению нуждающихся: солдат, детей, больных, дряхлых. Средства предполагалось брать из монастырей, а также “у всяких чинов вычитать на каждый год от каждого рубля по копейке и деньги отдавать определенным из военной коллегии комиссарам”. Петр I признавал за государством право создавать обязательные нормы в области призрения и требовать их выполнения. По требованию властей призрение детей должны были взять на себя местные органы (городские монастыри и селения), монастыри также должны были принимать участие в призрении детей. Один из первых в России круп­ных сиротских государственных домов был пост­роен в 1706 г. новгородским митрополитом Ио­ной при Холмово-Успенском монастыре. “Си­ротским монастырям” было приказано обучать детей грамоте, а также создавать школы, где учить сирот арифметике и геометрии.

Вопрос о подкидышах – тайных и явных – Петр I разрешил в пользу самого гуманного – тайного приноса и требовал, чтобы матери незаконных детей “не забрасывали, не отметывали их в непристойные места”, а приносили к “госпиталям и клали тайно в окно, дабы приносимых лица не было видно”.

В июне 1718 г. Петр 1 издает указ, по которому было велено “малолетних и нищих ребят, бив батоги, по­сылать на суконный двор и к прочим мануфакту­рам”. Поскольку богадельни и госпитали были пе­реполнены, то царским распоряжением сирот отдавали на воспитание в семьи, а мальчиков 10 лет и старше – в матросы.

Дальнейшее развитие система призрения по­лучила при Екатерине II. Под патронажем импе­ратрицы существовали “воспитательные дома” и приюты, главное назначение которых состояло в том, чтобы на время укрыть ребенка от беды, а затем определить “в семью благонравного поведения”.

В XIX в. число детей в воспитательных домах быстро росло, а условия жизни ухудшались. Чрез­вычайная скученность, недостаточное питание, отсутствие ухода и медицинской помощи приво­дили к чрезвычайно высокой детской смертнос­ти. Так, при Александре I смертность в воспита­тельных домах доходила до 75 %.

Православная церковь не могла оставаться в стороне от решения проблемы беспризорности. Были созданы монастыри, где находили приют обездоленные дети. В отличие от западной церк­ви, которая видела свою основную благотвори­тельную задачу в том, чтобы призреть сирот, т. е. дать им приют и пропитание, русская церковь взяла на себя выполнение важнейших функций: воспитания, обучения, лечения, призрения детей, оставшихся без родителей. К XIX в. почти все крупные монастыри имели при себе богадельни и детские приюты.

Глава 2. Советский период в становлении отечественной защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот

2.1 Период до Великой Отечественной Войны в становлении защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот

Во второй половине XIX развивалось законодательство, были учрежде­ны суды для несовершеннолетних; исправительные заведения для подследственных и подсудимых. Эти заведения находились в тесной связи с судами. В такие приюты несовершеннолетние помещались по ре­шению судов для несовершеннолетних. Несовер­шеннолетние, вышедшие из мест заключения, жили, работали, иногда проводили в этих при­ютах по нескольку лет. Внутренний распорядок жизни, система воспитания были аналогичны существовавшим в исправительных заведениях. К 1917 г. на территории России располагалось 538 детских приютов, где воспитывались 29650 детей[6] .

Всплеск роста числа беспризорных изошел во время Первой мировой и Гражданской войны. В 1921 г. их насчитывалось 4,5 млн. чел., по другим данным в 1922 г. было 7 млн. беспризорников[7] .

В советской России борьба с беспризорностью стала политической задачей. После октябрьской революции 1917 г. система благотворительных учреждений была уничтоже­на. Заботу о детях-сиротах государство взяло на себя. Для решения проблемы детской беспризорности потребова­лись значительные усилия со стороны государст­ва и общества в целом. Опыт ликвидации детской беспризорности в Советском Союзе представляет интерес и для настоящего времени, поскольку он помогает понять, как складывались современные подходы к решению проблемы беспризорности и безнадзорности детей и подростков.[8]

Осенью 1921 г. при ВЦИК образовалась комиссия по улучшению жизни детей под председательством Дзержинского, которую называли ДЧК – детской чрезвычайной комиссией.

Основной формой борьбы с беспризорностью было определение детей и подростков в учреждения интернатного типа. В 1917 г. в детских домах воспитывалось 30 тыс. детей, в 1919 г. – 125 тыс. в 1921-1922 гг. – 540 тыс. детей.[9]

Возникла и система органов, специально предназначенная для рассмотрения дел о правонарушениях, – комиссия по делам несовершеннолетних. Схема борьбы с беспризорностью была простой: ребенок с улицы – детский приемный пункт – дет­ский дом. Такой порядок очень скоро привел к переполнению детдомов, которые государство было уже не в силах содержать. С переводом дет­ских учреждений на местный бюджет в 1923 г. ко­личество детдомов и детей в них стало резко со­кращаться. В целом по стране в 1923 г., по сравне­нию с 1922 г., сеть детдомов сократилась с 6063 до 3971, детей в них – с 540 тыс. до 253 237 человек.

Сложилась и сама система мер в работе с подростками: однократное воспитательное воздейст­вие (беседа, замечание); устройство или возврат в семью; длящийся надзор за поведением подростков; помещение их в закрытые воспитательные учреждения.

Сама сеть учреждений для исправления и пере­воспитания несовершеннолетних правонаруши­телей развивалась в двух направлениях.

Во-первых, это закрытые учреждения для трудных подростков интернатского типа со стро­гим педагогическим режимом, обязательной школьной учебой и обучением профессии. К 1925 г. было 258 таких учреждений, где содержалось 16 тыс. воспитанников.

Наряду с закрытыми воспитательными учреж­дениями создавались трудовые дома в городах и колонии в сельской местности, имевшие воспита­тельно-карательный характер.

В 1928 г. была поставлена задача ликвидировать в кратчайшие сроки детскую беспризорность. Детей раздавали в крестьянские се­мьи, кустарям, в колхозы и совхозы. Крестьян и кустарей заинтересовывали брать детей из детдо­мов, предоставив дополнительный земельный на­дел на каждого взятого ребенка, освобождаемый от уплаты единого налога на три года.

Центральным пунктом плана ликвидации уличной беспризорности являлось одновремен­ное “изъятие” бездомных детей и подростков с обжитых ими мест обитания и размещение их в приемниках, детдомах и приютах. Исчезнув с центральных улиц крупных горо­дов, беспризорщина переместилась в глубь страны. Болезнь была загнана вовнутрь. Одна часть беспризорных детей и подро­стков пополнила ряды узников ГУЛАГа, другая часть была направлена на ударные стройки ком­мунизма и на военную службу. С осени 1927 г. в советской прессе перестали говорить о беспри­зорности как о массовом явлении, а с 1928 г. ста­тьи о беспризорниках практически исчезли со страниц газет.

2.2 Военный период в становлении защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот

Начало Великой Отечественной войны вновь вызвало резкий рост количества безнадзорных и беспризорных детей, выросла детская преступность. Например, количество преступлений, со­вершенных несовершеннолетними в 1942 г., возросло по сравнению с 1941 г. на 61 %, в 1944 г. – на 181 %. В первые годы войны сотни детских домов перебрасывались из прифронтовых районов в тыл. Для эвакуированных детей создавались новые детские дома. Для сирот, детей фронтовиков, партизан открывались “специальные” детские дома.

Огромную роль в судьбе детей сыграли общественные организации: профсоюзные, комсомольские, органы внутренних дел, система трудовых резервов. Общественники снимали детей с поездов и через приемники – распределители устраивали их в детские дома. Подростки определялись на работу. Велась активная работа по выявлению беспризорных детей и определению их в детские дома.

Важными мерами по организации борьбы с детскими правонарушениями явилось постановление СНК СССР “Об устройстве детей, оставшихся без родителей” от 23 января 1942 г. и “Об усилении мер борьбы с детской беспризорнос­тью, безнадзорностью и хулиганством” от 15 ию­ня 1943 г. В этих постановлениях разработаны меры по предупреждению детской беспризорности. В соответствии с постановлением от 15 июня 1943 г. на НКВД СССР были возложены обязан­ности по открытию детских колоний для содер­жания в них несовершеннолетних преступников (в возрасте от 11 до 16 лет). Уже к концу 1943 г. общее число подростков в этих колониях достигло 50 тыс.

Широкое распространение приобретает во время войны усыновление. Некоторые семьи усыновляли десять и более детей.

К концу 1945 года для детей сирот уже было создано 458 суворовских училищ по 500 человек каждое, 23 ремесленных училища по 400 мест, 120 детских домов для детей погибших фронтовиков (в них воспитывалось 17 тысяч детей), 29 детских приемников распределителей. Всего в 1943 году в детских домах находилось 308 тысяч детей; в 1944 г. 534 тысячи.

Таким образом, новые социальные потрясения, связанные с Великой Отечественной войной (1941 – 1945 гг.), вновь обострили положение детей. “Теперь, когда тысячи советских детей лишились родных и остались без крова, их нужды должны быть приравнены к нуждам фронта”. Изменяется отношение общественности к социально обездоленным детям – к ним стали относиться как к жертвам войны. Начало Великой Отечественной войны вновь вызвало резкий рост количества безнадзорных, беспризорных детей и детей-сирот. Дети наравне со взрослыми перенесли все тяготы войны. Взрослые пытались облегчить судьбу детей как могли. За годы войны возросло число детских комнат милиции: если в 1943 г. их было 633, то в 1944 г. уже 1058, из чего следует, что выросла детская преступность.

2.3 Послевоенный период в становлении защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот

В первые послевоенные годы в стране даже открылось несколько детских домов для одаренных детей-сирот, которые поступали в музыкальные, художественные училища и балетные школы.

Общее число детских домов в послевоенное десятилетие постепенно сокращалось. В середине 60-х правительство приняло решение преобразовать большую часть детских домов в школы – интернаты (Детские дома – 100-150 детей, школы-интернаты – 350-500 мест). Детские дома потеряли свою первоначальную неповторимость, которую пронесли через года.

В 60 – 70 гг. в призрении детей, в педагогической науке и практике наметился явный поворот. Возобновились теоретические исследования в этих областях, связанные с разработкой системного подхода к призрению, воспитанию и обучению детей.

В 1985 году ЦК КПСС и Совмин СССР приняли решение “О мерах по улучшению обеспечения детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в домах ребенка, детских домах, школах-интернатах”

В 1987 году учрежден Детских фонд.

В 1988 г. принято постановление “О создании детских домов семейного типа”.

В 1990 г. в 347 созданных детских домах семейного типа находятся 3,5 тысячи детей. Эти дома финансируются из госбюджета, с учетом зарплаты родителям-воспитателям, оплаты их отпусков.

Вначале 90-х гг. были приняты и начали реализовываться три большие социальные программы: “Социально-психологическая поддержка, обучение и воспитание детей с аномалиями развития”, “Творческое развитие личности” и “Социальные службы помощи детям и молодежи”. Тогда же были разработаны и в настоящее время действуют такие государственные социальные программы, как “Дети России”, “Дети Чернобыля”.

В 1991 году в России был официально введен институт социальной педагогики, что дало сильнейший импульс для методологических, теоретических и научно-практических исследований в сфере подготовки и деятельности новых кадров (социальных педагогов).

После 70-летнего перерыва Россия возвращается в мировое образовательное пространство. Изучается зарубежный опыт призрения, воспитания и обучения детей, издается переводная литература, происходит активный обмен специалистами.

Россия стоит у истоков нового периода в деле призрения, воспитания и обучения своих детей. И он начинается не с нуля. Человечество накопило огромный опыт работы с детьми, требующими особой защиты и заботы, оно владеет методами и методиками разрешения возникающих у них проблем, современными технологиями работы с различными категориями нуждающихся в общественном социальном призрении детей.

Глава 3. Постсоветский период в становлении отечественной защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот

Сиротство и беспризорность детей до сих пор продолжают оставаться одними из наиболее тревожных характеристик современного российского общества.

Проблема детей-сирот в XXI веке приобретает еще большую остроту и актуальность, так как число их не уменьшается, а непрерывно растет.

По данным Министерства Труда РФ, приведенным Московским городским центром “Дети улиц”, ежегодно выявляется свыше 100 тыс. детей, оставшихся без попечения родителей. Подавляющее большинство из них – социальные сироты, то есть брошенные родителями или отобранные у родителей, не выполняющих своих обязанностей по воспитанию и содержанию ребенка[10] .

Скрытое социальное сиротство распространяется под влиянием ухудшения условий жизни значительной части семей, падения нравственных устоев семьи, следствием чего становятся изменение отношения к детям, вплоть до полного вытеснения их из семей, беспризорность огромного количества детей и подростков.

По данным специалистов, сегодня Россия переживает третью (после Гражданской и Великой Отечественной войн) волну сиротства. После Великой Отечественной войны было 678 тысяч детей-сирот. Но современные показатели более драматичны: если в 2000 году детей, оставшихся без попечения родителей, насчитывалось 662 тысячи, то на конец 2004 года – 800 тысяч детей. А за 10 лет число детей-сирот возросло более чем на 50%. 245 тысяч из них воспитываются в интернатах, в том числе около 20 тысяч – в домах ребенка. Две трети из них устроены в семьи: в опекунские, приемные, переданы на усыновление.

За последнее десятилетие в 2 раза (до 1,2 млн. чел.) увеличилось число подростков-правонарушителей, доставленных в органы внутренних дел, более чем в 2 раза – несовершеннолетних, совершивших убийства и покушения на убийства, в 1,5 раза – совершенных несовершеннолетними грабежей, в 2,4 раза – несовершеннолетних, задержанных за незаконное приобретение и изготовление наркотиков. С 1994 по 2002 год в 1,9 раза выросло число детей, больных алкоголизмом, в 3,3 раза – токсикоманией, в 17,5 раз – наркоманией. В десятки раз увеличилось количество детей, больных сифилисом, другими венерическими заболеваниями, СПИДом.

Особенно остро проблема детской беспризорности стоит в крупных городах страны. Они становятся центрами обитания беспризорных детей, прибывших из разных регионов. По оценкам экспертов, в пределах Москвы несовершеннолетние мигранты представлены примерно в количестве 28 – 28,3 тыс. чел. По данным ГУВД г. Москвы за 12 месяцев 1999 года в Центр временной изоляции для несовершеннолетних правонарушителей (ЦВИНП) было доставлено 6043 подростков, из них 2423 – с криминогенной направленностью.

Проблема адаптации детей-сирот продолжает стоять все так же остро, как и десятки лет назад. Это происходит по многим причинам, одна из которых правовая неосведомленность. В связи с этим выпускники детского дома попадают в сложную ситуацию: теряют жилье, не могут устроиться на работу, отстоять свое право на льготы и пособия.

По данным Министерства здравоохранения и Министерства образования, только 5% выпускников детских домов находят себе место в жизни, 10% пытаются покончить жизнь самоубийством. Правовая неосведомленность нередко делает выпускников детских домов потенциальными жертвами преступлений или непосредственными участниками этих преступлений. Статистика это подтверждает – 50% выпускников становятся преступниками, 30% – алкоголиками и наркоманами.

Таким образом, можно сделать вывод, что детская беспризорность и сиротство в России принимает общегосударственные масштабы и требует разработки комплекса профилактических социально-политических и правовых мер борьбы с этим явлением на правительственном уровне.

Необходимо выделить основные причины этого явления беспризорности и сиротства. Это, на наш взгляд:

– экономические (экономический кризис; безработица; обнищание широких слоев населения, чье большинство живет за чертой бедности; голод, эпидемии);

– социальные (повсеместное ослабление семейных устоев; утрата старшим и младшим поколениями мо­ральных ценностей; кризис семьи, увеличение разводов, рост числа сирот, грубое обращение с детьми, физические наказания, сексуальные домогательства со стороны взрослых);

– психологические (ранимость детской психики, стремление ребенка к независимости, дефекты воспитания, социопатии);

– медицинские (распространение пьянства, алкоголизма, наркомании; рост генетически обусловленных психических заболеваний среди взрослого населения России, а также среди детей и подростков);

– политические (открытость границ России для стран, ранее входивших в Советский Союз, политический кризис в странах ближнего зарубежья, значительно усиливший приток беженцев в крупных городах России);

– социально-правовые (не достаточно четко проработанный механизм профилактики детской беспризорности и безнадзорности, в частности, громоздкость процедур усыновления, недостатки устройства системы интернатных учреждений и др.);

– рост криминализации общества (распространенность новых для России видов правонарушений (проституция, торговля наркотиками и пр.) при одновременном ослаблении механизмов контроля за работодателями в результате развития мелкого и нелегального бизнеса, а также неотработанность механизмов и процедур выявления и наказания взрослых, вовлекающих детей в эти виды деятельности).

Таковы, на наш взгляд, в общих чертах причины детской бес­призорности в современной России.

Как видно из вышеизложенного, данное явление нельзя считать только “социальной болезнью” цивилизованного общества. Это еще и правовая, политическая проблема, прямо характеризующая функциональную способность государства защитить своих граждан, в том числе и несовершеннолетних.

Заключение

Таким образом, в настоящей части работы был исследован исторический опыт защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот. В рамках исследования были даны определения терминов “беспризорность” и “сиротство”, исторические предпосылки распространенности этого явления, проанализировано состояние детской беспризорности в России на текущий момент, а также выделены основные причины ее возникновения.

Исследуя исторические аспекты детской беспризорности и безнадзорности, можно сказать, что данное явление тесно связано с выделением института семьи как основы общества. В родовых общинах надзор за детьми был общей задачей.

Начало государственной политики заботы о детях связывают с появлением христианства на Руси, возникновение же государственного института призрения детей-сирот связывают с правлением Ивана Грозного.

Несмотря на богатый исторический опыт и разнообразие форм и методов борьбы с детской беспризорностью, существовавших в разные годы в России (от благотворительных сиротских приютов при монастырях до “изъятий” беспризорников ГУЛАГа в 30 – х гг. ХХ в.), следует отметить, что проблемы детской беспризорности и безнадзорности остаются актуальными и в настоящее время.

Следует отметить, что в связи с большим ростом детской беспризорности и сиротства, обусловленных целым рядом социально – политических и экономических факторов, эта проблема на сегодняшний день является особенно актуальной для России. Так, по данным различных экспертов, число безнадзорных в России составляет от 500 тыс. до 2 – 5 млн. несовершеннолетних.

В итоге нами были выделены следующие группы причин развития детской беспризорности и сиротства: экономические; социальные; психологические; медицинские; политические; правовые; рост криминализации общества.

Исходя из причин возникновения детской беспризорности и безнадзорности, на сегодняшний день принято выделять следующие пять основных источников ее формирования:

– нелегальная миграция семей из ближнего зарубежья в Россию;

– сиротство, потеря родственников и опекунов в силу различных трагических обстоятельств;

– попытка скрыться от суда и следствия после совершения уголовно наказуемых деяний;

– самовольно ушедшие из семьи из-за жестокого обращения, пьянства или наркомании родителей, сексуального насилия и в силу других причин;

– лица, самовольно покинувшие специальные детские учреждения (спецшколы, СПТУ, детские дома, школы-интернаты, иные объекты).

Литература

Нормативные акты:

1. Федеральный закон от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ “Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних” (с изменениями от 13 января 2001 г., 7 июля 2003 г.) // СЗ РФ от 28.06.99. N 26 ст. 3177; СЗ РФ от 14.07.03. N 28 ст. 2880

2. Беспризорник News – новости мира бездомных и обездоленных. Законодательная база по вопросам беспризорных детей, энциклопедия благотворительности.

3. Федеральный Закон от 21.12.1996 г. № 159-ФЗ “О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей”

Специальная литература:

4. Большая Советская Энциклопедия. – М.: Советская Энциклопедия, 1930. Т. 1. С. 438.

5. Пугачев В. П. Политология. – М.: ООО “Издательство АСТ”, 2001. С. 243, С. 257.

6. www. wikipedia. ru

7. Нечаева А. М. Детская беспризорность – опасное социальное явление // Государство и право, 2001. № 6.

8. Волкова Н., Величко О. Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних // Законность, 2000. № 7. С. 3.

9. Алмазов Б. Н. Психическая средовая дезадаптация несовершеннолетних / Дис. на соиск. уч. степ. к. п.н. – Свердловск, 1986. С. 89.

10. Мельников В. П., Холостова Е. И. История социальной работы в России: Учебное пособие. – М.: Издательско-книготорговый центр “Маркетинг”, 2001

11. Дети улицы. Образование и социальная адаптация безнадзорных детей / Под ред. А. П.Майорова. – М.: Инфра-М, 2001.

12. Педагогическая энциклопедия / Под ред. Н. В. Шаповалова. – М.: Наука, T. I. 1964, С. 193.

13. Социальная помощь в России – Агапов

14. Рожков А. Ю. Борьба с беспризорностью в первое советское десятилетие // Вопросы истории, 2000. № 11. С. 134.

15. Кривоносов А. Н. Исторический опыт борьбы с беспризорностью // Государство и право, 2003. № 7. С. 95-97.

16. Детская беспризорность и безнадзорность: проблемы, пути решения // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2002. № 20 (176). С. 6

17. Подросток мигрант (Информация Московского городского центра “Дети улиц”) // Социальное обеспечение, 2002. № 12. С. 2.

18. Василькова Ю. В. Социальная педагогика. Курс лекций / Уч. пособие.- М.: Знания, 1999. С. 86-87, С. 104-114.

[1] Пугачев В. П. Политология. – М.: ООО “Издательство АСТ”, 2001. С. 243.

[2] Большая Советская Энциклопедия. – М.: Советская Энциклопедия, 1930. Т. 1. С. 438.

[3] Федеральный Закон от 21.12.1996 г. № 159-ФЗ “О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей”

[4] Федеральный закон от 24 июня 1999 г. N 120-ФЗ “Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних” (с изменениями от 13 января 2001 г., 7 июля 2003 г.) // СЗ РФ от 28.06.99. N 26 ст. 3177; СЗ РФ от 14.07.03. N 28 ст. 2880

[5] Василькова Ю. В. Социальная педагогика. Курс лекций / Уч. пособие.- М.: Знания, 1999. С. 86-87.

[6] Василъкова Ю. В. Социальная педагогика. Курс лекций / Уч. пособие.- М.: Знания, 1999. С. 104-114.

[7] Рожков А. Ю. Борьба с беспризорностью в первое со­ветское десятилетие // Вопросы истории, 2000. № 11. С. 134

[8] Дети улицы. Образование и социальная адаптация безнадзорных детей / Под ред. А. П.Майорова. – М.: Инфра-М, 2001. С. 112.

[9] Педагогическая энциклопедия / Под ред. Н. В. Шаповалова. – М.: Наука, T. I. 1964. С. 193.

[10] Подросток мигрант (Информация Московского городского центра “Дети улиц”) // Социальное обеспечение, 2002. № 12. С. 2.


Исторический опыт защиты и поддержки беспризорных и детей-сирот