История становления и развития социологии 2

Тема 17. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ СОЦИОЛОГИИ.

1. Классическая западная социология XIX – начала XX века

2. Современные социологические теории

3. Социология в России (конец XIX – начала XX)

1.1 Позитивная социология Огюста Конта

Основоположником социологии как науки принято считать французского мыслителя Огюста Конта (1798 – 1857), который в своем шеститомном труде “Курс позитивной философии” (1830-1842) ввел в научный оборот сам термин “социология”, производный от латинского слова societas (общество) и греческого – logos (наука, учение).

Конт жил в эпоху коренных социальных перемен и революций, знаменовавших переход от традиционного, аграрного к современному, индустриальному обществу. Он был уверен в том, что, познав законы функционирования общества с помощью социологии, можно предохранить его от разрушительных социальных потрясений.

Теология и метафизика, с их абстрактными, умозрительными построениями не могли, по мнению Конта, дать позитивное, т. е. точное знание о законах развития общества, поэтому должны были уступить место подлинной науке – социологии. Социология же получала достоверное знание благодаря тому, что мыслилась Контом как одна из естественных наук и использовала их методы, такие как наблюдение, сравнение, эксперимент. Таким образом, она приобретала статус точной науки, занимая в контовской классификации абстрактных наук высшую позицию, а именно: математика, астрономия, физика, химия, биология, социология. Необходимо подчеркнуть, что Конт особое внимание уделял методу исторического сравнения “различных последовательных состояний человечества”.

В качестве предмета, конституирующего социологию как науку, Конт выделил общество, обозначая его также терминами “социальный организм” и “социальная система”. Согласно Конту в основе общества лежит общественная солидарность, поскольку оно основано на согласии – консенсусе. Другой характерной чертой общества является то, что оно постоянно развивается. В соответствии с этим в структуре социологической науки Конт выделил два раздела – социальную статику и социальную динамику. Проанализируйте содержание этих теорий, в чем их различие.

Обоснуйте, почему самому О. Конту так и не удалось преодолеть метафизичность сконструированной им теоретической схемы исторической эволюции человечества. Тем не менее, его роль как основоположника социологии невозможно переоценить. Безусловно, он внес важный вклад в ее становление как научной дисциплины, наметив основные контуры социологического знания.

1.2 Эволюционная социология Герберта Спенсера

Видный английский ученый Г. Спенсер (1820-1903) , представлял социологию как науку о социальной эволюции или о структурных и функциональных изменениях, происходящих в обществе. При этом эволюцию он трактовал как универсальный процесс, охватывающий и природу, и человеческое общество. Предметом со­циологии по Спенсеру выступает “изучение эволюции (развития) в ее наиболее сложной форме” надорганической или социальной эволюции. Разработке этой концепции были посвящены его основные социологические труды “Социальная статика” (1850), “Социология как предмет изучения” (1873) и “Основания социологии” (в трех томах, 1876-1896).

Спенсер проводит аналогию между биологическим орга­низмом и обществом как социальным организмом, (агрегатом, агрегацией) или целостной системой, функционирующей в условиях внешней среды. Обществу, как и любому живому организму свойственен процесс роста. Именно в процессе роста интеграция (соединение и взаимная зависимость) частей создает единое целое – общество. Рост общества. по определению ученого, сопровождается борьбой за существование и характеризуется адаптацией (приспособлением) к условиям внешней среды в результате усложнения и дифференциации его структуры и функций. Этот процесс и представляет собой основное содержание социальной эволюции, которая понимается как переход от состояния неопределенной, несвязной однородности общества к определенной, структурной разнородности, иными словами как “прогресс в направлении большего размера обществ, их связности, многообразия и определенности”. Таким образом, социальная эволю­ция рассматривается Спенсером как “рост, развитие, строение и отправление общественного агрегата, как они порождены взаимными действиями отдельных личностей”.

Согласно Спенсеру в процессе социальной эволюции возрастает значение коллективных действий людей, поэтому главными объектами социологического анализа являются, прежде всего, социальные институты общества, особенно политические и религиозные.

Спенсер выделяет два типа обществ: воен­ные (хищнические) и промышленные (индустриальные) общества. Он полагал, что социальная организация, сложившихся на ран­них стадиях эволюции военных обществ, определялась военными потребностями, в связи с чем характерной чертой для них является принуждение, принудительное сотрудничество. Вся жизнь общество подчинена военным нуждам, Личность поглощается массой и теряет свою индивидуальность, поскольку личные интересы уступают место общественным.

Для промышленного типа общества напротив харак­терными чертами является добровольная кооперация, а также дисциплина и самоограничение его членов. Социальный контроль государства, в отличие от военного общества, в нем сильно ограничен и сводится к запрещению того, чем не следует заниматься его гражданам. Власть обеспечивает права личности, вследствие чего коренным образом меняется ее положение. По мысли Спенсера индустриальный тип государства характеризуется идеологией индивидуализма.

Эволюционные и либеральные взгляды Г. Спенсера оказали особенно заметное влияние на развитие социологии и политической науки в Англии и США.

1.3 “Социологизм” Эмиля Дюркгейма.

Продолжателем позитивистского направления в социологии явился крупный французский ученый Эмиль Дюркгейм (1858-1917). В работе “Правила социологического метода” (1895 г.), он дает свое видение социологии как науки о социальных фактах. При этом под социальным фактом он понимает всякий способ действий, существующий независимо от индивида и способный оказывать на него внешнее принуждение. Классифицируя социальные факты, он разделяет их на морфологические (например, экономические и демографические) и духовные в виде коллективных представлений (общих идей, взглядов, верований), в совокупности составляющих коллективное сознание. Согласно Дюркгейму, “социальная жизнь целиком состоит из представлений”. Морфологические же факты выступают материальным субстратом коллективных представлений.

Дюркгейм утверждал, что социологическое объяснение заключается в установлении причинно-следственной связи социальных явлений, т. е. выявлении социальных законов. Основным методом доказательства он считал сравнительный метод. Причем определяющую причину данного социального факта, предупреждал он, необходимо находить среди предшествующих социальных фактов, а не в состоянии индивидуального сознания. Стоит отметить, что под функцией Дюркгейм понимает отношение соответствия между явлением или процессом и определенной потребностью социальной системы.

Дюркгейм развил концепцию социологического реализма, основы которой были заложены Контом, согласно которой природу социальных явлений следует объяснять с точки зрения анализа социальных фактов. Этому служили сформулированные им основные признаки или правила социологического метода (независимость социологии от философии; объективность метода, поскольку социальные факты – суть вещи, и должны рассматриваться как таковые; социологичность метода). Такие взгляды Дюркгейма на природу социологии принято характеризовать как “социологизм”.

В работе “О разделении общественного труда” (1893), Дюркгейм исследовал проблему общественной солидарности, рассматриваемую им как высшая ценность. Понимая под солидарностью “чисто моральное явление”, не поддающееся ни точному наблюдению, ни измерению, он предлагал изучать ее через внешний символизирующий факт, а именно – право. Ученый установил, что двум видам солидарности соответствуют два вида права, а именно, механической солидарности – репрессивное право, главное место в котором занимает наказание, а органической солидарности – реститутивное право, особое место в котором занимает кооперативное право, основанное на сотрудничестве, вытекающем из разделения труда. Дюркгейм приходит к выводу, что разделение труда естественно порождает общественную солидарность. Ученый полагал, что рост народонаселения, увеличение его объема и плотности, безусловно, сопровождается ростом борьбы за существование. В этих условиях кооперация как результат разделения труда становится единственным средством интеграции, сохранения целостности общества.

В работе “Самоубийство: социологический этюд” (1897), Дюркгейм отрицает объяснение причин самоубийств индивидуальными психологическими мотивами. Он настаивает на их обусловленности социальными причинами, например, разрушением социальных связей в процессе дезинтеграции общества, характеризующемся состоянием аномии (отсутствием четкой нормативно-ценностной, моральной регуляции поведения индивидов в период кризисов). Исходя из этого, Дюркгейм выделяет три основных типа самоубийства: эгоистическое, альтруистическое и аномическое.

В заключение необходимо отметить, что впоследствии Дюркгейм расширил определение предмета социологии, интерпретируя ее как “науку об институтах, их генезисе и функционировании”, понимая под институтом “все верования, все способы поведения, установленные группой”. При этом он выделил в структуре социологии социальную морфологию, исследующую морфологические факты, составляющие материальную основу общества, аналогичную анатомии. В ее компетенцию входит изуче­ние объема и плотности народонаселения, распределения его по территории, и со­циальную физиологию, которая исследует различные “жизненные проявления обществ”, охватывая ряд таких специфических дисциплин, как социо­логия религии, социология морали, социология права, экономическая социология и др., и общую социологию, которая, подобно общей биологии, осуществляет теоретиче­ский синтез и выявляет наиболее общие социальные законы развития общества.

Своим творчеством Э. Дюркгейм оказал большое влияние на развитие социологического знания как во Франции, где сложилась его социологическая школа, так и во всем мире.

1.4 Понимающая социология Макса Вебера

Выдающийся немецкий ученый Макс Вебер (1864-1920) социологию считал генерализирующей, т. е. обобщающей наукой, задача которой состоит в том, что она “конструирует типовые понятия и устанавливает общие правила явлений и процессов”. Выступая за объективность социологического исследования, он предлагал исключить из науки оценочные суждения, полагая, что социология должна изучать ценности, как сознательные установки субъекта, определяющие его поведение. Рассматривая ценности в широком историческом контексте, Вебер понимал под ними “установку той или иной исторической эпохи”, или “свойственное эпохе направление интереса”.

Ученый разработал категории “понимающей” социологии, так как считал, что она “есть наука, стремящаяся, истолковывая, понять социальное действие и тем самым каузально объяснить его процесс и воздействие”. Социальным он называл действие, которое по предполагаемому действующим лицом или действующими лицами смыслу соотносится с действиями других людей и ориентируется на него. Таким образом, социальное действие, по Веберу, обладает смыслом и ориентировано на поведение других людей. Отсюда следует, что социология является “понимающей”, так как действие индивида может быть интерпретировано адекватно смыслу. Итак, по Веберу, необходимым моментом социологического исследования является предшествующее объяснению понимание субъективно подразумеваемого смысла, т. е. мотива социального действия. В соответствии с теми или иными мотивами, Вебер конструирует “чистые” или “идеальные” типы социального действия: (традиционное, основанное на длительной привычке; аффективное, обусловленное аффектами или эмоциональным состоянием индивида; ценностно-рациональное, основанное на вере в безусловную ценность определенного поведения как такового; целерациональное, в основе которого лежит ожидание определенного поведения предметов внешнего мира и других людей и использование этого ожидания в качестве “условия” или “средства” для достижения своей рационально поставленной и продуманной цели.)

Конструирование идеальных типов, согласно Веберу, является методическим приемом социологического анализа. Идеальные типы он рассматривает как логическую конструкцию, эталон, с помощью которого может быть понято реальное поведение индивидов. На этом основана веберовская концепция социологической закономерности, согласно которой социологические законы являют собой подтвержденную наблюдением типическую вероятность того, что при определенных условиях социальное поведение примет такой характер, который позволит понять его, исходя из типических мотивов и типического субъективного смысла, которым руководствуется действующий индивид.

Руководствуясь разработанными им методологическими принципами “понимающей” социологии, М. Вебер приходит к выводу, что рационализация социальной жизни людей является основной тенденцией исторического процесса. Он утверждает, что рационализируется способ ведения хозяйства, управление в сфере политики, экономики и культуры, само мышление и поведение людей.

С этих позиций капитализм он рассматривал как наиболее рациональный тип хозяйства. Данное положение обосновывается Вебером в работе “Протестантская этика и дух капитализма” (1904), в которой он отмечает, что капиталистическое общество характеризуется, не безудержным стремлением к наживе любой ценой, а достижением успеха в виде прибыли посредством рациональной организации труда. Исследуя некоторые аспекты протестантской веры, Вебер находит в ней элементы трудовой этики, в известной степени, способствовавшей становлению и развитию капитализма.

Воплощением рациональной формы организации Вебер считал бюрократию, для которой характерны следующие черты: разделение труда, обусловленное определенными правилами; иерархический порядок подчиненности; наличие офиса; официальная процедура подготовки должностных лиц; штат сотрудников, в отношении которых действует контрактная система найма; установление правил, регулирующих режим работы; лояльность сотрудников по отношению к организации. Бюрократия по Веберу представляет собой карьерную структуру, в которой продвижение производится на основании квалификации или по старшинству. Занимаемая должность рассматривается сотрудниками как основное занятие, за которое они получают заработную плату. Деятельность бюрократии основывается на строгой служебной дисциплине и подлежит контролю со стороны вышестоящих инстанций. Указанные характеристики делают поведение сотрудников организации предсказуемым и позволяют руководству координировать их деятельность, предотвращая конфликты, что делает бюрократию наиболее эффективной моделью организации.

Творчество Макса Вебера во многом определило все дальнейшее развитие мировой социологической мысли.

Комаров М. С. Введение в социологию. М., 1994.

2. Современные социологические теории

Современная теоретическая социология представлена многочисленными концепциями, среди которых целесообразно выделить структурный функционализм, символический интеракционизм, феноменологическая социология.

2.1 Структурный функционализм

Основные принципы структурного функционализма сформулировал в своих фундаментальных работах “Структура социального действия” (1937), “Социальная система” (1951), “Система современных обществ” (1971) выдающийся американский социолог Толкотт Парсонс (1902-1979).

Как в свое время О. Конт, он пытался создать универсальную теорию, объясняющую, благодаря чему общество сохраняет свою жизнеспособность и самодостаточность. Решая эту задачу, Парсонс обосновывает теорию социального действия и социальных систем. Согласно его взглядам, самой общей системой является система социального действия. Он замечает, что “действие образуется структурами и процессами, посредством которых люди формируют осмысленные намерение и цели и более или менее успешно реализуют их в конкретных ситуациях”. По Парсонсу система социального действия может быть описана в терминах так называемой “четырехфункциональной парадигмы”, т. е. должна удовлетворять четырем функциональным требованиям: адаптации, достижения цели, интеграции и поддержания образца (латентная функция).

В то же время, по мысли Парсонса, общество само может рассматриваться как социальная система, достигшая по отношению к окружающей среде наивысшего уровня самодостаточности, в силу того, что обладает структурой, элементы или подсистемы которой выполняют определенные жизненно важные для сохранения ее стабильности и целостности функции, а именно:

– функцию адаптации (приспособления к внешней среде) выполняет подсистема экономики, организующая и распределяющая материальные (природные), человеческие и культурные ресурсы,

– функцию достижения цели – подсистема политики, которая определяет цели и средства для их достижения,

– функцию поддержания образца – фидуциарная подсистема (семья, школа), обеспечивающая социализацию,

– функцию интеграции – подсистема социетального сообщества (коллективы, опирающиеся на право), поддерживающая солидарность посредством легитимации нормативного порядка.

Подсистемы общества или его социальные институты по Парсонсу есть системы стандартизованных ожиданий. Благодаря им в обществе создается структурированный нормативный поряд­ок, содержащий ценности, нормы, статусы, роли, стандартизованные образцы поведения и особый механизм социального контроля, что делает возможной коллективную жизнь людей, т. е. существование самого общества.

Социальная эволюция, которую Парсонс рассматривает как прогрессивную дифференциацию социальных институтов, происходит посредством развертывания десяти “эволюционных универсалий”, иными словами, процессов, возникающих в ходе усложнения общественной системы. Первые четыре универсалии – коммуникация (язык), родство (род, семья), религия и технология, присущи системе в самом начале эволюционного развития. Далее появляются социальная стратификация и ее культурная легитимизация (идеология), затем возникают бюрократия, рынок, обобщенные безличные формы (право) и демократические объединения. Последние четыре эволюционные универсалии характерны в основном для современных обществ.

В целом в соответствии со своей теорией социальных изменений Парсонс выделяет три типа обществ: примитивные, промежуточные (это цивилизация или традиционные общества, подобные Древнему Египту или Китаю) и индустриальные. Становление последних произошло, согласно Парсонсу, благодаря трем революциям: промышленной, которая способствовала дифференциации экономической и политической подсистем, демократической, отделившей от политической системы “социетальное сообщество” (по сути гражданское общество), и образовательной, призванной отделить от социетального сообщества подсистему воспроизводства и поддержания культурного образца.

Коллега Парсонса по Гарвардскому университету Роберт Мертон (1910) в своих работах “Социальная теория и социальная структура” (1949), “Структурный анализ в социологии” (1975) и других внес существенный вклад в развитие структурного функционализма. Под функцией он понимал наблюдаемые последствия, способствующие адаптации или приспособлению общественной системы. Напротив, дисфункции ученый рассматривал как последствия, снижающие адаптационные возможности системы. При этом Мертон выделяет явные функции как объективные последствия, входящие в намерения и осознающиеся участниками действия и латентные (скрытые) функции, которые соответственно не были ими осознаны.

Структурный функционализм оказал огромное влияние на развитие социологической теории середины XX века.

2.2 Символический интеракционизм

Представители символического интеракционизма Дж. Мид и Г. Блумер полагали, что общество порождается взаимодействиями между индивидами, которые в процессе общения реагируют на воздействия (стимулы) внешнего мира (действия других людей), придавая им определенные значения (символы), т. е. интерпретируя их.

Согласно концепции Джорджа Герберта Мида (1863-1931) символическое взаимодействие – это ответное действие на жест опосредованное смыслом, заданным его интерпретацией. Социальное поведение представляет собой совокупность процессов взаимодействия, которые возможны лишь посредством интерпретации жестов – символов, важнейшие из которых содержатся в языке. Взаимно интерпретируя и соотнося жесты (слова) друг друга, индивиды корректируют свое поведение и тем самым делают возможным общение. Таким образом, социальное поведение индивидов воспринимается другими людьми, лишь, будучи опосредовано символами, значения которых необходимо распознать, т. е. интерпретировать. Таким образом, социальная жизнь возможна только на основе общей культуры, в которой значения символов воспринимаются и разделяются большинством членов общества.

Согласно Миду человеческое общение может рассматриваться как постоянный процесс интерпретации социальных действий других людей путем принятия роли или установки другого или “обобщенного другого” , т. е. организованной социальной группы. Люди видят себя с точки зрения других, ставя себя на их место и осуществляя самоконтроль, действуя в границах ожиданий, предъявленных соответствующей группой. Специфика человеческого поведения обусловлена наличием у человека самости- сознания, самосознания, саморефлексии. При этом Мид различает два аспекта формирования самости. Первый аспект личностного “Я”- “сам”) – представляет внутренний, субъективный взгляд индивида на самого себя, тогда как второй аспект “Я”- “меня”) – обобщенные представления других. Иными словами, “Я”- “меня”) – это то, как люди видят себя глазами других людей. Мид считает, что это создает основу для совместных действий в обществе. Люди понимают, что ожидают от них, и действуют соответственно – ставят для себя определенные цели, планируют конкретные действия, просчитывая последствия от возможных альтернативных вариантов своего поведения.

В своем основном труде “Символический интеракционизм: перспективы и метод” Герберт Блумер (1900-1966) разъяснял, что люди не просто реагируют на внешние стимулы, а действуют на основе смыслов (значений) , которые они придают предметам и событиям. Иными словами, характер поведения людей обусловлен, прежде всего, теми конкретными значениями, которые они придают действиям друг друга в процессе общения. Причем, они способны модифицировать или изменять эти значения в определенных интеракционных ситуациях. Принимая роль другого, участники процесса интерпретируют значения и намерения других, поэтому в большинстве ситуаций, в которых люди общаются друг с другом, они заранее имеют представления о том, как будут действовать другие и соответственно как следует себя вести.

По Блумеру, основу коллективного поведения составляют общие значения, ожидания (экспектации), которые разделяются группой индивидов. Вместе с тем часто можно наблюдать коллективное поведение, которое являясь спонтанным, не находится под влиянием каких-то общих значений или ожиданий. Такое поведение обусловлено разрушением значимых символов, которое наблюдается, например, в толпе. Толпа – спонтанно образованная группа, у которой отсутствуют общие значения, традиции или экспектации, сознание собственной идентичности. Вместо этого в толпе преобладают иррациональные импульсы, ее поведение не сообразуется с институциональными нормами и ценностями. Индивид в действующей толпе теряет самоконтроль, способность критического восприятия собственных действий и действий окружающих. Именно поэтому толпа склонна к насилию и жестокости.

2.3 Феноменологическая социология.

Основоположником феноменологической социологии является Альфред Шюц (1899-1959). Ученый считал, что она дает упорядоченное знание о совокупности объектов и событий внутри интерсубъективного мира как опыта обыденного сознания людей, живущих своей повседневной жизнью и связанных друг с другом взаимодействиями главным образом в рамках своей “домашней” группы.

В своих работах “Смысловое строение социального мира. Введение в понимающую социологию” (1932), “Некоторые важнейшие понятия феноменологии” (1945), “Социальный мир и теория социального действия” (1960) и некоторых других он создал концепцию жизненного мира как интерсубъективного мира. По мысли Шюца этот мир существовал задолго до нашего рождения и переживался и интерпретировался нашими предками как конституированный социокультурный мир. Теперь же он дан нам в нашем переживании и нашей интерпретации, которая, как указывает Шюц, “базируется исключительно на запасе предшествующих его переживаний – наших собственных и переданных нам родителями и учителями”. Знакомство с ним осуществляется посредством типизации предметов и явлений (типичных соответствий) повседневной жизни, благодаря чему формируется биографическая ситуация человека, под которой ученый понимал осмысленный опыт, способствующий накоплению знаний о мире и позволяющий на этой основе интерпретировать социальные действия окружающих его людей.

Согласно Шюцу привычный социальный мир, в котором живет человек, “переживается им как плотная сеть социальных отношений, систем знаков и символов, обладающих особой смысловой структурой, институционализированных форм социальной организации, систем статуса и ролей, и. т. д. Значения всех этих элементов социального мира принимаются всеми живущими в нем людьми как нечто само собой разумеющееся”. Причем, в конечном счете, такое восприятие социального мира обусловлено взаимодействиями между людьми, принадлежащими к одной социальной группе, которую он называет “домашней” группой. Для ее членов характерна общая интерпретация (типизация) привычных и близких индивиду объектов повседневной жизни, иначе – “дома” (семейных традиций, привычного уклада жизни и т. д.). Отсюда следует, что для типизации объектов и оценки социальных действий каждый индивид использует ту шкалу измерений, которая характерна для его “домашней” группы. Поэтому, как считает Шюц, при переходе индивида из одной социальной группы в другую ему неизбежно приходится сталкиваться с серьезными проблемами. Такую ситуацию ученый описал в работе “Возвращающийся домой”, в которой анализируется биографическая ситуация солдата, детерминирующая новое восприятие им ранее привычного социального мира – дома. Шюц, в том числе и на личном опыте, приходит к выводу, что “поначалу не только родина покажет возвращающемуся домой незнакомое лицо, но и он покажется странным тем, кто его ждет”, что обусловливает взаимное непонимание между ним и его близкими.

Последователи Шюца Питер Бергер и Томас Лукман в своей работе “Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания” (1966), утверждают, что социальная реальность конструируется конкретными субъективными значениями людей в процессе их деятельности.

По мнению ученых, повседневная жизнь людей представляет собой реальность, которая интерпретируется ими и имеет для них значимость в качестве цельного мира. Каждый индивид в то же время осознает, что мир повседневности столь же реален для него, как и для других. Это социализирует его, позволяя включиться в общество. Выделяя два этапа процесса социализации, Бергер и Лукман полагают, что “первичная социализация есть та первая социализации, которой индивид подвергается в детстве и благодаря которой он становится членом общества. Вторичная социализация – это каждый последующий процесс, позволяющий уже социализированному индивиду входить в новые сектора объективного мира его общества”.

Комаров М. С. Введение в социологию. М., 1994.

3. Социология в России (к. XIX – XX в.)

3.1 Субъективная социология П. Л. Лаврова и Н. К. Михайловского

Становление и развитие социологии в России во второй половине XIX века во многом было обусловлено модернизацией российского общества, потребовавшей теоретического осмысления и оценки тех глубоких социальных изменений, которые в нем происходили. Именно поэтому социологические идеи, первоначально в виде социологического позитивизма, нашли в стране благодатную почву, на которой возникли различные социологические школы и направле­ния.

Одной из первых оказавших значительное влияние на институцианализацию социологии явилась субъективная школа в лице ее ведущих теоретиков – Петра Лавровича Лаврова (1823-1900) и Николая Константиновича Михайловского (1842-1904). Наибольшее внимание они уделили проблемам предмета и метода социоло­гии, теории прогресса и роли личности в истории. Именно им принадлежит оригинальная концепция социологического знания, которая получила название субъективный метод. Сущность его заключалась в особом подходе к познанию и описанию фактов и явлений общественной жизни, при котором учитывался характер и степень влияния субъекта на познаваемый объект. Научность социологического исследования, по Лаврову, складывается из двух субъективных процессов, один из которых совершается в мысли ученого, оценка которого неизбежно субъективна, а другой является результатом наблюдения над историческими личностями и группами, преследующими свои субъективные цели. Субъективно также миросозерцание, по которому оценивались эти разнообразные цели их современниками.

Студентам следует уяснить определение, данное Лавровым предмету социологии (нау­ки, исследующей формы проявления, усиления и ослабле­ния солидарности между сознательными органическими особями). Социальный прогресс Лавров рассматривал как смысл ис­тории, осуществляющийся в росте и скреплении солидарно­сти, насколько она не мешает развитию сознательных процессов и мотивов действия в личностях…

Ведущей силой и единственно воз­можной целью социального прогресса, согласно Лаврову является критически мыслящая личность. Лавров рассматривал личность и как созда­теля и носителя нравственного идеала, и как силу, способ­ную изменить общественные формы. Нравственный идеал Лавров как представитель народничества видел в социализме. По его мнению, капитализм, разрушает солидарность людей, и только социализм в состоянии установить истинную со­лидарность всех трудящихся.

Н. К. Михайлов­ский считал социологию наукой, ис­следующей общественные отношения с по­зиции сознательно выбранного, “конечного” идеала. Поэтому он полагал, что в социологии методы естественных наук бессильны, поскольку социолог не бесстрастно наблюдает исследуемые явления, а оценивает их с нравственных позиций. Михайловский дополнил субъективный метод Лаврова теорией “двуединой правды”. Он утверждал, что в естественных науках при строгом соблюдении объективных приемов и методов сбора, описания, классификации и обобщения материала можно получить общепризнанный истинный результат (“правду-истину”). В обществоведе­нии же в силу специфики изучаемого социального поведения людей требуются другие приемы и методы, и результат получается более сложным (“правда-спра­ведливость”). В этом и заключается субъективный метод, не допускающий в то же время произвольной трактовки общественных явлений.

Проанализируйте знаменитую “формулу прогресса”: “Прогресс есть посте­пенное приближение к целостности, неделимости, к возможно полному и всестороннему разделению труда между органами и возможно меньшему разделению труда между людьми. Безнрав­ственно, несправедливо, вредно, неразумно все, что задерживает это движение. Нравственно, справедливо, разумно и полезно все, что уменьшает разнородность общества, усиливая тем самым разнородность его отдельных членов”.

Михайловский создал учение о кооперации, которая, по его мнению, делится на простую и сложную в зависимости от того, с какими видами разделения труда она связана. Простая кооперация в наибольшей степени отвечает есте­ственному разделению труда, дает людям общую цель, способствует солидарности и взаимопониманию. При простой кооперации каждая личность имеет воз­можность развить все заложенные в ней богатства – фи­зические и духовные. Члены сложной кооперации напротив, утрачивают свою индивидуальность, делаются однороднее, приспосабливаются к выполнению одной функции, теряя при этом связь с целым. В такой кооперации общая цель постепенно исчезает, разбиваясь на ряд частных, обособлен­ных целей, приходит взаимное непонимание, враждеб­ность. Вместо солидаризированного общества появляются разнородные социальные группы.

3.2 Психологическое направление в социологии (Н. И. Кареев).

Социологические взгляды видного ученого Николая Ивановича Кареева (1850 – 1931) наиболее полно изложены в работах “Введение в изучение социологии” (1897) и “Общие основы социологии” (1918).

Будучи последовательным позитивистом, он, тем не менее, критиковал Конта за игнорирование психологии, полагая, что она имеет важное значение в объяснении общественных явлений. Общество он считал “надорганической средой”, т. е. сложной системой психологических и практических взаимодействий личностей. Он утверждал, что поскольку в “общественной жизни лежит всегда психическая связь между отдельными особями”, “между биологией и социологией мы ставим психологию, но не индивидуальную, а коллективную”. Ученый выделял в обществе культурные группы, представляющие пред­мет индивидуальной психологии, и социальную организацию, как совокупность экономической, юридической и политической сред, представляющую предмет коллективной психологии. Суть ее он видел в том, что она соединяет в типичные образования индивидуаль­ные (интраментальные) духовные процессы в форме интерментальных (межличностных) фактов. Согласно Карееву психическое взаимодействие порождает психический обмен, в свою очередь обмен – традицию, а прочная традиция – историю в форме эволюции социальной организации.

Отсюда социология, согласно Карееву, есть общая абстрактная наука о природе и генезисе общества, об основ­ных его элементах, факторах и силах, о характере процессов в нем совершающихся, где бы и когда бы все это ни суще­ствовало и ни происходило”. Главной задачей социологии как номологической науки (науки о законах) являлось изучение законов общественного развития.

Будучи эволюционистом, Кареев усматривал суть исторического процесса во взаимодействии личности и среды, изучая, как изменение социальной организации и культуры как единой системы конкрети­зируется во взаимодействии людей. Как считал Кареев, условия, в которых протекают эволюционные процес­сы можно разделить на три группы: географи­ческие (физические), антропологические (этнические, био­логические) и собственно исторические (культурные и праг­матические).

Социальный прогресс, по его мнению, должна включать в себя три элемента: социальный идеал, определение пути его осу­ществления, принципы перехода от одних оснований деятельности к другим. В соответствии с этим цель прогресса определялась социологом как “развитая и развивающаяся личность, т. е. наи­большая мера свободы, доступной человеку; самый прогресс состоит не в чем ином, как в самоосвобождении личности путем переработки культурных идей и социальных форм в виду указанной цели”. Общее понятие прогресса Кареев разлагает на пять частных понятий: “прогресс умственный есть воспитание способности к духовным интересам и улучшение миросозерцания; прогресс нравственный есть воспитание способности действовать по убеждению и улучшение принципов этики; прогресс политический есть развитие свободы, и улучшение государства юридический есть развитие равенства и улучшение права; прогресс экономический есть улучшение соли­дарности и улучшение способов совместного добывания средств к существованию”. Итак, главной целью общественного прогресса Кареев считал развитую и свободную личность в условиях общественной солидарности.

3.3 Плюралистическая социология М. М. Ковалевского.

Максим Максимович Ковалевский (1851 – 1916) выдающийся российский ученый, много сделал для становления социологической науки в России, в частности, организовав Русскую высшую школу общественных наук в Париже (1901) и первую в стране кафедру социологии в петербургском Психоневрологическом институте (1908). Его основные социологические работы: “Очерк происхождения и развития семьи и собственности” (1896), “Современные социологи” (1905) и “Социология” (1910) в двух томах.

Социологию Ковалевский рассматривал в духе О. Конта как науку о порядке и прогрессе человеческих обществ или точнее, науку об организации и эволюции общества. В классификации наук он помещал ее вслед за биологией и пси­хологией. Основная цель социологии, отмечает Ковалевский: “раскрыть причину покоя и движения человеческого общества, устойчивости и развития порядка в разные эпохи в их преемственности и причинной связи между собой”.

Идея эволюции у Ковалевского сочеталась с идеей социального прогресса, который является основным законом социальной жизни. “Без идеи прогресса не может быть и социологии” – заявлял он. Суть прогресса он видел в расширении сферы солидарности, которую считал нормой социальной жизни, а классовую борьбу и революции – отклонением. Даже между тру­дом и капиталом, по его мнению, “разобщенность не рас­тет, а уменьшается”. Прогресс “раскрывает законы, управляю­щие ростом человеческой солидарности”, – писал Кова­левский, полагая, что закон солидарности более важен и универсален, чем закон трех стадий Конта.

В историю социальной науки Ковалевский вошел как один из основоположников сравнительно-исторического метода, суть которого, по его компетентному мнению, “составляет параллельное изучение общественной эволюции различных народов, древних и современных, которое должно, в конечном счете, дать общую формулу поступательного движения общественной жизни”. Ученый полагал, что с его помощью у различных народов можно выделить сходные социальные институты и процессы, дающие возможность установить факт прохождения ими оди­наковых стадий развития. Сравнительно-исторический метод основывался на признании единства и целостности человеческого общества, на существовании исторических закономерностей.

Используя сравнительно-исторический метод в исследовании эволюции социальных институтов, Ковалевский создает, по собственному признанию, совершенно новую ветвь описательной социологии как естественной истории человеческих обществ, а именно, генетическую социологию. Он характеризует ее как, как “часть науки об обществе, его организации и поступательном ходе, которая занимается вопросом о происхождении общественной жизни и общественных институтов, каковы: семья, собственность, религия, государство, нравственность и право, входящие на первых порах в состав одного и того же понятия дозволенных действий в противоположность действиям недозволенным”.

Ковалевский последовательный представитель плюралистического подхода в социологии. По мнению Ковалевского любое общественное явление есть результат действия множества факторов, всегда переплетенных друг с другом и взаимно влияющих друг на друга. В связи с этим, он призывал отказаться “от несчастного стремления сводить все подлежащие решению задачи к уравнению с одним неизвестным”, т. е. от неправомерного стремления свести все разнообразие факторов эволюции к одному основному, например, экономике.

3.4 Российский период в творчестве П. А. Сорокина.

Мировую известность Питириму Александровичу Сорокину (1889 – 1968) – принесла разработка теорий, основы которых были заложены еще в России, главным образом, в его двухтомном труде “Система социологии” (1920).

Рассмотрите, в чем состоят особенности понимания “основных и руководящих принципов” социологии П. Сорокина (она должна строиться по типу естественных наук; недопустим всякий нормативизм, т. е. вмешательство в науку с позиций нравственных и иных норм; социология должна быть “объективной дисциплиной”, т. е. изучать реальные взаимодействия людей.; социология как опытная и точная наука должна абстрагироваться от всякой философии; социология должна отказаться от идей монизма, т. е. сведения любого явления к одному какому-нибудь началу).

Для Сорокина общество – это “совокупность людей в процессе общения”, откуда следует вывод о том, что социология – это наука о человеческих взаимоотношениях. Явление взаимодействия, по его мнению, дано тогда, “когда изменение психических переживаний или внешних актов одного индивида вызывается переживаниями и внешними актами другого (других), когда между теми и другими существует функциональная связь”. Социология, согласно Сорокину, изучает такие виды поведения людей, где поведение одних является функцией поведения и существования других, а также явления, возникающие в результате такого поведения.

Исходя из всего этого, Сорокин дает следующее определение предмета социологии: “Социология есть наука о поведении людей, находящихся в процессе взаимодействия и о результатах такого поведения” .

В каждом конкретном взаимодействии Сорокин выделяет ряд сторон, а именно: индивиды, акты и проводники, вместе составляющие определенную систему взаимодействия. Акты – собственно действия, обусловливают взаимные переживания и поступки индивидов, которые руководствуются в процессе жизнедеятельности своими потребностями, такими как удовлетворение голода и жажды, размножение (половая потребность), потребность индивидуальной и групповой самозащиты, движения, дыхания, обмена веществ, общения, интеллектуальной и волевой деятельности, чувственно-эмоциональных переживаний.

Взаимодействие невозможно без проводников, то есть тех средств, благодаря которым происходит взаимодействие. Сорокин выделяет два типа проводников: физические проводники и проводники-символы. К первым относятся: звук, цвет, свет, какие-либо механические проводники, допустим, удар. Ко вторым: язык, письменность, обычаи, нравы, государственная символика (герб, флаг, гимн) и т. д. Эти проводники-символы нуждаются в интерпретации, которая возможна только посредством культуры.

В этом смысле она выступает как теория социального поведения, основанного на психофизических механизмах рефлекторного типа (акция – реакция). Вся социальная жизнь, согласно Сорокину, это бесконечная череда акций – реакций. В связи с этим Сорокин выделяет три основных вида акций – реакций: 1) дозволенные действия – должные реакции, 2) рекомендуемые действия – награды, 3) запрещенные действия – кары.

Сорокин принадлежит оригинальная концепция “архитектоники” (структуры) социологической науки. В ней он выделяет теоретическую социологию, изучающую явления человеческого взаимодействия с точки зрения сущего и практическую социологию или социальную политику, изучающую их с точки зрения должного. Социальная политика, по его мнению, это практическая, прикладная дисциплина, задача которой формулировать рецепты, указывать средства для улучшения общественной жизни. Иначе он называет ее “социальной медициной или учением о счастье”.

В свою очередь, теоретическую социологию он подразделяет на: социальную аналитику, (социальную анатомию и морфологию), предметом которой является изучение строения (структуры) социального явления и его основных форм, и социальную механику или, как он выражается “социальную физиологию”, имеющую своим предметом изучение процессов взаимодействия людей, иными словами, поведения людей и тех сил, которыми оно вызывается и определяется, и

Социальную генетику или генетическую социологию, называя ее также теорией социальной эволюции в отличие от оценочной теории прогресса. Генетическая социология изучает основные тенденции исторического процесса, а также генезис отдельных социальных институтов. Заметим, что Сорокин проводит четкое различие между предметами истории и генетической социологии. Он подчеркивает, что последняя, формулирует лишь наиболее общие, родовые тенденции развития, данные во времени, занимаясь формулировкой основных исторических законов, не пытаясь описать подробно ни историю общественной жизни, ни историю любого института, так как это является задачей истории и специальных исторических дисциплин.

Сорокин, как и его учитель М. М. Ковалевский, выступал последовательным плюралистом, т. е. сторонником изучения общественных явлений с точки зрения многих факторов. В то же время, решая вопрос о факторах социальной интеграции, (или социализа­ции, по его словам), он выделял наиболее важные:

1. “Космическо-географическая” социализация индивидов: климат, территория и т. п. Так, холодная русская зима интег­рировала в единое целое многие стороны народного быта и куль­туры: жилище, домашнюю утварь, одежду, обычаи и развлечения.

2. “Биолого-физиологическая” социализация: основные инстинкты и стимулы, заставляющие людей вступать в многочисленные взаимодействия. Так, половой инстинкт лежит в основе самых разнообразных социальных явлений: проституции, супружеского союза, многоженства и т. п.

3. “Социально-психологическая” социа­лизация: или такие факторы, как внушение, подражание, эмоционально-интеллектуальные контакты и т. п., которые в сочетании с двумя первыми составляют подлинную объединяющую силу всех общественных явлений.

Факторы социализации становятся основанием для интеграции людей в общество (или народонаселение), представляющее собой совокупность множества социальных слоев и групп. Понимая под социальной группой форму взаимодействия, деятельности людей, Сорокин выделяет элементарные и кумулятивные группы. Под “элемен­тарными” группами он понимает единение людей вокруг одного из признаков – пола, возраста, языка, профессии, веры, доходов и т. п., тогда как под “кумуля­тивными” группами – объединение вокруг нескольких призна­ков. К последним от относит классы, нации, народности, элиты и т. п.

Согласно теории Сорокина каждый индивид принадлежит к ряду систем взаимодей­ствия (например, русский, православный, журналист, кадет, член общества любителей охоты и т. п.), которые представляют собою сложную совокупность координат, определяющих его социальное положение (статус), “физиономию” и поведение.

В заключение с полным основанием можно сделать вывод, что именно в русский период творчества П. А.Сорокиным были заложены основы теорий социальной мобильности и социокультурной динамики, которые позволяют причислить его к классикам мировой социологии.

Комаров М. С. Введение в социологию. М., 1994.


История становления и развития социологии 2