Концептуальные и операциональные определения

Лекции по методологии социологических исследований “>5. Роль научного консенсуса в принятии концептуальных определений. Структура операциональных определений: а) инструмент измерения; б) внешние экспериментальные обстоятельства; в) личность интервьюера. Понятие эмерджентных признаков и артефакты. Проблема соответствия концептуальных и операциональных определений. Методический комплекс. Роль гипотетических неоперационализируемых конструкторов в корпусе социологического знания? Пример операционального определения “обеспокоенности инцидентом политического преследования” – проект П. Лазарсфельда и К. Тиленса. Социологическое исследование основано на двух типах определений: концептуальных и операциональных. В концептуальных определениях используются термины, не соотнесенные непосредственно с идентификацией наблюдаемых событий. Например, под политическим насилием можно иметь в виду агрессию, проявленную по отношению к политическим институциям либо людям, занимающим определенные позиции в политической системе. Понятно, что таких определений может быть сколь угодно много. Концептуальные определения не являются ни истинными, ни ложными. Их приемлемость в корпусе научного знания – дело консенсуса – молчаливого согласия членов дисциплинарного ордена. Концептуальные определения должны соответствовать определенным логическим требованиям. Нельзя определять понятия через них же самих: например, определение власти как способности применять власть тавтологично. Нельзя также определять непонятное через непонятное, тем более с использованием иносказаний. Например, определять понимание как совращение культурных паттернов допускается только в постмодернистском контексте, где не требуется понимания. Полезно избегать слишком глубоких теоретических определений, иначе определяемое понятие утонет в них и станет совершенно непонятным. Операциональные определения представляют собой мост между теоретико-концептуальным уровнем исследования и эмпирическими наблюдениями. Операциональные определения представляют собой sic et hoc описания, содержание которых может детализироваться до бесконечности. Однако подобного рода детализация напрочь отвергает какие-либо генерализации. Эта проблема решается волевым порядком. Некоторые из операциональных признаков артикулируются при описании данных, другие игнорируются как нерелевантные. Например, политическая установка получает операциональную интерпретацию посредством указания на инструмент – вопрос интервьюера “Какая партия, по вашему мнению, выражает интересы народа?”. Далее следуют сведения, что интервьюер выбирает одно или несколько наименований из предложенного ему набора карточек, что опрос проводится по месту жительства, что интервьюер – молодая женщина. Предполагается, что при иных условиях распределение ответов замет но изменится. Что касается времени суток, в которое проводится опрос, присутствия третьих лиц, величины карточек, настроения респондента и т. п., то они, вроде бы, не влияют на результаты обследования. Такого рода предположения много раз опровергались методическими экспериментами. Обычно в структуру операционального определения включаются описания трех его компонентов. Во-первых, речь идет об инструменте измерения. Приводятся точная формулировка вопроса либо комплекс вопросов (включая фильтры) с “закрытиями”; если вопрос открытый, указываются категории кодирования. Равным образом описываются техника наблюдения, контент-анализа, эксперимента. Во-вторых, указываются внешние экспериментальные обстоятельства, сопутствующие сбору данных: проводится ли опрос на улице, по месту работы, на дому, в учреждении и т. п. Немаловажны день недели и время суток. Может быть, не лишними окажутся сведения о времени года, поскольку некоторые социологические характеристики летом иные, чем зимой. Соотносит ли респондент свои реакции со “значимыми другими”? Как он отвечает на вопросы? Не испытывает ли беспокойства либо неприязни? Все это нужно учитывать при генерализации данных, поскольку нередко один и тот же инструмент дает разные результаты в зависимости от внешних обстоятельств. В-третьих, существенным элементом операционального определения являются личностные характеристики интервьюера. В методической литературе подробно изучено влияние интервьюера на респондента в процессе опроса. Обычно такого рода влияния трактуются как “шум”, препятствующий получению истинного значения признака. Здесь проводится последова
тельная аналогия с измерением в технике, где истинное значение при “правильном” инструменте равно средней всех отклонений. В социологии же есть основания предполагать существование некоторого класса эмерджентных признаков. Они возникают в ситуации опроса. Например, вопрос: “Какой писатель вам больше нравится?” ставит респондента в ситуацию срочного поиска в своей памяти писателя, “который больше нравится”, – до опроса никакого определенного мнения о писателях у многих респондентов не бывает. Вне опросной ситуации переменная не релевантна. Насколько велик класс эмерджентных переменных – неизвестно. Во всяком случае ясно, что многие социологические измерения возникают в явном виде только в контексте взаимодействия интервьюера и респондента. Проблема заключается в том, что сами по себе вербальные реакции респондента не могут быть ни истинными, ни ложными, достоверными или недостоверными. Они представляют собой факты, требующие описания и интерпретации относительно вероятных истинных значений. В. Б. Моин показал, что и количество ответов “не знаю”, и частота упоминаний “подсказки” существенным образом зависят от используемой версии вопроса и ситуации интервью16. Операциональное определение – это серия инструкций, описывающих действия, которые должен осуществить исследователь для установления значения переменной. Иными словами, значение каждого научного понятия должно быть точно специфицировано посредством определенной тестовой операции. Простейший и самый надежный пример операционального определения – понятие “растворимость”: если вещество бросить в воду и оно растворится, оно является растворимым. Таким образом, исследователь обязан вызвать к жизни эмпирические референты концепта путем манипулирования некоторыми стимулами, вызывающими реакцию. Главное здесь – установить взаимооднозначное соответствие между градацией изучаемого признака и “респонсом” объекта. Простейший 16 Монн В. Б. Форма вопроса, интерпретация ответа// Социологические исследования. 1987. №5. С. 105 – 113. случай: замеряя умственное развитие у детей, исследователи предлагают им прочитать и пересказать фрагмент текста; выполнившие задание считаются развитыми, а невыполнившие – неразвитыми. Структура операционального определения описывается в стимульнореактивных терминах. Если некий стимул S приписывается объекту, воспроизводящему реакцию R, то объект имеет свойство С, которое является операциональным определением17. Другая иллюстрация: если государство А принуждает государство В действовать таким способом, которым государство В действовать не намеревалось, то государство А обладает большей властью, чем государство В. Такого рода описание представляет собой операциональное определение “власти”. Чаще всего операциональные определения относятся к внешним проявлениям изучаемого признака. Предполагается, что явные измерения каким-то образом репрезентируют латентные. Социолог, к примеру, утверждает, что некий индивид “консервативен”, поскольку отвечает на серию вопросов в манере, которую принято считать консервативной. Предполагается, что ответ (К) на вопрос (S) порождает, точнее, репрезентирует личностную характеристику – “консерватизм”18. При переходе с концептуального уровня на операциональный, как правило, возникает рассогласование между концептуальными и операциональными определениями. Проектируя социологическое исследование, целесообразно “сформатировать” проблему перехода от концептуальных определений к операциональным в виде методического комплекса, где каждому понятию соответствуют переменная и операциональное определение. Первый компонент методического комплекса – “теоретическое” определение, второй компонент – шкальный континуум. Здесь используются два основных метода: а) поиск объективного измерителя; б) самоидентификация. Иногда объективный измеритель и самоидентификация совмещаются в одном интегральном показателе. Третий компонент методического комплекса – операциональные определения. Они состоят из описания инструмента идентификации признаков (вопросы анкеты, в том числе вспомогательные – контрольные, “буферные”, “подсказки” и т, п.), описания ситуации интервьюирования, а также возможного влияния личности интервьюера. 17 Isaak A. Scope and methods of political sciences. Homewood, Ill.: Dorsey Press, 1969. 18 Nachmias D., Nachmias H. Research methods in the social sciences. New York: St. Martin’s Press, 1976. P. 18. Некоторые концепты вообще не могут быть определены операциональными средствами. Тем не менее они активно используются и теоретическом аппарате социологии. Понятия “эдипо
в комплекс”, “подсознательное”, “прекрасное”, “добро” и “зло” практически не преобразуются в операциональные определения. Вероятно, не стоит заниматься и операциональным определением “справедливости”. Д. Саймон называет неверифицируемые и неоперационализируемые концепты гипотетическими19. Роль неверифицируемых понятий в аппарате науки не вполне ясна. П. Бриджмен считал их излишними, препятствующими развитию знания. Поэтому такого рода “философических конструктов”, по мнению Бриджмена, следует избегать. Радикальная позиция Бриджмена состоит в том, что ученые обязаны не привносить в содержание понятий ничего иного, кроме операций, применяемых для получения наблюдаемых значений20. Следствие такого подхода – возникновение произвольного множества равноправных операциональных определений в зависимости от праксеологических контекстов. Так, по Бриджмену, существует много разных “длин” в зависимости от того, визуальные, акустические или электромагнитные средства применяются для измерения. Но все-таки неоперационализируемые конструкты выполняют в науке важную организующую роль. К. Гемпель ввел понятие “систематический импорт”. Он имел в виду сеть научных закономерностей и принципов – нити, сходящиеся в узлах, образуемых категориями научной дисциплины: чем больше “нитей” сходится в узловом понятии, тем сильнее его “систематический импорт”21. Очевидно, эвристический потенциал понятия выходит за рамки его операционального содержания. При проектировании социологического исследования целесообразно организовать словарь переменных таким образом, чтобы концептуальные и операциональные переменные были связаны взаимно однозначными соответствиями. П. Лазарсфельд и В. Тиленс осуществили детальную операциональную разработку переменной “Обеспокоенность [инцидентом политического преследования]” на основе свободного интервью (табл. 2.1). Концептуальное определение “обеспокоенности” связано с осознанием опасности, которую влекут за собой определенные политические убеждения. Исследователи выбрали вопросы, замеряющие 19 Simon J. Basic research methods in social sciences. New York: Random House, 1969. P. 16. 20 Bridgeman P. The logic of modern physics. New York: Macmillan, 1961. P. 5. 21 Hempel K. Philosophy of natural science. Englewood Cliffs, N. J.: Prentice-Hall, 1966. P. 94. Таблица 2.1 Разработка переменной “Обеспокоенность [инцидентом политического преследования]” в социологическом проекте П. Лазарсфельда и В. Тиленса “Академическое сознание”, 2451 преподаватель общественных наук в 165 университетах и колледжах США, 1955 г.


Концептуальные и операциональные определения