Критическая философия И. Канта

Санкт-Петербургский Государственный Университет экономики и финансов

ЗАОЧНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра философии

[Контрольная работа по философии]

[На тему “Критическая философия И. Канта”]

Студента 1 курса специальности “Бухгалтерский учет”, группа 165

Привалихиной Екатерины Николаевны

Адрес: 353900 г. Новороссийск, ул. Пархоменко, 58/62, кв. 59

№ зачетной книжки 108219

[Дата регистрации работы:________________]

08.03.2011 г.

Содержание

1. Введение – стр. 3

2. Биография Канта – стр. 4

3. Предмет и задачи критической философии – стр. 7

4. Учение о “вещи в себе” и явлении в философии. Агностицизм И. Канта – стр. 8

5. Чувственное и рассудочное познание. Априоризм И. Канта – стр. 9

6. Возможности и границы спекулятивного теоретического разума. Понятие трансцендентности и трансцендентальности – стр. 12

7. Заключение – стр. 14

8. Список литературы – стр. 16

1. Введение.

Выбор мною темы “критическая философия И. Канта” обусловлен, в первую очередь, ее серьезным формо – и смысло – образующим влиянием на современную философию. Идеи Канта много раз на протяжении истории переосмысливались – в неокантианстве, аналитической философии. А идея Канта о том, что мы видим мир через призму своего сознания, нашла свое отражение в антропологической философии XX века. Ориентация на гуманизм в XX веке, конечно, придает прочтению Канта несколько иной оттенок. Так, Кант рассматривал процесс познания и в связи с этим роль человека. Гуманизм же XX века делает акцент на чувства и переживания человека, обращается к вселенной внутреннего бытия человека.

Другой причиной выбора темы стало то основание, что Канта считают родоначальником немецкой классической философии, а именно идеализма. Так, у Канта представлен критический идеализм. Позднее будет субъективный идеализм Фихте, объективный идеализм Шеллинга и абсолютный идеализм Гегеля. Ключевым вопросом для этой эпохи был вопрос “Что есть знание?”, и для Канта он мыслился как возможности чистого естествознания и математики. Ведь именно в его эпоху естествознание из раздела “естественной философии” постепенно выходит в область собственного конкретного знания.

В данной работе я постараюсь осветить биографические события, повлиявшие на становление философии Канта. Кроме того, рассмотрю основные положения философии.

2. Биография Канта.

Рождение Канта датируется 22 апреля 1724 года. Место рождения – город Кенигсберг (в настоящее время Калининград). Это был провинциальный германский город, являвшийся административным центром Восточной Пруссии. Кант застал время, когда уже отгремели война и эпидемии чумы, ранее сократившие население провинции почти наполовину. Воспитание Канта проходило в атмосфере набожности и бедности. И хотя он был из многодетной семьи (что, впрочем, было нормой для того времени), а его отец был обычным ремесленником (был нарезчиком кожаных ремней), не это стало определяющим в судьбе Канта. Главным человеком, повлиявшим на его судьбу, была его мать. Не имея образования, она, очевидно, до много дошла своим умом. Она много рассказывала Канту о живой природе, брала его на прогулки за город, показывала звезды и созвездия. Вместе с тем, она была довольно набожна и воспитывала сына достаточно строго. Привитое Канту отношение к фактам и моральным обязательствам сыграет главную роль в его философии. А самое знаменитое высказывание Канта относится именно к этому периоду его жизни, проведенному с матерью: “Звездное небо над головой и моральный закон внутри нас наполняют ум все новым и возрастающим восхищением и трепетом, тем больше, чем чаще и упорнее мы над этим размышляем”.

Кант посещал пиетистскую школу с 8 до 16 лет, и это не могло не повлиять на его самосознание. Так, его интеллект и жажда знаний вызвали сильное сопротивление в виде постоянных религиозных наставлений. Повзрослев, неприязнь к формальной религиозности у него так и осталась. Тем не менее, он все же воспринял убеждение в необходимости простой жизни и приверженности строгой морали.

В 1737 году умирает мать Канта. В то время Канту было 13. Возможно, что именно в связи с этим, он перестал стремиться завести отношения с противоположным полом, считая это героическим подвигом.

Когда Канту было 18, он был принят на теологический факультет университета Кенигсберга. Однако вскоре теология ему наскучила, и он начал увлекаться математикой и физикой. В это время он прочел труды Ньютона, которые открыли ему глаза на великие открытия и науку во всех ее областях. Так, он получил представление о том, что только экспериментально подтвержденная наука может быть принята в эмпирической философии.

После смерти отца в 1746 году, семья Канта осталась без средств к существованию. Неуспех Канта в получении им должности в местной школе привел к тому, что Кант покинул университет без стипендии. Вследствие этого 9 лет он был вынужден работать частным учителем в местных богатых семьях. Несмотря на свою непропорциональную внешность, в этот период он приобрел репутацию остроумного, уверенного человека и стал главной фигурой за карточными и бильярдными столами. Когда семьи отправлялись на летние каникулы за город, Кант сопровождал их, иногда удаляясь почти на 40 миль от Кенигсберга. Это было самое большое расстояние, на которое он удалялся от своего провинциального городка за всю его жизнь.

В возрасте 31 года Кант получает ученую степень и должность младшего преподавателя (приват-доцента). В течение 15 лет он преподает математику и физику, публикует трактаты научной тематики. В 1770 Кант взяли на должность профессора логики и метафизики. Еще 11 лет Кант ничего не публиковал, продолжая работать над своей философией. По словам Гейне, Кант “вставал, пил кофе, писал, читал лекции, обедал и ужинал, прогуливался всегда в одно и то же время. И когда Иммануил Кант в своем сером плаще, с тростью в руке появлялся у дверей своего дома и прогуливался по узкой улочке, засаженной липами (которая и сейчас называется “Прогулка философа”), соседи знали, что сейчас ровно половина четвертого”.

Наконец, в 1781 году вышел в свет его трактат “Критика чистого разума”, считающийся его самым главным произведением. Но не всем удалось осилить этот труд. Так, когда Кант послал копию рукописи своему другу Герцу, тот вернул ее прочитанной лишь наполовину. Кант решил сократить доказательства в своей “Критике чистого разума”, но и тогда версия трактата составляла более 800 страниц.

Кант ставил себе целью возрождение метафизики. Он согласился с Юмом и эмпириками, что нет такой вещи, как врожденные идеи, но отрицал, что все знание происходит из опыта. Рамка познания по Канту – категории чистого разума.

После публикации первой “Критики” Кант продолжал жить жизнью, построенной по строгому расписанию. Она не предполагала много контактов с обществом, эта сторона жизни всегда волновала Канта меньше всего.

Через 7 лет рождается “Критика практического разума”. В ней Кант ищет моральные, а не метафизические причины нашего восприятия. Кант в итоге пришел к одному принципу, который назвал “категорическим императивом”. Это был априорный принцип всех моральных поступков, их метафизическая предпосылка. Так же как и категории чистого разума, он задает рамку нашего этического мышления (практического разума), не наделяя его каким-то особенным моральным содержанием. Кантовский категорический императив звучит так: “Поступай только в соответствии с тем принципом, который для тебя имеет силу всеобщего закона”.

В 1790 он опубликовал “Критику способности суждения”, на тот момент ему исполнилось 58 лет. Эта книга посвящена вопросам эстетики, но также касается вопросов теологии и многих других. Кант доказывает, что существование искусства предшествует художнику, и что через красоту мира мы познаем его творца. Как он ранее заметил, в расположении звезд на небе, а также в нашей внутренней склонности к добру видна работа Бога.

Публикация работ Канта выпала на удачный период политического затишья. Когда в 1786 году Фридрих Великий умер и на трон взошел Фридрих Вильгельм II, Канта обвинили в использовании философии против Библии. Философу пришлось дать клятву, что он не будет писать и читать лекций на религиозные темы. Но когда в 1797 король умер, Кант решил, что свободен от своего обещания, и вернулся к этой теме со свежими силами.

С возрастом Канта все больше тяготила жизнь. “Жизнь обременяет меня, – признавался он, – я устал от нее. И если этой ночью ко мне спустится ангел смерти и призовет меня, я подниму руки и воскликну: “Слава Богу!” Но, тем не менее, он продолжал активно предаваться своему хобби (Кант активно интересовался медициной и современными способами профилактики и лечения), которое было направлено на продолжение жизни.

Впервые Кант заболел 8 октября 1803 года. . У него случился легкий приступ после того, как он переел за обедом своего любимого “английского сыра”. Через четыре месяца, в течение которых ему становилось все хуже, он умер. Это произошло 12 февраля 1804 года. Его последними словами были “Es Ist gut” (“Хорошо”).

Кант пережил многих своих современников благодаря серьезному отношению к своему здоровью, но при этом многие радости жизни остались для него непознанными.

3. Предмет и задачи критической философии

Задачей критической философии Кант считает новую (то есть построенное без догматических – как метафизических, так и психологических – предпосылок) формулировку понятия познания, а затем исследование того, насколько человеческое мышление может реализовать это понятие. Таким образом предмет критической философии коренится в ее гносеологической задаче, но затем это понимание переносится, хотя и с некоторыми изменениями, также и в другие области философии. В этом смысле можно сказать, что гносеологическую точку зрения Кант сделал руководящей для философии вообще. В теориях до Канта было уже достаточно предпосылок для такого отношения к теории познания. Они, бесспорно, есть у Локка, Лейбница, Юма, но предположение о том, что суждение о познавательной ценности представлений зависит от усмотрения происхождения последних, до Канта всегда связывало это гносеологическое исследование с психологическими теориями. Кант, прежде всего, обнаружил свою оригинальность тем, что уяснил для себя следующий факт: для оценки познавательного значения идеи совершенно безразлично, каким образом она возникла. Теория познания не должна быть ни описывающей, ни объясняющей психологией, она – наука критическая, исследующая ценность и поэтому, вместо того чтобы брать за основу предпосылки относительно сущности души и происхождения представлений, она, скорее, должна исходить из идеального понятия о познании – понятия, которое касается лишь имманентных различий в ценности представлений. В этом отношении Кант во главу своего систематического изложения критических исследований ставит идеал априорных синтетических суждений. Познания суть суждения, но такие суждения, в которых представления соединяются друг с другом в сочетания, основанные не на простом логическом анализе их содержания: это – суждения синтетические, имеющие притязание на общезначимость и необходимость. Значение различия между аналитическими и синтетическими суждениями многократно пытались уменьшить указанием на тот психологический факт, что одно и то же суждение может быть синтетическим для одного человека и аналитическим для другого. Это замечание настолько же несостоятельно, насколько оно не улавливает смысла делаемого Кантом различения, которое есть различение не в психологическом генезисе, а в гносеологическом обосновании. Аналитические суждения не имеют никакой познавательной ценности, ибо их формальное логическое обоснование дает лишь новую форму содержанию посылок. Истинной познавательной ценностью обладают лишь те суждения, которые ставят представления во взаимную связь, основанную не на логическом отношении их содержания. Этой ценностью обладают, прежде всего, все соединения фактических представлений, приобретенные путем восприятия.

4. Учение о “вещи в себе” и явлении в философии. Агностицизм И. Канта

Человек не может познать: бог есть или его нет, только вера. Окружающая действительность познается методом отражения сознания, поэтому окружающий мир до конца человеческое сознание не может познать. Кант различал воспринимаемые человеком явления вещей и вещи, как они существуют сами по себе. Мы познаем мир не так, как он есть на самом деле, а только так, как он нам является. Так была предложена новая теория “вещь в себе”.

Кант ставит следующий вопрос: если вещь в себе нельзя познать, то может ли быть познан внутренний мир человека? Если да, то, как протекает познавательный процесс? Ответ: рассудок способность мыслить на основе чувствительных впечатлений, разум способность рассуждать о том, что может быть дано в опыте. Например, собственная душа. Кант приходит к выводу, что не во всем можно полагаться на разум. То, что нельзя познать разумом, можно положится на веру. Опыт не что иное, как поток чувственных данных, которые укладываются в априорные формы; находятся в пространстве и во времени. Априорные формы рассудка это понятия, которые мы укладываем в наш опыт. У Канта сознание выступает в виде иерархической лестницы.

Практический разум рассматривает нравственные проблемы, человек понимается как двойственное существо: человек как телесное существо и как феномен.

По мнению Канта, в феноменальном мире истинны только естественные, научные знания, а мир вещей-в-себе (ноуменальная действительность) непознаваем. Следовательно, он полностью отделял феноменальную действительность от ноуменальной действительности. Это привело к разделению между чистым разумом и практическим разумом, а также разделению между наукой и религией.

5. Чувственное и рассудочное познание. Априоризм И. Канта

Вопрос о возможности априорных синтетических суждений в математике Кант рассматривает в учении о формах чувственного познания. По Канту элементы математического знания не понятия, а чувственные созерцания или наглядные представления.

В суждениях математики синтез субъекта с предикатом основывается либо на чувственном созерцании пространства (в геометрии), либо на чувственном созерцании времени (в математике). Пространство – априорная форма внешнего чувственного созерцания. Именно априорность и сообщает созерцаниям пространства их безусловную всеобщность и необходимость. И точно так же время – априорная форма внутреннего чувственного созерцания. Априорность сообщает созерцаниям времени их безусловную всеобщность и необходимость. Это учение о пространстве и времени как априорных формах чувственного созерцания есть субъективный идеализм, у Канта пространство и время перестают быть формами существования самих вещей. Они становятся априорными формами нашей чувственности.

Априорные синтетические суждения в математике возможны потому, что в основе всех положений математики лежат, по Канту, априорные формы нашей чувственности – пространство и время.

Безусловная необходимость и всеобщность истин в математике относится не к самим вещам, она имеет значимость для нашего ума со свойственной ему априорностью форм чувственного созерцания. Для ума организованного, иначе, чем наш, истины математики не были бы непреложными.

Априорные синтетические суждения в теоретическом естествознании возможны, согласно Канту, благодаря категориям-понятиям рассудка, независимым от доставляемого опытом материала. Учение Канта о категориях рассудка так же идеалистично, как и его учение о формах чувственности. У Канта категории не формы бытия, а понятия нашего рассудка.

Понятия эти не отражение содержания, найденного в чувственном опыте, а только формы, под которые рассудок подводит доставляемый чувственностью материал. Будучи такими понятиями, категории априорны. Они не развиваются; от одних категорий к другим у Канта почти нет перехода.

Учение Канта о чувственности и рассудке есть введение в учение о знании. Согласно Канту, ни ощущения, ни понятия сами по себе еще не дают знания. Ощущения без понятий “слепы”, а понятия без ощущений “пусты”. Знание всегда состоит в синтезе понятий и ощущений.

Поэтому перед Кантом возникает вопрос: каким образом разнообразие чувственных созерцаний превращается посредством априорных форм рассудка в единство?

Высшее условие такого единства состоит не в материальном единстве самого предмета, а в априорном единстве самосознания, т. е. предшествующем возможности всякого соединения чувственном созерцании. Единство это не зависит от конкретного содержания самих чувственных созерцаний, и поэтому оно формально.

Познание вообще состоит из суждений, т. е. из такого соединения двух представлений, в котором одно служит предикатом (сказуемым) другого (А есть В). Но если всякое познание состоит из суждений, то нельзя сказать, наоборот, что всякое суждение есть познание. Значение настоящего познания принадлежит только таким суждениям, в которых связь субъекта и предиката: 1) представляется всеобщей и необходимой и 2) полагает нечто новое, не содержащееся в понятии субъекта, как его признак. Суждения, удовлетворяющие только одному из этих двух требований, но не отвечающие другому, не составляют познания в классическом смысле этого слова.

Одному первому условию удовлетворяют суждения аналитические (например, суждение “тело имеет протяженность” достоверно a priori лишь потому, что предикат протяженности уже содержится в понятии тела, а значит, ничего нового этим суждением не сообщается). С другой стороны, одному второму суждению удовлетворяют суждения синтетические a posteriori (например, о том, что температура в данной комнате 200C). Такие суждения сообщают нечто новое, т. к. численная величина температуры не может быть выведено аналитически из самого понятия о температуре. Однако, такие суждения выражают только единичные эмпирические факты, лишенные всеобщего и необходимого значения, а поэтому не составляющие истинного познания.

Таким образом, для образования такого вида познания (согласно Канту) остается последний вариант суждений – априорные синтетические суждения, т. е. такие, которые чтобы быть всеобщими и необходимыми должны быть априорными (как аналитические суждения), но в отличие от них сообщать некоторую новую информацию (как синтетические суждения).

Точно также в естествознании (согласно Канту) все законы природы суть нечто большее, чем простое констатирование единичных случаев, чаще или реже повторяющихся, и поэтому они обязаны своим значением лежащему в их основе положению причинности, которое устанавливает между явлениями всеобщую и необходимую связь. Но положение “все явления имеют свою причину” есть, во-первых, априорное суждение, независимое от опыта (ибо он не может включать все явления). А во-вторых, оно полагает нечто такое, что из данного порядка явлений аналитически выведено быть не может (т. к. из того, что некоторые явления происходят в известной временной последовательности, не может следовать, что одно есть причина другого).

Поэтому точное определение того, в чем и из чего состоит познание, приводит Канта к решение вопроса: как и почему возможны синтетические суждения a priori?

Так для философа априорные синтетические суждения имеют первостепенное значение, то основной для него вопрос об источниках знания, его видах и границах, формулируется как вопрос о возможности априорных синтетических суждений в каждом из видов знания. Канта интересуют главным образом три вида знания: математика, теоретическое естествознание и “метафизика” (умозрительное познание всего сущего).

Поэтому вопрос об априорных синтетических суждениях он ставит в троякой форме:

1) как возможны такие суждения в математике?

2) как возможны они в естествознании?

3) возможны ли они в “метафизике”?

Исследования вопросов об априорных синтетических суждениях в научном и философском знании Кант называет “трансцендентальными”.

6. Возможности и границы спекулятивного теоретического разума. Понятие трансцендентности и трансцендентальности.

Теоретический разум Кант рассматривает как лишь отрицательную способность бесконечного, которая, будучи лишена собственного положительного содержания, ограничивается рассмотрением только конечного опытного познания, он, напротив, ясно и определенно признал положительную бесконечность практического разума, и именно в том смысле, что он приписывает воле способность определять самое себя всеобщим образом, т. е. мыслью. Этой способностью, несомненно, обладает именно воля, и в высшей степени важно знать, что человек свободен лишь постольку, поскольку он обладает этой способностью и пользуется ею в своих действиях. Но этим признанием мы еще не даем ответа па вопрос о содержании воли, или практического разума. Если же говорят, что человек должен сделать содержанием своей воли добро, то тотчас же снова возникает вопрос о содержании этого содержания, т. е. о его определенности. С одним лишь принципом согласия воли с самой собой, равно как и с одним лишь требованием исполнить Долг ради самого долга, мы не сдвинемся с места.

Свою философию Кант называет “трансцендентальной”, т. е. выходящей за сферу эмпирического, за сферу опыта. Он допускает существование объективной реакции, находящейся по ту сторону явлений (феноменом). Эта реальность трансцендентна, она – “вещь в себе”, неуловима (ноумен).

Всякое знание, по Канту, начинается с опыта, но не ограничивается им. Часть наших знаний порождается самой познавательной способностью, и носит, по выражению философа, “априорный” (доопытный) характер. Эмпирическое знание единично, а потому случайно; априорное – всеобще и необходимо. Априоризм Канта отличается от идеалистического учения о врожденных идеях. Во-первых, тем, что, по Канту, доопытны только формы знания, а его содержание целиком поступает из опыта. Во-вторых, сами доопытные формы не являются врожденными, а имеют свою историю. Реальный смысл кантовского априоризма состоит в том, что индивид, приступающий к познанию, располагает определенными, сложившимися до него формами познания. Если посмотреть на знание с точки зрения его изначального происхождения, то весь его объем в конечном итоге взят из все расширяющегося опыта человечества. Другое дело, что наряду с непосредственным опытом, есть опыт косвенный (усвоенный). Далее Кант устанавливает различие между аналитическими и синтетическими суждениями. Первые носят поясняющий характер, а вторые расширяют наши знания. Все опытные, эмпирические суждения синтетичны. Это очевидно. Вопрос в том, возможны ли априорные синтетические суждения? Это главный вопрос “Критики чистого разума”. В том, что они существуют, Кант не сомневается, иначе бы научные знания не были бы обязательными для всех. Проблема состоит в том, чтобы объяснить их происхождение. Главный вопрос работы – как возможно чистое, внеопытное знание – распадается на три. Как возможна математика? Как возможно естествознание? Как возможна метафизика в качестве науки? Отсюда три раздела основной части “Критики чистого разума”: трансцендентальная эстетика, аналитика, диалектика. (Второй и третий разделы вместе образуют трансцендентальную логику). Трансцендентальной Кант называет свою философию потому, что она изучает переход в систему знаний условий опыта через познавательную способность. Трансцендентальное Кант противопоставляет трансцендентному, которое остается за пределами возможного опыта, по ту сторону познания. Здесь мы затрагиваем важную проблему кантовского учения, которую он ставит на первых же страницах своей работы. Речь идет о том, что опытные данные, поступающие к нам извне, не дают нам адекватного знания об окружающем нас мире. Априорные формы обеспечивают всеобщность знания, но не делают его копией вещей. То, чем вещь является для нас (феномен), и то, что она представляет сама по себе (ноумен), имеет принципиальное различие. В диссертации 1770 года Кант утверждал, что ноумены постигаются непосредственно умом, теперь он считает их недоступными никакому пониманию, трансцендентными. Сколько бы мы не проникали вглубь явлений, наше знание все же будет отличаться от вещей, каковы они на самом деле, и сколько бы не увеличивались наши знания, их границы не могут исчезнуть. Канта мучает и вопрос об истине, но он понимает невозможность однозначного ответа на него. Можно, конечно, сказать, что истина есть соответствие знания предмету, и автор неоднократно это говорит, но он знает, что эти слова представляют собой тавтологию. Правильно сформулированный вопрос об истине, по мнению Канта, должен звучать следующим образом: как найти всеобщий критерий истины для всякого знания? Ответ Канта: всеобщий признак истины “не может быть дан”. Однако, философ отверг всеобщий критерий только относительно содержания знаний. Что касается их формы, такой критерий он знает: непротиворечивость рассуждений. Он понимает, что запрет противоречия представляет собой “только негативный критерий истины”, но, руководствуясь им, все же можно возвести прочные конструкции науки. Важное место в философских построениях Канта отведено категории познания. Одна из частей познания – чувственное познание. По Канту, существуют две априорные, доопытные формы чувственности – пространство и время. Пространство систематизирует внешние ощущения, время – внутренние. Философ не отрицал эмпирической реальности пространства и времени. Его взгляд на пространство и время был в известной степени реакцией на механистические представления об абсолютной длительности и не связанном с ней пустом вместилище вещей. Кант рассматривает время и пространство во взаимной связи, но связь эта реализуется лишь в познающем субъекте. Вне человека, в мире вещей самих по себе возможны иные виды сосуществования и последовательности. Бесспорным достижением теории познания Канта был новый взгляд на соотношение созерцания и интеллекта.

7. Заключение.

Центральное место в немецкой классической философии занимало исследование активности человека, т. е. практики, составляющей основу познания и преобразования действительности. Немецкие философы высказали немало плодотворных догадок, в частности о тождественности законов исторического процесса и деятельности людей, об общественной природе и др. Главные достижения немецкой классической философии лежат в области теории познания. Попытки преодоления созерцательности привели к представлению об общественно обусловленном и активно-творческом характере познавательной деятельности.

Одним из первых эти вопросы поставил Кант. Признавая существование объективного мира (“вещь в себе”), Кант, однако, считал, что человеку доступен лишь мир явлений. Таким образом, в философии Канта сочетались идеи материализма и идеализма, агностицизма.

Анализируя философские взгляды Канта на основе тех вопросов, которые разобраны в данной работе, можно прийти к выводу о принципиальной познаваемости объективного мира и сущности вещей субъективным разумом, но лишь с позиций веры.

В тоже время сам ход рассуждений Канта, особенно его учение о гносеологических возможностях естествознания заставляет усомниться в “искренности” его выводов. Действительно “трансцендентальное познание” является довольно ограниченным в силу узости методологической базы, в то время как существование точных наук (математики, физики и пр.), объективный характер которых признавался самим Кантом, позволяет с уверенностью утверждать познаваемость мира на основе математических моделей.

Если мы возьмем предысторию вопроса, то обнаружим у его истоков философские школы Платона и Пифагора, которые разрабатывали теорию унификации бытия через адаптацию его к ряду линейных величин.

Современная наука, используя более развитую сеть математического аппарата в состоянии сегодня с относительно большой степенью вероятности моделировать различные объективные процессы, происходящие в сложных системах.

Примечательно, что математические модели разрабатывались учеными, внесшими большой вклад в философскую науку (Пуанкаре, Гедель, Гильберт, Лейбниц).

Мы обращаемся к философским учениям прошлого, чтобы лучше понять настоящее. Мы обращаемся к ним потому, что современный уровень теории и практики общественного развития позволяет глубже осмыслить содержание этих учений, а через них и прошлые эпохи, их вклад во всемирную историю.

Наследие Канта остается актуальным, так как выдвинутые им идеи сохраняют теоретическое и практическое значение.

Список используемой литературы

1. Асмус В. Ф.И. Кант. М.: Наука, 1973.

2. Введение в философию: Учебник / Под ред. И. Б. Хмельницкого. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004.

3. История философии в кратком изложении / Под ред. Э. Б. Зарубина. М.: Юнити, 2004.

4. Спиркин А. Г. Философия: Учебник. М.: ИНФРА-М, 2001.

5. Философия: Учебник / Под ред. В. Д. Губина. М.: ПРИОР, 2003.


Критическая философия И. Канта