Личность

Содержание Введение…………………………………………………………………………………………….3

1. Ролевая концепция личности………………………………………………………………….3

2. Концепция Личности Фрейда…………………………………………………………………5

3. Поведенческая концепция……………………………………………………………………..5

4. Деятельностный подход……………………………………………………………………….6

5. Социализация личности……………………………………………………………………….6

6. Социальная типология личности……………………………………………………………..7

7. Личность и общество в переходный период…………………………………………………9

Список литературы………………………………………………………………………………..11

Любая социологическая теория всегда предлагает, свой вари­ант ответа на вопрос о том, как строятся отношения между личностью и обществом, каковы закономерности поведения лич­ности и чем они определяются. Поэтому каждая школа в социо­логии либо создает свою объяснительную модель личности, либо, явно или неявно, пользуется уже существующими моделями. Отсутствие единства в понимании того, что есть личность, – характерная черта современной социологии.

С древнейших времен человек задумывался над вопросом о своей природе, о том, что он собой представляет, какое место занимает в мире, каковы границы его возможностей, способен ли он стать господином своей судьбы или обречен быть ее сле­пым орудием. Сегодня проблема человека находится в центре внимания многих наук, составляет основу и предмет междис­циплинарных исследований.

В повседневном и научном языке очень часто встречаются термины: “человек”, “индивид”, “индивидуальность”, “лич­ность”. Обозначают ли они один и тот же феномен, или между ними есть какие-то различия? Чаще всего эти слова употреб­ляются как синонимы, но если подходить строго к определе­нию этих понятий, то можно обнаружить существенные смы­словые оттенки. Человек – понятие самое общее, родовое, ве­дущее свое происхождение с момента выделения homosapiens. Индивид понимается как отдельный, конкретный человек, как единичный представитель человеческого рода и его “первокирпичик” (от лат. individ – неделимый, конечный). Индивидуаль­ность можно определить как совокупность черт, отличаю­щих одного индивида от другого, причем различия проводятся на самых разных уровнях – биохимическом, нейрофизиологическом, психологическом, социальном и др. Понятие личность вводится для выделения, подчеркивания неприродной (“надприродной”, социальной) сущности человека и индивида, т. е. акцент делается на социальном начале.

В своем первоначальном значении личность – это маска, роль, исполнявшаяся актером в греческом театре. Для древних греков личность вне общины, вне полиса не существовала. Ес­ли в христианстве личность понималась как особая сущность, как синоним нематериальной души, то в Новое время на пе­редний план выступает самосознание и личность практически отождествляется с понятием Я.

Многомерная, сложноорганизованная природа человека, широта и многообразие его социальных связей и отношений определяют множество теоретических подходов и позиций в понимании этого феномена, множество различных моделей, образов человека в современной социологии. Один из них – образ человека как совокупности социальных ролей.

Ролевая концепция личности

Ролевая концепция личности возникла в американской социальной психологии в 30-х годах XX в. (Дж. Мид) и получила широ­кое распространение в различных социоло­гических течениях, прежде всего в структурно-функциональ­ном анализе. Т. Парсонс и его последователи рассматривают личность как функцию от того множества социальных ролей, которые присущи любому индивиду в том или ином обществе.

Социальная роль – это модель поведения, объективно задан­ная социальной позицией личности в системе общественных и межличностных отношений. Социальная роль распадается на ролевые ожидания – то, чего согласно “правилам игры” ждут от той или иной роли, и на ролевое поведение – то, что человек реально выполняет в рамках своей роли. Всякий раз, беря на себя ту или иную роль, человек более или менее четко пред­ставляет связанные с ней права и обязанности, приблизительно знает схему и последовательность действий и строит свое по­ведение в соответствии с ожиданиями окружающих. Общество при этом следит, чтобы все делалось “как надо”. Для этого су­ществует целая система социального контроля – от обществен­ного мнения до правоохранительных органов – и соответст­вующая ей система социальных санкций – от порицания, осу­ждения до насильственного пресечения.

Границы ролевого поведения достаточно жестки, поскольку смешение разных функций или неадекватное их исполнение может привести к нарушению равновесия всей социальной системы. Но эти границы не абсолютны: роль задает общую направленность и цель действий, а стиль их выполнения – фактор вариативный. Например, роль директора фирмы пред­полагает реализацию функции руководства, управления, и ее нельзя смешивать с функцией подчинения или заменять ею. Но руководство может осуществляться различными методами: авторитарными, демократическими, попустительскими, и в этом плане роль директора фирмы не накладывает никаких ог­раничений.

Один и тот же человек выполняет множество ролей, кото­рые могут противоречить, не согласовываться друг с другом, что приводит к возникновению ролевого конфликта. Примером тому может служить часто описываемый в социологии кон­фликт между профессиональной и семейной ролью женщины.

Помимо ролей, несущих непосредственную общественную нагрузку, имеющих смысл и значение для социальной системы в целом, существуют, и личные отношения людей друг с дру­гом, в которых человек также занимает определенное место и в соответствии с ним выполняет какие-то функции. Этот слой отношений описывается понятием “межличностная роль”. Как и социальные роли, межличностные роли тоже могут быть различными и даже совершенно противоположными в разных малых группах: друг, враг, доверенное лицо и т. д. Зачастую человек вынужден учитывать в своем поведении эту разнооб­разную палитру ожиданий, предъявляемых к нему, ориентиро­ваться не на одну, а на несколько групп сразу.

Роль может пониматься как объективно, с точки зрения ее общественного значения, так и субъективно, преломляясь в сознании индивида и по-своему истолковываясь им. По Парсонсу, точкой отсчета должны быть не личностные смыслы, а именно социальные потребности в отношении той или иной роли. Так, в индивидуальных установках современной женщи­ны роль жены (матери) может не иметь слишком большого значения и ценности, но в глазах общества эта роль несет ог­ромную функциональную нагрузку. С точки зрения социума, отклонение, уход от ролевых нормативов представляет собой аномалию. Поэтому глубокое усвоение правил ролевого пове­дения облегчает существование личности в обществе, понижает степень ее конфликтности, служит основанием уверенного и стабильного самочувствия.

Социальные роли различаются по степени их важности для нормального функционирования всего общественного организ­ма. Это связано с местом той или иной группы и соответствен­но ее членов в социальной структуре, с их значимостью для поддержания ее стабильности. Интегративным показателем положения социальной группы и отдельной личности в систе­ме общественных отношений является социальный статус. В любом обществе и в любой сфере общественной жизни – про­изводственной, правовой, потребительской и других – сущест­вует пирамида статусов, определяющая и закрепляющая соци­альное неравенство.

Теория ролей хорошо описывает адаптационную сторону процесса социализации личности. Но эту схему нельзя принять за единственную и исчерпывающую, поскольку она оставляет в тени активное, творческое личностное начало.

Концепция личности Фрейда

Другой образ личности возник под влиянием идей З. Фрейда, рассматри­вавшего человека как систему нужд, а общество – как систему запретов, табу. Бессознательные (в первую очередь сексуальные) стремления личности образуют ее потенциал и основной источник активности, задают мотива­цию ее действий. В силу невозможности удовлетворения ин­стинктивных потребностей в их естественно-природной форме из-за социальных нормативных ограничений человек вынуж­ден постоянно искать компромисс между глубинным влечени­ем и общественно приемлемой формой его реализации. Модель личности, созданная Фрейдом, представляет собой трехуровне­вое образование: низший слой (Оно, или Ид), представленный бессознательными импульсами и “родовыми воспоминания­ми”, средний слой (Я, или Эго) и верхний слой (Сверх-Я, или Супер-Эго) – нормы общества, воспринятые человеком. Наиболее жесткие, агрессивные и воинственные слои – Оно и Сверх-Я. Они с обеих сторон “атакуют” психику человека, порождая невротиче­ский тип поведения. Это модель личности, постоянно обороняю­щейся от общественного давления и находящейся в конфликте с социальным окружением. Поскольку по мере развития общества верхний слой (Супер-Эго) неизбежно увеличивается, становится более массивным и тяжелым, то и вся человеческая история рас­сматривается Фрейдом как история нарастающего психоза.

Поведенческая концепция

Еще один образ личности – личность как система реакций на различные стимулы (Б. Скиннер, Дж. Хоманс, К.-Д. Опп). В соответствии с этой концепцией поведение каждого человека обусловливается и контролируется социальной средой через язык, обычаи, социальные институты, средства массовой ин­формации и т. д. Взаимодействуя с другими людьми, человек в любой социальной группе “блюдет” свой интерес: если его по­ведение поощряется, положительно стимулируется, то и он будет лоялен, доброжелателен по отношению к окружающим и к социальной системе в целом; если же он не получает признания со стороны общества, то будет вести себя скорее всего аг­рессивно, дезорганизующе. Но каждый человек стремится из­бегать наказаний и получать поощрения и в этом плане одно­значно реагирует на внешние стимулы и социальные приказы. Иными словами, рассматривая проблему личности, анализи­руя, почему человек определенным образом реагирует на ту или иную ситуацию, поведенческая социология главную роль отводит системе стимулов, “подкреплений”, проводя прямую аналогию между поведением человека и животных. Отсюда и изменения личностного поведения выводятся из процесса нау­чения, понимаемого как стимуляция “хороших”, т. е. желае­мых, действий.

В качестве стимулов может использоваться любое “благо”: знание, власть, комфорт, уважение, слава, деньги, доброжела­тельное отношение властей и т. п., но обязательно социальное по своему источнику, которым владеет и распоряжается обще­ство. Чем более ценно для человека вознаграждение, тем чаще он будет демонстрировать соответствующее поведение. В то же время чем чаще в недавнем прошлом человек испытывал воз­награждающие воздействия со стороны других, тем менее цен­ным становится для него каждое аналогичное последующее действие. При переносе этого принципа на уровень межлично­стных отношений делается вывод, что добровольное взаимо­действие между партнерами существует лишь до тех пор, пока каждый из них считает, что он в выигрыше, т. е. что его “вклад” в ситуацию меньше, чем получаемая им выгода или вознаграждение.

Деятельностный подход

В рамках культурно-исторической школы Л. С. Выготского сложилось понима­ние человека как деятельностного суще­ства, преследующего свои цели, задачи, чье поведение и по­ступки невозможно объяснить только с точки зрения рацио­нальности. В основе личности лежит богатство связей человека с миром, проявляющееся ‘в предметной деятельности, обще­нии, познании. Центральной категорией анализа, дающей ключ к пониманию личности, является категория “деятельность”. Деятельность рассматривается при этом в структурном и функциональном аспектах. Структурный аспект предполагает вы­яснение строения самой деятельности и определение составляю­щих ее элементов. Функциональный аспект концентрирует вни­мание на том, как, каким образом осуществляется деятельность.

Итак, изучение личности опосредуется изучением ее дея­тельности и, по сути, сводится к следующему.

– Определение системообразующего звена, доминантного вида деятельности (профессиональная, познавательная, развлекательная и т. д.).

– Выяснение принципа осуществления деятельности – вынужденная или свободная, отчужденная или неотчуж­денная.

– Изучение характера связи между различными видами деятельности (гармоничный или дисгармоничный), сте­пени их иерархизированности.

– Исследование уровня осуществления каждого из видов деятельности.

Ни один из приведенных вариантов понимания личности не исчерпывает этого феномена целиком, каждый из них рассматри­вает отдельные ее проявления, возводя их в ранг наиболее важ­ных, основополагающих. Очевидно, что создание социологической объяснительной модели личности – дело будущего.

Сегодня в социологии понятие “личность” употребляется, как правило, в двух значениях: а) для обозначения индивида как субъекта отношений и сознательной деятельности; б) для обозначения устойчивой системы социально значимых черт, характеризующих индивида как члена общества.

Социализация личности

Социологию интересует в первую очередь типическое – и в этом плане надындивидуальное – в личности, объяс­няемое как следствие неоднозначного взаимовлияния общества и человека. Поэтому одной из основополагающих проблем социологии личности является изучение процесса социализации, т. е. исследование широкого круга вопросов, связанных с тем, как и благодаря чему человек становится деятельным общест­венным субъектом. Многочисленные сравнительные исследо­вания, проведенные социологами и этнографами в XX в., пока­зали, что не только социальные привычки, обычаи, традиции, но даже темперамент и специфика поведения полов являются продуктом социализации. Так, сами качества маскулинности (мужественности) и феменинности (женственности) не явля­ются, как это долго считалось, “естественными”, т. е. природнобиологически обусловленными (твердый, сильный мужчи­на и мягкая, слабая, преданная женщина). Они формируются доминирующими в том или ином обществе взглядами на образ мужчины и женщины. Так, в одном из африканских племен существует “обратное” распределение половых ролей: женщи­ны несут в себе активное, деятельное, предметно-ориенти­рованное начало, занимаются примитивным производством и являются кормилицами семьи, а мужчины выполняют легкие вспомогательные работы: шьют одежду, делают украшения, убирают жилище и вообще занимают пассивное, подчиненное положение.

История возникновения термина “социализация” связана с недоразумением, вернее, с неточностью при переводе с немец­кого на английский. Тем не менее, новое слово прижилось и аккумулировало классическую социологическую проблематику. Понятие “социализация” шире традиционных понятий “обра­зование” и “воспитание”. Образование предполагает передачу определенной суммы знаний. Воспитание понимается как сис­тема целенаправленных, сознательно спланированных дейст­вий, цель которых – формирование у ребенка определенных личностных качеств и навыков поведения. Социализация включает в себя и образование, и воспитание, и сверх того, всю совокупность стихийных, никем не запланированных воздей­ствий, оказывающих влияние на становление личности, на процесс ассимиляции индивидов в социальные группы.

Существуют два основных подхода в определении сущно­сти процесса социализации. Согласно первому подходу, социализация – это своеобразный вид дрессировки, это “улица с односторонним движением”, когда активной стороной явля­ется общество, а сам человек – пассивный объект его разнообразных воздействий. Второй подход, с которым согласны в настоящее время подавляющее большинство социологов, ос­нован на парадигме взаимодействия и подчеркивает не только активность, проявляемую со стороны общества (так называе­мых агентов социализации), но и активность, избирательность отдельного индивида. При этом социализация рассматривается как процесс, который продолжается в течение всей жизни че­ловека. Принято выделять первичную социализацию, охваты­вающую период детства, и вторичную социализацию, зани­мающую более длительный временной промежуток и вклю­чающую в себя также зрелый и преклонный возраст.

Социальная типология личности

Каждое общество заинтересовано в опре­деленном, наилучшим образом соответствующем ему типе личности и потому предъявляет свои требования к формиро­ванию социального характера. Это находит свое воплощение в системе образования и воспитания, в средствах массовой ин­формации и т. д. Процесс формирования личности труден и мно­гократно опосредован. На основе одинакового объективного поло­жения, но вследствие разного субъективно-оценочного отношения к нему могут складываться различные типы личности.

Социальное поведение можно оценивать количественно – по уровню социальной активности людей – и качественно – по характеру и направленности этой активности, которая может быть созидательной и разрушительной, сознательной и сти­хийной и пр. И то, и другое зависит, во – первых, от со­циальной структуры общества, во – вторых, от его нормативной культуры и ценностных ориентации, включая норма­тивный канон человека, представления о том, каким он должен или не должен быть, в-третьих, от установок, стиля мышления и самосознания отдельных индивидов.

Социальный тип личности – продукт сложного переплете­ния историко-культурных и социально-экономических усло­вий жизнедеятельности людей. В социологии предлагаются различные варианты социальной типологии личности. Так, М. Вебер за основу типизации берет специфику социального действия, более конкретно – степень его рациональности, К. Маркс – формационную и классовую принадлежность. Для Э. Фромма социальный тип личности как господствующий тип характера – это форма связи индивида и социума, “ядро струк­туры характера, которое присуще большинству членов одной и той же культуры, в отличие от индивидуального характера, который различен у людей той же самой культуры”. Значение социального характера, считает Э. Фромм, состоит в том, что он позволяет наиболее эффективно приспособиться к требова­ниям общества и обрести чувство безопасности и защищенно­сти. Анализируя историю человечества, Э. Фромм выделяет несколько типов социального характера: рецептивный (пассивный), эксплуататорский, накопительский и рыночный.

В современной социологии получило широкое распростра­нение выделение типов личности в зависимости от их ценно­стных ориентации.

– Традиционалисты ориентированы в основном на ценно­сти долга, порядка, дисциплины, законопослушания, а выраженность таких качеств, как креативность, стремле­ние к самореализации, самостоятельность, у данного ти­па личности весьма низкая.

– У идеалистов, наоборот, сильно выражены критическое отношение к традиционным нормам, независимость и пренебрежение авторитетами, установки на саморазвитие во что бы то ни стало.

– Для фрустрированного типа личности характерны низ­кая самооценка, угнетенное, подавленное самочувствие, ощущение себя как бы выброшенным из потока жизни.

– Реалисты сочетают в себе стремление к самореализации с развитым чувством долга и ответственности, здоровый скептицизм с самодисциплиной и самоконтролем.

– Гедонистические материалисты ориентированы в первую очередь на получение удовольствий “здесь и сейчас”, и эта погоня за “наслаждениями жизни” приобретает, пре­жде всего, форму удовлетворения потребительских жела­ний.

В социологии принято выделять также модальный, идеаль­ный и базисный типы личности. Модальный тип личности – тот, который реально преобладает в данном обществе. Идеаль­ный тип личности не привязан к конкретным условиям. Это тип личности как пожелание на будущее, например, всесторон­не и гармонично развитая личность у К. Маркса или новый Человек Э. Фромма. Базисный тип личности – тот, который наилучшим образом отвечает потребностям современного этапа общественного развития. Иными словами, социальный тип личности – это отражение того, как общественная система влияет на ценностные ориентации человека и через них – на его реальное поведение.

Исследования западных социологов показали, что специфи­ка отношений в различных сферах общественной жизни сти­мулирует проявление определенных личностных качеств и ти­пов поведения. Так, рыночные отношения способствуют разви­тию прагматизма, хитрости, расчетливости, отношения в сфере производства формируют эгоизм, карьеризм и вынужденную кооперацию (ее называют “тем не менее кооперация”), а сфера семейной и личной жизни – эмоциональность, сердечность, привязанность, поиск гармонии любой ценой.

В то же время хорошо известен в социологии и обратный механизм – влияние личностных качеств на возникновение и развитие общественных (в том числе экономических) отношений определенного типа. М. Вебер в свое время убедительно показал, что именно изменения в сфере сознания, перестройка ценностных ориентации и отношения к труду дали толчок к возникновению капитализма. Следовательно, комплекс опреде­ленных личностных качеств может ускорять общественное раз­витие в том или ином направлении, а может, наоборот, препят­ствовать ему или делать его вообще невозможным.

Социологи и психологи выделяют ряд довольно устойчи­вых поведенческих стереотипов, личностных комплексов, сформированных социалистической системой. Это эффект “выученной беспомощности”, “пролонгированный инфанти­лизм”, двоемыслие и широкая практика двойных стандартов, “паразитическая новация”.

Психологическое ощущение собственного бессилия и бес­помощности – закономерный результат такого устройства общественной системы, в которой отдельному человеку отведена роль пресловутого винтика. Социальные психологи установи­ли, что в условиях тоталитарных или близких к ним режимов, в строго контролируемом и регламентируемом распорядке жизни рано или поздно вырабатывается эффект выученной бес­помощности. Суть этого эффекта состоит в том, что человек, неоднократно убеждавшийся в не подконтрольности ситуации, в невозможности изменить своими действиями размеренный ход событий, вообще отказывается от поиска. Неотъемлемыми чертами характера становятся послушание и исполнительность. Личность чувствует себя более свободной в ситуации, когда решение не вырабатывается, не находится ею самою, а задается извне, навязывается авторитетом или властными структурами, а она является лишь исполнителем и проводником их воли.

Опыт психотерапевтической работы у нас в стране показал, что часто ощущение бессилия характеризует на самом деле не столько личную и социальную ситуацию человека, сколько его восприятие этой ситуации. Большинство людей недооценива­ют те, пусть и небольшие, возможности изменения собствен­ной жизни или ситуации вокруг них, которые у них реально имеются. Человек уже сам стремится избежать жизненных пе­ремен, так как перемены связаны с неизвестностью, вынужда­ют брать ответственность на себя, требуют поиска.

Личность и общество в переходный период

С эффектом выученной беспомощности связан и так называемый пролонгированный инфантилизм (т. е. затянувшееся детство), который проявляется, прежде всего, в боязни ответственности и в бег­стве от нее, в стремлении переложить ее на другого, передать, как эстафетную палочку. Неизбежным следствием таких жиз­ненных установок являются громкие требования социальной защиты и надежды не на собственные силы, а на помощь со стороны государства.

Оборотной стороной двух этих комплексов: выученной беспо­мощности и пролонгированного инфантилизма – выступает па­разитическая новация. Паразитическая новация как тип поведения основана на стремлении “перехитрить государство и обдурить систему”, т. е. достигать своих целей вопреки, а не благодаря сис­теме. Такое поведение является своеобразным способом восста­новления социальной справедливости путем “мести” властям, постоянно обманывающим население, и незаконной, но все-таки компенсацией за понесенные потери или за не осуществившиеся возможности – реальные или гипотетические.

Самая общая характеристика современного российского общества – это ценностная и практическая переориентация: в области экономики – от планового хозяйства с единой государ­ственной формой собственности к рыночным отношениям, в области политики – от авторитаризма к демократии, в духов­ной области – от приоритета классовых ценностей к ценностям общечеловеческим. Период, в котором мы сейчас находимся, принято называть переходным. Это особое и качественно само­стоятельное состояние социальной системы, которое отличает­ся нестабильностью, кризисными явлениями, слабой управ­ляемостью, снижением эффективности социального регулиро­вания, возникновением разного рода альтернативных структур.

Постоянное нарушение баланса интересов создает у инди­вида ощущение, что его социальная защищенность уменьшает­ся, и на первый план выходят три реакции человека на такое нарушение. Первая – усиление ориентации на индивиду­альную вертикальную мобильность, на индивидуальное выжи­вание (“каждый сам за себя, один Бог за всех”). Вторая – усиление так называемого группового эгоизма, т. е. попыток защищать индивидуальные интересы через интересы группо­вые, причем любыми средствами: от неформальных до насиль­ственных, криминальных. Третья – усиление стихийного процесса социального сравнения, в результате чего возникают особенно агрессивные типы поведения. В их основе лежит не столько абсолютное ухудшение собственного положения, сколько оцениваемое как несправедливое, незаслуженное улуч­шение положения других.

Стремительно изменившаяся ситуация в нашей стране ста­вит перед человеком задачи, к решению которых его не гото­вили ни сложившаяся система воспитания, ни весь опыт прежней жизни. Он может успешно функционировать в ней, лишь обладая определенными личностными чертами и пове­денческими навыками, среди которых в первую очередь следу­ет выделить деловитость, энергичность, активность, способ­ность к построению альтернатив жизненного выбора и готов­ность к наибольшему числу вариантов развития событий, ког­нитивный плюрализм, ответственность, профессионализм и компетентность. Недостаточная выраженность этих черт обес­печивала стабильность прежней системы и породила те соци­альные деформации, с которыми мы сталкиваемся сегодня.

Литература

1. Асмолов А. Г. Психология личности. М., 1990.

2. Рукавишников В. О. Социология переходного периода// Социо­логические исследования. 1994. № 6, 8-9.

3. Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996.


Личность