Маргинальность в современном обществе

Реферат

На тему: “Маргинальность в современном обществе”

Содержание

Введение……………………………………………………………………….3

1.Теория маргинальности…………………………………………………….6

1.1.Коцепция маргинальности……………………………………………………8

1.2.Две волны маргинализации в России…………………………………..12

1.3 Реакция общества на наличие маргиналов…………………………….15

2. Преступность и маргинальность в современном обществе……………16

Заключение…………………………………………………………………….19

Список литературы…………………………………………………………..21

Введение

Актуальность темы обусловлена тем, что на настоящем этапе развития российского общества маргинальная концепция становится одной из признанных теоретических исследовательских моделей, которая может быть использована в таких направлениях развития отечественной социологии, которые наиболее перспективны для исследования социальной динамики, социальной структуры, социальных процессов. Анализ современного общества с точки зрения теории маргинальности приводит к интересным наблюдениям и результатам.

Во все времена и во всех странах люди, по каким-либо причинам выпавшие из социальных структур, отличались повышенной мобильностью и заселяли окраинные территории. Поэтому в основном явление маргинальности остро выражено на окраинах стран, несмотря на то, что оно захватило общество в целом.

Кроме того, поскольку проблема маргинальности малоизученна, дискуссионна, то ее дальнейшее изучение актуально и для развития самой науки.

Итак, можно утверждать, что маргинальная концепция на современном этапе является востребованной теоретической моделью для анализа состояния российского общества и может сыграть важную роль в исследовании его социальной структуры.

Степень изученности.

Исследование проблемы маргинальности имеет достаточно давнюю традицию, историю и характеризуется многообразием подходов. Родоначальниками маргинальной концепции считаются американские социологи Р. Парк и Э. Стоунквист, также сами процессы маргинализации рассматривались и раньше в трудах Г. Зиммеля, К. Маркса, Э. Дюркгейма, В. Тэрнера. Так, К. Маркс показал механизм формирования избыточной рабочей силы в капиталистическом обществе и образования деклассированных слоев. Г. Зиммель касался в своих исследованиях последствий взаимодействия двух культур и описал социальный тип чужака. Э. Дюркгейм изучал неустойчивость и противоречивость ценностно-нормативных установок индивида в контексте общественной системы норм и ценностей. Эти авторы не выделяли маргинальность как отдельную социологическую категорию, но вместе с тем они подробно описывали социальные процессы, следствием которых является состояние маргинальности.

В современной зарубежной социологии сложились два основных подхода к пониманию феномена маргинальности.

В американской социологии проблема маргинальности рассматривается с позиции культурного подхода, в котором она определяется как состояние личностей или групп людей, поставленных на грань двух культур, участвующих во взаимодействии этих культур, но не примыкающих полностью ни к одной из них. Представители: Р. Парк, Э. Стоунквист, А. Антоновски, М. Голдберг, Д. Головенски, Н. Дики-Кларк, А. Керкхофф, И. Краусс, Дж. Манчини, Р. Мертон, Е. Хьюз, Т. Шибутани, Т. Уиттерманс.

В европейской социологии проблема маргинальности исследуется с позиции структурного подхода, который рассматривает ее в контексте изменений, происходящих в социальной структуре общества вследствие различных социально-политических и экономических процессов. Представители: А. Фарж, А. Турен, Ж. Леви-Стрэнже, Я. Штумски, А. Прост, В. Бертини.

В отечественной науке в настоящее время феномен маргинальности исследуется с точки зрения разных подходов. В социологии проблема маргинальности большинством авторов анализируется с точки зрения трансформации социально-экономической системы и социальной структуры общества, в рамках стратификационной модели социальной системы. В этом направлении исследуют проблему З. Голенкова, А. Заворин, С. Кагермазова, З. Галимуллина, И. Попова, Н. Фролова, С. Краснодемская.

Цель работы:

Выявить значение проблемы маргинальности в социальной структуре современного общества.

Для достижения поставленной цели были поставлены следующие задачи:

1. Изучить теорию маргинальности.

2. Выявить и систематизировать основные современные теоретические подходы к проблеме маргинальности.

3. Определить взаимосвязь преступности и маргинальности в современном обществе.

Объектом исследования:

Маргинальность как социальное явление в современном обществе.

Предмет исследования:

Социологические характеристики маргинальности, ее особенности в социальной структуре современного общества.

Структура работы:

Работа содержит введение, основную часть, где рассмотренны основы теории маргинальности, изученны работы известных социологов, представленна концепция маргинальности, а также заключение, где содержится вывод по данной теме.

1.Теория маргинальности

Маргинальность – это специальный социологический термин для обозначения пограничного, переходного, структурно неопределенного социального состояния

Субъекта. Люди, по разным причинам выпадающие из привычной социальной среды и неспособные примкнуть к новым общностям (зачастую по причинам культурного несоответствия), испытывают большое психологическое напряжение и переживают своеобразный кризис самосознания.

Теория маргиналов и маргинальных общностей была выдвинута в первой четверти XX в. одним из основателей чикагской социологической школы (США) Р. Э. Парком, а ее социально-психологические аспекты развиты в 30-40-х гг. Э. Стоунквистом. Но еще К. Маркс рассматривал проблемы социального деклассирования и его последствий, а М. Вебер прямо сделал вывод о том, что движение общества начинается тогда, когда маргинальные слои организовываются в некую социальную силу (общность) и дают толчок социальным изменениям – революциям или реформам.

С именем Вебера связана более глубокая трактовка маргинальности, которая позволила объяснить формирование новых профессиональных, статусных, религиозных и подобных им сообществ, которые, конечно же, не во всех случаях могли возникать из “социальных отбросов” – индивидов, насильственно выбитых из своих общностей или асоциальных по выбранному стилю жизни.

С одной стороны, социологи всегда признавали безусловную связь между возникновением массы людей, исключенных из системы привычных (нормальных, т. е. принятых в обществе) социальных связей и процессом формирования новых общностей: негэнтропийные тенденции и в человеческих сообществах действуют по принципу “хаос должен быть как-то упорядочен”.

С другой стороны, возникновение новых классов, слоев и групп на практике почти никогда не связано с организованной активностью попрошаек и бомжей, скорее оно может рассматриваться как строительство “параллельных социальных структур” людьми, чья общественная жизнь до последнего момента “перехода” (который часто выглядит как “прыжок” на новую, заранее подготовленную структурную позицию) была вполне упорядоченной.

Выделяются два основных подхода в рассмотрении маргинальности. Маргинальность как противоречие, неопределенное состояние в процессе мобильности группы или индивида (изменение статуса); маргинальность как характеристика особого маргинального (окраинного, промежуточного, изолированного) положения групп и индивидов в социальной структуре. Среди маргиналов могут быть этномаргиналы, сформированные миграциями в чужую среду или выросшие в результате смешанных браков; биомаргиналы, чье здоровье перестает быть предметом заботы социума; социомаргиналы, как, например, группы, находящихся в процессе незавершенного социального перемещения; возрастные маргиналы, формирующиеся при разрыве связей между поколениями; политические маргиналы : их не устраивают легальные возможности и легитимные правила общественно-политической борьбы; экономические маргиналы традиционного (безработные) и нового типа – так называемые “новые бедные”; религиозные маргиналы – стоящие вне конфессий или не решающиеся осуществить выбор между ними; и, наконец, криминальные маргиналы ; а возможно, еще и просто те, чей статус в социальной структуре не определен.

Появление новых маргинальных групп связывают со структурными изменениями в постиндустриальных обществах и массовой нисходящей соц. мобильностью гетерогенных групп специалистов, теряющих свои рабочие места, профессиональные позиции, статус, условия жизни.

1.1.Концепция маргинальности

Основу классической концепции маргинальности заложило изуче­ние особенностей личности, находящейся на границе различных куль­тур. Исследования проводились Чикагской социологической школой. В 1928 г. ее глава Р. Парк впервые употребил понятие “маргиналь­ный человек”[1] . Р. Парк связывал концепцию маргинального человека не с личностным типом, а с социальным процессом. Маргинальность выступает результатом интенсивных процессов социальной мобильно­сти. При этом переход из одной социальной позиции в другую пред­ставляется индивиду как кризис. Отсюда ассоциации маргинальности состоянием “промежуточности”, “окраинности”, “пограничности”. Р. Парк отмечал, что периоды перехода и кризиса в жизни большин­ства людей сравнимы с теми, которые переживает иммигрант, когда он покидает родину, чтобы искать счастье в чужой стране. Правда, в отличие от миграционных переживаний маргинальный кризис являет­ся хроническим и непрерывным, в результате он имеет тенденцию превращаться в тип личности.

В целом маргинальность понимается как:

1) состояния в процессе перемещения группы или индивида (смена статусов),

2) характери­стики социальных групп, находящихся в особом маргинальном (окра­инном, промежуточном, изолированном) положении в социальной структуре.

Одна из первых крупных работ отечественных авторов, посвящен­ная маргинальности, вышла в 1987 г. и рассматривала эту проблему на примере западноевропейских стран. В дальнейшем маргинальность осознается как социальный феномен, характерный именно для нашей реальности. Е. Стариков рассматривает российскую маргинальность как феномен размытого, неопределенного состояния социальной струк­туры общества. Автор приходит к выводу о том, что “ныне понятие “маргинализация” покрывает практическивсе наше общество, в т. ч. и его “элитные группы”. Маргинальность в современной России вызва­на массовой нисходящей социальной мобильностью и ведет к нараста­нию социальной энтропии в обществе. Процесс маргинализации на со­временном этапе он рассматривает как процесс деклассирования.

Причинами возникновения маргинальных групп, по мнению российских социологов, являются: переход общества от одной социально-экономической системы к другой, неуправляемые перемещений больших масс людей в связи с разрушением устойчивой социальной структуры, ухудшение материального уровня жизни населения, девальвация традиционных норм и ценностей.

Кардинальные изменения, происходящие в социальной структуре в результате кризиса и экономических реформ, послужили причиной появления так называемых новых маргинальных групп (слоев). В отличие от традиционных, так называемых люмпен-пролетариев, новые маргиналы – жертвы структурной перестройки производства и кризиса занятости.

Критериями маргинальности в этом случае могут быть: глубокие изменения в социальном положении социально-профессиональных групп, происходящие в основном вынужденно, под влиянием внешних обстоятельств: полной или частичной потери работы, смены профессии, должности, условий и оплаты труда в результате ликвидации предприятия, сокращения производства, общего падения уровня жизни и т. д.

Источником пополнения рядов новых маргиналов, для которых характерны высокая образованность, развитые потребности, большие социальные ожидания и политическая активность, выступает нисходящее социальное перемещение групп, еще не отторгнутых от общества, но постепенно теряющих прежние социальные позиции, статус, престиж и условия жизни. Среди них социальные группы, потерявшие прежний социальный статус и не сумевшие приобрести адекватный новый.

Изучая новых маргиналов, И. П. Попова определила их социальную топологию, т. е. выделила зоны маргинальности – те сферы общества, отрасли народного хозяйства, сегменты рынка труда, а также социальные группы, где наблюдается максимально высокий уровень социально-профессиональной маргинальности:

– легкая и пищевая промышленность, машиностроение;

– бюджетные организации науки, культуры, образования; предприятия ВПК; армия;

– малое предпринимательство;

– трудоизбыточные и депрессивные регионы;

– люди среднего и пожилого возраста; выпускники школ, вузов; неполные и многодетные семьи.

Состав новых маргинальных групп весьма разнороден. В нем можно выделить по крайней мере три категории. Первую и самую многочисленную составляют так называемые “постспециалисты” – лица с высоким уровнем образования, чаще всего инженеры, получившие подготовку в советских вузах, а затем прошедшие практику на советских предприятиях. Их знания в новых рыночных условиях оказались невостребованными, во многом устаревшими. К ним относятся работники неперспективных отраслей промышленности. Их появление вызвано общими причинами: структурными изменениями в экономике и кризисом отдельных отраслей; региональными диспропорциями экономического развития; изменениями в профессионально-квалификационной структуре экономически активного и занятого населения. Социальные следствия этих процессов – обострение проблем занятости и усложнение структуры безработицы; развитие неформального сектора занятости; депрофессионализация и деквалификация”.

Вторая группа новых маргиналов названа “новыми агентами”[2] . К ним относятся представители малого бизнеса и самозанятое население. Предприниматели как агенты формирующихся рыночных отношений находятся в пограничной ситуации между легальным и нелегальным бизнесом.

К третьей группе относятся “мигранты” – беженцы и вынужденные переселенцы из других регионов России и из стран “ближнего зарубежья”.

Маргинальный статус вынужденного мигранта усложняется целым рядом факторов. Среди внешних факторов: двойная потеря родины (невозможность жить на бывшей родине и сложности адаптации на родине исторической), трудности с получением статуса;- ссуды, жилья, отношение местного населения и т. д. Внутренние факторы связаны с переживанием того, что ты – “другой русский”.

При сравнительном измерении степени маргинальности в социально-профессиональных перемещениях социологи выделяют две группы показателей: объективные – вынужденность внешними обстоятельствами, продолжительность, неизменность ситуации, ее “фатальность” (отсутствие возможностей изменить ее или ее составляющие в положительном направлении); субъективные – возможности и мера адаптированности, самооценка вынужденности или добровольности, социальной дистанции в изменении социального положения, повышения или понижения своего социально-профессионального статуса, преобладания пессимизма или оптимизма в оценке перспектив.

Для России проблема маргинальности состоит в том, что маргинальное население, т. е. по преимуществу та часть общества, которая мигрировала из сельской среды в город, выступает носителем групповых идеалов и, попав в совершенно чуждую ей городскую индустриально-урбанизированную среду, будучи не в силах адаптироваться, постоянно находится в ситуации шока, что связано с разнонаправленными процессами социализации человека в городе и сельской местности.

1.2.Две волны маргинализации в России

Россия пережила минимум две крупные волны маргинализации. Первая наступила после революции 1917 г. Из социальной структуры насильственно были выбиты два класса – дворянство и буржуазия, входившие в элиту общества. Новая пролетарская элита стала форми­роваться из низших классов. Красными директорами и министрами в одночасье стали рабочие и крестьяне. Минуя обычную для стабиль­ного общества траекторию социального восхождения через средний класс, они перескочили одну ступеньку и попали туда, куда не могли попасть раньше и не попали бы в будущем (рис. 1).

По существу, они оказались теми, кого можно назвать восходя­щими маргиналами. Они оторвались от одного класса, но не стали полноценными, как это требуется в цивилизованном обществе, пред­ставителями нового, высшего класса. У пролетариев сохранились прежние манеры поведения, ценностям, язык, культурные обычаи, свойственные низам общества, хотя они искренне старались приоб­щиться к художественным ценностям высокой культуры, обучались грамоте, ходили в культпоходы, посещали театры и агитационные студии.

Путь “из грязи в князи” сохранялся вплоть до начала 70-х годов, когда советские социологи впервые установили, что все классы и слои нашего общества теперь воспроизводятся на собственной осно­ве, т. е. только за счет представителей своего класса. Так продолжа­лось всего два десятилетия, которые можно считать периодом стаби­лизации советского общества и отсутствия массовой маргинализации.

Вторая волна наступила в начале 90-х годов и также в результате качественных изменений социальной структуры российского общества.

Возвратное движение общества от социализма к капитализму при­вело к радикальным изменениям в социальной структуре (рис. 2). Элита общества сформировалась из трех пополнений: криминалитета, номенклатуры и “разночинцев”. Определенная часть элиты пополни­лась из представителей низшего класса: бритоголовые прислужники российских мафиози, многочисленные рэкетиры и оргпреступники часто являли собой бывших пэтэушников и недоучек. Эпоха первона­чального накопления, ранняя фаза капитализма, вызвала к жизни брожение во всех слоях общества. Путь к обогащению в этот период, как правило, лежит вне правового пространства. Среди первых нача­ли обогащаться и те, кто не имел высокого образования, высокой нравственности, но вполне олицетворял “дикий капитализм”.

В элиту вошли, кроме представителей низов, “разночинцы”, т. е. выходцы из разных групп среднего советского класса и интеллиген­ции, а также номенклатура, которая в нужное время оказалась в нуж­ном месте, а именно у рычагов власти, когда предстояло делить об­щенародную собственность. Напротив, преобладающая часть среднего класса совершила нисходящую мобильность и пополнила ряды бед­ных. В отличие от старых бедных (деклассированных элементов: хро­нических алкоголиков, нищих, бездомных, наркоманов, проституток), существующих в любом обществе, эту часть называют “новыми бедными”. Они являют специфическую черту России. Такой категории бедных нет ни в Бразилии, ни в США, ни в какой иной стране мира. Первая отличительная черта – высокий уровень образования. Учителя, преподаватели, инженеры, врачи и другие категории бюд­жетников оказались среди бедных только по экономическому крите­рию-доходам. Но они не являются таковыми по другим, более важ­ным критериям, связанным с образованием, культурой и уровнем жизни. В отличие от старых, хронических бедных “новые бед­ные” – временная категория. При любом изменении экономической ситуации в стране в лучшую сторону они готовы моментально вер­нуться в средний класс. И детям они стараются дать высшее образо­вание, привить ценности элиты общества, а не “социального дна”.

Таким образом, радикальные изменения социальной структуры российского общества в 90-е годы связаны с поляризацией среднего класса, расслоением его на два полюса, пополнивших верхи и низы общества. В результате численность этого класса существенно сокра­тилась.

Попав в слой “новых бедных”, российская интеллигенция оказалась в маргинальной ситуации: от старых культурных ценностей и привы­чек она отказываться не хотела и не могла, а новые принимать не же­лала. Таким образом, по своему экономическому положению эти слои принадлежат к низшему классу, а по образужизни и культуре – к среднему. Точно так же в маргинальной ситуации оказались предста­вители низшего класса, пополнившие ряды “новых русских”. Для них характерна старая модель “из грязи в князи”: неумение прилично себя вести и говорить, общаться так, как требовал того новый экономиче­ский статус. Напротив, нисходящую модель, характеризующую движе­ние бюджетников, можно было бы назвать”из князи в грязи”.

1.3.Реакция общества на наличие маргиналов

Маргинальный статус (навязанный или приобретенный) сам по себе не означает ситуации социального исключения или изоляции. Он легитимирует эти процедуры, являясь основанием для применения “концептуальной машинерии поддержания универсума” – терапии и исключения. Терапия включает применение концептуальных механизмов, чтобы актуальные и потенциальные девианты пребывали в рамках институционализированного определения реальности. Они достаточно разнообразны – от пасторского попечения до программ личностной консультации. Терапия включается, когда маргинальное определение реальности имеет психологически подрывной характер для остальных членов социума; так, целью контрпропаганды является недопущение “брожения умов” под влиянием “чужих” СМИ либо харизматических личностей в своем социуме. Исключение чужаков – носителей иных определений ведется по двум направлениям:

1) Ограничение контактов с “аутсайдерами”; 2) Негативная легитимация.

Второе представляется нам наиболее тесно соотносящимся с маргинальным статусом индивидов и групп. Негативная легитимация означает принижение статуса и возможности влияния маргиналов на общность. Она осуществляется путем “аннигиляции” – концептуальной ликвидации всего, что находится за пределами универсума. “Аннигиляция отрицает реальность любого феномена и его интерпретации, которые не подходят этому универсуму”[3] . Она осуществляется либо путем приписывания низшего онтологического статуса всем определениям, существующим за пределами символического универсума, либо попыткой объяснения всех отклоняющихся определений на основе понятий собственного универсума. Еще раз обратим внимание на разную реакцию общества на девиантность и маргинальность.

2.Преступность и маргинальность в современном обществе

В настоящее время масштабы преступности приняли размеры, угрожающие общественной безопасности в целом. Здесь несомненно большое влияние маргинальной среды. Подтверждением сказанного является то, что ухудшение качест­венных характеристик криминологической обстановки проявляется в интенсивном расши­рении криминогенной социальной базы за счет увеличения маргинального слоя люмпенизированных групп населения (безработных, бездомных и других категорий людей, находящихся по жизненному уровню за чертой бедности), особенно среди молодежи, а также среди несовершеннолетних. В 1998 г. из общего числа расследованных преступлений 10,3% были совершены несовершеннолетними и при их соучастии, 32,9% – лицами, ранее совершавшими преступления, 20,4% – в группе. Удельный вес преступлений, совершенных в состоянии наркотического и токсического опьянения, что характерно для молодежнойсреды, составляет 1,0%.

Маргинальность выступает благоприятной средой развития преступности. Как ни печально, прогноз преступности в мире, в его отдельных регионах и странах к началу третьего тысячелетия вызывает лишь справедливые опасения. Общая результирующая преступности в мире продолжит идти вверх в ближайшее время. Средний прирост ее может находиться в пределах 2-5% в год. К такому варианту прогноза приводит и экстраполяция имеющихся тенденций, и экспертные оценки возможной криминологической обстановки и мире, и моделирование причинной базы преступности будущего, и системный анализ всей совокупности криминологически значимых сведений прошлого, настоящего и возможного будущего[4] . Если говорить о России, то прогнозные оценки преступности характери­зуются в настоящем и будущем как весьма неблагоприятные.

С точки зрения криминологического анализа степени криминогенности маргинальности представляется важным учет того обстоятельства, что маргинальная среда является далеко не однородной. Многоуровневость маргинальности выражается прежде всего в следующем:

1.Маргинальность как явление свойственно российским условиям “переходного перио­да”. Этот уровень определяется пограничным состоянием общества на рубеже двух социаль­ных систем в условиях кризиса в экономике и социально-политических образованиях, в результате чего происходит разрушение различных структур общества и формирование новых, обладающих определенной нестабильностью. Маргинальность этого уровня, обусловленная комплексом факторов внешнего, общего для всей страны характера, детер­минирует Маргинальность более низкого уровня, характеризующую состояние социальных субъектов, оказавшихся в промежуточном состоянии и определяемую факторами не только объективного, но и субъективного характера. Порожденные указанными противоречиями социального устройства, такого рода маргиналы еще не представляют криминогенной опасности.

2.Маргинальный статус следующей группы является источником невротических симтомов, тяжелых депрессий и непродуманных действий. Такие группы выступают в принципе объектом социального контроля институтов социальной поддержки.

3.Для некоторых слоев маргиналов характерно то, что у них постепенно вырабатывается особая система ценностей, которой нередко присущи глубокая враждебность к существующим общественным институтам, крайние формы социальной неприспособленности и неприятие всего существующего. Они, как правило, склонны к упрощенным максималистским решениям, проявляют крайний индивидуализм и эгоизм, отрицают любые виды организованности и близки к анархизму в своих ориентациях и поступках. Такие группы маргиналов еще нельзя отнести к криминальным, хотя некоторые предпосылки этого уже зарождаются.

4.Предкриминальные группы маргиналов характеризуются неустойчивостью поведения и поступков, а также нигилистическим отношением к закону и правопорядку, они как правило, совершают мелкие аморальные поступки и отличаются дерзостью поведения. По существу они образуют тот “материал”, из которого могут формироваться лица и группы с криминальной направленностью.

5. Лица с устойчивой криминальной направленностью. У такого рода маргиналов уже полностью сформировались стереотипы противоправного поведения и они част совершают правонарушения, крайней формой которых являются различного рода преступления. В их речи заметное место занимает уголовный жаргон. Их действия сопровождаются особым цинизмом.

6. На нижней ступени приведенной классификации маргиналов стоят лица, отбывшие уголовное наказание, утратившие социально-полезные связи среди родственников, знакомых, сослуживцев и т. д. Они встречают трудности при устройстве на работу и в благожелательном отношении к ним семьи и близких людей. Их можно с полным основанием отнести к разряду “изгоев”. Оказание реальной социальной защиты в этом случае затруднено, хотя при определенных условиях весьма возможно.

Подход к решению проблемы маргинальности в обществе должен основываться на том, что маргинальность рассматривается прежде всего как объект контроля и управления на общегосударственном уровне. Ее полное решение связано с выходом страны из кризиса и стабилизацией общественной жизни, формированием устойчивых, нормально функционирующих структур, что реально делает эту перспективу отдаленной. Тем не менее общественные интересы диктуют необходимость общественно приемлемого разрешения проблемы маргинальности с помощью целенаправленного управленческого воздействия на различные группы факторов, детерминирующих это явление на конкретных, локальных уровнях.

Заключение

Обзор истории и развития термина “маргинальность” в западной социологии позволяет сделать следующие выводы. Возникнув в 30-е годы в США как теоретический инструмент для исследования особенностей протекания культурного конфликта двух или более вступающих во взаимодействие этнических групп, концепция маргинальности утвердилась в социологической литературе и в последующие десятилетия в ней обозначились различные подходы. Маргинальность стала пониматься не только как результат межкультурных этнических контактов, но и как следствие социально-политических процессов. В результате достаточно четко выделились совершенно различные ракурсы понимания маргинальности и связанных с этим комплексов причинноследственных процессов. Их можно обозначить ключевыми словами: “промежуточность”, “окраинность”, “пограничность”, по-разному определяющих основные акценты в изучении маргинальности.

В целом в изучении маргинальности можно выделить два основных подхода:

– изучение маргинальности как процесса перемещения группы или индивида из одного состояния в другое;

– изучение маргинальности как состояния социальных групп, находящихся в особом маргинальном (окраинном, промежуточном, изолированном) положении в социальной структуре как следствия этого процесса.

Своеобразие подходов к исследованию маргинальности и понимания ее сущности во многом определяются спецификой конкретной социальной действительности и тех форм, которые данное явление в ней приобретает.

Депривацию и социальную и пространственную дистанцию, недостаточные организационные и конфликтные способности как определяющие черты окраинного положения. Особенно подчеркивается тот факт, что окраинные группы легитимируются как объекты официального контроля и определенных институтов. И хотя признано существование различных видов маргинальности и различных причинных связей, все же существует единодушие в том, что только в незначительной части они сводимы к индивидуальным факторам. Большинство видов маргинальности образуются из структурных условий, связанных с участием в производственном процессе, распределении дохода, пространственном размещении. Многие находящиеся на краю люди ограничены в том, чтобы жить в соответствии с общими представлениями и общими стандартами (например, бездомные). Существует также определение маргинализации как консервативного метода социальной политики.

Маргинальность в современной России вызвана массовой нисходящей социальной мобильностью и ведет к нарастанию социальной энтропии в обществе. Маргинализация становится главной характеристикой состояния современной социальной структуры российского общества, определяющей все остальные черты классогенеза в России. В рамках собственно социологического подхода проблема маргинальности затрагивалась и исследовалась чаще всего фрагментарно. Социологический подход выделяет в ней прежде всего те стороны, которые связаны с изменениями в социально-экономической структуре, с трансформацией субъектов общественной жизни в новые.

Подводяитог многообразию современных взглядов на проблему, можно сделать следующие выводы. В начале 90-х годов явно растет пристальный интерес к этой проблематике. При этом сказались и отношение к ней как к теории, свойственной именно западной социологии, и публицистическая традиция.

Ко второй половине 90-х годов складываются основные черты отечественной модели концепции маргинальности. Интересные и разнонаправленные усилия разных авторов, увлеченно работающих в данном направлении, привели к некоторым консолидированным характеристикам во взглядах на эту проблему. Центральным пунктом в смысловом определении понятия становится образ переходности, промежуточности, что отвечает специфике российской ситуации

Список литературы:

– Рашковский Е. Маргиналы / 50/50. Опыт словаря нового мышления. М., 1989.

– Стариков Е. Маргиналы и маргинальность в советском обществе/ Рабочий класс и соврем. мир. 1989. № 4.

– Стариков Е. Маргиналы или Размышления на старую тему: “Что с нами происходит” / Знамя. 1989. № 10.

– Стариков Е. Маргиналы / В человеческом измерении. М., 1989.

– Навджавонов Н. О. Проблема маргинальной личности: постановка задачи и определение подходов/ Социальная философия в конце ХХ века. Деп. рук. М., 1991.

– Стариков Е. Социальная структура переходного общества (опыт инвентаризации)/ Полис. 1994. № 4.

– Каганский В. В. Вопросы о пространстве маргинальности / Новое литературное

Обозрение. 1999. № 37

– Голенкова З. Т., Игитханян Е. Д., Казаринова И. В., Маргинальный слой:феномен социальной самоидентификации //Социол. исслед.1996.№8

– Голенкова З. Т., Игитханян Е. Д., Процессы интеграции и дезинтеграции в социальной структуре российского общества // Социол. исслед. 1999. № 9.

– Попова И. П. Новые маргинальные группы в российском обществе (теоритические аспекты исследования)// Социол. исслед.1999.№7.

– Галкин А. А. На изломах социальной структуры. М., 1987.

– Попова И. П. Маргинальность. Социологический анализ. М.,1996.

– Садков Е. В. Маргинальность и преступность // Социол. исслед. 2000. № 4.

– http :// www. gumer. info / bibliotek _ Buks / Sociolog / Margin…

[1] Американский социолог, один из основателей чикагской школы Роберт Эзра Парк (1864-1944 гг.) впервые употребил его в своем эссе “Человеческая миграция и маргинальный человек ” , посвященном изучению процессов в среде иммигрантов.

[2] Социология: 2 том: Социальная стратификация и мобильность. Добреньков В. И., Кравченко А. И.

[3] Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М.,1995,С.187.

[4] Лунеев В. В. Преступность в XIX веке // Социол. исслед.1996.№7.С. 93,95


Маргинальность в современном обществе