Метафизика Богочеловечества Владимира Соловьева

Метафизика Богочеловечества Владимира Соловьева

Владимир Соловьев родился 16 ноября 1853 года в Москве в семье знаменитого русского историка, профессора Московского университета Сергея Михайловича Соловьева.

Владимир Сергеевич Соловьев – крупнейший русский философ, заложивший основу русской религиозной философии, наша национальная гордость, философ “масштаба Канта и Гегеля”. Именно ему Россия обязана философско-религиозным ренессансом начала века.

Его ученики и последователи, цвет русской философской мысли, изгнанные из России в 1922 году, активизировали культурную жизнь Запада, повлияли на формирование новых западных философских течений. Корни феноменализма, экзистенционализма, персонализма в отечественной философии.

Труды же В. С. Соловьева, умершего в 1900 году, не издавались. Имя его вспоминалось долгие годы лишь “в контексте очередной хулы”.

Знакомство с его трудами актуально в наше время, так как служит, во-первых, делу духовного возрождения народа, развитию эрудиции учащейся молодежи и утверждению национальной гордости на основе осознания гигантских возможностей и избранности представителей нашего народа в области мыслительной деятельности, во-вторых, и наконец, это покаяние перед соотечественником, имя которого так незаслуженно очернили и предали забвению. В то время как он заслуживает самого глубокого уважения, искреннего восхищения и благодарной памяти.

Творчество Соловьева настолько фундаментально, насколько и многоаспектно. Характерной чертой его философской системы было стремление к исчерпывающему познанию действительности как целого и конкретность метафизических концепций. Основное значение центрального в философии Соловьева понятие “всеединство” – это единство человечества в Боге, т. е. “богочеловечество”. Данная статья имеет целью рассмотреть в контексте философских воззрений Соловьева идею “богочеловечества”, то, как оно понималось и трактовалось им.

Основу исторических построений Владимира Соловьева составляют преимущественно работы 1870-х годов. Эти сочинения проникнуты чистейшим идеализмом. Сердцевиной же философских воззрений Соловьева является его произведение “Философские начала цельного знания” (1877). В этом сочинении он пишет, что мир и любая его часть устроены таким образом, что в них различаются три состояния – безличная воля (или просто сила, потенция), конкретное словесное выражение этой воли (идея) и, наконец, ее воплощение. На уровне глобального устройства мира это деление выглядит так: сущее (Бог, безличная божественная воля), понятийное выражение сущего в виде сущности (идея) и воплощение божественной воли в бытии (природа). Эти три составляющие мироздания, по Соловьеву, в свою очередь также имеют соответствующее деление (см. схему 1.).

Сущее Сущность Бытие

Дух Ум Душа

Благо Истина Красота

Воля Представление Чувство

На основе этой схемы Владимир Соловьев в работе “Чтения о богочеловечестве” (1880) изложил свои метафизические взгляды. По мысли Соловьева, мир есть проявление божественной воли, где все воплощает собой ту или иную идею Бога. И несовершенство мира в том, что каждая сущность (идея), получившая от Бога бытие, не обладает его всеединой волей, а только волей собственной. Таким образом, все эти сущности есть отдельные души. В идеале же они должны соединиться и стать Софией – мировой душой, которая тоже является божественной ипостасью, конечным выражением Бога. “…Стремление божественного начала к воплощению идеи, – пишет философ, – делается его стремлением к соединению с мировой душою, как обладающею материалом для такого воплощения, и, в свою очередь, стремление мировой души к реализации единства в ее материальных элементах становится стремлением к божественному началу, как содержащему абсолютную форму (время и пространство. – О. С.) для этого единства”[1] . Таким образом, Соловьев называет три ипостаси Бога – дух как абсолютная потенция, идея (Логос, или Слово) и душа. В соответствии с этим понимается и христианский символ Троицы: Бог-отец – безличная божественная воля, Бог-сын, или Логос – ее выражение и Святой Дух, или София – мировая душа (см. схему 2).

Т р и а д а б о г а

Отец Сын Святой Дух

Безусловное первоначало. Вечное и адекватное Дух возвращающейся к

Дух самосущный. проявление сущего. себе и тем замыкает круг

Абсолютная субстанция. Слово первого. божественного бытия.

Дух совершенный или

законченный.

Каково же место и значение человека в этой системе?

Человек связан с двумя мирами – природным и божественным. В первом он существует, вышел из него. Ко второму стремится всю жизнь, живя в религии, познавая путь к Богу. В этом и состоит сущность человека и его предназначение.

“В человеке, – пишет Соловьев, – мировая душа впервые внутренне соединяется с божественным Логосом в сознании как чистой форме всеединства. …Все остальные существа… имеют в себе лишь одно начало природное, материальное, божественная же идея есть для них лишь… внешняя форма бытия, которой они подлежат по естественной необходимости, но которую… не сознают…” Итак, человек, по В. С. Соловьеву, – венец мироздания, а значит с появлением человека развитие мироздания неразрывно связано с человеческой историей. И ее смысл, по мнению философа, заключается в обожествлении человека и человечества. Обожествление отдельно взятого человека Владимир Соловьев описывает с помощью теории познания. В человеческом познании он также видит три составляющие – волю, представление и чувство. Человеческое сознание, согласно его построениям, обладает некой безличной волей, силой, направленной на представление о любом предмете, а эмоциональная реакция на это представление есть чувство. Все три этапа – одновременные процессы, все три понятия неразрывны в реальном мышлении. Свою гносеологию Соловьев назвал органической логикой и подробно изложил ее в уже упомянутой работе “Философские начала цельного знания”[2] . Органической эта логика названа им потому, что все звенья в цепи рассуждения имеют в своей основе именно волю как жизненное начало. И воля эта всеедина. Человеческая воля – часть общей божественной воли, которую Соловьев еще именует положительным ничто. Таким образом, все человеческое бытие, трактуемое с помощью названных трех понятий, есть воплощение Бога, или истинно-сущего.

Совершенное человечество – это не природный человек как явление, не единичное эмпирическое существо и не человечество, как оно реально существует на земле, а “всечеловеческий организм”, человечество как вечная идея. Именно эта вечная идея человечества есть, по Соловьеву, София – Вечная Женственность, вечно заключающаяся в божественном существе. Свободное единение божества с человечеством Соловьев видел в значении теократии и боговластия:

“Бог всесторонний ищет и обладание совершенного … которое основывается не только на силе и праве обладающего, но и на доброй воле и самодеятельности обладаемого. Для такого совершенного обладания Божия, или истинной теократии – она же есть и ощущение любви божией, – нужно существо способное быть и пребывать во взаимодействии с Богом ради полнейшего соединения с Ним”[3] . И такой человек явился. После долгого противопоставления Запада и Востока. Где первый утверждал, что совершенный человек может быть только в соединении с Богом, а второй, Восток, что совершенное Божество, открывающееся ему лишь в состоянии отрешенности, может обнаружить свое совершенство в совершенном человеке. Во Христе нашли себя и запад и восток. С рождением христианства произошло слияние и западной и восточной культур. Объединение человечества состоялось как внешне – во всемирной империи, так и внутренне – во вселенской церкви.

“Вселенская религия призвана соединить эти две тенденции в их истине, познать и осуществить Единое, Абсолютное начало (hencaipan)[4] “.

Рассмотрим подробно восточную и западную тенденции:

“Это единство и абсолютная простота – есть первое определение абсолютного начала, под которым оно было познано Востоком, и, так как религиозный человек всегда желает стать как его Бог и этим путем соединяется с Ним, постоянным стремлением Восточных религий было заставить человека отвлечься от всякой множественности, от всех форм и, таким образом, от всякого бытия. Но абсолютное начало есть начало всякого бытия; единое есть начало всей множественности, простое – начало сложного, чистое от всех форм производит их все. Таким образом, те кто хочет познать его как единство (hen), познает его на половину, и их религия как теоретическая, так и практическая, остается не совершенной и бессильной. Таков общий характер Востока. Западная тенденция, наоборот, в том, чтобы пожертвовать абсолютным и субстанциональным единством множественности форм и индивидуальных характеров, так что они не могут понять единство церкви, их государства и их общества”[5] .

С точки зрения единства, В. С.Соловьев представляет христианство как религию, вобравшую в себя суть дохристианских религий, но обладающий специфической особенностью – признание “Христа только Христа”.

Развитие религиозного сознания до христианства представляет ряд этапов: пессимизм и аскетизм (буддизм) – отрицательное отношение к природе и жизни; идеализм (признание идеального мира вне реального. Платонизм.); монотеизм ( признание безусловного начала как субъективного. Иудейство.); определение божественного начала как триединого бога (Александрийская теософия). Все эти этапы религиозного сознания вошли в христианство, соединились воедино: аскетическое начало (мир во зле), идеализм (царство небесное за пределами земного), христианство по существу монотеистично и учение о триедином боге впервые стало открытым религиозным догматом.

В христианстве этапы стали частью его но не характеристикой. У христианства свое собственное содержание и по этому оно не стало очередной недействующей в жизни системой. И новое содержание это Христос, трактование которого позволило христианству выступить как новой мировой силе, совершивший мировой исторический переворот.

В настоящее время взгляд на Христа не однозначен. Мир протестантский признает сущность христианства не в Христе самом, а в его учении. Если “люби ближнего как самого себя” христианское учение нравственного характера, то оно встречается и в индийском религиозном учении – проповедование любви и милосердия ко всему живому. Учение Христа о Боге как отце – существе благом и любящем – это тоже не специфика христианства. В персидской религии культивируется представление о верховном боге, как отце благом и любящем.

Следовательно, единственным, специфическим в христианстве остается учение Христа о Себе Самом, указание на Самого Себя, как живую воплощенную истину.

Что же представляется под именем Христа как жизни и истины? Вечный Бог осуществляет Себя, осуществляет свое содержание, т. е. осуществляет все. Это противоположно пониманию Бога как сущего, как безусловного и выступает по отношению к нему как множественность. Но множественность – содержание безусловного Единого, где единство осиливает множественность и сводит его к себе – Единству, а это Целое. Реальное Целое – живой организм. Это значит, что бог осуществляет свое содержание (мы говорим о духовном, а не вещественном) в организме божественном. Элементы его исчерпывают полноту бытия. В этом его универсальность. Но универсальность на столько специфическая, на столько отлична от других, что уже в этом несет в себе индивидуальность.

Так что организм универсальный, выражающий безусловное начало (Бога), есть по существу существо индивидуальное, т. е. осуществленное выражение безусловно сущего – Христа.

Сущностное отличие человека от всего сущего – способность к познанию, которое подразумевает деятельность и становится главной чертой этой деятельности, т. е. познание побуждает деятельность и становится барометром этой деятельности. Активное начало – ” Мировая душа” – по Соловьеву – субъект всех изменений, происходящих в процессе познания, и энергию природный мир, в том числе человек, получает от Мировой Души, импульс к деятельности которая, в свою очередь, через идею всеединства – “Софии – Мудрости” – получает от Абсолюта (Бога).

В этом диалектическом подходе к действительности В. С.Соловьев осмысливает познание на основе Идеи как формы существования цельной мысли. Это дает возможность сбалансировать необходимость логической мысли конкретного индивида (да и всего человечества) – “необходимый момент” в природной жизни человека “отвлеченные знания” – с принципом богооткровенности христианского вероучения. А оно предполагает Абсолют и его волю. Но В. С.Соловьев критически относится к Абсолюту. Разделяя общехристианский взгляд на природу как творение божье, не признает его совершенство. Он говорит, что мир это не только творение Бога, но и творение связующего звена – Софии-Мудрости – основы и сущего, осуществляющей общность Бога, мира, человека.

Механизм их сближения раскрывается в философском учении В. С.Соловьева через концепцию богочеловечества. Реальный мир – это тело божье, воплощение абсолютно сущего, материя божества, субстанция премудрости Бога, проникнутая началом божественного единства. Человек же “центр всеобщего сознания природы” и мессианское призвание его по отношению к природе от Бога заложено в его сознании как форма всеединства. Отсюда историзм мировой цели – Единства Бога и вне божественного мира, возглавляемого человеком.

Производное единство, осуществленная идея (София) – это идеальный человек вечно заключенный в Христе (вечный духовный центр вселенского организма) есть второй Адам. Если Первый Адам заключает в себе все природное человечество, то Второй Адам – это индивидуальное существо, но вместе с тем и универсальное, врожденное, духовное человечество, родившийся для реального спасения человечества, для избавления его от власти злой силы. Положительная сила это божественное начало и в пользу его человек отказывается от воли и эгоизма. Он становится Человеком Богом. Но так может быть только в безусловной целости

Человека, т. е. человечества в целом, то человек-бог есть Вселенская Церковь.

Проблема любви во все времена и у всех народов была в центре философской мысли. В России глубокое теоретическое осмысление “любви” было сделано именно В. С.Соловьевым. Он возвел Любовь в ранг универсального вселенского Начала. “Без любви нет ни жизни, ни смысла существования, ни Бога, ни Человека”.

Арсений Гулыга в предисловии к первому переизданию трудов В. Соловьева назвал “миросозерцание Соловьева философией Любви”. Стихи Соловьева подтверждают это:

Смерть и Время царят на земле, –

Ты владыками их не зови;

Все, кружась, исчезает во мгле,

Не подвижно лишь солнце любви.

В. Соловьев решил грандиозную философскую задачу – всестороннее обоснование космической сущности любви. Труд его “Смысл любви” – изложение сути учения философа: в предписанных высшими космическими законами требуется такое сочетание двух данных органических существ, которое создало бы одну абсолютно идеальную личность, способную в своей абсолютной целостности преодолевать эгоизм, от природы присущий всему живому, особенно человеку. Это “пафос любви”. Он ничего не имеет общего с продолжением рода, особенно когда удовлетворяется эгоистичная потребность личного чувственного наслаждения. И не имеющие никакого отношения к продолжению рода Любовь Данте к Беатриче и Петрарки к Лауре ( эпоха возрождения) являющимися образцами “пафоса любви”. Примеры породившие в жизни человечества подвиги возвышенного, интеллектуального, личностного. Отталкиваясь от “пафоса любви” Соловьев дает всестороннее обоснование космической сущности любви. Человеку только кажется, что он источник “Эроса”, на самом деле он имеет вселенско космическое происхождение. “Эрос” (сексуальная энергия) рассеяна в “…звездно-вакуумном и информационно-энергетическом мире, взаимодействуя в прямом смысле со вселенной. Конкретные индивиды – мужчины и женщины – лишь временно аккумулируют и ретранслируют то, что в природе существует извечно”.

Космизированный образ любви получает у Соловьева образ “вечной женственности”, символе Софии – Премудрости Божьей, которая лучезарным светом разливается по всей вселенной. В отличие от философского “всеединства” София-Премудрость доступна только исключительным в чувственном восприятии людям и только в момент экстаза. Соловьев трижды за свою жизнь соприкоснулся с ней: в юности 9-ти летним отроком, в Британском музее, откуда по ее зову сорвался в Египет, и в пустыне, чуть не погибнув от бедуинов. Он увидел яркий свет, сливавшийся с зарей, неподвижные, полные огня очи и их сияние, как первые лучи зари идущего дня.

Софийность как символ любви к Богу, Миру, Человеку всегда была знаменем русского народа. Слиться с образом Богородицы – Пречистой Девы Марии, избравшей Россию своим домом, она и сейчас обогревает сердца русских, вселяет надежду на защиту. Софийские соборы – главные храмы в главных городах древней Руси – Киеве и Новгороде – навечно закрепили своей и рукотворной и “…нерукотворной красотой покровительство и сбережение со стороны высших космических начал, воплощенных в Софии-Премудрости[6] “.

Абсолютное начало – Бог – как всеединство придает миру характер завершенной органической системы. Та же самая внутренняя связь существующая богом и миром имеет место во всех других положительных проявлениях существования. Цельное познание реальности в целом приводит не только к религиозному, но и христианскому мировоззрению, которое зиждется на учении о богочеловечестве, т. е. о божестве и человеке, воплощенных во Христе. История такого воплощения “естественно завершается личным соединением живого Бога со всем существом человека – с разумной душой и материальным телом”.

Соловьев считал, что абсолют является всеединством, которое есть, а мир всеединство в состоянии становления. Мир содержит в себе божественный элемент (всеединство) в потенции как идею. Однако он содержит также небожественное – естественный, материальный элемент, в силу которого частное не есть всеединое. Однако частное стремится к всеединству и постепенно достигает этой цели, объединяя себя с богом. Этот процесс установления всеединства является процессом развития мира.

Установление в мире тесного единения мира с богом и достижение совершенной гармонии возможны лишь на основе взаимной любви бога и существ. Существа способны к свободному союзу с богом, а, следовательно, свободны, разумны, преисполнены к совершенству. Существо (человек), во-первых, “добровольно покоряется действию Божию как верховной власти, затем оно сознательно принимает это действие Божие как истинный авторитет, и, наконец, оно самостоятельно участвует в действии Божием или входит в живой совет с Богом”.

По Соловьеву, все народы и расы суть органы в организме богочеловечества. Каждый народ по-своему служит задаче христианской религии – “объединить весь мир в одно живое тело, в совершенный организм богочеловечества”.

Итак, богочеловечество – это вершина всего мира, тотально устремленного к Богу, где София раскрывается с наибольшей полнотой. Когда мир победит в себе своеволие окончательно или Божественное начало мира раскроется в нем до конца, Бог восстановит всех в изначальной святости и вступит с ними в живое и непосредственное общение. Но победит ли мир в себе своеволие? Остается главным вопросом и хочется верить в это.

Список используемой литературы

1. Гайденко Г. П. Владимир Соловьев и философия серебряного века – М., 2001., 472с.

2. А. Ф. Лосев “Владимир Соловьев и его время” – М., 2000., 613с.

3. Соловьев В. С. Россия и Вселенская Церковь – Мн, 1999.,1600с.

4. Соловьев В. С. Сочинения: в 2 т.- М., 1988, т.2, 314с.

5. Соловьев В. С. Сочинения: в 2т. – М., 1989. т.2.,136с.

6. Соловьев В. С. Чтения о Богочеловечестве-СПб, 2000., 384с.

[1] Соловьев В. С. Сочинения: в 2т. – М., 1989. т.2, 136с.

[2] Соловьев В. С. Сочинения: в 2 т.- М., 1988, т.2, 314с.

[3] Соловьев В. С. Россия и Вселенская Церковь – Мн, 1999., 1600с.

[4] Гайденко Г. П. Владимир Соловьев и философия серебряного века – М., 2001., 472с.

[5] А. Ф. Лосев “Владимир Соловьев и его время” – М., 2000., 613с.

[6] Соловьев В. С. Чтения об Богочеловечестве-СПб, 2000., 384с.


Метафизика Богочеловечества Владимира Соловьева