Метод отдельного случая кейс стади и его использование в практике со

Тема:

Метод отдельного случая (кейс-стади) и его использование в практике социальной работы

Содержание:

Введение

1. Стратегия кейс-стади и ее применение в социальной работе

2. Использование кейс-стади в практике социальной работы

2.1. История изучения отдельного случая (история семьи)

2.2. Методика социальной работы с семьей группы риска

Заключение

Список литературы

Введение

Для изучения низкого уровня социальной политики, где оперируют такие агентства и авторы, как социальные службы и социальные работники, полезно использование кейс-стади. Отличительный признак данного исследования – скрупулезное внимание к деталям, рассмотрение особенностей какого-либо процесса или института посредством включенного наблюдения, глубинных интервью, анализа документов. Применяемые в изучении внутренней жизни учреждений, эти инструменты сбора данных подразумевает аналитический интерес к структурам повседневной жизни, организационной культуре во всей совокупности ее проявлений. Принципиальное отличие этой методологии – в той сокращенной дистанции между “своим” и “чужим” миром, между социологом и информации исследования, основой доверия и благожелательного отношения со стороны членов сообщества. Заметим, что такие исследования проводятся на одном объекте – случае (case), каким является некое сообщество, отдельно взятое социальное явление, класс действий или область деятельности. Изучение случая опирается на выделение частных единиц для анализа – личных биографий, отдельных предприятий, населенных пунктов, типов потребления или трудовой деятельности.[1]

Целью работы является проведение углубленного изучения метода отдельного случая (кейс-стади) и его использование в практике социальной работы.

Целью исследования предопределены следующие задачи:

1. Изучение стратегии кейс-стади и ее применение в социальной работе.

2. Рассмотреть возможность использования кейс-стади в практике социальной работы на примере семьи.

1. Стратегия кейс-стади и ее применение в социальной работе

Отчет по различным типам кейс-стади содержит описания и рекомендации, основа которых – не расчет уровня доверия к данным, а представление спектра событий, типов социальной практики, способов социального взаимодействия. С учетом специфики этих полевых практик особенностей представления результатов сложилась определенная система увеличения надежности данных, известная под термином “триангуляция”[2] . В качественной социологической методологии имеется в виду исследование повторной и параллельной проверки надежности полевых материалов, а также такие способы сбора и анализа полевых материалов, когда в группе обязательно присутствие исследователей разного пола, расы, возраста, чтобы избежать односторонних интерпретаций, вызванных возможными предубеждениями участников исследования.

В литературе представлены различные типы кейс-стади. Например, Л. Стенхауз выделяет эвалюаторное (направленное на оценку эффективности), образовательное и этнографическое кейс-стади. Р. Йген предлагает свою классификацию, в которой называет такие типы, как аналитическое (объяснительное) и описательное кейс-стади. Описательная стратегия заключается в поиске ответов на вопрос “как”, и задача состоит в подробном описании некоторого социального явления или института. В свою очередь, объяснительная стратегия призвана найти ответ, на вопрос “почему” осуществить поиск причин и факторов, оказывающих влияние на ситуацию. В этом случае кейс-стади не просто позволяет уточнить факты и упорядочить массу деталей, но способствует формулированию теории.[3]

Опираясь на кейс-стади и методы невключенного наблюдения П. Блау осуществил исследование организационных процессов, где продемонстрировал многие достоинства и недостатки этой методики. Он осторожно отметил, в частности, что несмотря на то, что выборка в таких исследованиях не является случайной и количество единиц исследования невелико, все же на основе сравнения данных, возможно сделать определенные обобщения по поводу деятельности формальных организаций.

Концепция кейс-стади опирается на определенные представления о природе случая и аналитическую стратегию, представляющую собой логический каркас для сбора и интерпретации данных. В качестве случая здесь предстают несколько социальных феноменов, каждый из которых обладает как уникальностью, так и достаточной степенью типичности. Кейс-стади – всегда динамическое балансирование между детальной описательностью, фокусирующейся на особенностях той или иной социальной практики, и стремлением выйти на объяснения более широких закономерностей.[4]

Какие случаи могут стать предметом анализа исследований социальной работы? В данной исследовательской области случай представляет собой отдельный фрагмент социальной реальности, рассматриваемый в пространственно-временном измерении и воплощенный в том или ином направлении социальной политики, организационном контексте определенного учреждения и действиях конкретных специалистов. Мы можем выбирать случаи в контексте места и времени, поэтому каждый из них имеет пространственно-временное измерение, а также отражает фокус исследования и уровень рассмотрения социальной проблемы.

Например, проблема социального статуса и социальной защищенности пожилых людей может рассматриваться как в сравнительно-историческом ключе, так и под “микроскопом” (здесь – и – теперь) в контексте конкретной организации. Через случай конкретной организации мы рассматриваем не только специфику и эффективность социальной политики, но и обобщает проблемы пожилых людей в современной России. Рассматривая школу-интернат для детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата в качестве такого случая, мы можем увидеть, как относятся к инвалидам в нашем обществе, откуда рекрутируются взрослые инвалиды в дома престарелых, а рассматривая социальную политику в отношении инвалидов, анализируем ресурсы и барьеры современной ситуации в этой области. Случаи не просто взяты в пространственно-временном контексте, они дают образ, метафору этого контекста.[5]

В исторической перспективе изучение социальной работы отражает конкретный временной срез со всеми его особенностями и свойствами. Здесь мы имеем в виду изменчивость социально-экономических обстоятельств, особенно ярко проявляющихся в условиях трансформационного периода, с одной стороны, а с другой тот факт, что любой момент в истории развития какого-либо института предстает отягощенным предыдущим опытом. Этот опыт влияет на настоящее и будущее развитие, включает в себя знания поколений людей, вовлеченных в деятельность данной институции, а также идеологии, практики работы, особенности организационной культуры.

Разрабатывает стратегию кейс-стади, необходимо изучать и давать обзор исторического среза проблемы. Изучение социальной политики должно стать одним из уровней анализа, в результате которого тот или иной “случай” помещается в определенный контекст. “Случай” социальной политики по отношению к семье, пожилым или инвалидам, позволяют, опираясь на конкретные факты, проанализировать те структурные элементы, которые “вплетаются” в живую ткань повседневного опыта людей.[6]

Одна из особенностей работы исследователя социальной службы в стратегии кейс-стади в том, что очень трудно сохранять актуальность исследования. Социально-исторические факты фиксируются и подвергаются систематической обработке и документированию, представляя материал для сравнения. В то же время работы в этой области, проведенные в других социальных службах, городах, могут противоречить друг другу по некоторым вопросам. Новые материалы и противоречия, расширяют границы изучаемой реальности, они позволяют обсуждать нововведения в политическом аспекте, с учетом уже выявленного контекст или предполагая свое видение ситуации. Однако важно учитывать особенности методологии кейс-стади современного общества и затруднения, связанные с попытками фиксировать постоянные социальные изменения.

Не менее важно географическое изменение “случая” в исследованиях социальной работы. Поскольку исследование обычно осуществляется в конкретном населенном пункте, оно может содержать указания на культурный и географический контекст. Многое в развитии социальной политики в регионе зависит от приоритетов местной власти-губернатора, групп политических или экономических интересов, отдельных руководителей ведомств, корпораций, а также экономического состояния региона. В одних регионах могут наличествовать традиционные системы соседской поддержки (современно отсутствующие в других). Традиционная роль сообществ может по-разному проявляться в городе и селе, различаются уровень жизни, содержание и способы формулирование социальных проблем. Особенности управления и социальной поддержки тоже проявляют себя по-разному. Все это задает специфический контекст, в котором развивается социальная работа, формируются определенные типы профессиональных качеств организационной культуры.[7]

2. Использование кейс-стади в практике социальной работы

Изучение и составление истории семьи-клиента – одна из главных составляющих технологий патроната. Описанный ниже метод изучения истории отдельного случая семейной жизни можно правомерно назвать аналитико-преобразующим и действенно преобразующим, базирующим не на априорной и заведомой стигматизации семей групп особого риска, а на эмпирических данных.

Прежде чем непосредственно приступать к проведению социальной работы с семьей в рамках патроната, следует хорошо узнать ее ситуацию, характер проблем, природу их возникновения. Именно эта ситуация и эти проблемы то есть сама семья как случай, то положение, в котором она оказалась, личностные особенности ее членов, а на методы, на которые ориентированы специалисты и в которых находят выражение их профессиональные интересы, определяют избираемые по отношению к ней подходы.

Изучение истории семьи или истории того или иного случая прямо направлено на раскрытие целостной сущности семейного неблагополучия. Описания отдельных случаев и историй семейной жизни клиентов патроната представляют социальным работникам возможность достаточно точно придерживаются тенденций, которые определяют подходы к их изучению. Первый подход в таких описаниях связан с проблемами понимания своеобразия случая. Второй – с необходимостью объяснения этого своеобразия для себя и для других, которое относится к “пониманию” как реальное переживание того или иного события относится к сухим рассуждениям о нем.[8]

Статус объективности каждого случая семейной жизни обеспечивает подход, при котором после подробного описания, свидетельствующего о знании понимании всего случившегося с человеком (семьей – клиентом), следует объяснение, интерпретация, анализ того, почему и как это могло произойти.

Составление и анализ истории семьи требует от социального работника использования целого ряда следующих друг за другом действий.

1. Знакомство с тем жизненным материалом, который уже имеет у учреждения о семье, сбор всех необходимых дополнительных данных об интересующих службу феноменах, формах и особенностях протекания семейных процессов.

2. Построение соответствующих гипотез (предположений) о внутренних механизмах и причинах процесса аномального развития семьи, базирующихся на обобщении всех сведений о семье.

3. Обеспечение условий, необходимых для проверки сделанных гипотез (в процессе формирования межличностных отношений с клиентом для доверительного и откровенного разговора о социально неодобряемых сторон жизни).

4. Создание целостной социально-психологической модели, в которой были бы обобщены полученные при проверке гипотез, результаты рассмотрения отдельных сторон и механизмов патологического развития изучаемой семьи.

5. Поиск возможностей применения созданных гипотетических моделей на практике, то есть в процессе взаимодействия с членами семьи, воздействия на них, оказания им помощи.[9]

2.1 История изучения отдельного случая (история семьи)

В качестве примера приведем историю семьи Михайловых и методику работы специалиста с данной семьей.

Семья – полная, многодетная. Отец и мать только перешли 30-летний рубеж. В семье трое детей. Две девочки – Яна(9лет) и Женя (5лет). Сын Максим (8лет). До того как появились в городе, жили в д. Маянга у матери отца, после смерти которой фактически лишились и средств существования, и жилья. Город как постоянное место жительства выбрали потому, что в нем жила бабушка по материнской линии, которая тоже умерла спустя три года после их переезда из Маянги. Остались в 2-х комнатной квартире, которая досталась по наследству.

Отец нигде не работает. Все попытки устраиваться кончались неудачами. Больше месяца ни на одном месте он не задерживается. Причина – низкая квалификация, а главное, прогулы, неподчинение требованиям трудовой дисциплины. Никакого рвения по поиску работы не проявляет. Любимое занятие в любое время года – рыбалка. Но прокормить за счет этого семью невозможно, хотя сам Михайлов уделяет своему хобби большую часть жизни.

После рождения младшей дочери мать длительное время тоже не работала. Последние полгода устроилась техничкой в магазин. Зарплата низкая. В этой связи семья живет в основном за счет детских пособий.

Хронически недоедая, дети ходят по соседям, выпрашивая все, что дадут. В ближайшем районе они всем уже надоели, и никто ничего давать не хочет. А потому дети постоянно озабочены поиском новых мест, где их пока никто не знает и где иногда что-то подают. Лишенные чувства меры, дети и на новом месте теряют завоеванные симпатии, начиная исправно ходить туда, как на работу, пока их окончательно не отвадят.

Мать, понимая, что дети действительно часто бывают голодными, а дать им оказывается нечего, выпроваживает их “погулять”. Узнав от соседей, что они снова “просили”, отец всячески старается продемонстрировать свое возмущение, устраивая публичные побои.

В конце лета и сентябрь мать в магазине не работает, берет отпуск за свой счет. Оба родителя надолго уходят в ближайшие леса на сбор грибов, а также “посещают” чужие дачные участки. Пропадают по двое-трое суток независимо от погоды. Часто с ними отправляются Максим и Яна. Младшая Женя остается одна, представленная сама себе с теми остатками продуктов, которые остались. Возвратившись и перебрав собранное, тут же везут на базар. Это дает определенный доход и некоторую финансовую передышку. И все же деньги уходят быстро. Семья задолжала всем соседям, торговцам на рынке, продавцам в магазинах и ларьках.

Несмотря на всю несуразность жизни, Михайловых в районе жалеют. Особенно, жалеют детей, и еще – мать. Это молодая женщина само по себе – добрая, безотказная и достаточно трудолюбивая. Собственно на ней все пока кое-как и держится. Детей она по-своему любит, старается приласкать, одеть, но полностью находится под пяткой у мужа. Не проходит и полгода, чтобы она не сделала очередного аборта или у нее не произошел выкидыш.

Что касается отца, то его окружение не любят, призирают за тунеядство, жадность, пьянство, никчемность. Друзей у него нет. В свою компанию его не принимают даже местные пьяницы. Всегда всем недовольный, он тоже никого не любит и обо всех говорит только плохо. Во всех неудачах обвиняет жену и детей. Никогда не ходит голодный, у детей забирает последний кусок. Пьяным, что случается регулярно, очень страшен. Вообще за бутылку готов ограбить и даже убить.

В школе Яна и Максим несколько раз уличались в мелком воровстве -денег и сладостей у одноклассников. В последнее время многие из соседей опасаются пускать их в квартиру, так как с поличным их ловили на этом неоднократно. По решению КДН Яну поставили на учет в милицию.

В этом рассказе о семье Михайловых воспроизведена в синтезированном виде наиболее типичная внешняя логика развития событий ее жизни, указывающая на принадлежность к группе риска и имеющая значение именно для установления над ней патроната.

2.2 Методика социальной работы с семьей группы риска

Ниже данная методика приведена как пример работы специалиста с семьей Михайловых.

План аналитической и интерпретационной работы с историей семьей Михайловых:

1. Схематическое изображение общей картины семейного случая.

2. Анализ семейных систем (моделей);

3. Вычленение наиболее важных проблем каждого члена семьи, их положения в семье. Вопросы к различным системным моделям.

4. Моделирование ресурсов и возможностей каждого из членов семьи (выдвижение гипотез).

Общая картина случая с подробной характеристикой членов семьи.

О М

30 лет 30 лет

Д1 Д2 Д3

О – отец, 30 лет:

– малообразованный, владеет несколькими рабочими профессиями, окончил ПТУ;

– коварный, злобный, тщеславный, жестокий;

– сентиментален, сексуален;

– работать и содержать семью не желает, полностью возложил эти обязанности на жену;

– паразитирует на детях;

– не приучен терпеть лишения и ограничивать свои потребности в соответствии с возможностями;

– пользуется у окружающих дурной славой, социальный статус очень низкий;

– труслив, боится любого, самого справедливого наказания, трепещет перед сильными, безжалостен со слабыми;

– склонен совершать преступления, когда заведомо известно, что за них не последует никакого возмездия;

М – мать, 30 лет:

– внешне очень сдержанна, тактична;

– владеет многими практическими навыками, охотно откликается на предложения заработать, используя эти навыки (шьет, стрижет всех соседей, малярничает, штукатурит и пр.), не требуя щедрых вознаграждений, довольствуется самым малым;

– в условиях отсутствия “всеобщего благосостояния” профессионально не востребована;

– зависима, приучена с детства к лишениям и послушанию (детдомовское и интернатское воспитание);

– эмоциональна, ласкова в обращении со своими детьми, любит животных;

– терпима к негативным поступкам мужа, часто сама может принять участие в его “подвигах” сомнительного, но некриминального характера, умеет тщательно их скрывать, не отличаясь многословием.

Д-1- старшая дочь, 10 лет:

– учится в 3-м классе, старается, дисциплинированная, в школе не дает себя в обиду;

– житейски развита, но интеллектуально заторможена;

– сознательно относится к совей роли старшего ребенка в семье, но не всегда ее адекватно интерпретирует, помогает во всем матери, беспрекословно подчиняется родителям, но, когда условия позволяют и все можно переложить на младших, охотно прибегает к этому приему;

– первая стала ходить по домам и попрошайничать, держа за руку сначала брата, а потом младшую сестру;

– постоянно озабочена проблемой что-то получить; доминирующая направленность – поиск источников подаяния, отсутствие чувства меры, желание приобретать про запас даже то, что в данный момент не нужно; ненасыщаемость, внешняя незлобивость в случаях отказа; в этом смысле отрицательно влияет на младших детей;

– отзывчива на просьбы, безотказна в оказании услуг окружающим, что, впрочем, тоже напрямую связано с готовностью и ожиданием получить за это положительное подкрепление, награду.

С – сын, 8 лет:

– учится во 2-м классе, старается, не замечен в нарушениях дисциплины;

– по дому имеет свои обязанности (уборка квартиры, присмотр за младшей сестрой, доставка воды из колонки, растопка бани и добыча дров);

– очень любит мать и панически боится отца, изо всех сил угождает ему, но отнюдь не испытывает при этом только положительные эмоции;

– тревожен, напряжен, зависим, завистлив;

– постоянно озабочен стремлением что-то получить даром, однако последнее время сам стал расчетливо искать способы заработать и заслужить желаемое;

– кроме появляющейся склонности к присвоению чужого не проявляет пока других общественно неодобряемых действий;

– при всей внешней незлобивости и покладистости очень ревнив и чувствителен к чужому благосостоянию и успеху.

Д -2 – младшая дочь, 5 лет:

– робкая, плаксивая, но открыта хорошему отношению;

– очень привязана к близким, однако отчетливо понимает, что отец в доме – источник многих неприятностей и даже конфликтов;

– активно используется старшими детьми для добывания подачек со стороны, постепенно все больше сама втягивается в это дело;

– не обладает в сравнении со старшими детьми в ее возрасте гигиеническими навыками, самостоятельностью, способностью к самообслуживанию;

– часто оказывается представлена сама себе, беспомощна, страдает фобиями (одна боится оставаться дома, страдает энурезом), из-за отсутствия обуви все лето до глубокой осени ходит босиком в любую погоду, а потому подвержена простудам, герпесу.

Жилищные условия семьи:

3-х комнатная приватизированная квартира, плохо и бедно обустроенная, со старой, собранной из разных мест, в том, числе и с улицы, мебелью, с окнами без всяких занавесок, с голыми, хотя и чистыми полами. Дети имеют свою отдельную комнату.

Материальное положение семьи:

-детские пособия;

-случайные сезонные заработки от “даров природы”

-нерегулярные заработки матери;

-небольшой огород;

-эпизодически получаемые продуктовые наборы и одежды “сэконд-хенд”, представляемые Михайловым как многодетной семье.

Анализ систем, на которые будет ориентирован патронат. Их количество.

Система №1. Ориентирована на семью.

О М

Д1 С Д2

Система №2. Ориентирована на родителей.

Вопрос: что будет, если:

– О так и останется таким?

– М станет сильнее отца?

– дети вырастут?

Вопрос к М:

-что тогда произойдет с вами?

-что случится со всеми и в том числе с детьми?

Система №3. Ориентация на детей.

Вопрос: что будет, если:

– Д1 станет еще сильнее?

– С станет большим и сильным одновременно?

– Д2 тоже станет сильнее?

Вопрос к Д1 и С:

-что тогда произойдет?

– что случится со всеми детьми?

– что случится родителями?

Принять решение по этим вопросам.

Система №4 Ориентирована на мать и детей.

Мать и все дети одинаково станут сильными или только дети, объединившись, станут сильнее, чем отец.

Вопросы:

– что тогда произойдет?

– что будет со всеми?

– что будет с отцом?

– что будет с детьми?

Социальный работник выбирает для работы одну и прежде всего интегрированную модель (система 1), включающую в себя работу с обоими родителями и детьми. Возможен, однако, выбор 4-ой модели, ориентированной на мать и детей, если выбор 1-ой степени окажется неэффективным.

Гипотезы, выдвигаемые по поводу потенциальных возможностей данной семьи и предлагаемой работы с ней.

Какие потенции могут сохраниться у отца и на что следует опираться в работе с этим человеком?

– Он проявляет силу и власть только с более слабыми, чем сам, и внимателен к оценке тех, кто кажется ему “сильным”.

– При желании (к сожалению, редко его посещающем) он способен выполнять любую работу и делает это хорошо.

– Он верен жене по-своему, эгоистически, но все же привязан к детям и хоть и на словах, но все же желает им добра.

– Когда есть возможность поправить финансовое положение, дошедшее до крайности, способен даже на некоторую самоотдачу ( по нескольку дней мужественно в любую погоду проводит в лесах, собирая в тяжелых условиях “дармовую” ягоду, грибы, которые потом, пользуясь только велосипедом, отвозит на приемный пункт, расположенный за несколько километров от дома)

Каков положительный потенциал матери в этой ситуации?

– Она добра, совершенно не агрессивна и не конфликтна

– Она ни на кого не перекладывает своей вины за положение детей, тяжело переживает и стесняется того, что дети заслужили статус попрошаек.

– Она трудолюбива и добросовестна.

– Она не знает, что кто-то может и хочет ей помочь, но после встречи со специалистами готова на общение со службой, принимает предложение сотрудничать.

– Несмотря на то, что она находится в полном подчинении у мужа, преспокойно паразитирующего за ее счет, она согласна включиться в работу над преодолением своих трудностей.

– Она готова к тому, чтобы и ее мужа включили в работу над семейными (его собственными и общими с ним) проблемами.

– Несмотря на страх и путь в одиночку в своих попытках что-то сделать для семьи, детей она понимает, что семейная ситуация неблагоприятна и ее нужно менять.

– Преданность семье, детям, которые она демонстрирует, производят благоприятное впечатление и заслуживают признания.

Каков потенциал старшей дочери?

– Очень привлекает то обстоятельство, что ей нелегко соответствовать своему статусу “старшей” и “большой” под перекрестным огнем негативных оценок своей семьи со стороны окружающих. Несмотря на это, она умеет владеть собой, оставаться веселой, отчетливо осознавать и свои проблемы, проблемы своей семьи.

– Она имеет определенный запас прочности, силы и силы и мужества, пытаясь своими действиями изменять что-то в своей семье, помогая малышам не быть голодными, а матери облегчая бремя забот о них, о себе и “плохом” отце.

– Она направляет свою волю на то, чтобы мать как-то реагировала на собственное положение и положение детей и пошла в ЦСПСД, чтобы в семье появился шанс изменить ситуацию в лучшую сторону.

Какие же возможности имеются у сына?

– Он незлобив, очень любит мать, предан своим сестрам.

– Его многие негативные поступки вполне могут быть изжиты, если снимутся острота и напряженность в переживаниях им того материального и психологического дефицита, который он постоянно испытывает и который не носит каких-то гипертрофированных масштабов: ему не надо чего-то необычного, он лишен самого необходимого.

– Его способности (ресурсы) подчинять свои желания(потребности) потребностями семьи говорит о его внутренней силе и возможности стать со временем при определенных условиях “большим”.

Собственные ресурсы как социального работника.

– Заинтересована данным случаем и считаю, что над семьей в силу создавшейся трудной ситуации может и должен быть установлен патронат.

– Смогла установить с данной семьей контакт.

– Чувствительна к разным проблемам семьи, в первую очередь обеспокоена тяжелым материальным положением и психологическим состоянием детей.

– Стараюсь входить в положение матери как женщины и личности.

– Очевидно, смогу привлечь к работе и отца, который пока не проявлял никакой агрессии в отношении моих контактов с его близкими.

– Стараюсь быть посредником между родителями, которые так нечутки к собственным детям, и детьми, чтобы их отношения менялись к лучшему.

– Добилась устройства детей в группу дневного пребывания с питанием.

– Делаю попытки осторожно подводить в первую очередь мать к необходимости работать с центром и моими коллегами. Трудные моменты – достижение согласия с родителями по поводу причин и характера их семейных проблем.

Итак, применение методики изучения и анализа случая (истории семьи) основана на последующем вмешательстве (интервенции) в ее ситуацию и планирования преобразований.

Благодаря знанию особенностей семьи и ее членов можно определить, к каким аспектам, феноменам семейных реалий возможно адекватное применение преобразующих, корригирующих методов, а к каким – бесполезно и нецелесообразно, с кем из членов семьи можно и нужно работать, на кого воздействовать и кому помогать, а для кого, при явно выраженной жесткой деградации и сопутствующих ей патологических психических состояний, наиболее приемлемы воздействия, граничащие с контролем и принуждением.

Заключение

Сегодня методология кейс-стади – разработанный и широко применяемый в социальных науках инструментарий. В отечественной науке она используется сравнительно недавно, но уже стала источником новых идей и интересных открытий. Перспективным направлением в развитии этой полевой стратегии стало исследование организаций. Достаточно хорошо известен опыт применения подобных методов в исследовании промышленных предприятий, крестьянского подворья.

Список литературы

1. Алексеева Л. С. Методики адресного социального патроната. Научно-методическое пособие,- М, 2001

2. Алексеева Л. С. Методика изучения и составления истории семьи группы особого риска//Сотис,2005, №4

3. Батыгин Г. С. Лекции по методологии социологических исследований, М, 1995

4. Братусь Б. С. Аномалия личности.- М. 1998 г.

5. Ковалев Е. М., Штейнберг И. Е., Качественные методы в полевых социальных исследованиях, М., 1999

6. Романов П. Социальная антропология организаций, Саратов, 1999

7. Романов П. В. Стратегия кейс-стади в исследовании социальных служб//Социс,2005, №4, с 101-109

8. Романов П., Яраская-Смирнова Е. Делать знакомое неизвестным// Социологический журнал.,1998 №1/2, с 145-160

9. Романов П, Ярская-Смирнова Е. Исследования в социальной работе. Оценка, анализ, экспертиза. – Саратов, 2004

10. Социальная политика и социальная работа в меняющийся России/Под ред. Е. Ярской-Смирновой, П. Романова, М., 2000

11. Социальная политика и социальная работа: гендерный подход, учебное пособие/ Под ред. Е. Р. Ярской-Смирной, Саратов, 2003

12. Флиберг Б. О недоразумениях, связанных с кейс-стади//Социс,2005 №4, с 110-119

13. Филонов Л. Б. Детерминация возникновения и развития отрицательных черт характера., – М, 1981

14. Яров В. А. Социологическое исследование: Методология, программа, методы, – Самара, 1995

[1] Романов П. В. Стратегия кейс-стади в исследовании социальных служб//Социс,2005, №4, с102

[2] Романов П., Яраская-Смирнова Е. Делать знакомое неизвестным// Социологический журнал.,1998 №1/2,

С 145

[3] Романов П. Социальная антропология организаций, Саратов, 1999, с 37

[4] Романов П., Ярская-Смирнова Е. Исследования в социальной работе. Оценка, анализа, экспертиза.- Саратов, 2004, с 169

[5] Социальная политика и социальная работа в меняющийся России/Под ред. Е. Ярской-Смирновой, П. Романова, М., 2000 с 54

[6] Флиберг Б. О недоразумениях, связанных с кейс-стади//Социс,2005 №4, с 115

[7] Ковалев Е. М.,Штейнберг И. Е., Качественные методы в полевых социальных исследованиях., М., 1999 с 82

[8] Братусь Б. С. Аномалия личности.- М. 1998 г. с.42

[9] Алексеева Л. С. Методика изучения и составления истории семьи группы особого риска//Сотис,2005, №4

с 54


Метод отдельного случая кейс стади и его использование в практике со