Методы теории вероятностей и математической статистики в задачах исследования стилистических осо

Министерство образования и науки Российской Федерации

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

Нижегородский государственный лингвистический университет

Им. Н. А. Добролюбова

Кафедра философии и теории

Социальных коммуникаций

Реферат

” Методы теории вероятностей и математической статистики в задачах исследования стилистических особенностей текстов “

Выполнила: студентка 1 курса

Факультета английского языка

ОЗО связей с общественностью,

Павлова Александра Александровна

Проверила: доцент кафедры

Математики и информатики

Никольская Н. А.

Содержание реферата:

Стр.3 Введение. Стр.4 Теоретическая часть. Стр.5-7 Текст 1. Стр.8-10 Текст 2. Стр.11-12 Практическая часть. Стр.13 Результаты Стр.14 Заключение. Стр.15 Список использованной литературы. Введение: В данной работе мы будем использовать Методы теории вероятностей и математической статистики в задачах исследования стилистических особенностей текстов. Мы выявим соответствия и расхождения в текстах на основе анализа и сравнения математических характеристик текстов (математическое ожидание, дисперсия), а так же на основе сравнения графиков и гистограмм. Далее, проанализировав эти данные, мы сможем определить принадлежность текстов одному или разным авторам. В работе мною были использованы 2 текста: – А. С. Пушкин “Барышня-крестьянка”. – Ф. Н. Достоевский “Преступление и наказание”. Теоретическая часть: Теория вероятности и математическая статистика – это наука, занимающаяся изучением закономерностей массовых случайных явлений, то есть статистических закономерностей Основные понятия.

Вероятность – численная характеристика реальности появления того или иного события.

Классическое определение вероятности : если множество возможных исходов конечное число, то вероятностью события Е считается отношение числа исходов благоприятствующих этому событию к общему числу единственно возможных равновозможных исходов.

Математическое ожидание – понятие среднего значения случайной величины в теории вероятностей. Обозначается или иногда (в русской литературе). В статистике часто используют обозначение .

Пусть – случайная величина, определенная на некотором вероятностном пространстве. Тогда

Где символ обозначает математическое ожидание.

. Дисперсия случайной величины – мера разброса данной случайной величины, то есть ее отклонения от математического ожидания

Текст 1 – Александр Сергеевич Пушкин.

“Барышня-крестьянка”

Молодые люди расстались. Лиза вышла из лесу, перебралась через поле, прокралась в сад и опрометью побежала в ферму, где Настя ожидала ее. Там она переоделась, рассеянно отвечая на вопросы нетерпеливой наперсницы, и явилась в гостиную. Стол был накрыт, завтрак готов, и мисс Жаксон, уже набеленная и затянутая в рюмочку, надрезывала тоненькие тартинки. Отец похвалил ее за раннюю прогулку. “Нет ничего здоровее, – сказал он, – как просыпаться на заре”. Тут он привел несколько примеров человеческого долголетия, почерпнутых из английских журналов, замечая, что все люди, жившие более ста лет, не употребляли водки и вставали на заре зимой и летом. Лиза его не слушала. Она в мыслях повторяла все обстоятельства утреннего свидания, весь разговор Акулины с молодым охотником, и совесть начинала ее мучить. Напрасно возражала она самой себе, что беседа их не выходила из границ благопристойности, что эта шалость не могла иметь никакого последствия, совесть ее роптала громче ее разума. Обещание, данное ею на завтрашний день, всего более беспокоило ее: она совсем было решилась не сдержать своей торжественной клятвы. Но Алексей, прождав ее напрасно, мог идти отыскивать в селе дочь Василья кузнеца, настоящую Акулину, толстую, рябую девку, и таким образом догадаться об ее легкомысленной проказе. Мысль эта ужаснула Лизу, и она решилась на другое утро опять явиться в рощу Акулиной.

С своей стороны Алексей был в восхищении, целый день думал он о новой своей знакомке; ночью образ смуглой красавицы и во сне преследовал его воображение. Заря едва занималась, как он уже был одет. Не дав себе времени зарядить ружье, вышел он в поле с верным своим Сбогаром и побежал к месту обещанного свидания. Около получаса прошло в несносном для него ожидании; наконец он увидел меж кустарника мелькнувший синий сарафан и бросился навстречу милой Акулины. Она улыбнулась восторгу его благодарности; но Алексей тотчас же заметил на ее лице следы уныния и беспокойства. Он хотел узнать тому причину. Лиза призналась, что поступок ее казался ей легкомысленным, что она в нем раскаивалась, что на сей раз не хотела она не сдержать данного слова, но что это свидание будет уже последним и что она просит его прекратить знакомство, которое ни к чему доброму не может их довести. Все это, разумеется, было сказано на крестьянском наречии; но мысли и чувства, необыкновенные в простой девушке, поразили Алексея. Он употребил все свое красноречие, дабы отвратить Акулину от ее намерения; уверял ее в невинности своих желаний, обещал никогда не подать ей повода к раскаянию, повиноваться ей во всем, заклинал ее не лишать его одной отрады: видаться с нею наедине, хотя бы через день, хотя бы дважды в неделю. Он говорил языком истинной страсти и в эту минуту был точно влюблен. Лиза слушала его молча. “Дай мне слово, – сказала она наконец, – что ты никогда не будешь искать меня в деревне или расспрашивать обо мне. Дай мне слово не искать других со мной свиданий, кроме тех, которые я сама назначу”. Алексей поклялся было ей святою пятницею, но она с улыбкой остановила его. “Мне не нужно клятвы, – сказала Лиза, – довольно одного твоего обещания”. После того они дружески разговаривали, гуляя вместе по лесу, до тех пор, пока Лиза сказала ему: пора. Они расстались, и Алексей, оставшись наедине, не мог понять, каким образом простая деревенская девочка в два свидания успела взять над ним истинную власть. Его сношения с Акулиной имели для него прелесть новизны, и хотя предписания странной крестьянки казались ему тягостными, но мысль не сдержать своего слова не пришла даже ему в голову. Дело в том, что Алексей, несмотря на роковое кольцо, на таинственную переписку и на мрачную разочарованность, был добрый и пылкий малый и имел сердце чистое, способное чувствовать наслаждения невинности. Если бы слушался я одной своей охоты, то непременно и во всей подробности стал бы описывать свидания молодых людей, возрастающую взаимную склонность и доверчивость, занятия, разговоры; но знаю, что большая часть моих читателей не разделила бы со мною моего удовольствия. Эти подробности вообще должны казаться приторными, итак, я пропущу их, сказав вкратце, что не прошло еще и двух месяцев, а мой Алексей был уже влюблен без памяти, и Лиза была не равнодушнее, хотя и молчаливее его. Оба они были счастливы настоящим и мало думали о будущем.

Мысль о неразрывных узах довольно часто мелькала в их уме, но никогда они о том друг с другом не говорили. Причина ясная: Алексей, как ни привязан был к милой своей Акулине, все помнил расстояние, существующее между им и бедной крестьянкою; а Лиза ведала, какая ненависть существовала между их отцами, и не смела, надеяться на взаимное примирение. К тому же самолюбие ее было втайне подстрекаемо темной, романическою надеждою увидеть наконец тугиловского помещика у ног дочери прилучинского кузнеца. Вдруг важное происшествие чуть было не переменило их взаимных отношений.

Текст 2 – Федор Михайлович Достоевский.

“Преступление и наказание”

В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер, один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов в С – м переулке, на улицу и медленно, как бы в нерешимости, отправился к К – ну мосту.

Он благополучно избегнул встречи с своею хозяйкой на лестнице. Каморка его приходилась под самою кровлей высокого пятиэтажного дома и походила более на шкаф, чем на квартиру. Квартирная же хозяйка его, у которой он нанимал эту каморку с обедом и прислугой, помещалась одною лестницей ниже, в отдельной квартире, и каждый раз, при выходе на улицу, ему непременно надо было проходить мимо хозяйкиной кухни, почти всегда настежь отворенной на лестницу. И каждый раз молодой человек, проходя мимо, чувствовал какое-то болезненное и трусливое ощущение, которого стыдился и от которого морщился. Он был должен кругом хозяйке и боялся с нею встретиться.

Не то чтоб он был так труслив и забит, совсем даже напротив; но с некоторого времени он был в раздражительном и напряженном состоянии, похожем на ипохондрию. Он до того углубился в себя и уединился от всех, что боялся даже всякой встречи, не только встречи с хозяйкой. Он был задавлен бедностью; но даже стесненное положение перестало в последнее время тяготить его. Насущными делами своими он совсем перестал и не хотел заниматься. Никакой хозяйки, в сущности, он не боялся, что бы та ни замышляла против него. Но останавливаться на лестнице, слушать всякий вздор про всю эту обыденную дребедень, до которой ему нет никакого дела, все эти приставания о платеже, угрозы, жалобы, и при этом самому изворачиваться, извиняться, лгать, – нет уж, лучше проскользнуть как-нибудь кошкой по лестнице и улизнуть, чтобы никто не видал.

Впрочем, на этот раз страх встречи с своею кредиторшей даже его самого поразил по выходе на улицу.

“На какое дело хочу покуситься и в то же время каких пустяков боюсь! – подумал он с странною улыбкой. – Гм… да… все в руках человека, и все-то он мимо носу проносит, единственно от одной трусости… это уж аксиома… Любопытно, чего люди больше всего боятся? Нового шага, нового собственного слова они всего больше боятся… А впрочем, я слишком много болтаю. Оттого и ничего не делаю, что болтаю. Пожалуй, впрочем, и так: оттого болтаю, что ничего не делаю. Это я в этот последний месяц выучился болтать, лежа по целым суткам в углу и думая… о царе Горохе. Ну зачем я теперь иду? Разве я способен на это? Разве это серьезно? Совсем не серьезно. Так, ради фантазии сам себя тешу; игрушки! Да, пожалуй что и игрушки!”

На улице жара стояла страшная, к тому же духота, толкотня, всюду известка, леса, кирпич, пыль и та особенная летняя вонь, столь известная каждому петербуржцу, не имеющему возможности нанять дачу, – все это разом неприятно потрясло и без того уже расстроенные нервы юноши. Нестерпимая же вонь из распивочных, которых в этой части города особенное множество, и пьяные, поминутно попадавшиеся, несмотря на буднее время, довершили отвратительный и грустный колорит картины. Чувство глубочайшего омерзения мелькнуло на миг в тонких чертах молодого человека. Кстати, он был замечательно хорош собою, с прекрасными темными глазами, темно-рус, ростом выше среднего, тонок и строен. Но скоро он впал как бы в глубокую задумчивость, даже, вернее сказать, как бы в какое-то забытье, и пошел, уже не замечая окружающего, да и не желая его замечать. Изредка только бормотал он что-то про себя, от своей привычки к монологам, в которой он сейчас сам себе признался. В эту же минуту он и сам сознавал, что мысли его порою мешаются и что он очень слаб: второй день как уж он почти совсем ничего не ел.

Он был до того худо одет, что иной, даже и привычный человек, посовестился бы днем выходить в таких лохмотьях на улицу. Впрочем, квартал был таков, что костюмом здесь было трудно кого-нибудь удивить. Близость Сенной, обилие известных заведений и, по преимуществу, цеховое и ремесленное население, скученное в этих серединных петербургских улицах и переулках, пестрили иногда общую панораму такими субъектами, что странно было бы и удивляться при встрече с иною фигурой. Но столько злобного презрения уже накопилось в душе молодого человека, что, несмотря на всю свою, иногда очень молодую, щекотливость, он менее всего совестился своих лохмотьев на улице. Другое дело при встрече с иными знакомыми или с прежними товарищами, с которыми вообще он не любил встречаться… А между тем, когда один пьяный, которого неизвестно почему и куда провозили в это время по улице в огромной телеге, запряженной огромною ломовою лошадью, крикнул ему вдруг, проезжая: “Эй ты, немецкий шляпник!” – и заорал во все горло, указывая на него рукой, – молодой человек вдруг остановился и судорожно схватился за свою шляпу. Шляпа эта была высокая, круглая, циммермановская, но вся уже изношенная, совсем рыжая, вся в дырах и пятнах, без полей и самым безобразнейшим углом заломившаяся на сторону. Но не стыд, а совсем другое чувство, похожее даже на испуг, охватило его.

Практическая часть:

Расчет количества слов в предложениях:

Текст 1.

Xi

X1

X2

X3

X4

X5

X6_

X7

X8

X9

X10

X10+

Ni_

0

0

1

2

1

1

0

1

1

3

27

Всего в тексте 1 – 37 предложений.

Текст 2.

Xi

X1

X2

X3

X4

X5

X6

X7

X8

X9

X10

X10+

Ni

0

0

2

0

3

2

2

0

2

3

26

Всего в тексте 2 – 40 предложений.

Расчет вероятности:

Текст 1.

Xi

X1

X2

X3

X4

X5

X6

X7

X8

X9

X10

X10+

Pi_

0,00

0,00

0,03

0,05

0,03

0,03

0,00

0,03

0,03

0,08

0,73

Текст 2.

Xi

X1

X2

X3

X4

X5

X6

X7

X8

X9

X10

X10+

Pi

0,00

0,00

0,05

0,00

0,08

0,05

0,05

0,00

0,05

0,08

0,65

Гистограмма – Количество слов в текстах.

Точечный график – Количество слов в текстах.

Результаты:

Общая вероятность:

Текст 1 – 1,0.

Текст 2 – 1,0.

Математическое ожидание :

Текст 1 – 9,8.

Текст 2 – 9,5.

Дисперсия:

Текст 1 – 5,24.

Текст 2 – 6,05.

Заключение:

Если провести сравнение и анализ графиков и характеристик, можно увидеть как различия, так и сходства.

Различия видны при просмотре графика (расхожесть линий, разброс значений), при сравнении характеристик (разница в дисперсии),гистограммы, математическое ожидание и дисперсия не совпадают, следовательно можно сделать вывод о том, что эти тексты принадлежат разным авторам.

Однако, есть и схожие черты – такие как схожее математическое ожидание обоих текстов, что объясняется схожей стилистикой текстов.

Список цитируемой литературы:

“ТЕОРИЯ ВЕРОЯТНОСТЕЙ И МАТЕМАТИЧЕСКАЯ СТАТИСТИКА”.

Основная литература:

1. А. А. Боровков. Теория вероятностей. М.- Наука, 1988.

2. Б. А. Севастьянов. Курс теории вероятностей и математической статистики. М.- Наука, 1982.

3. В. В. Савченко, В. А Никольская. Математика и информатика для лингвистов,- Н. Новгород, НГЛУ,2007.

4. В. В. Савченко. Теория вероятностей и математическая статистика. – Конспект лекций.- Н. Новгород, НГЛУ,2003.

5. Д. Т. Письменный. Конспект лекций по теории вероятностей, математической статистике и случайным процессам,2008.


Методы теории вероятностей и математической статистики в задачах исследования стилистических осо