Млекопитающие Казахского мелкосопочника занес нные в Красную книгу Казахстана

Министерство образования и науки Республики Казахстан

Карагандинский Государственный Университет им. Е. А. Букетова

Биолого-географический факультет

Студент гр. УЗБО-22 В

Костичану Т. Н.

Р Е Ф Е Р А Т

“Млекопитающие Казахского мелкосопочника, занесенные в Красную книгу Казахстана”.

КАРАГАНДА -2005

Содержание

1. Введение

2.Отряд СhiropteraBlumenbach, 1779- Рукокрылые

EptesicusbobrinskoiKuzyakin, 1935 – кожан Бобринского;

Бобринский жарқанаты

3.Отряд Сагnivora Bowdich,1821-Хищные

Vormela реrеgusnа (Сu1denstaedt,1770) – перевязка;

Шұбар күзен

4. Felis (О.) manul Pallas, 1776- манул; сабаншы

5.Отряд Artiodactyla Owen, 1848 — Парнокопытное

Gazella (T.) subgutturosa (Guldenstaedt, 1780) – джейран;

Қаракұйрық

6. Ovis (О.) ammon (Linnaeus, 1758) – архар; арқар

7. Отряд RodentiaBowdich, 1821 – Грызуны

SeleviniabetpakdalensisBelosludovetBazhanov, 1938 – селевиния; жалман, қалканкұлақ;

8. CardiocraniusparadoxusSatunin, 1902 – пятипалый карликовый тушканчик; бессаусақты ергежейліқосаяқ

9. Заключение

10. Использованная литература

1. Введение

Огромное пространство холмистых степей, полупустынь и пус­тынь Казахстана с массивами островных низкогорий ограниченное на западе Тургайской страной, на востоке – западными и северо-западными отрогами хребтов Калбы и Тарбагатая, на юге – Туранской низменностью и долиной р. Чу, на севере – Прииртышской равниной в географической, ботанической, зоологической литерату­ре и картографических источниках именуется Казахским мелкосопочником, или Казахским нагорьем. В народе эту территорию с не­запамятных времен называли Сары-Арка (по-казахски: золотая степь). Это исконно народное название по мнению известного ка­захстанского геолога Г. Ц. Медоева /Медоев, 1948/ глубже и точнее отражает географическую, геоморфологическую и геоботаническую сущность данной территории, нежели другие существующие топо­нимы.

Казахский мелкосопочник по занимаемой им площади (около 700 тыс. км2 ) и своим природным условиям является одним из са­мых крупных и своеобразных регионов республики. Большую часть его поверхности занимает центрально-казахстанский мелкосопоч­ник, представляющий собой остатки древней горной страны, разру­шенной процессами денудации.

Данному региону свойственна сложная мозаика экологических условий, определяемая сочетанием комплекса факторов, как-то; глу­бокое внутриматериковое положение, богатое геологическое про­шлое, аридность территории, нестабильный температурный режим, неравномерное распределение осадков, высокая испаряемость, усиленное проявление процессов выветривания, слабое развитие гидро­графической сети, разнообразие форм рельефа и типов почв. Здесь эволюционно сложилась самобытная, крайне гетерогенная по соста­ву географических элементов флора и фауна, несущие на себе отпе­чаток былых эпох и более поздних результатов антропогенизации природной среды.

На территории Казахского мелкосопочника обитает 87 видов млекопитающих (Ержанов, 1997), из них в Красную книгу республики внесено 7 видов: кожан Бобринского, манул, перевязка, архар, джейран, пятипалый карликовый тушканчик, селевиния.

2.Отряд С hiroptera Blumenbach, 1779- Рукокрылые

Eptesicus bobrinskoi Kuzyakin, 1935 – кожан Бобринского;

Бобринский жарқанаты

Географическое распространение. Ископаемые остатки из­вестны с раннего плейстоцена (Европа и о-в Мальта). Ареал включа­ет пустыни и полупустыни Центрального Казахстана между 45-48° с. ш., изолированные находки известны на Кавказе (Осетия), в Юж­ной Якутии и Северо-Западном Иране. Вид описан из Приаральских Каракумов. Фактически является эндемиком Казахстана. Единст­венный вид рукокрылых, описанный с территории Казахстана. Под­виды не описаны, (рис. 1);

Рис. 1. Кожан Бобринского (рисунок М. Л. Засильевой )

Ареал в Казахстане. Крайняя спорадичность – одна из осо­бенностей распространения этого вида. Ареал его, ограниченный территорией, примыкающей к северному и северо-восточному бере­гу Аральского моря (45-49° с. ш. и 62-69° в. д.), состоит как бы из отдельных очагов, без видимой причины разобщенных значитель­ными незаселенными пространствами /Стрелков, 1983/. Из районов, которые обследовались специалистами, относительным обилиемкожана Бобринского выделяются долина нижнего течения р. Тургай и окрестности Иргиза-Челкара, Арыскумы, северо-западная Бетпак-Дала.

Рис. 2. Распространение кожана Бобринского в Казахском мелкосопочнике

Места обитания. Равнины северных пустынь и южной кромки полупустынь. Встречается как в песках, так и в глинистых, полын­ных и полынно-злаковых равнинах /Стрелков, Шаймарданов, 1983/ . Предпочитает селиться преимущественно в постройках че­ловека.

Численность. Очень малочисленный вид. Специалистами за 4 полевых сезона учтено всего 300 особей. Ограниченный ареал и крайняя спорадичность в пределах области распространения позво­ляют оценить общее количества кожанка Бобринского в несколько тысяч особей. Пока известны всего две колонии этих зверьков — в 100 и 70 особей.

Основные лимитирующие факторы. Не выяснены. По-види­мому, разрушение со временем могильных построек из сырцового и обожженного кирпича – мест обитания этого кожанка, а также сбор летучих мышей для коллекций.

Особенности биологии. Большинство колоний встречается вблизи водоемов, изредка кожана встречали и вдали от них. Убежи­щами служат очень узкие щели в полости в постройках человека. Есть основание считать, что он предпочитает горизонтальные щели /Красная книга Казахстана, 1996/. В убежищах отличается пугливо­стью и осторожностью. Питается насекомыми. В отличие от других видов кожанов, самки описываемого вида приносят в выводке толь­ко одного детеныша, собираясь в небольшие колонии по 6-8 особей, изредка поодиночке. Более чем в половине случаев находок вместе с группами самок или в непосредственной близости от них найдено по одному самцу; неизвестно -: случайное ли это явление или черта биологии. Рождение молодняка происходит сравнительно поздно, не ранее середины июня.

Разведение. Данных нет.

Принятые меры охраны. Специальные меры охраны не разра­ботаны. Отлов запрещен.

Необходимые меры охраны. Не разработаны.

Предложения по исследованию. Изучение биологии вида и разработка мер по охране.

Практическое значение. Имеет экологическое и научное зна­чение. Занесен в Красную книгу республики Казахстан /Красная книга Казахстана, 1996/.

3.Отряд Саг nivora Bowdich,1821- Хищные

Vormelaре rе gusnа (С u1 denstaedt,1770) – перевязка;

Ш ұбар к үзен

Географическое распространение. Ископаемые остатки из­вестны со среднего плейстоцена. Современное распространение ох­ватывает Юго-Восточную Европу, Крым, Северный Кавказ, Восточ­ное Закавказье, Казахстан, Переднюю и Среднюю Азию, Афгани­стан, Пакистан, Западный Китай. Описана из степей по Нижнему Дону.

Занесена в Красную книгу республики Казахстан. Статус: III категория. Редкий зверек с быстро сокращающимся ареалом. Един­ственный вид монотипичного рода в фауне СНГ (рис. 3).

Рис. 3. Перевязка (рисунок М. Васильевой)

Ареал в Казахстане. На территории Казахстана обитает два подвида перевязки /Редкие животные Казахстана, 1986/: 1. V. р. koshevnikoviSatunin, 1910 – населяет западную часть Казахстана (п-ов Мангышлак, плато Устюрт, Приаралье, Кызылкум); 2. V. р. PallidiorStoganov, 1948 встречается в песках Арыскум, Муюнкум, Таукум, в южной части Бетпак-Далы, в Южном Прибалхашье, Илийской долине, предгорьях Заилийского и Джунгарского Алатау и Алакольской котловине. Распространение вида охватывает южную часть республики – от западной до восточной границы. Северная граница обитания проходит по линии: междуречье Волги и Урала – северное побережье Аральского моря – горы Улытау – верховья р. Сарысу – г. Семипалатинск.

В Казахском мелкосопочнике встречается в Бетпак-Дале, юго-западных окраинах Казахского нагорья в верховьях р. Сарысу, на юге Карагандинской области в Тенгизском районе (р. Сыртысу), Талдинском (р. Кусык) и Нуринском (у оз. Шошкаколь и Тассуат) районах.

Рис. 4. Распространение перевязки в Казахском мелкосопоч­нике.

Места обитания. Полупустыни и пустыни (песчаные, глини­стые, щебенистые). Наиболее часто встречается в закрепленных, слабобугристых песках, поросших саксаулом, терескеном, джузгу-ном, караганой, астрагалами, чередующихся с глинистыми равнина­ми. В Казахском мелкосопочнике населяет типчаково-ковыльные сухие степи. В предгорьях обитает в степных ландшафтах, по горным степям, местами поднимается до 3000 м над ур. м.

Численность, динамика численности и факторы, ее опреде­ляющие. Динамика численности подвержена резким колебаниям, что, очевидно, связано с численностью основных объектов питания (мелкие грызуны). На Устюрте на 1000 выявленных больших песча­нок приходится в среднем 1,4, а в Каракалпакской части Кызылку­мов т – 1,8 перевязки. В песках Муюнкум на левобережье р. Чу на маршруте в 10 км учтено всего 3 следа этого зверька /Бекенов, 1982/. В Казахском мелкосопочнике за 15 лет исследований с 1984 по 1998 гг. нами при отлове мелких млекопитающих на капканы было отловлено всего 2 перевязки: в июле 1986 г. в Северном Прибалхашье и в августе 1995 г. в Нуринском районе. В Восточных Кызыл­кумах численность наиболее высока в глинистой пустыне. В различ­ных ландшафтах Восточных Кызылкумов и Муюнкумах числен­ность перевязки неодинакова. Например, процент встреч в отловах мелких хищников в 1960-1970 гг. на колониях больших песчанок составлял в Муюнкумах: на песчано-всхолмленной равнине – 9, мелкобугристом песке – 22, в пойме р. Чу – 16 %, а в Восточных Кызылкумах: в глинистой пустыне – 80 %, островном песке – 58 %, крупнобугристом и грядовом песке – 50 %, в пойме р. Сыр-дарьи -46 %. В некоторые годы местами плотность населения зверь­ков бывает относительно высокой. В 1958 г. в Южном Прибалхашье на участке бугристо-грядовых песков шириной 3,5-4 км попутно с большими песчанками было добыто 25 зверьков. По результатам тропления следов в этом же районе в 1959 г. на площади 16 км2 оби­тало 4 группы перевязок по 3-5 особей в каждой (на 0,8-1,2 км2 приходился один зверек) /Мурзов, 1996/. Здесь же, в ур. Карой, 26 ноября 1972 г. на маршруте в 8 км отмечен только один ее след. 16 ноября 1980 г. в ур. Енбек на маршруте в 25 км среди бугристых песков отмечено всего 2 следа этого зверька /Бекенов, 1982/. В ос­тальных районах Казахстана перевязка встречается единично.

Особенности биологии. Питается в основном песчанками и сусликами, а также тушканчиками, мышевидными грызунами, пти­цами и ящерицами. В желудке, вскрытом нами, самки перевязки, пойманной в капкан при отлове тушканчиков в июле 1986 г. в Се­верном Прибалхашье, были найдены остатки степной пищухи. На юге ареала перевязка, проникая в норы больших песчанок, ловит их внутри нор /Бекенов, 1982/.

По мнению В. Г. Гептнера и др. /Гептнер и др., 1967/, собствен­ных нор этот хищник не делает. В степях и полупустынях селится в норах сусликов и песчанок. В местах с обилием грызунов ведет оседлый образ жизни. В зависимости от кормовой базы отмечаются сезонные местные кочевки. Активность преимущественно ночная, но часто охотится и рано утром /Слудский, 1953/. День проводит в убежище. Осенью и зимой иногда бывает активен и днем. Ведет одиночный образ жизни.

Особенности размножения перевязки в Казахстане изучены слабо. Сроки гона не установлены /Мурзов, 1996/. Известно только, что в Казахстане детеныши появляются в феврале или начале марта/Слудский, 1953; Бекенов, 1982/. В выводке бывает от 3 до 8 дете­нышей, в среднем 4,3. Средняя масса новорожденных – 33,7 г.

Болезни, паразиты. Могут вовлекаться в эпизоотии чумы. На перевязке паразитируют блохи Xenopsyllaminax и X. hirtipes, спе­цифические паразиты большой и тамарисковой песчанок /Слудский, 1953/ и клещи Ixodesoccultus, Hacinaphysalisnumidianaturanica и Rhipicephalusleporis /Слудский, 1953/.

Основные лимитирующие факторы. Распашка земель, при­менение ядохимикатов для борьбы с грызунами, браконьерство.

Проблемы охраны и возможные пути сохранения. Охраняет­ся в Устюртском заповеднике и ряде заказников. Необходимо про­вести специальные исследования по изучению биологии перевязки в природе и неволе. Дополнительно организовать заказник в Южном Прибалхашье для охраны пустынных видов млекопитающих, в т. ч. перевязки.

4. Felis (О.) manul Pallas, 1776- манул ; сабаншы

Географическое распространение. Могут быть найдены иско­паемые остатки из древнего плейстоцена Западной Европы и ряда других мест. Современное распространение охватывает степи и гор­ные пустыни Армении, Средней Азии и Казахстана, Тувы и Забайкалья, Иран, Афганистан, Тибет, Западный Китай, Монголию. Опи­сан из Кулусутая, юго-восточное Забайкалье.

Ареал в Казахстане. В Казахстане обитает подвид F. m. manul. Ареал охватывает полуостров Мангышлак, западный чинк Устюрта, юг Мугаджар, среднее течение Эмбы, северную часть Кызылкумов, видимо, Каратау и Киргизский хребет /Гептнер, Слудский, 1972/, Чу-Илийские горы, Заилийский, Кунгей и Терскей Алатау, Кетмень, Джунгарский Алатау, Тарбагатай, Саур, Калбинский и частично Южный Алтай, юг Казахского мелкосопочника (Актау, Кзылтау, Ортау, Чингизтау, Дельбегетей и др.); на север – до Каркаралинских гор и Баян-Аула; на восток – почти до Иртыша. Всюду рас­пространен спорадически. Ареал в последнее время почти не изме­нился /Слудский, 1978/. Внесен в Красную книгу Республики Казах­стан /Красная книга Казахстана, 1996/. Отнесен к III категории ред­ких и исчезающих видов. Редкий вид по всему ареалу (рис. 5).

Рис. 5. Манул (рисунок А. Комарова)

В Казахском мелкосопочнике манул встречается во многих районах южной части нагорья, в частности в горах Амантау, Карка-ралы, Кошубай, Темирши, Жаксы-Абралы; на западной окраине на­горья описан из гор Актау, Кзылтау, Ортау; обитает также в горах Чингизтау. Из других районов достоверных сведений нет.

Места обитания, В Казахстане основными местообитаниями манула являются пустынные, невысокие горы (до 1500 м над ур. м.) со сглаженными склонами, мелкосопочники, чинки и останцы с по­лупустынной или степной растительностью, состоящей, главным образом, из полыней, типчаков, ковылей и кустарникового разно­травья (рис. 9). К высокому снежному покрову манул не приспособ­лен и держится зимой в малоснежных местах /Слудский, 1978/. Для мест обитания характерно обилие грызунов. Площадь мест обитания сокращается, но угрозы для существования вида это пока не создает.

Рис. 6. Распространение манула в Казахком мелкосопочнике.

Численность, динамика численности и факторы, ее опреде­ляющие. Всюду редок. Сведений о современной численности нет. В 30-50-х годах XX в. единично добывался в западных областях рес­публики, а также в Северном Тянь-Шане. В Казахском мелкосопоч­нике (Джезказганская и Карагандинская обл.) добывали по 30-50 особей в год; десятки кошек этого вида добывали в западных и вос­точных отрогах Джунгарского Алатау, но в дальнейшем везде заго­тавливались лишь единицы /Слудский, 1978; Грачев, 1996/.

Особенности биологии, В Казахском нагорье добычей ему служат монгольская и степная пищухи, полевки (плоскочерепная и обыкновенная), жаворонки и серые куропатки. Кошки, обитающие на сыртах Тянь-Шаня, охотятся на пищух (большеухую и красную), высокогорных серебристых полевок, узкочерепных полевок и дру­гих мелких грызунов. На Алтае, в Чуйской степи манул кормится также пищухами и мышевидными грызунами (плоскочерепная по­левка), изредка ловит зайцев-песчаников и сурчат /Слудский, 1978; Грачев, 1996/. Очевидно, что манул – узко специализированный хищник и не случайно, что его больше всего там, где многочислен­ны пищухи и полевки и где они не живут зимой под высоким снеж­ным покровом.

Селится в норах, вырытых в расщелинах скал или в норах сур­ков. Живет оседло, но в неблагоприятные по климатическим усло­виям годы, особенно зимой с высоким снежным покровом, возмож­ны перекочевки. Активность круглосуточная. По сведениям А. А. Слудского /Слудский, 1982/, встречаются одиночки, живет, по-видимому, парами и в определенный период – семьями.

Особенности размножения в Казахстане изучены слабо. Со­гласно литературным данным /Шнитников, 1936; Слудский, 1982/, гон у манула бывает в феврале-марте. Беременность длится около 60 дней. Детеныши рождаются в конце апреля-мая. В выводке 2-10, чаще 3-4 детеныша. Котята рождаются слепыми и беспомощными. Волосяной покров очень пушистый и густой. Котенок в месячном возрасте еще имеет пухлявый наряд. Окраска верха тела бурая, с не­ясной рябью. На нижней части спины 5 явственно заметных полос, из нйХ/вторая особенно широкая и яркая. По низу тела едва замет­ные темные отметины. Линька в Казахстане не изучена.

Основные лимитирующие факторы. Основными лимити­рующими факторами являются браконьерство, гибель от собак, ос­воение земель в местах обитания, отсутствие корма (в основном мышевидных грызунов, пищух), многоснежные зимы, длительные гололеды/Слудский, 1982; Матюшкин, 1984; Грачев, 1996/.

Проблемы охраны и возможные пути сохранения. Охота за­прещена с 1976 г. В зоопарках мира к началу 1980 г. содержалось 54 манула /Матюшкин, 1984/. В условиях неволи успешно размножа­ются.

В связи с малоизученностью распространения, численности и биологии манула, необходимо обследование основных районов рас­пространения (Казахского мелкосопочника, восточной части Джун-гарского Алатау) с целью выяснения состояния популяции. Необхо­димыми мерами охраны являются создание заповедников на терри­тории Казахского мелкосопочника и Джунгарского Алатау, а также разведение в неволе.

5.Отряд Artiodactyla Owen, 1848 — Парнокопытное

Gazella ( T.) subgutturosa ( Guldenstaedt, 1780) – джейран;

Қарак ұйры қ

Географическое распространение. Ископаемые остатки из­вестны со среднего плейстоцена. Современное распространение ох­ватывает Аравийский п-ов, Иран, Казахстан, Афганистан, Пакистан, южную часть МНР, Северо-Западный Китай, Азербайджан, Узбеки­стан, Киргизию и Туркмению. Описан из Восточного Закавказья.

Ареал в Казахстане. В Казахстане распространен типичный подвид G. s. subgutturosaGuldenstaedt, 1780 . Распространен на Устюрте и Мангышлаке, в Приаралье, Кызылкумах, Муюнкумах, южной части Бетпак-Далы, Южном Прибалхашье. В Казахском мел-косопочнике проходит северная граница распространения джейрана по южным отрогам гор Улутау и верхнему течению р. Сарысу, а также северным окраинам Бетпак-Далы. Редкий вид. Зане­сен в Красную книгу республики Казахстан. Статус: III категория. Численность и места обитания в ряде районов сокращаются /Соко­лов, 1979; Жевнеров и др., 1984, Бланк, Плахов, 1996/.

Места обитания. Населяет закрепленные бугристые пески, щебенистые и глинистые пустыни, пересеченные сухими руслами, покрытые зарослями саксаула, жузгуна, боялыча, терескена или от­крытые щебенистые пространства с саксаульчиковыми или тасби-юргуновыми пастбищами. Встречается в невысоких сухих горах и на пологих участках чинков. Основное требование к местам обитания – наличие водоемов, минимальный снежный покров зи­мой и хорошие защитные условия местности.

Рис. 7. Джейран (рисунок МНикитина)

Численность, динамика численности и факторы, ее опреде­ляющие, В середине 30-х гг. в Казахстане насчитывалось около 200 тыс. джейранов, причем до 100 тыс. голов приходилось на Устюрт и Мангышлак. Возросшее браконьерство, джуты, эпизоотии привели к тому, что к концу 70-х гг. в республике осталось менее 10 тыс. джейранов /Афанасьев и др., 1953; Слудский, 1977; Жевнеров и др., 1984; Бланк, Плахов, 1996/. В настоящее время в Казахстане обитает 30-50 тыс. джейранов, из них 20-25 тыс. – на территории Манги-стауской области /Бланк, 1991/.

Рис. 8. Распространение джейрана в Казахском мелкосопочнике

Особенности биологии. Населяют равнинные и слегка холми­стые пустыни и полупустыни, преимущественно с твердым грунтом. Встречаются и в кустарниковой пустыне, например, в редких сакса­ульниках, а также в опустыненных предгорьях. Характерны сезон­ные и непериодические миграции. В Казахстане характерна отко­чевка джейранов после выпадения снега (в октябре-ноябре) из Ус­тюрта, Мангышлака, Северного Приаралья и Бетпак-Далы на юг в Кызылкумы и Причуйские Муюнкумы, а в Южном Прибалхашье часть популяции остается на зиму, другая часть популяции мигриру­ет в юго-западные отроги Джунгарского Алатау. В апреле-мае про­исходит обратная миграция. Непериодические миграции бывают вызваны засухами, пересыханием водных источников, пожарами и т. д. Ведут стадный образ жизни. Для отдыха и защиты от непогоды джейраны устраивают лежки. Наиболее удобные из них использу­ются многократно и имеют овальную форму (в среднем 60×30 см) и углублены до 20-25 см. Лежки располагаются на некотором рас­стоянии друг от друга (5-30 м). При устройстве зимних лежек жи­вотные разгребают снег до зимы и копают их обычно в защищенных от ветра местах. Питается травянистыми растениями, листьями, по­бегами, плодами кустарников и полукустарников. В большинстве районов ареала поедает около 70 видов растений /Слудский, 1977/. Основным кормом служат солянки, полыни, кандым, эфедра, злаки и саксаул. Большую часть года могут обходиться без водопоя. Одна­ко летом, питаясь сухим кормом, прожить без воды не могут.

Соотношение полов при рождении близко 1:1, с некоторым преобладанием самок. Среди взрослых резко преобладают самки. Немногочисленность взрослых самцов объясняется ежегодной час­той гибелью их после гона, от джутов, врагов и непогоды /Жевнеров и др.1984/. Продолжительность жизни в природе в среднем 6 лет, а большинство самцов погибает до 5 лет; самки живут дольше: до 8-12 лет.

У взрослых джейранов в году два периода половой активности – весенний и осенний, из которых лишь последний репродуктив­ный. Гон происходит в ноябре-декабре. Самки приносят 1-4, обычно 2 детенышей с конца апреля по конец мая. Лактационный период длится примерно 2 месяца. Самки становятся половозрелыми в 7-8 месяцев, а самки в возрасте около двух лет.

Основные лимитируюшие факторы. Основная причина сни­жения численности и уменьшения ареала джейранов – прямое пре­следование со стороны человека, а также освоение человеком мест обитания джейрана, распашка земель или использование их под ско­товодство и вытеснение джейранов с мест пастбищ и водопоев. Гу­бительны для джейранов многоснежные зимы, гололеды (джуты), засухи. В последние годы сказывается рост численности хищников, особенно волков.

Проблемы охраны и возможные пути сохранения. В настоя­щее время охраняется в Устюртском и Барсакельмесском заповед­никах, Национальном парке “Алтын-Эмель”, Актау-Бузачинском заказнике. Успешно разводятся в питомниках Узбекистана и Турк­менистана. С целью детального изучения состояния крупных попу­ляций джейрана необходим их мониторинг. Необходимо создание сетей областных охраняемых территорий, в том числе организация Таукумского, Кызылкумского и Бузачинского заказников (Муюн-кумского, Жабайушканского и Бесбулакского) и увеличение терри­тории Устюртского заповедника до оптимальных размеров.

6. Ovis (О.) ammon (Linnaeus, 1758) – архар ; ар қар

Географическое распространение. Ископаемые остатки из­вестны с позднего плейстоцена. Современное распространение вида охватывает о-ва Корсику, Сардинию, Кипр; горы Передней, Средней и Центральной Азии; в СНГ – Южное Закавказье, Копетдаг, Малые и Большие Балханы, Южный Чинк, Западный Устюрт, Мангышлак, скалы восточного побережья Каспия, останцы в Кызылкумах, Па­мир, Тянь-Шань, мелкосопочник Казахстана, Тарбагатай, Сауры, Алтай, Танну-Ола; акклиматизирован в Крыму, а также в Швейца­рии, Италии, Чехословакии, Югославии и т. д. /Соколов, 1959; Федо-сенко, Капитонов, 1983/. Описан из Бухтармы, Алтай. Все подвиды архара занесены в Красную книгу Республики Казахстан и в Прило­жение 2 “Конвенции о международной торговле видами дикой фау­ны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения” .

Рис. 9. Архар (рисунок А. Комарова)

Ареал в Казахстане. Распространение архара в Казахстане ох­ватывает Сырдарьинский Каратау, Тянь-Шань, Джунгарский Ала­тау, Тарбагатай, Саур, Калбинский и Южный Алтай, Чу-Илийскиегоры и Казахское нагорье. Ареал казахстанского горного барана представлен отдельными крупными и мелкими очагами в Казахском нагорье, Северном Прибалхашье, Калбинском Алтае, Тарбагатае, Монраке, Сауре. В 70-е годы исчез в горах Улытау. Хищническое уничтожение архаров и разрушение их местообитаний привели к сокращению площади распространения вида в Казахстане, в том числе и на территории мелкосопочника /Байдавлетов, Ауэзов, 1995; Байдавлетов, 1996/.

Однако, уже в конце 80-х годов, благодаря охранным меро­приятиям и частичному сокращению численности волков, намети­лась устойчивая тенденция к расширению области распространения архара в Казахском мелкосопочнике /Бекенов и др., 1999/.

В ходе наших исследований установлено, что в настоящее вре­мя горный баран в Казахском нагорье распространен весьма широко и может быть встречен даже на совсем мелких возвышенностях. В то же время наблюдается изоляция некоторых группировок от ос­новного ареала (горы Койтас, Ерментау, Нияз).

Северный пункт распространения архаров в Казахском нагорье – горы Койтас (50-60 км севернее Ерментау) /Капитонов, Махму-тов, 1977; Федосенко, Капитонов, 1983; Бербер, 1999; наши данные/. Отсюда северная граница их распространения проходит по горным массивам Косгомбай, Баянаул, Кыргытас, Тотия, Кызылтау, Куу, Аркалык, Едрей, Муржик, Дегелен. Занимают они и небольшие воз­вышенности, расположенные между горами. Западнее они отмечены в горах, Шантимес, Топай и Улькенаюлы. Нередко их можно встре­тить и в сглаженных, остепненных горных массивах, занимающих значительные площади между поселками Пролетарский, Ынталы,, Акбастау, Аюкал, Спасск и в горах Акбуйрат (в 10 км к югу от Кара­гандинского аэропорта). Обычны они в горах Байдаулет, Тектурмас,-Бугулы, Жаксы-Тагалы, Ортау, Шунак. Архары постоянно держатся на восточных склонах гор Бектауата и во всех небольших горных массивах южнее поселков Акчатау и Актогай. Далее южная граница их распространения тянется по линии гор Бурубай, Улькен-Табаккалган, Тулькили, Караунгир. Зимой некоторая часть зверей держится в горах Торетай, Шат, Шубартау.

На востоке региона они обычны в горных массивах Караадыр, Канчингиз, Чингизтау, Ордатас, Аркат, Байжан и на небольших воз­вышенностях, расположенных близ ж/д станции Жарма и Аягуз.

В Центральной части Казахского нагорья архары обитают прак­тически во всех крупных горных массивах: Семизбугы, Караганды, Жартас, Аир, Жельтау, Дын, Ханкашты, Каркаралы, Кошубай, Кент, Тунгатар, Бесобинский, Улькен-Каракус, Наршокы, Кызылтас, Кы-зылрай и др.

Рис. 10. Распространение архара в Казахском мелкосопочнике

Питание. Основу рациона питания архара в Казахском нагорье составляют листья, цветки, плоды, побеги, ветки кустарничков и кустарников, травянистые растения, разнотравье, злаки, солянки, полыни, лишайники и др. В горах Ерментау, Кошубай, Темирши, Кент архары поедают различные части 87 видов цветковых растений (в том числе, 19 видов кустарников) и 1-2 вида лишайников рода Parmelia/Капитонов, Махмутов, 1977; Федосенко, Капитонов, 1983/.

В горных массивах Мыржик, Едрей, Кент, Коныр-Темирши, Кошубай, Кызылтау, Наршокы, Акбаур в рационе преобладают тра­вянистые растения, хотя кустарники (листья, цветы, плоды) летом, осенью и зимой поедаются в большом количестве. Летом предпоч­тительнее поедаются разнотравные растения (82 % содержимого желудков), важное значение имеют листья, в меньшей степени цве­ты и плоды кустарников, менее поедаемы злаки, осоки и солянки. Зимой доля травянистых растений в рационе снижается (до 49 %), архары, в основном, переходят на питание молодыми побегами кус­тарников, злаками, лишайниками и полынью. На юге Казахском на­горье в питании архаров преобладают ксерофильные кустарники, полукустарники, эфемероиды, полыни и лук.

Источником минеральных веществ в питании архаров служат земли с выцветами солей, солонцы /Капитонов, Махмутов, 1977/.

Основные лимитирующие факторы. Из числа факторов, вы­зывающих гибель североказахстанского горного барана, в настоящее время наиболее важное значение имеет браконьерство, которое мес­тами процветает. Из 227 отмеченных нами случаев гибели этих жи­вотных около 46 % – жертвы браконьеров.

Практика работы областных органов охотнадзора показывает, что в 1987-1993 гг. доля сельских. жителей в незаконных охотах со­ставляла 70-90 %, что объясняется рядом причин: хорошее знание местности, проживание и выполнение своих служебных обязанно­стей в непосредственной близости от мест обитания архаров, бес­контрольность в использовании государственного автотранспорта и горюче-смазочных материалов.

Экономические трудности, возникшие в результате реформиро­вания сельского хозяйства Казахстана, в последние годы несколько изменили ситуацию, а именно: в результате ликвидации многих по­селков и большей части зимовок скота в 1,5-2 раза сократилось чис­ло сельских жителей. Отсутствие ГСМ свело до минимума исполь­зование автотранспорта для незаконных охот. В то же время участи­лись случаи использования сельскими жителями для охоты капка­нов, петель и собак.

Уничтожение биотопов при строительстве населенных пунктов и промышленных объектов, беспокойство, вызванное присутствием людей, конкуренция со стороны домашних животных, оказывает на архаров не менее существенное влияние, чем их прямое преследова­ние. Иногда даже большее. В частности, развитие животноводства /Федосенко, Капитонов, 1983; Байдавлетов, 1996; Бекенов и др., 1999/ сопровождается освоением новых пастбищ и вытеснением горного барана в места неблагоприятные для существования, что наблюдалось в Казахском нагорье.

В последние годы (с 1990 по 1998 гг.) по данным Карагандин­ского областного статистического центра поголовье крупного рога­того скота сократилось более, чем в 2 раза, а овец и. коз более, чем в 4 раза, что привело к резкому снижению конкурентных отношений и уменьшению беспокойства. За счет сокращения посевных площадей на 65 % и на 50 % сенокосных угодий увеличилась площадь пригод­ных для обитания архара стаций. Все это способствовало благопо­лучной зимовке архаров даже после опустошительных летних и осенних пожаров в 1996 и 1997 годах, уничтоживших более 50 % их зимних пастбищ.

Факторы, влияющие на состояние популяции североказахстан­ского горного барана, в большинстве случаев действуют комплексно. Сокращение ареала и численности определяется, в основном, антро­погенными факторами, из которых в настоящее время ведущую роль играют преобразование биотопов в результате промышленного строительства и браконьерство. Основная причина естественной смертности – волк.

Проблемы охраны и возможные пути сохранения популяции. Как редкий подвид внесен в Красную книгу РК. Статус – III кате­гория. В сокращении ареала и численности североказахстанского горного барана повинен человек. До 1974 года горный баран в Ка­захском мелкосопочнике являлся объектом охоты. Еще в 50-х годах без особого труда за один день охоты отстреливались по 10-15 ба­ранов, главным образом, ради мяса. Резкое снижение поголовья в Казахском нагорье началось с середины 60-х годов, в связи с чем архар был занесен в Красные книги СССР и Казахской ССР /Крас­ная книга Казахской ССР, 1978/ в категорию редких видов.

Охрана диких животных, мест их обитания без устранения вре­да от хозяйственной деятельности людей и факторов беспокойства не эффективна. Поэтому необходимо создать широкую сеть особо охраняемых территорий, в том числе и абсолютно заповедных.

7. Отряд Rodentia Bowdich, 1821 – Грызуны

Selevinia betpakdalensis Belosludov et Bazhanov, 1938 – селевиния; жалман, қалканк ұла қ;

Географическое распространение. Глинистые и щебенистые пустыни и полупустыни к югу от Казахского мелкосопочлика, от Карсакпая и пограничных с Арыскумами районов пустыни Дарьялык на западе до Джунгарских ворот в Алакольской котловине и северного подгорья Монрака в Зайсанской Котловине на востоке /Пастернак, 1967; Бурделов, Трухачев, 1977; Кубыкин, 1977; Гуляев-ская, Стогов, 1983; Мазин, Кыдырбаев, 1996/. Таким образом, селе­виния распространена в пустынях Дарьялык и Бетпак-Дала, Север­ном и Восточном Прибалхашье, включая южную окраину Казахско­го нагорья, Алакольской и Зайсанской котловинах. Занесенав Крас­ную книгу республики Казахстан. Статус: III категория. Эндемик юго-восточной части Казахстана. Реликтовый вид – единственный дошедший до нас представитель древнего семейства.

Рис№ 11 Распространение селевинии в Казахском мелкосопочнике

Места обитания. Обитатель пустынь северного типа с зарос­лями кустарников. Населяет щебенистые и глинистые солянковые пустыни с зарослями боялыча, караганы и других кустарников. На­селяемые ею биотопы достаточно разнообразны. Среди них немало типичных зональных (например, под простыми по флористическому составу группировками боялыча), характерных для огромных про­странств Бетпак-Далы, Северного Прибалхашья, Алакольской кот­ловины. Наиболее часто селевиния обнаруживалась в условиях с развитой ярусностью растительного покрова, включающего помимо травянистого, относительно плотные полукустарниковый и кустарниковый ярусы /Капитонов и др 1973-Трухачев, 1977; Мазин, Кыдырбаев,

Рис. 12. Селевиния (рисунок МНикитина)

Численность. К настоящему времени известно не более 40 селевиний, добытых обычно единичными экземплярами, как правило нестандартными методами, что соответствует представлениям о ее крайней редкости. Наибольшее число находок – на территории Петпак-Далы /Мазин, Кыдырбаев, 1996/. Судя по находкам селеви-м ии в восточной части Бетпак-Далы. в ряде пунктов Северного Прибалхашья и близ Аягуза, она распространена по всему Северному Прибалхашью, населяя южную сторону Казахского нагорья. Ареал ее, по-видимому, сплошной, от пустыни Дарьялык на западе до Зайсанской котловины на востоке. Повсеместно зверек крайне редок.

Особенности биологии. Питается преимущественно насеко­мыми, в особенности саранчовыми, жесткокрылыми, чешуекрылы­ми, червями, о чем свидетельствует и специализация пищеварительной системы. В связи с характером питания у этого грызуна укоро­чен кишечник и отсутствует слепая кишка /Ионов, 1948; Исмагилов, 1961; Бурделов, Трухачев, 1977; Исмагилов, 1977/. В некоторых случаях может поедать мелких животных и боялыч. Содержавшиеся в условиях селевинии были всеядны, и в основном предпочитали насекомых. За сутки селевиния съедает до 12 г корма, что составляет 67 % веса ее тела.

В природе нор или гнезд, заведомо принадлежащих селевинии, не найдено. По-видимому, живет в пустующих норах сопутствую­щих грызунов, хотя не исключено, что зверьки роют норы в трудно доступных местах – трещинах почвы или под корнями кустарни­ков. В условиях неволи строит шаровидные гнезда или выкапывает неглубокие норы длиною в 30-40 см /Ионов, 1948; Бурделов, Труха­чев, 1977; Исмагилов, 1977/.

Ведет, вероятно, одиночный образ жизни, не образуя поселе­ний. Активна в сумеречное и предрассветное время, хотя неодно­кратно отмечалась в дневные и ночные часы /Ионов, 1948; Бурделов, Трухачев, 1977; Исмагилов, 1977/. Передвигаются селевинии мед­ленно, небольшими прыжками. Они проворно лазают по веткам боялыча, преследуя саранчу, могут прыгать вертикально вверх до 20-25 см. Потревоженные зверьки, в основном, не пытаются убе­жать, а продолжают оставаться на месте, не шевелясь, или иногда убегают и прячутся под кусты. Зимоспящий зверек. Спячка не более 5,5 месяца. Наиболее ранняя встреча активной особи – третья декада марта (юг ареала), наиболее поздняя – конец сентября. С пони­жением температуры воздуха активность зверьков падает.

По-видимому, дает в году 1 помет, в выводке 4-8 детенышей. Беременные самки отмечались в мае, июне, а кормящие – в конце мая-июня. Молодые родятся беспомощными – слепыми, лишенны­ми волосяного покрова, не имеют зубов, но у них уже хорошо сфор­мировавшиеся вибриссы. Ушные раковины прилипшие, но уже большие, сложенные пополам и закрывающие слуховые проходы. Ступни с очень маленькими мозолями, коготки на всех пальцах бе­лые. Хвост почти вдвое длиннее вытянутых задних конечностей /Исмагилов, 1977/. Продолжительность жизни, по-видимому, до двух лет. По сведениям М. И. Исмагилова /Исмагилов, 1977/ один зверек, привезенный из Бетпак-Далы, прожил в Алма-Атинском зоопарке больше года. Половозрелость наступает, по-видимому, на первом году жизни.

Практическое значение. Как реликтовая форма и эндемик Ка­захстана представляет большую научную ценность и занесена в Красную книгу Республики Казахстан.

Проблемы охраны и возможные пути сохранения. В целях сохранения селевинии как редкого реликтового вида необходимо создание заповедника в центре Бетпак-Далы и в других частях ареа­ла, подробные специальные исследования биологии вида, включая разработку специальных методов учета и отлова. И, наконец, необ­ходимо изучение особенностей содержания и разведения селевинии в неволе.

8. Cardiocranius paradoxus Satunin, 1902 – пятипалый карликовый тушканчик; бессауса қты ергежейл і қосая қ;

Географическое распространение. Ископаемые остатки из­вестны со среднего голоцена Монголии. Современное распространение охватывает пустыни и полупустыни Центральной Азии и Восточного Казахстана

\

Рис. 13. Пятипалый карликовый тушканчик (рисунок М. Ники­тина)

Ареал в Казахстане. Географическая изменчивость пятипалого карликового тушканчика выражена относительно слабо, носит моза­ичный характер и сводится почти исключительно к небольшим локальным вариациям в размерах тела и черепа /Капитонов, 1977; Соколов, Шенброт, 1988: Шенброт и др., 1995/.

В Казахстане распространен в восточной его части, узкой полосой шириной 35-70 км, протянувшейся вдоль северного берега оз. Балхаш. Здесь он обнаружен на северном подгорном шлейфе горы Бектауата в 70 км северней г. Балхаш /Капитонов, Га-iiiniiinir, 1971; Смирнов, 1971/, у гор Каракенели (35км к северо-постоку от Бектауаты) и в окрестностях поселка Саяк /Капитонов и mi, 1973/, возле гор Калмакэмель в 50 км к северо-западу от пос. Саяк /Капитонов и др., 1973/, у гор Бурубай в &;0 км к северу от пос. Красный Октябрь /Капитонов, 1977/ и на юго-западном шлейфе гор­ит о массива Шубар-тау в 105 км к востоку от пос. Саяк /Мазин, Ка-сабеков, 1983/. Вероятно, распространен и далее на восток – вдоль северного берега озера Алаколь и в Зайсанской котловине, посколь­ку известен из приграничных районов Китая: из китайской части Алакольской котловины в уезде Дурбульджин и из долины Черного Иртыша /Соколов, Шенброт, 1988; MaYongandall., 1987/.

Рис. 14. Распространение пятипалого карликового тушканчика в Казахском мелкосопочнике

Как редкий вид внесен в Красную книгу Республики Казахстан. Статус: III категория.

Места обитания. В Северном Прибалхашье у горы Бектауата пятипалые карликовые тушканчики населяют относительно выров­ненные участки нижних частей пролювиальных шлейфов гор или небольших останцовых возвышенностей, пологие (уклон 5-15°) мелко-щебенчатые шлейфы эффузивных предгорий с растительным покровом полупустынного типа с проективным покрытием растений 30-50 % и высотой травостоя 8-25 см с преобладанием полынно-ковыльной растительности (рис. 20). В этом же районе у горы Кал-макэмель зверьки обнаружены в холмистой местности на участках с песчано-мелко-щебенчатым грунтом и разреженной степной расти­тельностью.

Особенности, биологии. В естественных условиях основу пи­тания пятипалого карликового тушканчика составляют семена зла­ков, в первую очередь ковылей, что регистрируется как непосредст­венными наблюдениями за зверьками в природе /Орлов и др., 1972/, так и при анализе содержимого желудков /Кожемякин, 1974; Капи­тонов, 1977/. В Восточном Казахстане в желудках, помимо семян ковыля отмечены также цветы и завязи боялыча /Капитонов, 1977/. При этом в первую половину лета в составе рациона преобладают зеленые корма, а ближе к осени семена злаков /Кожемякин, 1974; Шенброт, Роговин, 1988/. Основную часть корма зверьки разыски­вают на земле /Орлов и др., 1972/, однако могут хорошо лазать по траве и кустам /Берман, 1962/.

В неволе зверьки охотно поедают различные семена диких и культурных растений, в небольших количествах употребляют в пи­щу сочные корма, но отказываются от насекомых и совершенно не пьют воду /Берман, 1962; Капитонов, 1977/. Суточное потребление кормов в неволе составляет 2,4 или 1,5 г /Берман, 1962/. В природе. максимальная масса содержимого желудка у добытых особей со­ставляет 0,7 г/Шенброт, Роговин, 1988/.

По результатам ночных наблюдений за отдельными зверьками на площадках мечения в Монголии установлено, что при плотности населения пятипалых карликовых тушканчиков около 0,3 особей на 1 га диаметр их участков обитания колеблется от 220 до 700 м, а их площадь составляет около 2,5-3,0 га /Кожемякин, 1974/, при более высокой плотности населения – 4-6 особей/га радиус участков оби­тания обычно не превышает 45 м, а их площадь – около 0,6 га /Шенброт, Роговин, 1988/.

Пятипалый карликовый тушканчик, как и другие тушканчики, хорошо роет норы. Известны три типа нор зверька: выводковые, летние постоянные и зимовочные. Описаны также временные дневочные норы /Кожемякин, 1974/, однако их вряд ли следует рас­сматривать в качестве самостоятельного типа; скорее всего-это на­чальная фаза строительства нор других типов. Для всех типов нор(кроме временных) характерно наличие забитого землей начального >ода, длина которого составляет около 30 % общей длины ходов но­ры; на поверхности возле этого хода обычно сохраняется первичный выброс земли. С прокладки такого хода зверьки начинают строительство норы, а затем забивают его землей, вырытой при прокладке следующих основных ходов, и в дальнейшем начальным ходом не пользуются.

Выводковые норы отличаются наиболее сложным строением. Длина их ходов составляет 110-135 см (в среднем 122), а глубина около 25 см. Эти норы многоходовые (от 1 до 4, в среднем 2,5 входов) и многокамерные (от 1 до 4, в среднем две дополнительные ка­меры на одну нору). Размеры гнездовых камер – 8,5×8,5 см, допол­ни ильных камер – 6×6 см. В гнездовой камере всегда присутствует гнездо из размочаленных стеблей ковыля. Летние постоянные норы, и которых живут самцы, не размножающиеся самки или сеголетки, устроены несколько проще. При такой же, как у выводковых нор длине ходов (65-155, в среднем 113 см), таком же числе входов (от 1 до 4, в среднем 2,4) и сходной глубине, они отличаются отсутствием дополнительных камер. Диаметр гнездовой камеры колеблется от 5 до 8 см. Гнезда или подстилки в гнездовой камере в летних постоян­ных норах не бывает /Ионов, 1948; наши данные/. Единственная известная зимовочная нора пятипалого карликового тушканчика имела дна входа и отличалась отсутствием разветвлений хода, значительной длиной (310 см) и глубиной (80 см), а также наличием четырех камер, расположенных вдоль основного хода /Шенброт, Роговин, 1988/.

Суточная активность строго ночная. Зверьки появляются на поверхности с наступлением сумерек и уходят в норы перед рассветом. Длительность наземной активности в природе – 4-6 часов /Коже­мякин, 1974/, а в неволе – до 9 часов /Берман, 1962/. Наиболее интенсивная наземная активность регистрируется через 2-3 часа после захода солнца; ближе к утру длительность и частота фаз отдыха воз­растают/Кожемякин, 1974/.

В поисках корма пятипалый карликовый тушканчик передвига­ется мелкими прыжками длиной 3-5 см, часто опираясь на передние конечности; хвост при этом волочится по земле. При быстром беге длина прыжков составляет 10-15 см. Зверьки могут хорошо лазать по стеблям злаков и веткам кустарников /Берман, 1962; Орлов и др.,1972/. Из элементов комфортного поведения наиболее часто прояв­ляется чистка меха зубами и лапками и купание в пыли. Социальные взаимодействия преимущественно агонистические /Капитонов, 1977; Шенброт и др., 1995/.

Сроки начала и конца зимней спячки точно не установлены. Предполагается, что в Восточном Казахстане пробуждение от спяч­ки происходит в середине апреля, а залегание в спячку – в конце августа – начале сентября /Капитонов, 1977/. Непосредственно пе­ред залеганием в спячку масса тела зверьков за счет увеличения жи­ровых запасов резко возрастает – до 19 г (при нормальной массе взрослых животных в середине лета 10-15 г), причем жировые запа­сы только в хвосте достигают 1,5 г /Шенброт, Роговин, 1988/.

В Северном Прибалхашье беременные и лактирующие самки встречаются во второй декаде июня, а сеголетки – с июля /Капи­тонов, 1977/. Размножается раз в году. В выводке 2-5, в среднем 3,8 детеныша /Мазин и др., 1977; Мазин, 1996/. В Монголии зарегист­рированы колебания плодовитости по годам /Кожемякин, 1974/; в отдельные засушливые годы размножения может здесь не быть со­всем/Шенброт, Роговин, 1988/.

Длительность беременности и размеры новорожденных неиз­вестны. Молодые в момент перехода к самостоятельной жизни по размерам ступни и хвоста уже не отличаются от взрослых, в то вре­мя как длина тела у них составляет 76,5 % длины тела взрослых, а масса тела – 49 % соответствующих показателей взрослых особей. Половой зрелости достигают после первой зимовки в возрасте 10-11 месяцев /Капитонов, 1977/. Максимальная продолжительность жиз­ни в природе достигает трех лет /Шенброт, Роговин, 1988/.

Основные лимитирующие факторы. Основными лимитирующими факторами, снижающими численность являются глубокое примерзание почвы зимой, летние засухи и раннее стравливание травостоя, отрицательно влияющие на кормовую базу зверька; воз­можна гибель его на автодорогах, под колесами транспорта /Капитонов, 1977; Шенброт и др., 1995; Мазин, 1996/.

Проблемы охраны и возможные пути сохранения популяции. Необходимо проведение специальных исследований для выяснения современного ареала и состояния численности вида. В связи с тем, что пятипалый карликовый тушканчик является единственным представителем монотипического рода в фауне Казахстана необходимо объявить заказниками основные места распространения этого редкого зверька, а именно северный шлейф горы Бектауата и южное подгорье Шубартау, а также продолжить разведение их в неволе.

9. Заключение.

Животный мир – один из важнейших компонентов биосферы, который имеет большой удельный вес в составе биогеоценозов. Так генофонд диких животных Казахстана уникален. Сохранение многообразия животного мира во многом определяется состоянием окружающей среды. Антропогенный пресс, в настоящее время достигший масштабов, превышающих действие естественных факторов, стал оказывать все большее влияние на природу и животный мир Казахстана.

Для охраны и рационального использования животных ресурсов необходимо решить ряд общереспубликанских и региональных проблем.

В настоящее время фауна Казахского мелкосопочника про­должает испытывать непрерывные изменения, которые выражаются в сокращении ареалов и численности наиболее уязвимых к антропо­генным воздействиям видов – узкоареальных и стеноэкопотентных форм. К таковым относятся, в первую очередь эндемы и реликты, а также виды узкоспециализированные в плане выбора местообита­ний. В связи с чем особую остроту в регионе приобретает проблема создания в ближайшее время региональной Красной книги, в кото­рой будет определен природоохранный статус каждого из элементов фауны, нуждающегося в специальных мерах охраны, в том числе и путем создания развернутой сети особо охраняемых природных тер­ритории. В связи с чем необходимо особо отметить, что многие ти­пичные и уникальные ландшафты и природно-территориальные комплексы до настоящего времени не вошли в систему природно-заповедного фонда как региона, так и республики в целом.

Необходимо активизировать деятельность природоохраняемых структур и организаций в плане охраны биоразнообразия и место­обитаний элементов биоты. Для этого необходимо знать, во-первых, какие виды нужно охранять и где, во-вторых, необходимо продол­жение инвентаризационных работ по фауне млекопитающих регио­на не только на видовом, но и. на подвидовом уровне. В связи с тем, что многие подвиды и даже виды могут быть надежно идентифици­рованы только при использовании тонких методов цитогенетического анализа, необходимо развертывание этих работ в широком мас­штабе.

Учитывая особенности биоразнообразия млекопитающих Ка­захского мелкосопочника, характер и степень воздействия естест­венных и антропогенных факторов на животный мир региона, необ­ходимо, с целью снижения или предотвращения негативных послед­ствий влияния антропогенных факторов, многие типичные и уни­кальные ландшафты и природно-территориальные комплексы Ка­захского мелкосопочника, в частности некоторые горные биоцено­зы: горы Бектауата, Каркаралы, Кент, Шунак, Ерментау, включить в систему природно-заповедного фонда как региона, так и республики в целом.

Составными частями стратегии охраны редких и исчезающих видов млекопитающих и рационального использования промысло­вых зверей республики должны стать научно разработанная право­вая охрана, инвентаризация всего биоразнообразия, в т. ч. редких видов, детальное изучение особенностей их экологии, практические меры охраны и рационального использования, квалифицированное экологическое образование.

10. Использованная литература.

1. Ержанов Н. Т. Редкие и исчезающие млекопитающие Казахского мелкосопочника. Караганда: Изд-во КарГУ, 2001. 174с.

2. Ержанов Н. Т. Фауна и экология млекопитающих Центрального Казахстана. Караганда: Изд-во КарГУ, 1997. 164с.

3. Бекенов А. В., Современное состояние и перспективы изучения фауны Казахстана// Современные проблемы экологии ЦК: Материалы респуб. научн.-практ. конф., посвященной 25-летию КарГУ им. Е. А. Букетова. – Караганда, 1996.-С.-14-19.


Млекопитающие Казахского мелкосопочника занес нные в Красную книгу Казахстана