Молодежные субкультуры в России

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ.. 3

I. СУБКУЛЬТУРА.. 3

1.1. Молодежная субкультура. 3

1.2. Причины возникновения. 3

1.3. Функции. 3

1.4. Негативные и позитивные аспекты молодежных субкультур. 3

II. ВИДЫ МОЛОДЕЖНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ.. 3

2.1. Металлисты, рокеры.. 3

2.2. Готы.. 3

2.3. Хиппи. 3

2.4. Фурри. 3

III. ОСОБЕННОСТИ МОЛОДЕЖНОЙ СУБКУЛЬТУРЫ В РОССИИ.. 3

3.1. Факторы, определяющие специфику российской молодежной субкультуры3

3.2. Особенности социализации и самоопределения. 3

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.. 3

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ… 3

I. Список используемой литературы.. 3

II. Библиография. 3

ПРИЛОЖЕНИЕ.. 3

ВВЕДЕНИЕ

Я выбрала данную тему потому, что она довольно близка мне. Ведь, молодежные субкультуры очень распространенное, особенно в последнее время, явление. Мы постоянно сталкиваемся с ними, фактически они являются частью нашей жизни. А я сама являюсь частью молодежной субкультуры. Я попытаюсь изложить суть молодежных неформальных объединений, их установки, цели которые они преследуют, их стремления, функции и т. д.

Но если можно так выразиться, видов неформальных молодежных объединений существует великое множество (панки, металлисты, хиппи, готы и т. д.), их, как правило, составляет молодежь.

Кроме того я считаю что эта тема очень актуальна в наши дни. Неформальные объединения, по сути, целая система, это очень своеобразное социальное образование. Его нельзя назвать группой, это, скорее социальная среда, круг общения, конгломерат групп или даже их иерархия. Где существует яркое деление на “своих” и “чужих”. Проще говоря, это государство в государстве требующее очень глубокого изучения.

Я не ставлю своей задачей детальный анализ деятельности каждого объединения – такой анализ должен быть предметом специальных исследований.

Мою работу можно сравнить с фотографией звезд на небосводе: можно увидеть их очертания, общее количество, положение по отношению друг к другу, определить вероятные направления движения в ближайшем будущем – и не больше. Рассматривая неформальные объединения, я попытаюсь определить роль и место самодеятельных общественных формирований. Сегодня не смотря на активную деятельность неформальных объединений, известно о них не так много. Отдельные публикации в прессе не позволяют получить целостную картину, а иногда дают искаженные представление о тех или иных формированиях, поскольку рассматривают, как правило, лишь одну какую-то сторону их деятельности, изучение проходит очень поверхностно.

В отношении неформальных объединений сложился самый острый дефицит – дефицит информации. Моей целью отчасти является, хотя бы частичное удаление этого дефицита.

I. СУБКУЛЬТУРА

Под культурой понимаются убеждения, ценности и выразительные средства, которые являются общими для какой-то группы людей и служат для упорядочения опыта и регулирования поведения членов этой группы. Воспроизводство и передача культуры последующим поколениям лежат в основе процесса социализации – усвоения ценностей, верований, норм, правил и идеалов предшествующих поколений.

Система норм и ценностей, отличающих группу от большинства обществ, называется субкультурной. Само понятие “субкультура” сформировалось в результате осознания неоднородности культурного пространства, ставшей особенно очевидной в урбанизированном обществе. Хотя появление термина “субкультура” в научной литературе возводят к 30-м гг. ХХ в., настоящее распространение он получил в 1960-70-х гг., в связи с исследованиями молодежных движений.

Субкультура может отличаться от доминирующей культуры языком, манерой поведения, одеждой и т. д. Основой субкультуры могут быть стиль музыки, образ жизни, определенные политические взгляды. Некоторые субкультуры носят экстремальный характер и демонстрируют протест против общества или определенных общественных явлений. Некоторые субкультуры носят замкнутый характер и стремятся к изоляции своих представителей от общества. Иногда субкультуры развиваются и входят как элементы в единую культуру общества. Развитые субкультуры имеют свои периодические издания, клубы, общественные организации.

Субкультура формируется под влиянием таких факторов, как возраст, этническое происхождение, религия, социальная группа или местожительство. Ценности субкультуры не означают отказа от национальной культуры, принятой большинством, они обнаруживают лишь некоторые отклонения от нее. Однако большинство, как правило, относится к субкультуре с неодобрением или недоверием.

Иногда группа активно вырабатывает нормы или ценности, которые явно противоречат господствующей культуре, ее содержанию и формам. На основе таких норм и ценностей формируется контркультура. Известный пример контркультуры – хиппи 60-х годов или “система” в России 80-х годов.

1.1. Молодежная субкультура

В последние три-четыре десятилетия устойчивый интерес исследователей вызывают молодежные субкультуры. Это связано с тем, что молодежная субкультура – средство обновления современного общества и трансформация его в постсовременное, то есть это часть механизма культурных инноваций.

Феномены молодежной субкультуры привлекают внимание социологов, культурологов, психологов, педагогов. При этом причины интереса достаточно разнообразны. Молодежная субкультура может рассматриваться как богатый источник инноваций и открытий в искусстве, моде, формах досуга; как вариант примитивной массовой культуры, продукт медиа-индустрии; как форма творческой активности молодежи, не находящей принятия и поддержки со стороны официальной культуры; как источник опасности для социального и духовного здоровья молодых.

Под молодежной субкультурой понимается культура определенного

Молодого поколения, обладающего общностью стиля жизни, поведения,

Групповых норм, ценностей и стереотипов. Феномены молодежных субкультур достаточно длительное время рассматривались в науке как “девиации”, а сами субкультурные сообщества как угроза позитивной социализации ребенка [1].

Однако современные подходы в изучении молодежной субкультуры носят довольно либеральный характер. Западное общество, по-сути, “разрешает” выражать молодежи себя в этой сфере, акцентируя внимание на социализирующей (адаптивной, интегративной) функции молодежной субкультуры. Субкультура интерпретируется как пространство игры, экспериментирования с нормами, ценностями, иерархией взрослого мира.

В современных исследованиях особенное внимание уделяется экспериментам с телесностью и чувственностью: не только через одежду, (что характерно для предыдущих субкультур), но через тело: бритье головы, татуировки, нанесение шрамов. В этом контексте употребление наркотиков также рассматривается как своеобразный способ экспериментирования. Субкультура молодежи прослеживается на уровне собственно культурных (в узком смысле) стереотипов: есть “наша” мода, “наша” музыка, “наше” общение. Аспект отчуждения молодежной субкультуры-культурное отчуждение. Именно на этом уровне субкультура молодого поколения приобретает заметные контркультурные элементы: досуг, особенно юношеством, воспринимается как основная сфера жизнедеятельности, и от удовлетворенности им зависит общая удовлетворенность жизнью молодого человека. Общее образование для школьника и профессиональное для студента как бы отходят на другой план перед реализацией экономических (“зарабатывать деньги”) и досуговых (“интересно провести свободное время”) потребностей.

Молодежная субкультура есть искаженное зеркало взрослого мира вещей. Говоря о молодежной субкультуре, надо отметить, что в ней отсутствует избирательность в культурном поведении, преобладают стереотипы и групповой конформизм.

Все больше она становится неформальной культурой, носителями которой выступают неформальные подростковые группы.

1.2. Причины возникновения

Возникновение молодежной субкультуры обусловлено целым рядом причин, среди которых наиболее значимыми представляются следующие:

1. Молодежь, живет в общем социальном и культурном пространстве, и поэтому кризис общества и его основных институтов не мог не отразиться на содержании и направленности молодежной субкультуры. Именно поэтому не бесспорна разработка любых специально молодежных программ, за исключением социально-адаптационных или профориентационных. Каково общество – такова и молодежь, а, следовательно, и молодежная субкультура.

2. Кризис института семьи и семейного воспитания, подавление индивидуальности и инициативности ребенка, подростка, молодого человека как со стороны родителей, так и педагогов, всех представителей “взрослого” мира, не может не привести, с одной стороны, к социальному и культурному инфантилизму, а с другой-к прагматизму и социальной неадаптированности (в некоторых случаях опосредованно) – и к проявлениям противоправного или экстремистского характера. Агрессивный стиль воспитания порождает агрессивную молодежь

3. Коммерциализация средств массовой информации, в какой-то мере и всей художественной культуры, формирует определенный “образ” субкультуры не в меньшей степени, чем основные агенты социализации – семья и система образования. Ведь именно просмотр телепередач наряду с общением, как уже говорилось,- наиболее распространенный вид досуговой самореализации. Во многих своих чертах молодежная субкультура просто повторяет телевизионную субкультуру, которая лепит под себя удобного зрителя.

По оценкам некоторых исследователей около 50% молодежи в возрасте до 30 лет входит в неформальные объединения; в группы асоциального характера – примерно 9%. Если общественные организации и незарегистрированные общественные объединения приводят свою нормативно-ценностную структуру в соответствие с официально регламентируемой, то неформальные молодежные группы подчеркнуто развивают собственную субкультуру, основные черты которой – замкнутость и альтернативность.

Мотивы вхождения и пребывания в неформальной группе следующие: совместные развлечения -45% опрошенных, просто желание провести свободное время – 42%, отсутствие взрослых и контроля- 34%, необычные приключения и переживания – 31%, общие интересы с членами группы – 29%,возможность поговорить с теми, кто тебя понимает – 27%; 23% опрошенных ответили, что члены группы “очень интересные ребята”, у 9% иные побуждения. Таким образом, мотивы достаточно традиционны. Но в то же время внешние причины вхождения в группы весьма показательны: 43% – внутреннее одиночество и желание найти друзей, 31% – “все надоело”, 16% – ссоры с родителями, 11% – конфликты в школе, на работе (с преподавателями, начальством), 10% не верят взрослым и разочарованы в окружающих, 9% протестуют против формализма и лжи, 12% “просто не знали, как жить дальше”[3].

В качестве причин “ухода в андеграунд”, молодежь называет:

1) Вызов обществу, протест.

2) Вызов семье, непонимание в семье.

3) Нежелание быть как все.

4) Желание утвердится в новой среде.

5) Привлечь к себе внимание.

6) Не развитая сфера организации досуга для молодежи в стране.

7) Копирование западных структур, течений, культуры.

8) Религиозные идейные убеждения.

9) Дань моде.

10) Отсутствие цели в жизни.

11) Влияние криминальных структур, хулиганство.

12) Возрастные увлечения.

1.3. Функции

Главной функцией любого объединения, будь то самодеятельное движение или контркультурная неформальная группа, является одна – стремление к самореализации, субъектному воплощению (другими словами, чем-то оправдать свое пребывание в этом мире). Если у ребенка 14-17 лет социализация состоит, прежде всего, в отрицании социума (в этом и кризис социализации), то у молодежи постарше главенствует ориентация на определенные социально значимые цели. Но и для тех и для других деятельность носит и самоценный характер общения с единомышленниками, построенного на взаимопонимании и взаимодоверии, а именно этих качеств многим молодым в жизни не хватает.

Функцию самореализации дополняют 3 другие, характерные для деятельности всякой самодеятельной группы.

Инструментальная. Каждое объединение, клуб, группа, будь то “Спасение” или команда подростков, преследуют определенную цель: в первом случае – явную (защита памятников истории и архитектуры, стремление возродить и сохранить национальную культуру), во втором – размытую, неосознанную (стать сильным и утвердиться в среде сверстников, заставить себя уважать). В любом случае группа есть инструмент для достижения сознательных или неосознанных, но вполне конкретных результатов.

Не менее важна компенсаторная функция. В учебном (трудовом) коллективе, даже в семье личность нередко чувствует себя замкнутой, стесненной рамками обязанностей и социальных ожиданий, зависимой от преподавателя, родителей или начальника. В этом случае участие в деятельности (особенно неформальной) самодеятельной группы компенсирует отсутствие личной независимости и свободы в традиционных структурах. Другое дело, что человек останется в зависимости от вожака, лидера, определенных правил поведения в новой для него общности, то есть независимость может быть мнимой, относительной, но самоощущение ее возникает.

Несмотря на господство потребительского отношения к искусству, немалая часть молодежи ищет активного самовоплощения. Самодеятельные группировки выполняют еще и эвристическую функцию, особенность которой состоит в том, что она сильнее выражена в художественно-творческих социокультурных и соционравственных (“Милосердие”) организациях, в то время как в подростковых контркультурных группах значительно слабее или вовсе отсутствует.

1.4. Негативные и позитивные аспекты молодежных субкультур

Просоциальные неформальные клубы или объединения – это социально-положительные, приносящие пользу обществу организации. Эти объединения решают социальные проблемы культурно-защитного характера (защита памятников, памятников архитектуры, реставрация храмов, решают экологические проблемы).

Зеленые – называют себя различные, существующие почти повсеместно объединения экологической направленности, активность и популярность которых неуклонно растет.

Они умеют свои цели и задачи. Среди наиболее острых проблем, проблема охраны окружающей среды занимает не последнее место. За ее решение и взялись “зеленые”. Экологические последствия строительных проектов, размещение и эксплуатация крупных предприятий без учета их влияния на природу и здоровье людей. Различные общественные комитеты, группы, секции развернули борьбу за удаление таких предприятий из городов или их закрытие.

Первый такой комитет по защите озера Байкал был создан в 1967 году. В него вошли представители творческой интелегенции. Во многом благодаря общественным движениям был отклонен “проект века” по переброске вод северных рек в Среднюю Азию. Активисты неформальных групп собрали сотни тысяч подписей под ходатайством об отмене этого проекта. Такое же решение было принято по поводу проектирования и строительства АЭС в Краснодарском крае.

Численность экологических неформальных объединений, как правило, невелика: от 10-15 до 70-100 человек. Неоднороден их социальные и возрастной состав. Свою малочисленность экологические группы с лихвой компенсируют активностью, которая привлекает к ним большие массы людей, выступающих в поддержку различных природоохранных инициатив.

Так же к просоциальным неформальным объединениям относятся объединения защиты памятников, памятников архитектуры, общество охраны зверей, общество охраны лесов Амазонки.

Помимо просоциальных существуют антисоциальные молодежные субкультурные объединения. Антисоциальность – ярко выраженный агрессивный характер, стремление утвердить себя за счет других, нравственная глухота. К антисоциальным проявлениям можно отнести деятельность молодежных “банд”.

“Банды” – это объединения (чаще всего подростков) по территориальному признаку. Город делится “бандами” на зоны влияния. На “своей” территории члены банды являются хозяевами, с появляющимися “чужаками” (особенно из другой банды) расправляются крайне жестоко.

В “бандах” свои законы, свои нравы. “Законом” является подчинение вожаку и выполнение поручений банды. Процветает культ силы, ценится умение драться, но, скажем, защитить “свою” девушку во многих бандах считается позором. Любовь не признается, существует только партнерство со “своими девушками”. Все “банды” вооружены, в том числе огнестрельным оружием. Оружие пускается в ход без долгих размышлений. “Банды” не только враждуют друг с другом, но и осуществляют террор в отношении нейтральных подростков. Последние вынуждены становиться “данниками” “банды” либо вступать в нее[7].

II. ВИДЫ МОЛОДЕЖНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ

Неформальные молодежные объединения – это явление массовое. Ради каких только интересов не объединяются люди: дети, подростки, молодежь. Число таких объединений измеряется десятками тысяч, а количество их участников – миллионами. В зависимости от того, какие интересы людей положены в основу объединения, возникают и различные типы объединений. В последнее время, ища возможности реализации своих потребностей, и не всегда находя их в рамках существующих организаций, молодежь стала объединяться в так называемые “неформальные” группировки, которые было бы правильнее назвать “самодеятельными любительскими объединениями молодежи”. Отношение к ним неоднозначное. В зависимости от направленности они могут быть как дополнением организованных коллективов, так и их антиподами.

Условия жизни в большом городе создают предпосылки для объединения молодежи в разнообразные группы, движения, являющиеся сплачивающим фактором, формирующие коллективное сознание в этих группах, коллективную ответственность и общие понятия о социально-культурных ценностях. Таким образом, появляются различные виды молодежных субкультур.

Выделяют следующие основные признаки неформальных организаций:

1) Неформальные коллективы не имеют официального статуса.

2) Слабо выраженная внутренняя структура.

3) Большинство объединений имеет слабо выраженные интересы.

4) Слабые внутренние связи.

5) Очень сложно выделить лидера.

6) Не имеют программы деятельности.

7) Действуют по инициативе небольшой группы со стороны.

8) Представляют альтернативу государственным структурам.

9) Очень тяжело поддаются упорядоченной классификации [10].

2.1. Металлисты, рокеры

Металлисты, это одна из самых больших “неформальных” субкультур.

Когда-то давно тяжелая музыка была то увлечением немногих меломанов, то элитным развлечением интеллигенции. Сегодня тяжелую музыку слушают почти все. Теперь это очень насыщенный музыкальный пласт, некоторые составляющие которого не имеют между собой ничего общего, кроме характерного “перегруженного” звучания. “Тяжесть” сегодня – равноправное, модное, продвинутое течение, никакой не андеграунд, никакой не бунт, как бывало раньше.

История тяжелой музыки – это в первую очередь история “грязного” звука. То, что современную гитарную музыку породил рок-н-ролл, знают все, но менее известно, что примерно до начала 60-х годов перегруженный звук в роке гитаристами не употреблялся. Считалось, что электрогитара должна звучать как гитара обычная – просто громче, сочнее и ярче. Любой фон или искажение воспринимался как брак при настройке звучания.

Понемногу, с развитием гитарной и звукоусилительной техники, гитаристы-новаторы стали экспериментировать с ручками громкости и частоты своих инструментов. А это, в свою очередь, повлекло изменение приемов игры.

Аккомпанирующий состав групп тоже стал подстраиваться под новое звучание и приемы, затем гитара постепенно вышла на первый план и из не самого заметного аккомпанирующего инструмента превратилась в королеву бала, задвигая порой даже вокалиста.

Сам термин, которым часто обозначают всю “тяжесть”, – металл – пришел из сфер, от музыки довольно далеких. Впервые в культурном контексте словосочетание heavymetal применил в романе “NakedLunch” (1959) легендарный Уильям Берроуз. Он назвал так жесткую, агрессивную, напористую музыку (дело в том, что еще во время Второй Мировой на американском солдатском жаргоне heavymetal обозначало артиллерийскую канонаду).

В 1968г. парни из известной американской группы SteppenWolf в песне “Borntobewild” тоже пели “Ilike… heavymetalthunder” – и хотя в песне имелись в виду раскаты грома, подобные пальбе из пушек, позже это стало расцениваться как манифест: “люблю, когда хэви металл гремит”. А уж после того, как музыкальный обозреватель журнала “Creem” Лэстер Бэнгз использовал в статье словосочетание heavymetal, эта связка окончательно стала обозначением нового музыкального направления. Уточнение “heavy” в итоге отмерло, но суть-то осталась. Все музыканты этого стиля и их поклонники начали называть себя металлистами и в скором времени образовали собственную музыкальную субкультуру.

Поклонники тяжелого металлического рока, черного металлического рока, скоростного металлического рока – все они – металлисты.

Некоторые металлисты исповедуют культ сатаны, называют себя сатанистами, но это скорее редкость. Современное поколение металлистов любит свободную жизнь в свое удовольствие. Они считают, что ничем не обязаны другим людям, ходят на концерты, на которых могут распивать спиртные напитки, а после устраивать потасовки. Движение металла можно разделить на 2 группы: радикальное и более спокойное. К радикальному относятся металлисты-сатанисты и особо агрессивные группы. К ним часто примыкают панки, так как им импонирует культ насилия, дух бунтарства и отрицания, а также возможность поиздеваться над слабыми (рис.1).

К металлистам примыкают группы подростков, которым нравится рок-музыка, костюм неформала. Старшие и более опытные их серьезно не воспринимают, но именно эти подростки и старые, бывалые, металлисты, возраст которых перешел границу 35-40 лет, составляют собой более спокойное течение. Среди молодежи, конечно, существуют такие металлисты, которые поверхностно разбираются в проблемах металлического рока, ведут себя с окружающими очень вызывающе и агрессивно. Как правило, именно они на концертах, и после них, устраивают мелкие беспорядки, прыгают на сцену, бросают пустые банки и бутылки из-под пива.

Их внешней вид вызывающе агрессивный: черная одежда с большим количеством металла, изображением черепов, крови, надписью “сатана” на английском языке (рис.2). Хотя одежда чистая, опрятная. Классические металлисты носят узкие черные джинсы, заправленные в высокие ботинки или “козаки”, кожаные куртки с косой молнией – “косухи”, серьги в левом ухе, перстни с изображением черепов или других черных магических символов (пентаграмма, скелет и т. д.) Но их внешняя агрессивность и мрачность чаще всего являются средством эпатажа окружающих людей. Те, которым за 25 лет, занимаются серьезной работой, как правило, миролюбивы, хотя иногда могут похулиганить вместе с теми, кто моложе.

В среде металлистов есть настоящие знатоки и ценители тяжелого рока. Они миролюбивы, не увлекаются атрибутикой, хорошо разбираются в музыкальных направлениях не только современной, но и классической музыки [4].

2.2. Готы

Встретив на улице группу людей в черных драпировках, с выбеленными лицами и странными украшениями, – не стоит пугаться, это готы.

В основе готического движения лежит готическая музыка, выросшая из пост-панка. Поэтому готов принято все-таки считать музыкальным направлением. Вообще из панка появилось много направлений, в том числе и декадентское – более депрессивное и мрачное (впоследствии “готическое”). Внешний вид готов – черные наряды, летучие мыши, вампирские зубы и прочая символика – все, что имеет хоть какое-то отношение к эстетике смерти. Впоследствии к декадентскому колориту стали добавлять мистические символы, причем без каких-либо попыток связать их между собой и осмыслить. Эта неопределенность и есть слабое место готического движения: как субкультуру, не имеющую четкой идеологии, ее постоянно тянет в разные стороны, причем эти отклонения не всегда украшают репутацию готов.

Готы воспринимают свое движение как протест против массового сознания, безвкусицы и пестроты. Пока попса сочиняет свои “три слова, 2 аккорда” про любовь, гот, весь вид которого напоминает о смерти, идет на кладбище. При этом не важно, что он там будет делать: думать о смысле бытия или просто веселиться с друзьями.

Однако, смысл жизни готов – это сама готика – как угол восприятия жизни, а вовсе не культ смерти. Готика – явление эстетическое, а мрачные образы – не более чем эпатаж. Глупо искать смысл жизни в смерти – его там нет. Смерть – это напоминание, повод стремиться к жизни.

Готическое движение вобрало в себя множество стилей и направлений- искусство периода декаданса, символизма, готическое средневековье, современную эстетику темного кино, неформальную эстетику панка (особенно в одежде) – и так стало настоящей субкультурой. К готике можно отнести все, что движется в направлении темной мистики, мрачной романтики и эстетики разрушения (рис.3). Поскольку гот-культура – преимущественно эстетическое движение, сложно говорить о мировоззрении гота. Оно здесь вполне индивидуально, ибо скорее зависит от того, какой человек попал в движение. Кстати, этим идеологическим вакуумом часто пользуются другие, более цельные движения и подминают морально неокрепших готов под себя. Существует несколько направлений готического движения:

– Классические готы

Это готы-эстеты, в основном люди творческих профессий. Готика для них не культ, а источник вдохновения, откуда можно бесконечно заимствовать идеи и образы. Это люди, склонные к экстравагантному поведению и нестандартному восприятию мира.

– Punk Goth

Стиль готов-ветеранов. Ирокезы, английские булавки, рваные джинсы, кожаные куртки. Практически стопроцентные панки.

– Victorian Goth

Отдают предпочтение стилю исторических эпох. Камзолы, ботфорты, рубашки с жабо и оборками. У женщин – корсеты, широкие юбки на каркасах, веера, перчатки и прочее. Единственные готы, которые не придерживаются черного стиля. Прически – исторические, а не постпанковские. Естественный цвет волос.

– Androgyn Goth

“Бесполые” готы. Весь макияж направлен на то, чтобы скрыть половую принадлежность персонажа. Корсеты, бандажи, юбки, латексная и виниловая одежда, высокие каблуки, ошейники [4].

2.3. Хиппи

Организация не такая многочисленная, но имеет многолетние традиции. Их философия повлияла на взгляды и жизнь поколения 60-80-х годов. У хиппи свои правила поведения и своя философия. Они объединяются в Систему. Это своего рода клуб, в который принимают не каждого. Система делится на группы (тусовки), где есть два слоя: “пионеры” и “олдовые” (мамонты). “Пионеры” – подростки, “олдовые” – старые члены Системы, серьезно вникающие в проблемы религии, мистики, художественного творчества.

Все хиппи носят длинные распущенные волосы (хайр), обычно расчесывая их на пробор. Лоб и затылок охватывает тонкая повязка (хайратника). Культура хиппи – одна из самых древних и прочных. Хиппи славятся мягкостью и не агрессивностью. Как известно, хиппи появились на свет в бурные 60-е (рис.4). Они призывали человечество любить друг друга, а не воевать[6,C.104]. Называли себя “детьми цветов”, ловили кайф от Денис Джоплин и “TheDoors” и первыми принялись “расширять сознание” всеми способами – от медитации до ЛСД. Хипповские идеи живы до сих пор. Всегда находятся личности, которым “цветочная” философия ближе, чем агрессия панков. У хиппи за все время сложились настоящие традиции и, наверное, самая грандиозная из них – “Собрание Радуги” (RainbowGathering).

4 июля 1972 года тысяча молодых людей поднялись на Столовую гору в штате Колорадо (США), взялись за руки и стояли так целый час, не говоря ни слова. Они решили добиться мира на Земле не забастовками и демонстрациями, а молчанием и медитацией.

Это и было первое “Собрание Радуги”. Название Rainbow возникло из пророчества индейцев копи: в конце времен, когда Земля будет разорена, появится новое племя. Эти люди не будут похожи на нас ни цветом кожи, ни привычками, и говорить они будут на другом языке. Но то, что они сделают, поможет Земле вновь стать зеленой. Назовут их “Воинами Радуги”.

После первой акции “Воины радуги” решили, что будут каждый год собираться вместе и молиться за мир во всем мире. С тех пор “Семьи Радуги” стали появляться на всех континентах.

Форма одежды хиппи – джинсы, свитера, футболки, вышедшие из моды пальто. Одежда нередко потрепанная или ей специально придается такой вид: искусственно делаются дырки, ставятся яркие заплаты на джинсах и куртках, делаются надписи на английском языке.

Первый подъем движения относился к концу 60-х – началу 70-х годов, второй – к 80-м. Затем число хиппи резко уменьшилось. Однако в середине 90-х годов неожиданно возникла третья волна. К движению примкнули школьники и студенты младших курсов, в основном гуманитарных вузов, а также начинающие поэты, художники, музыканты. Численность хиппи “третьей волны” – около 2,5-3 тысяч человек. Им свойственно стремление к самопознанию, склонность к философии с традициями странничества и анархопацифизма, толстовского “непротивления злу насилием” и отрицание государства. Их можно отнести к достаточно интеллектуальной, образованной и перспективной части молодежи. К достоинствам хиппи относится стремление к познанию и осмыслению окружающего мира, к недостаткам – социальная пассивность и созерцательность. Многие употребляют наркотики, чаще несильные. Проповедуют “свободную любовь” со всеми вытекающими отрицательными последствиями. Для них типично пренебрежение к материальным ценностям: деньгам, дорогим вещам.

Тело и душа существуют для хиппи как бы порознь и наряду друг с другом, не образуя единства. В связи с отношением к телу как к произведению искусства главные заботы направлены не на его пропитание, а на украшение; при ограниченных средствах хиппи предпочтет нитку бус завтраку, и это предпочтение будет санкционировано в глазах других членов общины как естественное и разумное. Кроме того, беззаботность хиппи относительно пропитания основывается на уверенности в том, что другие поделятся с ним едой, но вряд ли столь же охотно снабдят одеждой и безделушками. Точно так же обстоит дело с кровом. При хорошей погоде эпизодическое отсутствие приюта – заурядная неприятность. В парках множество закоулков, пригодных для ночлега. А так как все имущество хиппи обычно намотано вокруг тела или вмещается в рюкзачок, размещение багажа проблемы не составляет [4].

2.4. Фурри

Что такое “фурри”? Есть множество интерпретаций этого слова, но для того, чтобы дать наиболее подходящую, следует сказать, что фурри, иначе ферри (от англ. furry) – это субкультура, которая объединяет людей, так или иначе интересующихся антропоморфными животными в изобразительном искусстве, анимации, художественной литературе и дизайне. Особенностью субкультуры является стремление ее представителей к воплощению образа антропоморфного животного в творчестве или в себе, посредством идентификации с ним. Антропоморфными животными являются сказочные животные, то есть вымышленные существа, сочетающие в себе качества человека и животного как в анатомическом, так и поведенческом плане (рис.5). Иными словами, фурри – это изображения животных, ведущих себя как люди.

Человеческими качествами наделяются, в основном, хищников: львов, гепардов, лис, волков, а также грызунов (рис.6). Эти звери покрыты мехом, поэтому в англоязычной части субкультуры их прозвали “пушистыми” (furries). Это слово привилось и определило название субкультуры. Понятие субкультуры фурри объединяет:

– поклонников анимационных фильмов или рассказов с участием антропоморфных животных. Например, мультфильм “Король лев” или цикл романов “Рэдволл” писателя Брайана Джейкса.

– художников, предпочитающих рисовать антропоморфных животных, то есть производителей фурри-арта.

– фуррей, т. е. всех, кто отождествляет себя с антропоморфными животными.

Это типичные качества, которыми в той или иной степени может обладать представитель субкультуры фурри. Например, он может рисовать антропоморфных волков, воплощать в себе антропоморфного волка и любить рисунки (или мультфильмы), изображающие антропоморфных волков. Если у человека выражено хотя бы одно из перечисленных качеств, то скорее всего его можно отнести к данной субкультуре.

Между фуррями и двумя другими частями субкультуры – поклонниками и художниками – могут существовать противоречия. Так сложилось, что нередко представители разных частей субкультуры не признают друг друга.

Особенностью субкультуры фурри является самоотождествление части ее представителей с антропоморфными животными, стремление походить на животное внешне и поведенчески или в виде предпочтения рисовать определенный вид животных.

Популяризация фурри, вероятно, началась под влиянием Диснеевских фильмов, и, что наиболее важно, под влиянием “Робин Гуда”. Потому что это был первый полнометражный анимационный фильм, где все главные роли, которые могли бы исполнять персонажи-люди, исполнялись животными, причем, даже если вернуть назад людей, не потребуется даже править сценарий. Фурри – это когда животные исполняют роли, которые по всем параметрам должны быть закреплены за людьми.

Однако, это не всегда столь категорично. Значение слова “фурри” эволюционировало со временем в массу порой прямо противоположных определений, и теперь некоторые под ним подразумевают все, от разумных животных до людей, считающих себя фурриками в душе. Однако, чем дольше мы будем вглядываться в суть проблемы, тем больше мы обнаружим примеров, когда современные комиксисты прибегают к помощи антропоморфных прямоходящих животных для того, чтобы рассказать порой совершенно реальную жизненную историю. Причины этого просты – иногда, для того чтобы рассказать историю, автор вынужден использовать басню, заменив людей на более легкоусвояемые символы – например, животных. “Басенные” персонажи обладают гораздо ярче выраженными характерами, нежели их прототипы-люди.

К фурри относятся все появления антропоморфных персонажей в мировой литературе и искусстве вообще, от “Кота в сапогах”, “Ежика в тумане” до лис-оборотней Японии. И это не столько потому, что кто-то там назвал в 80х годах подобные вещи фурри, а потому, что фурри, как художественный жанр, является неотъемлемой частью антропоморфной культуры, и потому, что у него есть конкретное имя.

Число фуррей в России исчисляется всего несколькими сотнями человек [4].

III. ОСОБЕННОСТИ МОЛОДЕЖНОЙ СУБКУЛЬТУРЫ В РОССИИ

Субкультура молодежи формируется под непосредственным воздействием культуры “взрослых” и обусловлена ею даже в своих контркультурных проявлениях. Формальная молодежная культура (по определению) базируется на ценностях массовой культуры, целях государственной социальной политики и официальной идеологии. Рассмотрим их состояние на текущий момент и в роль формировании мировоззрения молодежи, анализируя следующие специфические черты российской молодежной субкультуры.

1. Преимущественно развлекательно-рекреативная направленность

Наряду с коммуникативной (общение с друзьями) досуг выполняет в основном рекреативную функцию (около одной трети старшеклассников отмечают, что их любимое занятие на досуге – “ничегонеделание”), в то время как познавательная, креативная и эвристическая функции не реализуются вовсе или реализуются недостаточно. Рекреативные досуговые ориентации подкрепляются основным содержанием теле – и радиовещания, распространяющим ценности преимущественно массовой культуры;

2. “Вестернизация” (американизация) культурных потребностей и интересов

Ценности национальной культуры, как классической, так и народной, уже много лет вытесняются схематизированными стереотипами – образцами массовой культуры, ориентированными на внедрение ценностей, “американского образа жизни” в его примитивном и облегченном варианте. Однако вестернизация культурных интересов имеет и более широкую сферу приложения: художественные образы возводятся на уровень группового и индивидуального поведения молодых людей и проявляются в таких чертах социального поведения, как прагматизм, жестокость, неумеренное стремление к материальному благополучию. Эти тенденции присутствуют и в культурной самореализации молодежи: наблюдается безрассудное презрение таких “устаревших” ценностей как вежливость, кротость и уважение к окружающим в угоду моде. Совсем не безобидной в этом плане является и вездесущая реклама;

3. Приоритет потребительских ориентаций над креативными

Потребительство проявляется как в социокультурном, так и в эвристических аспектах. По данным опросов студентов петербургских вузов (1997-2002 гг.) потребление в рамках художественной культуры заметно превышает креативные установки в социокультурной деятельности. Еще более эта тенденция присутствует в культурной самореализации учащейся молодежи, что косвенно обусловлено и самим потоком преобладающей культурной информации (ценности массовой культуры), способствующей фоновому восприятию и поверхностному закреплению ее в сознании. Творческая самореализация, как правило, выступает в маргинальных формах;

4. Слабая индивидуализированность и избирательность культуры

Выбор тех или иных ценностей связан чаще всего с групповыми стереотипами (“принцип селедки в бочке”) достаточно жесткого характера – несогласные сильно рискуют пополнить ряды “отверженных”, “не интересных”, “не престижных” людей с точки зрения “толпы”, обычно равняющейся на некий идеал – “крутого(-ую)” (иногда в лице лидера данной группы). Групповые стереотипы и престижная иерархия ценностей обусловлена половой принадлежностью, уровнем образования, в определенной мере местожительством и национальностью реципиента, однако в любом случае суть их одна: культурный конформизм в рамках неформальной группы общения и неприятие других ценностей и стереотипов, от более мягкого в среде студенческой молодежи до более агрессивного в среде учащихся средней школы. Крайним направлением этой тенденции молодежной субкультуры являются так называемые “команды” с жесткой регламентацией ролей и статусов их членов;

5. Внеинституциональная культурная самореализация

Данные исследований показывают, что досуговая самореализация молодежи осуществляется, как правило, вне учреждений культуры и относительно заметно обусловлена воздействием одного лишь телевидения – наиболее влиятельного институционального источника не только эстетического, но и в целом социализирующего воздействия;

6. Отсутствие этнокультурной самоидентификации

Народная культура (традиции, обычаи, фольклор и т. п.) большинством молодых людей воспринимаются как анахронизм. Попытки внесения этнокультурного содержания в процесс социализации в большинстве случаев ограничивается пропагандой древнерусских обычаев и православия. А этнокультурная самоидентификация состоит, а прежде всего в формировании положительных чувств к истории, традициям своего народа, т. е. того, что принято называть “любовью к Отечеству”.

В России существует феномен субъективной “размытости”, неопределенности, отчуждения от основных нормативных ценностей (ценностей большинства).

“Участие в политической жизни” в шкале ценностных суждений, предложенных в ходе анкетного опроса учащимся старших классов петербургских школ, заняло последнее место (это занятие привлекает лишь 6,7% опрошенных). Только каждый четвертый из старшеклассников (25,5%) готов жить для других, даже если придется поступиться своими интересами, в то же время почти половина выборки (47,5%) полагает, что “в любом деле нельзя забывать о собственной выгоде”.

“Политикой” интересуется лишь 16,7% опрошенных. Лишь треть из старшеклассников (34,4%) имеет сложившиеся политические убеждения (по самооценке), в то время как вдвое большее число либо вообще ими не обладает, либо никогда не задумывалось об этом (соответственно 29,5 и 37,1%). Известно, что молодежь-наиболее неустойчивая часть электората, реже других социально-демографических групп населения выступает в качестве реципиента политической информации, почти не читает ежедневных газет.

Российскими студентами современный этап развития общества определен как кризисный. Отрицательные оценки кризиса сопровождались обозначением спада в экономике, анархией в социальной структуре, судорожными действиями в политике и свободой в нравах. Некоторые представители молодежи утверждают, что развал преобладает во всем: “начиная с души и кончая экономикой”. Отмечается ожесточение людей из-за отсутствия возможности удовлетворить свои основные потребности. Меняются отношения в кругу родственников, идет более осторожное планирование семьи [9].

3.1. Факторы, определяющие специфику российской молодежной субкультуры

Что же предопределяет российскую специфику субкультурных образований в молодежной среде, а точнее – их слабую развитость в традиционном для Запада понимании? Три фактора здесь играют основную роль.

Первый – социальная и экономическая неустойчивость российского общества на протяжении последних полутора десятилетий и обнищание основной части населения. В 2000 г. согласно данным Госкомстата России, молодежь (16-30 лет) составляла в численности населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума 21,2%, а в своей возрастной группе доля бедных была 27,9%. Среди безработных молодежь в возрасте до 29 лет тогда же составила 37,7%. Хотя в последующие два года отмечался некоторый экономический подъем, принципиально картина не изменилась.

Второй фактор – особенности социальной мобильности в российском обществе. Каналы восходящей социальной мобильности в 90-е годы претерпели коренные изменения, и молодежь получила возможность достигать престижное социальное положение в очень короткие сроки. Первоначально (в начале десятилетия) это привело к оттоку молодежи из системы образования, особенно высшего и послевузовского: для быстрого успеха (понимаемого как обогащение и достигаемого в основном в сфере торговли и услуг) высокий уровень образования был скорее помехой, чем помощью. Но позже вновь усилилась тяга к получению образования как гаранта личного жизненного успеха. Кроме того, действует фактор уклонения юношей от службы в армии. Возможность быстро достичь успеха, стать богатым, в действительности слишком часто основанная на криминале, является, тем не менее, основой для социальных установок и ожиданий значительной части российской молодежи. Этим во многом вытесняется идентификация с субкультурными ценностями в западном смысле, поскольку такая идентификация в российских социокультурных условиях противоречит реализации установок на материальное благополучие.

Третий фактор – аномия в российском обществе в дюркгеймовом смысле, т. е. утеря тех нормативно-ценностных оснований, которые необходимы для поддержания социальной солидарности и обеспечения приемлемой социальной идентичности. В молодежной среде аномия ведет к парадоксальному сочетанию актуальных оценок и глубинных ценностных предпочтений.

В плане актуальных оценок особенно значимо отношение молодежи к органам государственной власти и высшим должностным лицам. В середине 90-х годов негативные оценки повсеместно преобладали, но и исследования последнего времени фиксируют относительно низкие показатели доверия молодежи к государственным структурам. Позитивный сдвиг наметился в отношении к Президенту России (по мониторингу ВЦИОМ, ноябрь 2001 г., В. В. Путин вызывает доверие у 39,1% респондентов в возрасте до 29 лет).

Но, во-первых, эта тенденция слишком кратковременна, во-вторых, та или иная оценка президента не ведет автоматически к повышению доверия к власти в целом или ее отдельным институтам. Важным итогом недоверия к власти является установка большинства молодых россиян, что можно полагаться только на собственные силы [5].

3.2. Особенности социализации и самоопределения

Многочисленные социологические опросы последних лет выявляют общий ценностный и нормативный кризис у молодежи.

Анализ результатов убеждает, что за прошедшее десятилетие в молодежной среде произошли сложные процессы, свидетельствующие о переоценке культурных ценностей предыдущих поколений, нарушении преемственности в передаче социокультурного опыта.

На что же может опереться молодежь в поисках своего самоопределения и утверждения себя в мире провозглашенных безграничных свобод и возможностей? С какой системой ценностей себя идентифицировать? На эти вопросы я попытаюсь ответить, обращаясь к данным анкетного опроса молодежи, осуществленного весной 2000 г.

НИИ КСИ СПБГУ под руководством профессора В. Т. Лисовского. Среди 2710 опрошенных из 20 городов 55% составляли студенты вузов; остальные категории: рабочие (12%), учащиеся школ (8,3%), курсанты военных вузов (2,5%), служащие (5,9%) и др.

Основная часть опрошенных (84,7%) – молодые люди в возрасте от 16 до 23 лет [2].

Реалии, с которыми сталкивается современная молодежь, в самом деле, весьма изменчивы. Изменчиво и отношение к ним со стороны молодых людей. Единственное, что пока не меняется в молодежном сознании, – это фетишизация рынка. Каждый четвертый из опрошенных планирует организовать свое дело, и более половины (53%) – добиться материального благополучия. В целом 84% респондентов привлекает планово-рыночный путь развития экономики. Большинство отрицает нерыночный путь для России, планово-государственную экономику поддержали только 12,8% [8].

МолодежныесубкультурывРоссиинесутнасебевоздействие криминализацииобщества, западнойкультурнойэкспансии, тягикпреодолениюрутиныповседневности, “родимыхпятен” советскойэпохи. Этивоздействияпереплетаются, онивразноймереприсущитемилиинымсубкультурнымфеноменам. Главноежесостоитвтом, чтосубкультурнаяспецификанесвойственнамолодомупоколениюроссиянкактаковому, этомозаикасоциокультурных образований, фрагментарнорассеяннаявмолодежнойсреде. Некоторые измолодежныхсубкультурмогутсоздаватьплатформудляразвитиянегативныхтенденцийвмолодежнойсреде (проблемынаркотизма, насилияит. д.), другиескорее имеютпозитивноеобщественноезначение (экологияит. д.). Вовсехслучаяхважно, что черезсубкультурныеформыдляопределеннойчастимолодежилежитпутькосвоениюсоциальности. Анализ рядасубкультурныхфеноменоввсовременнойРоссиисвидетельствует, чтовроссийской социальнойпрактикепоявляютсятестороныобщинноговзаимодействиямолодежи, которыевсоветскоевремя реализовывалисьвдеятельностикомсомола.

Утеря этогоинститута социализациипосоображениямполитическогохарактеранебылавосполненанауровне обыденности, чтовызываетопределеннуюнеудовлетворенностьипоискновыхформ коллективности. Этообстоятельствоследуетучитыватьприрассмотрениивопросаомолодежных субкультурныхфеноменахвсовременнойРоссии. Стакойточки зренияяснеестанет характерорганизованныхструктурвроссийскоммолодежномдвижении. Собственно, этоипозволяетболееширокопредставитьсубкультурымолодеживРоссиивихспецифике, генезисеивозможномвлияниинастилижизнивближайшиедесятилетия.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении хотелось бы еще раз сказать об актуальности исследований, связанных с проблемами молодежи. Исследования в этой области социологии необходимы для разрешения того кризиса, который переживает сегодня Россия. А связь таких аспектов социологии молодежи, как молодежная субкультура и молодежная агрессивность очевидна. Только тщательные и систематические исследования в области социологии молодежи могут помочь понять причины происходящего в нашем обществе конфликта поколений. Необходимо понять суть молодежных исканий, отрешиться от безусловного осуждения того, что несет с собой молодежная культура, дифференцированно подходить к явлениям жизни современной молодежи. Также необходимо понять, что молодому человеку нужно определить границы своих реальных возможностей, узнать, на что он способен, утвердиться в обществе.

Подтверждением этому может служить следующая цитата Эриксона: “Молодой человек должен, как акробат на трапеции, одним мощным движением опустить перекладину детства, перепрыгнуть и ухватиться за следующую перекладину зрелости. Он должен сделать это за очень короткий промежуток времени, полагаясь на надежность тех, кого он должен опустить, и тех, кто его примет на противоположной стороне”.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ I. Список используемой литературы

1. Омельченко Е. Л. Молодежные культуры и субкультуры / Е. Л. Омельченко – М.: Ин-т социологии РАН, 2000г.

2. Социология молодежи под ред. В. Т. Лисовского Изд-во СПбГУ, 2000г. С.155

3. Юшенков С. Неформальные движения: общая характеристика и основные тенденции развития / C. Юшенков – М., 1998г.

4. Глобальная сеть Internet(WWW) Адрес в Internet: www. subcult. ru

5. Луков В. А. Особенности молодежных субкультур в России // Социс.-2002,-№10. с.79-88.

6. Шмелев А. А. Молодежные культурные и социальные движения в России // Социс. -1998,-№8. с.103-109.

7. Тайбаков А. А. Преступная субкультура // Социс.-2001,-№3. с.90-93.

8. Карпухин О. И. Молодежь России: особенности социализации и самоопределения // Социс. -2000,-№9. с.125-128.

9. Молодежь новой России: Какая она? Чем живет? К чему стремится? // Аналитический доклад Российского независимого института социальных и национальных проблем по заказу московского представительства Фонда им. Ф. Эберта/ Л. Бызов, Н. Давыдова и др.

10. Салагаев А. Л., Шашкин А. В. Молодежные группировки – опыт пилотного исследования // Социс-. 2004. № 9.

II. Библиография

1. Громов А. В. Неформалы, кто есть кто. / А. В. Громов О. С. Кузин

2. Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество / П. Сорокин-М.,1992г.

3. “Молодежный экстремизм” под ред. А. А. Козлова. Изд-во СПбГУ, 1996г.

4. Шаранов А. В. Социология молодежи / А. В. Шаранов-М.,1996г.

5. Илле М. Е. Музыкальные интересы и духовные потребности молодежи // Социс.-1990,-№10. с.94-102.

6. Сергеев С. А. Молодежные субкультуры в республике // Социс.-1998,-№7. с.95-102.

7. Михеев П. А. Динамика жизненных ценностей сельской молодежи // Социс – 2005. № 1.

ПРИЛОЖЕНИЕ


Молодежные субкультуры в России