Монополия

Конкурентная борьба, как и всякая борьба, заканчивается чьим-то поражением и чьей-то победой. Капитал более слабого капиталиста переходит к более сильному, и предложение капитала концентрируется в руках меньшего количества его собственников. Соответственно, и спрос на рабочую силу концентрируется в их руках. Число покупателей рабочей силы сокращается, а число продавцов рабочей силы остается не только прежним, но и увеличивается в соответствии с приростом населения.

Каждый из читателей может представить себе эту ситуацию, и не только представить, но и почувствовать себя на месте покупателя рабочей силы, а чувства продавца рабочей силы всем нам знакомы. В западной экономической науке такая ситуация определена как “несовершенная конкуренция”. Стало быть, по ихнему, “совершенная” конкуренция бывает тогда, когда число покупателей равно числу продавцов. Где, и когда такое было, и будет ли еще, они скромно умалчивают, но сия “совершенная” ситьюэйшн рассматривается в ихней навуке вполне серьезно. Читатель может себе представить эту “совершенную” конкуренцию, когда число покупателей рабочей силы, то бишь – капиталисттов, равно числу продавцов рабочей силы, то есть, наемных работников. Вот уж точно досужий вымысел, к которому западная экономическая навука еще и призывает вернуться.

Пока кабинетные ученые строчат свои выдумки, конкурентная борьба продолжается, все больше капиталистов выходят из борьбы побежденными, и все меньше капиталистов остаются на рынке, сосредотачивая под свою волю предложение капитала и спрос на рабочую силу. И если нет каких-либо внешних факторов, сдерживающих концентрацию капитала, то на рынке остается один единственный собственник капитала. Каково его юридическое и физическое лицо – не имеет значения, здесь он собственник капитала. Таким образом, весь капитал, а значит весь спрос на рабочую силу концентрируется в руках одного собственника, и он получает возможность в своих интересах манипулировать спросом на рабочую силу, и всеми остальными показателями конъюнктуры рынка. А устремления собственника капитала нам известны. Следовательно, ничем не ограниченная конкуренция ведет к тому, что на рынке остается один собственник капитала, который становится обладателем исключительного права определять предложение капитала и спрос на рабочую силу. А значит, получает возможность исходя из своих интересов определять объем производства, номенклатуру и качество товаров, и т. д. единственный собственник на рынке может уже игнорировать объективные законы рынка, и стало быть, исходя из собственных интересов просто единолично назначать цену рабочей силы, и всего прочего. По всем признакам, этот обладатель исключительного права подходит под понятие и определение монополии. Заглянул в философский словарь 1983 года – монополии нет. Наши академики в своем учебнике тактично обходят определение монополии стороной, только в сетевой энциклопедии на KM. RU нашел общепринятое определение, которое говорит нам то же самое – исключительное право.

Классовая борьба

С установлением монополии, соответственно меняются и все рыночные показатели. Цена уже не определяется соотношением спроса и предложения, и потому становится монопольной ценой. И монополист, преследуя свою выгоду, естественно, уже назначает выгодную для себя цену рабочей силы. То есть – как можно ниже. Каким образом – прямым понижением зарплаты, или косвенно – повышением налогов и цен – неважно, главное, что цена рабочей силы оказывается ниже ее стоимости. Продавцы рабочей силы несут убытки, и потому выступают с требованием повысить зарплату, восстановить эквивалентность обмена. Но словесные увещевания бесполезны – свою выгоду никто просто так не упустит, свои деньги, как и права, не дают, их берут. Ведь каждая сторона обмена – и монополист-капиталист, и наемные работники, имеют одинаковые права на свою выгоду. Исключительное право монополии на монопольную цену и монопольную прибыль вступает в столкновение с правом наемных работников на эквивалентный обмен. И как сказал Маркс, и что подтверждается практикой – при столкновении двух прав дело решается силой. Вот появилась в нашем анализе нелюбимая журналистами, писателями, публицистами, учеными, и прочими лакеями буржуазии, классовая борьба.


Монополия