Нации и народности России и глобальные демографические и экономические процессы

Федеральное агентство по образованию

высшего профессионального уровня

Тульский государственный университет

Кафедра социологии и политологии

Контрольно – курсовая работа по дисциплине демография

на тему:

Нации и народности Р. Ф. и глобальные демографические и экономические процессы.

Научный руководитель: канд. филос. наук

доц. Пушкина З. М.

Студентка: гр.820481

Мнацаканян А. С.

Тула 2010

План:

Введение

1. История народностей и национальных культурных традиций

2. Глобальные демографические и экономические процессы. Россия и

Кузбасс

3. Новые направления национальной политики

4. Необходимость учета национального фактора в службе деятельности

Милиции

Заключение

Список литературы

Введение

Современное человечество представляет собой довольно сложную этническую систему, включающую в себя несколько тысяч различного рода этнических общностей (наций, народностей, племен, этнических групп и т. п.). При этом все они отличаются друг от друга, как своей численностью, так и уровнем развития. Неравномерность социально-экономических, этнических и демографических процессов в развитии народов мира по-своему отразилась в политической карте мира. Все населяющие планету этнические общности входят в состав немногим более 200 государств. Поэтому большинство современных государств полиэтнично.

Вся эта пестрота этнической структуры закономерно порождает различного рода проблемы, противоречия, напряженность, конфликты в отношениях между народами. Одни из них носят затяжной характер и продолжаются уже несколько десятилетий, другие резко обострились в последние 10-15 лет. Практически все они являются межэтническими. Поэтому проблема этнических конфликтов актуальнейшей темой.

Цель работы: рассмотреть этническую ситуацию в России.

Для выполнения работы, я поставила перед собой ряд задач:

1) изучить историю народностей и национальных культурных традиций;

2) выделить демографические процессы в России и Кузбассе;

3) проанализировать государственную и региональную национальную политику;

4) определить необходимость учета национального фактора в службе деятельности милиции.

История народностей и национальных культурных традиций

Россия исторически формировалась как государство многонациональное. Еще в древности Киевская Русь изначально развивалась как объединение славянских, финно-угорских и иных племен, что наложило отпечаток на всю дальнейшую историю, язык, культуру, межнациональные связи русских. Специфика последних во многом определилась религиозным выбором. Русское православие всегда отличалось достаточно терпимым отношением к межнациональным бракам, расовому смешению, веками накапливало опыт мирного сосуществования с другими мировыми религиями.

Разными путями оказались народы в составе России, причем далеко не, всегда за счет захвата территорий, чаще – благодаря стремлению самих этих народов стать под державную защиту могущественного российского престола.

Национальная политика царизма, как и любого многонационального по составу государства мира, во многом была ориентирована на формирование унитарной политической и социально-экономической инфраструктуры, культурную ассимиляцию малочисленных народов. Были и существенные особенности. В отличие от европейских стран, правительство России достаточно редко проводило политику геноцида по отношению к народам, которые были присоединены насильственно (Кавказские войны XIX в., присоединение Средней Азии;. Почти все окраины вплоть до конца XIX в. сохраняли систему местного национального самоуправления и судопроизводства, традиционный образ жизни, религию и культуру населения. С момента включения в состав государства национальные меньшинства, вне зависимости от расовой принадлежности, хозяйственного уклада, религии, получали равные с российским крестьянством права (статус подданного, ясачного) и налоговые льготы. Национальная элита получала статус российского дворянства России.

Само понятие “инородец”, “иноверец” в дореволюционной историографии в большинстве случаев не носило налета уничижения для представителей малочисленных коренных народов. Объединение в рамках одной государственной структуры сотен национальностей, исключительно слабая изученность гигантских по площади районов Сибири и Севера, национального состава и этнической истории невольно предопределяли разграничение народов по признаку родства (“иной род”) или веры (“иная вера”). Садохин А. П., Грушевицкая Т. Г. Этнология. – М.: Академия, 2000. – С. 64-65.

Интерес представляет и состав российской армии, где столетиями существование национальных воинских частей органично сочеталось с практикой освобождения от воинской повинности сибирских “инородцев” и народов Севера.

В области национальной политики дореволюционная Россия накопила огромный опыт, в котором парадоксальным образом межнациональное противостояние веками органически сочеталось с вполне зримым тяготением народов к единению.

Элементы политической борьбы на уровне национальных элит, как в Центре, так и на местах, несомненно, присутствовали. Однако вражда между собственно народами не стала преобладающей в российской истории. Более того, именно вхождение в состав Российской империи во многом способствовало исчезновению межэтнических стычек и войн, объективно способствуя демографическому приросту населения вне зависимости от национальной принадлежности.

Дружба, сотрудничество народов России не являются прямым результатом политики интернационализма, осуществляемой правительством СССР. Их корни значительно глубже. Они рождены многовековой историей мирного сосуществования сотен народов. Этот феномен стал возможен, прежде всего, благодаря приоритету духовно-нравственных ценностей над материальными, которыми всегда отличалась российская действительность. Татары, якуты, башкиры, мордва, карелы, кабардинцы, осетины, удмурты и многие десятки других народов — это не случайный и тем более не чужеродный элемент российского бытия, а составная часть истории и культуры России.

В этом плане можно говорить о формировании на ее территории историко-культурной общности, когда судьбы народов были неразрывно связаны с судьбой отечества, их объединяющего. Можно привести массу примеров самоотверженного служения чести, достоинству и благополучию России представителей всех российских национальностей, проявлений общности их духа, психологии и ориентации. Поэтому право служить России, называться ее гражданином (подданным) давным-давно определялось и определяется не национальной принадлежностью человека, а его человеческими качествами, его готовностью служить делу, служить Родине, не отказываясь при этом от своей национальной истории и культуры. Да этого отказа от него и не требовалось.

Современная Россия имеет вполне реальный шанс наследовать традиции и опыт межнационального сотрудничества и дружбы, и его нельзя упускать. Только использовав его, можно подчинить созидательный потенциал всех народов благополучию и возрождению страны.

Здесь стоит вспомнить и те периоды истории, когда русские не составляли подавляющего большинства населения. И российская история дает достаточно много ярких примеров.

Стихийные миграционные передвижения русского населения уже с XV в., а особенно со второй половины XVI в. (когда политические обстоятельства переставали им препятствовать), приводили к изменению национального состава страны. В XVI-XVII вв. Русское государство вобрало в себя огромные пространства и многие народы. Только в состав сибирской России вошли крупные этносы, составляющие национальную мозаику Северной Азии: обские Угры и северные самодийцы (31,6 тыс.), северные тунгусы (36,2 тыс.), юкагиры и северо-восточные палеоазиаты с эскимосами (34,7 тыс.). В границах Русского государства находились также северные тюркоязычные (49,7 тыс.) и монголоязычные (37, 2 тыс.) группы населения, часть маньчжуров и южных тунгусов. Некоторые группы населения Сибири в это время откочевали или были насильственно уведены южными соседями в сопредельные районы. Но были и такие группы, которые сознательно приходили на государственные земли и входили в состав государства.

По своим масштабам переселение в Сибирь в XVII в. было настолько массовым, что представляло собой особую страницу не только российской, но и мировой истории. В результате присоединения к России, ряд сибирских народов попали в условия более развитых феодальных отношений. Переселенец, прежде всего северорусский крестьянин – промышленник и пахарь, перевалив через Урал, конечно, не думал о задачах государства. Само же государство не могло не опираться на переселенца. Для переселенца разгром Сибирского ханства (XVI в.) представлялся всего лишь одним из эпизодов вековой борьбы с “татарами”. А возможность перебраться в Сибирь – делом сложным и многотрудным в освоении новых угодий. В результате миграционных перемещений русского населения на вновь осваиваемых им землях прослеживалось его сплошное или локальное расселение. Многонациональный Кузбасс (История, практика) / Департамент национальной политики и общественных отношений Кемеровской области. – Кемерово, 2003. – С. 23-25.

Образование районов со сложным этническим составом было явлением постоянным и исторически обусловленным на Восточноевропейской равнине, на Урале и в сибирских просторах. Определенное влияние на этнические процессы в Западной Сибири оказали города, центры 20 сибирских уездов, многочисленные крепости (остроги) и ясачные зимовья, основанные русскими служилыми людьми в процессе присоединения сибирской территории к России. Русские промышленные люди, жившие менее компактно, сыграли, тем не менее, огромную роль в освоении обширных пространств Сибири.

Русское население Сибири по своей численности стало преобладать над коренным только в конце XVII в. По официальным данным 1710 г., в Сибири насчитывалось в округленных цифрах 314 тыс. русских переселенцев обоего пола, которые на 100 тыс. превосходили местное население. Из переселенцев 248 тыс. проживало в Западной и 66 тыс. – в Восточной Сибири.

Появление русских на огромных просторах Сибири существенно изменило этнографическую карту и этнические процессы в среде самого коренного населения. Изменение системы расселения, консолидация бурятских, якутских племен стали возможны только благодаря тому, что прекратились межродовые и межплеменные столкновения, что были определены границы народов и государств в целом. Стоит отметить очень существенный момент, который не всегда учитывается историками. Для коренного жителя Сибири любой пришелец, говорящий на русском, или пришедший с русскими, рассматривался как русский. Однако миграция за Урал охватила не только русское население. В Сибирь продвинулись народы Поволжья (татары, башкиры, чуваши) и Севера (коми). Сюда же царское правительство высылало группы военнопленных (поляков, шведов, литовцев, украинцев и др.). Все это способствовало формированию исключительно яркой национальной и культурной мозаики населения Сибири. Присоединение Сибири к Русскому государству не только имело огромное значение для дальнейшего социального и экономического развития народов этого региона, но и определило место России в мире. Государство, распространившее свою юрисдикцию на огромную территорию от границ на западе до Тихого океана, уже к середине XVII в. превратилось в “евро-азиатское”. Двуглавый орел стал символом государственной политики, на многие века, определив ориентацию государства не только на Запад, но и на Восток.

В историю освоения Сибири XIX век и предреволюционный период XX века вошли особой страничкой. Связано это было с целенаправленной переселенческой политикой Российского государства, не имеющего исторических прецедентов в мировой истории, как по масштабам переселения, так и по сложности решаемых управленческих задач.

Освоение и развитие Сибири в прошлом всегда предъявляло особые требования к ее жителям. Здесь выжить и успешно работать всегда могли только сильные духом, трудолюбивые люди, умеющие учиться и жить в мире с коренным населением. В течение XIX в., с открытием к переселению сначала Амурской и Приморской областей (с 1861 г.), а с 1865 г. и кабинетских земель Алтая (куда входила и южная часть Кузбасса) в Сибирь переселились сотни тысяч крестьян из черноземных губерний. Крестьяне уходили из мест, где в прошлом были сильны крепостнические пережитки. Продав все свое имущество, проходили тысячи километров для того, чтобы на новом месте начать свою жизнь с новой страницы. Не все могли адаптироваться к новым условиям, часть возвращалась. В Сибири оставались только те, кто в течение нескольких лет, отработав по найму у старожилов, могли поднять свое хозяйство.

Межнациональные отношения в предреволюционный период были далеко не гармоничными, что и сказалось на раскладке социальных сил в гражданской войне. Во многом основными причинами межнациональных конфликтов являлась слабость государственных структур в Сибири, не способных взять под полный контроль социально-экономические процессы и хищническую деятельность представителей крупного капитала.

Стоит особо отметить, что многие современные проблемы развития капиталистических отношений как в Сибири, так и в Кузбассе, имеют прямые аналогии с дореволюционным периодом. История нас учит, чем это, в конечном счете, завершилось. Сибиряки, несмотря на высокий уровень благосостояния (в сравнении с крестьянами европейской части России), активно принимали участие в революционном движении начала XX в. Однако и не поддержали программ сепаратистов, направленных на раскол Российского государства.

Еще один урок истории заключается в том, что грамотная миграционная политика определяет социально-экономическое развитие региона. В результате столыпинских реформ начала XX века только чуть более половины русского этноса сохранилось на своей этнической территории. В Сибири, Средней Азии, Казахстане, Поволжье, Кавказе, Урале проживало 44,6% русских. Незначительная часть – за пределами России. В целом в России, по данным переписи 1897г., русский язык назвали родным 47% населения, на другие языки приходилось: 19 процентов – украинский, 5% – белорусский, остальные языки считал родным меньший процент населения. Вместе с украинцами и белорусами русские составляли 71% населения России. Именно благодаря миграции десятков народов, при преобладающей роли русских переселенцев, Сибирь к началу XX в. окончательно превратилась из колонизуемой сырьевой окраины в один из наиболее динамично развивающихся регионов России.

Значение сырьевых ресурсов Сибири для мировой экономики уже определилось в XIX – начале XX вв. Однако значимость нашего региона несоизмеримо возросла в годы советской власти, определившей курс на индустриализацию Кузбасса и его активное включение в программы социально-экономического развития страны. Каждый регион Сибири имеет свои территориальные особенности, характеризующиеся различными природно-климатическими условиями и национальной спецификой проживающего населения. Кузбасс отличается тем, что является наиболее населенным, урбанизированным и промышленно развитым районом. Для него характерен исключительно сложный этнический состав и во многом драматичная история формирования судеб его жителей. Фактически история Кузбасса как региона, во многом определяющего судьбы России, началась в послереволюционный период. Сочетание этих факторов влияет на состояние и развитие народов Кузбасса, накладывает специфический отпечаток на национально-культурную сферу жизни людей. Многонациональный Кузбасс (История, практика) / Департамент национальной политики и общественных отношений Кемеровской области. – Кемерово, 2003. – С. 26-27.

С Октябрьской революции и гражданской войны в нашем регионе начался качественно новый этап развития. Руководство страны взяло курс на индустриализацию, создание второй после Донбасса угольно-металлургической базы. Идея В. И. Ленина о связи уральского металла и кузнецкого угля нашла свое практическое применение в создании Урало-Кузнецкого комбината. Повышенный интерес к кузнецкому углю проявился в годы первых пятилеток. Здесь планировалось построить десятки шахт, заводов, фабрик.

В 20-е годы XX века основным источником рабочего класса Кузбасса являлось сибирское крестьянство. Более 66 тыс. человек выехало в то время из деревень на строительство индустриальных объектов. Незначительное пополнение рабочего класса Кузбасса в эти годы проходило за счет организационного набора (оргнабора) и партийно-комсомольского призыва, оставшегося во многом без ответа. Так, для развернутого строительства шахт и заводов в одном только г. Кемерово необходимо было 180 тыс. рабочих. В реальности насчитывалось лишь 30 тыс. человек. Планы первой пятилетки в Кузбассе находились под угрозой срыва, так как численность населения у нас к 20-м годам составляла всего 200 тыс. человек. Решить кадровую проблему своими силами регион не смог.

Если в начале 20-х годов на территории Кузбасса проживало около 200 тыс. человек, то в конце 30-х годов насчитывалось уже более одного миллиона. В конце 20-30 гг. в Кузбасс пошел огромный поток спецконтин-гента – раскулаченных, депортированных, осужденных по 58 статье. Раскулаченных крестьян семьями (более 600 тыс. чел. – в среднем по 5 чел. в семье) свозили сюда из соседних территорий – Алтая, Томской, Новосибирской областей и т. д. Представителей депортированных народов (немцев, поляков, жителей Прибалтики) вывозили из европейской части России.

Национальный состав Кузбасса пополнился и в послевоенный период крымскими татарами, народами Северного Кавказа, украинцами, народами прибалтийских государств. В большинстве своем после освобождения со спецпоселения эти люди оставались жить в Кузбассе. Их трагические судьбы помогли создать особый тип межнациональных отношений. Для них было характерно настороженное отношение к политике центра, взаимоуважение, чувство локтя, взаимовыручка, сочувствие, умение сопереживать и многие другие качества, которых порой так не достает современному молодому поколению. Не только сложные климатические условия, но и единство судеб кузбассовцев помогли воспитать в нашем народе чувство межнациональной и религиозной терпимости, теплоты и доверия друг другу, чувство достоинства и гордости за Кузбасс.

Глобальные демографические и экономические процессы

Россия и Кузбасс

В третьем тысячелетии Россия находится на начальном этапе глобальных социальных изменений. Экономика нашего региона связана тысячами нитей с экономикой не только сопредельных областей, стран СНГ, но и десятков зарубежных стран. Эта связь обуславливает то, что изменения в мировой экономике, политике, социальные и национальные потрясения объективно влияют, а в ближайшее десятилетие будут еще больше влиять на жизнь людей.

Сентябрьские события в США и целый ряд трагедий, которые пережила Российская Федерация, когда в результате национализма, сепаратизма, террористических актов страна потеряла десятки тысяч жизней, когда сотни тысяч превратились в мигрантов, теряя дома и имущество, не являлись неожиданными для серьезных аналитиков. Это события одного порядка. И спровоцированы они демографическими и политическими процессами.

Человечество стоит на пороге исключительно сложных стратегических задач, пути, разрешения которых во многом не ясны и спорны. Уже в конце 70-80-х гг. ведущие ученые мира начали бить тревогу о том, что гигантские социальные и политические изменения последних десятилетий XX в. кардинально преображают мир в целом. Социальная общность десятков стран мира начала распадаться. Распад проявляется в разных формах: политических кризисах и сменах правительств, форм государственных устройств и политических режимов, смене идеологий, банкротствах крупных монополий, выступлениях “антиглобалистов” и создании международных террористических организаций. Отчасти это – результат исключительно высоких темпов экономического роста европейских стран и США. Отчасти – переориентации десятков наций мира на самоопределение и самостоятельность в попытке достичь более высокого уровня. Садохин А. П., Грушевицкая Т. Г. Этнология. – М.: Академия, 2000. – С. 214.

Россияне столкнулись с этой проблемой в 90-х гг. XX в. Распад Советского Союза и образование Содружества Независимых Государств (СНГ), несомненно, явление мирового порядка, спровоцировавшее углубление мирового кризиса. На гигантском пространстве, охватывающем территории бывших стран социалистического лагеря, произошло изменение форм государственного устройства и политических режимов. Произошел раскол постсоветского общества по имущественным, идеологическим и мировоззренческим позициям. Укрепились позиции мировых религий и национальных движений, преобразующих повседневную жизнь десятков миллионов жителей не менее активно, чем экономическая, политическая, культурная экспансия стран Европы и США. Россия впервые столкнулась с демографической проблемой. Россия имеет самую низкую рождаемость (8,6%), уступая только Японии и Армении. В результате за время реформ Россия потеряла более 5 миллионов человек.

Демографические процессы, углубление бедности, социальные взрывы спровоцировали мощные миграционные процессы. Мир стронулся, как в эпоху “Великого переселения народов”. В настоящее время количество беженцев и перемещенных лиц в мире больше, чем во время Второй Мировой войны. Этот процесс уже охватил Россию. По экспертным оценкам специалистов Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, нелегальная миграция в стране в 2002 г. составляла примерно 9,5 млн. человек. За последние годы эти процессы взяты под контроль государства, миграция вошла в нормальное русло и стала больше определяться факторами экономического порядка.

Как обстоит демографическая ситуация в Сибири и Кузбассе? Впервые за последние три столетия население Сибири перестало прирастать. В Кузбассе, благодаря принятым мерам за последние пять лет по подъему экономики и социальным программам, удалось стабилизировать численный состав населения (2002 г. – 2940,5 тыс. человек). За прошедшее десятилетие самоотверженным трудом кузбассовцев сделано исключительно много. И в это же время отрицательные демографические тенденции серьезно повлияли на возрастную структуру населения области. Оно, вне зависимости от его этнического состава, стремительно стареет. Средняя продолжительность жизни составляет 62,8 лет (мужчин – 56,6 лет). Преломить этот процесс вплоть до настоящего времени органам власти не удается. Ситуация остается стабильной только благодаря миграционному приросту, переселению людей из бывших республик Средней Азии и Кавказа. За последние два года в области осталось 23 тыс. мигрантов.

К сожалению, впервые в истории негативные демографические процессы охватили районы проживания малочисленного коренного населения Кемеровской области, как шорцев, так и телеуток. Согласно Постановлению Совета Министров Правительства Российской Федерации от 7 октября 1993 г. № 997, у нас определен перечень таких районов. Они охватывают всего 32 населенных пункта из 1399 по области и входят в 8 из 34 районов. Насколько глубоко зашли эти процессы, до подведения итогов переписи 2002 г. сказать сложно. Связано это с несовершенством муниципальной статистики и тем, что национальность не фиксируется в паспорте. Администрации городов и районов не обладают точной информацией о количестве шорцев по населенным пунктам и районам. По результатам научных исследований, охвативших только сельские администрации Таштагольского района, относительно стабильная ситуация сохраняется в отдаленных поселках, население которых сохраняет традиционный уклад жизни.

Новые направления национальной политики

Концепции национальной политики правительства Российской Федерации определяет:

1) сохранение целостности Российской Федерации;

2) равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от его расы, национальности, языка, отношения к религии;

3) запрещение любых форм ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности;

4) право каждого гражданина определять и указывать свою национальную принадлежность, пользоваться национальным языком, сохранять и развивать национальную культуру, традиции, обычаи;

5) предупреждение возможных межэтнических конфликтов, очагов межнациональной напряженности.

Последнее российское десятилетие наглядно отражает и новые проблемы. Связаны они с появлением политических сил как внутри страны, так и за ее пределами, заинтересованных в дестабилизации обстановки, отказе от формирующегося курса развития, построения гражданского общества и правового государства. Достаточно часто разыгрывается национальная карта, направленная на выработку платформы сепаратизма, разжигание межнациональной розни и религиозного противостояния. Сегодня реальной угрозой в России, как и в мире, становятся терроризм и экстремизм, маскирующийся в религиозные одежды. В этих условиях политически неверно сводить возникающие проблемы исключительно к материальным. Они уходят и в духовную сферу. Относиться к этому следует серьезно.

В международной практике, безусловно, успешными оказались те народы, чья самоорганизация осуществлялась на основе национальных ценностей. Яркий пример – Великобритания, Франция, Германия, государства Юго-Восточной Азии. Там, где приоритетной была политика размывания национальной специфики и формирования общества на основе ценностей, предлагаемых всей мощью государства, неизбежно возникало межэтническое противостояние. Россия не стала исключением. Именно игнорирование национальных проблем в течение последнего столетия во многом способствовало распаду СССР. В результате и сформировались особенности современного состояния России. К ним можно отнести стремление национальных элит к национальной самореализации, настороженное отношение граждан к власти, проблемы в межличностных отношениях, неразрывно связанные и вытекающие из системы национального образования, социального и религиозного прошлого, семейных традиций и национальной культуры в целом.

При формировании своей позиции в сфере межэтнических отношений Администрация Кемеровской области исходит из четкого осознания того, что власть не должна делать никакого различия между этносами, что представители всех народов должны пользоваться одинаковыми правами и нести одинаковые обязанности. Только при соблюдении этого условия возможно формирование доверия населения к власти, без чего не может быть сбалансированного управления в многонациональном по составу регионе. Исключением в этом отношении являются только представители коренных малочисленных народов (шорцы – около 10 тыс., телеуты – около 2 тыс. чел.), в соответствии с нормами международного права и федеральным законодательством имеющие особый правовой статус.

В целом специфика курса региональной национальной политики в наступившем столетии выражается в отказе от представления о том, что она имеет второстепенный характер, размывается в повседневных проблемах общего социального благоустройства людей. Развитие Кузбасса как многонационального региона возможно только в условиях межнационального мира и гражданского согласия. Это положение становится приоритетным. Региональная национальная политика должна способствовать укреплению внутренней безопасности региона.

Определенные в октябре 1990 г. на I Областной конференции национальных обществ и представителей национальностей Кузбасса курс национальной политики, как и в большинстве субъектов Российской Федерации, был направлен в первую очередь на сохранение национального своеобразия области и развитие национальных культур.

В связи с этим органами законодательной и исполнительной власти Кемеровской области и были сформированы основные направления региональной национальной политики:

1) соблюдение конституционных прав национальных групп;

2) оказание поддержки развитию национальных культур, языка;

3) распространение влияния национально-культурного движения на все национальные диаспоры и этнические группы;

4) подготовка национальных кадров;

5) содействие экономическому развитию национальных предприятий;

6) создание рабочих мест в национальных районах;

7) предупреждение возможных межэтнических конфликтов, очагов межнациональной напряженности. Многонациональный Кузбасс (История, практика) / Департамент национальной политики и общественных отношений Кемеровской области. – Кемерово, 2003. – С. 35-36.

Можно констатировать, что в области сформировалась достаточно устойчивая тенденция распространения влияния национально-культурного движения на большую часть крупных национальных диаспор и этнических групп.

Наиболее серьезным достижением Администрации Кемеровской области, общественных организаций, жителей Кузбасса в последние годы стало то, что при наметившихся темпах экономического роста район избежал конфликтов на национальной почве, обычных при проведении социально-экономических и политических реформ. Для области в настоящее время не характерна активизация деятельности экстремистских националистических организаций. Этого во многом помог избежать многовековой опыт совместного проживания на земле Кузнецкой десятков народов, тот исторический путь, который прошла область за 60 лет.

В то же время политические, демографические и социально-экономические процессы диктуют поиск новых направлений в решении возникающих проблем.

Необходимость поиска ответов диктует резко меняющаяся социальная и политическая обстановка в Кузбассе. Кемеровская область имеет существенные преимущества по сравнению с соседями. Развитая промышленность, богатые сырьевые ресурсы создают основу для устойчивого развития и перспективы роста числа рабочих мест, как для населения области, так и для мигрантов. Именно это привело к тому, что при сокращении рождаемости, повышении смертности, проблемах занятости, оттоке части населения в европейскую часть России и в зарубежные страны область сохраняет относительно стабильную численность городского населения.

Как и соседние регионы Сибири, Кузбасс привлекателен для представителей целого ряда народов стран СНГ, Северного Китая и Юго-Восточной Азии. Учитывая современную демографическую обстановку (устойчивый рост) и более низкий уровень жизни населения регионов, эти тенденции устойчивы. Менее развитые в индустриальном отношении регионы Сибири приняли первую волну мигрантов. Кузбасс в ближайшие десятилетия примет следующие.

Можно ожидать, что доля представительства народов России и СНГ в составе населения области будет меняться. Сравнивая статистические данные 2002 г. по представителям народов Кавказа, зарегистрированных на территории Кемеровской области, с результатами переписи 1989 г., можно сделать вывод, что прирост населения только по этой группе составил около 5 тыс. человек. Исключительно высокие темпы прироста дают диаспоры выходцев из Средней Азии, республик, традиционно отличающихся высокими показателями рождаемости. В настоящее время по данным УПВС ГУВД КО по Кемеровской области уже зарегистрировано 3513 выходцев из Казахстана, 1515 – из Узбекистана, 1885 – из Киргизии. К притоку мигрантов надо относиться спокойно. Однако в связи с этим возникает задача сохранения национального мира и нейтрализации возможных межэтнических конфликтов, обычных при разграничении сфер экономической деятельности. Процесс этот неизбежен.

Необходимость учета национального фактора в службе деятельности милиции

Интенсивная миграция приводит к формированию национальных диаспор, изменению этнического состава населения. К наиболее многочисленным диаспорам относятся китайская, афганская и вьетнамская; во всех субъектах РФ, граничащих с Казахстаном, наблюдается процесс заселения их казахами. Как результат, в районах проживания мигрантов фиксируются многочисленные требования о создании культурно-национальных автономий, имеют место факты проникновения представителей диаспор во властные структуры, экономику, банковскую и финансовую деятельность.

По некоторым оценкам, представителями азербайджанской, армянской, грузинской и ряда других диаспор, локализующихся на территории России, ежегодно за рубеж перечисляются денежные доходы, в полтора-три раза превышающие бюджет стран их исхода. В то же время большая часть мигрантов относится к категории малообеспеченных, не защищенных в социальном и правовом отношении, а потому находящихся в стрессовом состоянии людей, в связи, с чем они составляют устойчивый источник пополнения этноорганизованных криминальных группировок.

Незаконно прибывающие в Россию мигранты, как правило, занимаются нелегальной, уголовно наказуемой деятельностью. По данным МВД РФ, рост общего числа ежегодных преступлений, совершаемых негражданами, по России составил с 308 в 1991 г. до 40 570 в 2003 г. Сибирский федеральный округ (СФО) – один из наиболее сложных суперрегионов России. Так, если в целом по стране рост миграционной преступности составил 9,6 %, то в субъектах РФ на территории Сибирского суперрегиона -19,7 %. При этом отмечается высокая латентность преступлений, совершенных мигрантами. Собольников В. Миграционная преступность и ее предупреждение // Законность. – 2005. – № 8. – С. 39-40.

Особая криминальная активность зафиксирована со стороны транснациональных преступных сообществ (китайские триады), этнокриминальных и трансграничных группировок. Криминальные мигранты на территории СФО устанавливают устойчивые связи с региональной российской организованной преступностью, что в принципе соответствует общей тенденции криминальной глобализации общественных отношений в мире. Ярко выраженная криминальная субкультура, которой противостоят общепринятые ценностные ориентации, стереотипы мышления и поведения, мировоззрение российского общества, превращают криминальную миграцию в своего рода антисистему. Особенно опасным становится ее “культурный” аспект, имеющий глубинный по своим последствиям негативный характер воздействия на общество и государство. Это принципиально новое антисоциальное явление. Транснациональные преступные сообщества, этнокриминальные, трансграничные группировки и преступные региональные образования в СФО представляют собой иерархические организации с жестко централизованным принципом управления. Их “сильной стороной” являются: жесткая дисциплина, высокая управляемость, эффективная система защиты и устойчивые каналы получения прибыли. К числу “слабых сторон” такой организации можно отнести отсутствие обратной связи, как по горизонтали, так и по вертикали; низкий уровень прогноза развития ситуации и неспособность к генерации задач; слабая адаптивность к новым условиям; отсутствие резерва для замены лидеров, а также возможностей для маневра ресурсами и средствами. Очевидно, начальный этап их деятельности характеризовался попытками раздела сфер криминального воздействия и координации своих действий. По некоторым данным, в настоящее время складывается структура координированного управления системой этноорганизованных и трансграничных преступных группировок, транснациональных сообществ и отдельных представителей региональной российской преступности. Последние, распространяя влияние за рубежом, приобретают системообразующий и видовой признак миграционной преступности. При этом начинают выполнять работу по организации, координации, целенаправленному воздействию на условия, способствующие усилению криминальной миграции и достижению поставленных целей. На этом этапе формируется организованная миграционная преступность, представляющая собой систему с децентрализованным принципом управления. Такие системы устойчиво функционируют в любых, но не экстремальных условиях. Инициативность, способность к самоорганизации, гибкость элементов структуры и т. д. обеспечивают на определенном этапе развития высокую эффективность преступной деятельности. Вместе с тем низкая управляемость такой организации, неспособность к систематическому и полному анализу ситуации, превалирование индивидуального компонента и т. д. обусловливают дальнейшую трансформацию организованной миграционной преступности. Она может пойти по пути, как жесткой структуризации, так и альтернативного построения структур с высокими адаптивными возможностями, способных оперативно перестраиваться.

Анализ состояния и тенденций развития миграционной преступности позволяет говорить о ней как о сложившейся антисистеме и обосновывает необходимость проработки теоретических вопросов ее криминологического предупреждения.

Система предупреждения миграционной преступности должна строиться с учетом угроз безопасности России. Очевидно, в своей основе эти угрозы не носят военного характера. К числу наиболее опасных факторов следует отнести:

А) увеличение потока незаконной миграции (китайцев, афганцев и представителей других азиатских государств);

Б) незаконное перемещение через границу наркотиков, оружия, “живого” товара и т. д.;

В) резкую активизацию криминальной миграции (транснациональная и трансграничная преступности, этноорганизованные группы и т. д.);

Г) все более широкое вовлечение террористическими группировками мигрантов в свою деятельность;

Д.) рост масштабов незаконного промысла и вывоза биоресурсов и т. д.

Анализ состояния миграционной преступности, в том числе на территории СФО, убеждает, что существующая система нейтрализации этих угроз малоэффективна. На примере Сибирского региона можно выделить ряд наиболее актуальных направлений по предупреждению миграционной преступности, в частности:

А) разработку концепции и правовой политики;

Б) координацию в пределах федерального округа деятельности правоохранительных органов;

В) организацию взаимодействия федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих защиту и охрану экономических и иных интересов России, с территориальными органами;

Г) поддержание взаимодействия по предупреждению миграционной преступности с полномочным представителем Президента РФ в СФО и органами власти.

К числу неотложных задач на федеральном уровне следует отнести разработку законов по противодействию криминальным угрозам и упрочнению внутренней безопасности общества – федеральных законов о борьбе с миграционной преступностью, о предупреждении легализации доходов, полученных преступными способами, об ответственности за незаконные трансфертные операции и т. д.

Заключение

Опыт Сибири свидетельствует, что мирное сосуществование народов возможно. Изменение национального состава не обязательно провоцирует возникновение межэтнической напряженности. Более того, миграционные процессы в развитых странах иногда стимулируются государством для решения возникающих социальных проблем. Многонациональный состав европейских и американских городов при развитии такого зла, как этническая преступность, в значительной мере определил интенсивный характер развития частного предпринимательства, городской инфраструктуры, городской культуры, пополнения бюджетов городов и регионов.

Анализ современного состояния миграционной преступности позволяет говорить о ней как об угрозе национальной безопасности России. Предупреждение миграционной преступности – одна из актуальных проблем криминологической теории, значимость которой в условиях криминальной глобализации мира неизмеримо возрастает. Развитие интеграции в современном мире, обусловленное политическими и социально-экономическими изменениями, происшедшими за последнее десятилетие, усиливает миграционные процессы. Как показывает анализ, они характеризуются нарастанием противоречий. Так, с одной стороны, экономическая глобализация стимулирует международные перемещения, а с другой – обусловливает интенсивную криминализацию общественных и экономических отношений и, как следствие, ужесточение миграционных режимов принимающих стран.

По экспертным оценкам, сейчас общее число незаконных мигрантов в России составляет от полутора до трех миллионов человек более чем из 60 стран мира.

В поиске путей и подходов в реализации курса региональной национальной политики особое значение приобретает подготовка работников милиции, способных быстро и эффективно решать возникающие проблемы в области межнациональных отношений. В течение десятилетий в России отсутствовала система подготовки кадров в области национальной политики, сориентированных на работу в силовых структурах, сталкивающихся с этой проблемой каждодневно при исполнении служебных обязанностей. Мир меняется, и это требует создания более гибкой и профессиональной системы. Мировой опыт показывает, что только четкое и быстрое реагирование, вовремя предпринятые меры в сложных ситуациях во многом могут нивелировать социальные конфликты. В этом контексте подготовка кадров милиции становится одной из приоритетных задач как социальной, так и национальной политики.

Список литературы

1. Акимов А. В. Мировое население: взгляд в будущее. – М.: Наука, 1992. – 199c.

2. Глобальная демографическая ситуация и перспективы ее развития: Науч.-аналит. обзор. – М., 1999. – 63c.

3. Красникова Е. А. Этика и психология профессиональной деятельности. – М.: ФОРУМ, 2004.

4. Многонациональный Кузбасс (История, практика) / Департамент национальной политики и общественных отношений Кемеровской области. – Кемерово, 2003. – 160 с.

5. Население мира – Брук С. И.-2000.- 78с.

6. Садохин А. П., Грушевицкая Т. Г. Этнология. – М.: Академия, 2000. – 302 с.

7. Собольников В. Миграционная преступность и ее предупреждение // Законность. – 2005. – № 8. – С. 39-40.


Нации и народности России и глобальные демографические и экономические процессы