О природе социального процесса или актуальная антропология

С. С.Воронцов, Институт теоретической и прикладной механики СО РАН г. Новосибирск

В работе рассмотрены психофизиологические параметры популяций как одна из основ природного эволюционного структурирования социальных систем и с этих позиций проанализировать механизмы и степень рациональности современного социально – исторического процесса.

– “Это ни хорошо, ни плохо. Это есть” –

А. Зиновьев, из телеинтервью.

Человечество является частью природы. С этим тезисом вроде бы никто не спорит. Но специалисты в области гуманитарных наук всегда добавляют, что это “особая” часть природы, развивающаяся по законам, отличным от законов эволюции других видов материи. При описании биологических объектов в рамках классической термодинамики приходится интерпретировать их как сильно неравновесные, а такой подход требует привлечения специфического математического аппарата, описывающего открытые системы (И. Пригожин). Но и в этом случае получить физически вразумительные результаты в подавляющем большинстве случаев проблематично. Теоретическая биофизика за последние десятилетия получила фундаментальные результаты, позволяющие физически непротиворечиво описать структурирование материи на различных уровнях и решить эти загадки [1,2]. В этих работах термодинамика структурирования биологических систем строго описывается с использованием идеологии и классического математического аппарата Дж. У.Гиббса [1]. Элементы и процессы структурирования на различных уровнях рассматриваются как квазиравновесные со своими геометрическими размерами и временами жизни. Организм – открытая термодинамическая система, структурно содержащая такие иерархически организованные уровни элементов. Эти работы снимают “мистику” с феномена зарождения и развития живой и разумной материй. Элементы этих видов материи становятся в общий ряд с другими структурными объектами природы, процессы их образования и развития подчиняются общим законам мироздания [3]. У термодинамических процессов нет “цели”. Цель – адаптация к свойствам среды и максимальная реализация термодинамического времени жизни – имеется у биологических объектов. Этой же цели служит структурирование социальных систем. Функционирование физиологических систем описано теорией функциональных систем (ТФС) П. К.Анохина [4]. В предлагаемой работе ставится задача рассмотреть психофизиологические параметры популяций как одну из основ структурирования социальных систем и с этих позиций проанализировать механизмы и степень рациональности современного социально – исторического процесса.

В отношении человеческого организма в ТФС системообразующим фактором является результат функционального акта, дающий полезный приспособительный эффект в соотношении “организм-среда”, достигаемый при реализации системы. Человеческий организм является иерархической функциональной системой, и в функциональных актах организма задействованы элементы всех уровней.

Высшая на настоящий момент фаза развития нейронных сетей биологических организмов – появление феномена разума – характеризуется формированием деятельностных комплексов и психологических функций организма на основе модели мира, в отличие от когнитивной карты других высших животных [5]. Это выводит человечество на новый уровень взаимодействия организмов и их объединений с внешней средой. В больших масштабах идет процесс преобразования ландшафтно – энергетической среды, ее адаптации под нужды человечества. Для этого создана “вторая природа”, позволяющая вовлечь в адаптационный процесс способы преобразования энергий и веществ, редко реализуемых или вообще не реализуемых Природой в условиях Земли без участия разума. Развитие систем “второй природы” дало возможность виду гомо сапиенс достичь небывалого в истории Земли биологического прогресса, то есть увеличить количество особей вида. За период около 50 тысяч лет были заполнены большинство пригодных для использования высшими биологическими видами экологических ниш ландшафтно – энергетической среды. Развитие “второй природы” потребовало появления новых полей деятельности, вызвало специфическое структурирование социальных систем, адаптирующихся под эту ситуацию. В настоящее время информационный обмен стал столь интенсивным, что оказывает прямое влияние на процессы внутривидовой межпопуляционной борьбы за существование [6]. Сам по себе научно – технический прогресс является средством адаптации вида к средовым условиям и не может быть движущей силой социально – исторического процесса, то есть не может быть его целью. Наука в социальном организме выполняет двоякую роль: как двигатель технологий и как аналог функции “акцептора результата действия” в биологических организмах. Эта вторая функция реализуется через создание основ идеологий, являющихся необходимым условием реализации социальных проектов в рамках динамики структурных перестроек социальных систем [6]. Идеологии нужны для синхронизации мотиваций деятельности ансамбля личностей в определенном направлении.

Можно выделить несколько взаимосвязанных интегральных характеристик, анализ которых обычно используется как аксеологические при описании социальных систем. Первая – экономические отношения, системы собственности на средства производства и экономико-энергетические ресурсы. Вторая – политические отношения, то есть институциональное закрепление структуры связей и подчинения групп сообщества, что тесно связано со структурой собственности, то есть первой характеристикой. Третья – информационная (идеологическая) компонента, обеспечивающая мотивации основных взаимодействующих групп, стабилизирующих или преобразующих социальные структуры; сюда же входят цивилизационные культурологические параметры, сдерживающие биосоциальные проявления на личностном и межгрупповом уровнях. Эта триада является базовой в теории институциональных матриц [7], в этих полях деятельности исследуются типы цивилизаций, их институциональность. Множество работ опирается на сравнение в первую очередь культурологических параметров, противопоставление в духе “цивилизационных разломов”.

Но все эти характеристики не могут быть аксеологическими, так как сами являются производными от коллективных эффектов деятельностных параметров участвующих в процессе акторов. Достижения психофизиологии, психогенетики и социальной психологии позволяют выделить социально значимые поведенческие свойства личностей и сделать предположения о механизмах эффектов коллективных действий социальных акторов. Важны три аспекта этих свойств, лежащих в основе дуальности функции “действие – структура” [8]:

С большой степенью вероятности можно предположить, что каждая популяция имеет отличную от других популяций статистику – спектр – психофизиологических структур составляющих ее личностей. Эта статистика психофизиологических параметров (СПП) регламентирует спектр поведенческих свойств и через функцию институциональности определяет предпочтительный для этой популяции тип социальной структуры.

Интегральные психофизиологические комплексы человека, определяющие основные поведенческие функции, являются генетически наследуемыми более чем на 50% [9]. В популяциях для спектров функций этот параметр, по крайней мере не ниже, но наследуемость здесь нужно понимать как филогенетическую [10]. При этом имеется базовый спектр психофизиологических комплексов и динамическая компонента, вариации спектра определяются механизмами наследования линий, предысторией и, возможно, другими факторами.

Генетически заложенные поведенческие функции актуализируются в процессе научения. Формирование нейронной сети происходит частично под воздействием средовых факторов, то есть некоторые функции генов переходят под когнитивный контроль. Поскольку мозг человека формируется в основном в период его детства, то важнейшее значение имеет социальная среда этого периода. То есть актуализация линий спектра поведенческих параметров и их основное информационное наполнение определяются внешней средой, соответствующей периоду детства поколения. При моделировании социальных процессов требуется учитывать этот рекурсивный процесс [10].

Противоречия социальных теорий функционализма (П. Бурдье [11]) и структурализма (Э. Гидденс [8]) могут быть в значительной степени разрешены при использовании предлагаемого подхода. По П. Бурдье, в основе социального процесса в группах лежит habitus – выработанная группой (популяцией) исторически, в процессе социальных практик, система схем восприятия, мышления и действия. Обратим внимание на то, что свойства habitus-а в определяющей степени зависят от психофизиологических свойств членов популяции. Поля или группы формируются в соответствии с необходимыми для экономического и социального развития видами деятельности и набором типов в статистике популяции, также требующем реализации определенных видов и форм деятельности. Вся сложность научного описания социального процесса определяется этой дуальностью, при этом вследствие стохастического характера (амбивалентности) систем мышления социальный процесс в значительной степени стохастичен. Дуальность функции “действие-структура” по Э. Гидденсу имеет сходное содержание. Теоретически для определенного вида СПП популяции при фиксированном уровне производства и потребления материально-энергетических ресурсов существует социальная среда с такими параметрами, что базовое стрессовое напряжение оказывается минимальным. Это свойство – институциональность. Институциональная матрица популяции – это социальная среда с экономическими, политическими и идеологическими отношениями, удовлетворяющими требованиям институциональности для этой популяции. Динамика социального процесса в соответствии с этим подходом – взаимный адаптационный процесс СПП и свойств среды. СПП корректируются в основном через механизмы социально индуцируемых неврозов. Пределы адаптационной гибкости нейронных сетей человеческого организма относительно информационной компоненты неясны. Индикатором соответствия СПП и свойств среды может служить демографическая статистика смертности и рождаемости в популяции. Подчеркнем, что в нашей работе мы анализируем только социальные механизмы борьбы за жизненные ресурсы, природно-ландшафтные параметры входят в задачу самостоятельно.

Как уже упоминалось, цель существования биологической материи – максимальная реализация термодинамического времени жизни организма, популяции и вида. В теории физиологических систем П. К.Анохина в структуру функционального акта биологического объекта введено представление об акцепторе результатов действия, то есть о создании “опережающего отражения”, формирование цели действия по изменению параметров среды. В случаях как безусловного и условного рефлексов, так и “разумной” деятельности “причина” действий находится в будущем, а не в настоящем. Таким образом устраняется противоречие между каузальным и телеологическим описанием поведения [12]. Важно обратить внимание на то, что во всех случаях способы достижения целей формируются на основе предыдущего филогенетического опыта. То есть у человека свойства модели мира и формируемые цели в значительной степени зависят от наследуемых психофизиологических свойств, присущих ему способов поведения. Именно в этом корни дуальности социальных структур.

В социальном процессе роль акцептора результата действия выполняют идеологии, которые строятся на основе в той или иной мере мифологизированной концепции мироустройства [6]. Результаты коллективных действий не являются простой суммой действий членов ансамбля, это граница биологического и социального. Социальное не сводится к биологическому в том смысле, что цели ставятся в соответствии с моделью мира или идеологией, в этом заключается роль разума. Социальные действия складываются из действий каждого из членов ансамбля, и обычно для каждого же в отдельности являются неожиданными. Механизмы формирования институциональных матриц складывались и закреплялись в филогенетической памяти членов популяции эволюционно, поэтому типы коллективных действий, приводящих к перестройке социальных структур, можно интерпретировать как биосоциальные [13]. Как в борьбе за доминирование в полях деятельности внутри популяций [11] так и особенно в борьбе за ресурсы между популяциями многие явления можно объяснить этими обстоятельствами. Например, при непредвзятом рассмотрении результаты второй мировой войны оказываются нерациональными для любой из участвовавших в ней стран.

В настоящее время процесс глобализации идет под лозунгами рыночного фундаментализма. Он сводится к формированию структуры в виде иерархической пирамиды, с доминированием стран так называемого “золотого миллиарда”. Технические достижения в информационной и финансовой сферах позволяют доминирующей группе навязывать другим странам социальную среду, не соответствующую их институциональным свойствам. Это способствует дальнейшей дифференциации по потреблению ресурсов на душу населения, в пределе может сформироваться структура, описанная Дж. Лондоном в романе “Железная пята”, но в современном варианте, то есть с использованием всего современного арсенала информационного контроля и воздействия. Это может произойти при истощении запасов энергетических и сырьевых ресурсов, а также при возникновении катастрофических проблем, например, с климатом или в финансовой сфере. Может ли этот путь привести к ароморфозу, то есть к возникновению нового биологического вида хомо – вопрос открытый, но и в этом случае неизбежны большие потери генофонда. А его сохранность – залог продления термодинамического времени жизни вида хомо.

При современном уровне технологического развития на возобновляемых ресурсах, при умеренном уровне потребления, по разным оценкам на Земле может существовать 0,5÷1 миллиард человек. К балансу потребления и возобновления ресурсов нужно начинать выходить сейчас, по меньшей мере, нужно разрабатывать программу такого перехода. Альтернативы этому нет, нужно начинать реализацию экологического и нравственного императивов (Н. Н.Моисеев). Один из важнейших вопросов в этой связи – сохранность генофонда. Нет хороших или плохих популяций – есть разные популяции, и все они важны для сохранения разнообразия способов поведения при изменении средовых условий.

Список литературы

Г. П.Гладышев. – “Супрамолекулярная термодинамика – ключ к осознанию явления жизни”. – ИКИ. Москва – Ижевск, 2003.

А. М.Хазен. – “Разум природы и разум человека”, М.: НТЦ Университетский, 2000.

Воронцов С. С. – “Виды материи, их эволюция и масштабные соотношения”. – / SENTENTIAE: научные труды по теме: “Мироздание: структура, этапы становления и развития”, сб. статей, спец выпуск №3/ 2004, ДНУ, 2004.

П. К.Анохин. – “Узловые вопросы теории функциональных систем” – М.: Наука, 1978.

Воронцов С. С. – “О свойствах мышления. Сфера бессознательного и мифы”. – / SENTENTIAE: научные труды по теме: “Мироздание: структура, этапы становления и развития”, сб. статей, спец выпуск №2 / 2004, ДНУ, 2004, стр. 133-142

С. С.Воронцов. – “Концепции мироустройства, идеологии и социальные практики”. Часть 1., – “SENTENTIAE”, спецвыпуск № 1, 2005, “УНИВЕРСУМ” – Винница.

С. Г. Кирдина. – “Теория институциональных матриц: в поисках новой парадигмы”. // Журнал социологии и социальной антропологии, 2001, № 1, с. 101-115).

A. Giddens. – “Elements of the Theory of Structuration”// The Constitution of Society. Cambridge: Polity Press, 1984.

R. Plomin, J. C.DeFries, G. E.McClearn, M. Rutter. – “Behavioural Genetics”. – N. Y.: Freeman and Company, 1997.

С. С.Воронцов. – “Генетические факторы социального процесса”. – / “Сорокинские чтения по социологии”. Тезисы докладов, Москва, 2005.

P. Bourdieu. – “Structures, Habitus, Practices”// The Logic of Practice. Polity Press, 1990.

Ю. И.Александров. – “Макроструктура деятельности и иерархия функциональных систем”. //Психол. Журн., 1995. – т.16. №1. с.26.

Н. Н. Моисеев. “Современный антропогенез цивилизационные разломы. Эколого-политологический анализ”. – Вопросы философии., 1995. №1. С. 3-30.


О природе социального процесса или актуальная антропология