Образ “Я” и проблемы идентификации

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

“Мордовский государственный университет имени Н. П.Огарева”

Рузаевский институт машиностроения (филиал)

Кафедра гуманитарных дисциплин

Контрольная работа № 2

ФИЛИСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ

Тема:

Образ “Я” и проблемы идентификации

Выполнила: студентка гр. З-405

Ключникова Ю. Б.

Рузаевка 2008

План

Введение

1.Образ “Я” К. Роджерса

2.Структура Я-образа

Заключение

Список используемых источников

Введение

Что такое Я? Каждый думает по-разному. Один имеет в виду свое тело, другой – свою одежду, третий – свои вещи. “Я” – это самая глубокая тайна человека, которая раскрывается им в отношениях к самому себе.

Сущностно-образующим фактором отношения человека к самому себе является “самость” индивида. Данная “самость” отражается в сознании человека в виде образа “Я”, которое обеспечивает внутреннюю индивидуальную целостность. Влияние образа “Я” на деятельность личности, на выбор поступков, определения жизненных программ и реализацию жизненных практик можно рассматривать как механизм самодетерминации наряду с другими формами обусловленности ее поведения.

При всем различии в терминологии, которое имеет место в психологической и философской литературе (сила-Я, образ-Я, Я-концепция ит. д.), исследователи единодушны в том, что “образ-Я” выступает посредником между внутренним миром человека и обстоятельствами, осуществляя синтез внешних условий и личностных интенций. Представления человека о самом себе, оценка им жизненного пути как свободного личного выбора, его установки, убеждения и личностные идеалы, усвоенные нормы и цели – все это компоненты одной и той же сущности “Я”, формы глобальной организации, которые взаимосвязаны друг с другом.

1. Образ “Я” К. Роджерса

Для более глубокого уяснения содержания понятия “образа-“Я” рассмотрим Я-концепцию К. Роджерса, одного из основателей феноменологического направления в психологии личности. Не случайно многие исследователи называют его концепцию теорией “Я”. Но сначала несколько слов о самом авторе.

Карл Роджерс (1902- 1987) родился в Оук-парке (предместье Чикаго), штат Иллинойс. Когда ему было 12 лет, семья переехала на ферму, расположенную на западе от Чикаго, и свои юношеские годы Роджерс провел в сельской местности. Сам Роджерс вспоминает, что его отрочество проходило в строгой религиозной и нравственной атмосфере. Поскольку Роджерс жил далеко от города, он посещал разные школы, каждую не более двух лет, тратя на дорогу много времени. В юношеские годы он проявил большой интерес к природе. В 1919 году Роджерс поступил в Висконсинский университет, где начал изучать научное земледелие. В 1922 году произошло событие, которое перевернуло его жизнь. В числе десяти американских студентов колледжа он едет на конференцию студенческой христианской федерации в Пекине. Поездка на Восток изменила отношение Роджерса к жизни. Там он наблюдал религиозные и культурные отношения, отличные от тех, к которым привык с детства. Это в некоторых планах изменило его отношение к жизни. После путешествия Роджерс возвратился в Висконсин и в 1924 году получил степень бакалавра по истории. Роджерс прошел по психологии только один курс, да и то заочно. После окончания университета он женился, и молодожены отправились в Нью-Йорк в либеральную Объединенную теологическую семинарию. Роджерс нашел жизнь в Нью-Йорке возбуждающей и волнующей. Сам он вспоминал об этом так: “Я приобрел друзей, нашел новые идеи и совершенно влюбился в жизнь”. В 1928 году Роджерс получил степень магистра ив 1931 году – степень доктора клинической психологии. В течение десяти лет Роджерс практикует в клинике и занимается неблагополучными детьми. После опубликования работы “Клиническое лечение проблемного ребенка” (1939) ему предложили работать на кафедре психологии Университета штата Огайо в должности профессора. Затем Роджерс работал еще в ряде университетов, но самыми плодотворными для него были 1945 – 1957 годы, проведенные в Чикаго. Там он завершил свою главную работу “Центрированная на клиенте терапия: ее современная практика, значение и теория” (1951). В 1968 году Роджерс занимает пост в Центре по изучению человека, расположенном в Ла-Джолле. В нем он трудился до самой смерти, последовавшей от сердечного приступа во время операции.

Если судить о влиянии Роджерса на психологию и психотерапию, то его работу следует оценить очень высоко. Никто со времен Фрейда не имел большего влияния на практику консультирования и терапии, чем Роджерс. Об этом говорят его публикации: “Становление личности: взгляд психотерапевта” (1961); “От человека к человеку: проблема человеческого бытия” (1967); “Карл Роджерс о группах встреч” (1970); “Карл Роджерс о человеческих возможностях” (1977); “Способ бытия” (1980); “Свобода учиться: 80-е годы” (1983).

Роджерс развивал феноменологический подход к личности, согласно которому индивид существует в пределах внутренней системы координат человека, которая представляет собой основу его действий. Интересно отметить, что Роджерс начал создавать свою теорию не с признания важности собственного “Я” в переживаниях человека. К термину “самость” он также относился первоначально как “неясному” и с научной точки зрения бесполезному. Однако его пациенты настаивали на выражении своих проблем и переживаний в терминах самости. Постепенно он осознал, что самость была значительным элементом в опыте человека, и целью пациента было достичь своей “реальной сущности”. Самость или Я-концепцию Роджерс использовал как взаимозаменяемые термины. Самость Роджерс определял как организованное феноменальное поле, в котором существуют восприятия свойств “Я” и восприятия “Я” с другими людьми, с различными аспектами жизни, а также ценности, связанные с этими восприятиями. Я-концепция Роджерса означает осознание человеком того, что он собой представляет. Для примера, человек может воспринимать себя так: “Я умный, любящий, честный, внимательный и привлекательный”. Я-концепция отражает то, как мы видим себя в связи с различными ролями, которые исполняем в жизни. Я-концепция включает в себя не только то, какие мы есть сейчас, но и то, какими бы мы хотели стать. Этот последний момент Роджерс называет Я-идеальное. Идеальное “Я” – это такое “Я”, которое человек больше всего ценит и к которому стремится. По Роджерсу, Я-концепция представляет собой организованную, логически последовательную и интегрированную структуру. Так, например, хотя “Я” изменяется в результате нового опыта, оно всегда сохраняет качество целостной системы. Неважно, насколько люди изменяются со временем, у них всегда сохраняется внутреннее чувство, что они в любой момент времени остаются все теми же людьми. Роджерс полагал, что панорама опыта, известная как “Я” принимается и поддерживается сознанием. Он считал, что если в Я-концепцию включены бессознательные процессы, то ей нельзя дать рабочее определение, и она не поддается научному исследованию. Роджерс утверждал, что по большей части поведение человека согласуется с его Я-концепцией. Другими словами, человек стремится сохранить состояние целостности и согласованности в своих переживаниях. Но если возникают переживания, входящие в конфликт с “Я” и его ценностями, человек переживает этот конфликт как угрозу. Так, если человек считает себя честным, но совершит нечестный поступок, он будет ощущать угрозу. Несоответствие между “Я” и переживанием не всегда осознается человеком. Роджерс утверждает, что весьма вероятна ситуация, когда человек чувствует угрозу, не осознавая этого. В этом случае человек потенциально уязвим для тревоги и личностных расстройств. Тревога является эмоциональной реакцией человека на угрозу, которая сигнализирует, что организованная структура “Я” испытывает опасность дезорганизации. Тревожный человек – это человек, который смутно сознает, что определенные переживания могут привести к радикальному изменению его теперешнего образа “Я”. По Роджерсу, если человеку долгое время ничто не угрожает, он открыт для переживаний, и ему не нужно защищаться. Однако, если он осознает или ощущает на подсознательном уровне, что переживание не согласуется с Я-концепцией, возникает угроза, за которой следует защитная реакция. Роджерс предложил только два механизма психологической защиты: искажение восприятия и отрицание. Они имеют тот же смысл, что и у Фрейда. Защитное поведение охраняет структуру “Я”. По Роджерсу, цель терапии – ликвидировать несоответствие между переживанием и самостью человека, открывая для него возможность жить более полной жизнью. Таким образом, мы видим, что Роджерс не только сформировал понятие Я-концепции, но и показал ее роль в жизни человека.

2. Структура Я-образа

Центральное место в структуре Я-образа занимают цели, ценности и мотивы. Формирование целей и ценностных ориентации во многом зависит от мотивационных процессов. Если для постановки целей и ее достижения требуется приложения сил со стороны личности, то мотивы сами являются побудительной силой к действию. Мотивы направлены на удовлетворение потребностей и не нуждаются в волевом усилии. Изучение мотивационных процессов является центральной проблемой гуманистической психологии. Сам термин “гуманистическая психология” был придуман группой психологов, которые в начале 60-х годов объединились под руководством американского ученого А. Маслоу (1908 – 1970) с целью создания теории личности, альтернативной психоанализу и бихевиоризму – двум наиболее влиятельным течениям в психологии. Маслоу назвал свой подход психологией третьей силы. Большинство книг А. Маслоу были написаны им в последние 10 лет его жизни. Это: “По направлению к психологии бытия” (1968), “Религии, ценности и вершинные переживания” (1964), “Мотивация и личность” (1987, 3-е изд.) и другие. Ядром учения Маслоу является его теория об иерархии потребностей. Поскольку потребности человека являются важной составляющей образа “Я”, познакомимся с взглядами Маслоу более подробно.

Маслоу предположил, что все потребности человека организованы в иерархическую систему приоритета или доминирования. Схематически система потребностей в его теории выглядит следующим образом:

ПОТРЕБНОСТИ САМОАКТУАЛИЗАЦИИ

ПОТРЕНОСТИ САМОУВАЖЕНИЯ

ПОТРЕБНОСТИ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ И ЛЮБВИ

ПОТРЕНОСТИ БЕЗОПАСНОСТИ

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОТРЕБНОСТИ

Доминирующие потребности, по мнению Маслоу, расположены внизу. Они должны быть более или менее удовлетворены для того, чтобы человек мог осознать их наличие и быть мотивированным потребностями, расположенными вверху. Другими словами, физиологические потребности должны быть в достаточной мере удовлетворены прежде, чем возникнут потребности безопасности и защиты, потребности безопасности должны быть удовлетворены прежде, чем возникнет необходимость удовлетворения потребностей принадлежности и любви и так далее. Согласно Маслоу, это последовательное расположение потребностей в иерархии является главным принципом, лежащим в основе организации мотивационной сферы человека. Маслоу считал, что такая организация потребностей характерна для всех людей, хотя и допускал исключения. Например, он признавал, что творческие люди могут удовлетворять потребности самоактуализации, несмотря на голод и другие житейские трудности даже в условиях, угрожающей их безопасности. Но главное, подчеркивал Маслоу, что потребности людей никогда не бывают удовлетворены по принципу “все или ничего”. Потребности частично совпадают, и человек одновременно может быть мотивирован на двух или нескольких уровнях. Его исследования показали, что средний человек удовлетворяет свои потребности примерно в такой степени: 85% – физиологические, 70% – безопасность и защита, 50% – принадлежность и любовь, 40% – самоуважение, 10% – самоактуализация.

Разумеется, данная схема является условной. Она не может в принципе охватить все многообразие мотивационной сферы человека. Но в ней отражены два важнейших положения. Первое – это то, что потребности находятся в иерархической системе отношений и существует ведущий мотив, который определяет линию поведения, сохраняет целостность Я-образа. Вторым важным моментом является выделение Маслоу потребностей самоактуализации, которые определяют главное чувство человека – это его удовлетворенность жизнью. Только на этом фоне человек может ощущать себя счастливым, дарить радость другим людям, действовать целенаправленно и продуктивно. Маслоу выделил следующие характеристики людей, способных к самоактуализации:

Более эффективное восприятие реальности. Здесь имеется в виду то, что такие люди воспринимают себя и окружающий мир такими, какие они есть. Они не пытаются приукрасить ни себя, ни свои условия существования. Они менее эмоциональны и объективны в оценках ситуации. Они не боятся проблем, не боятся делать ошибки, приветствуют сомнения и новые пути.

Принятие себя, других и природы. Самоактуализирующиеся люди терпимы к своим недостаткам и недостаткам других. Они никого не поучают и не контролируют. Они осознают, что люди страдают, стареют и умирают.

Непосредственность, простота и естественность. Поведение таких людей является непринужденным. Их внутренняя жизнь чужда условности. Они хорошо приспосабливаются к ситуации, способны оградить от неприятностей себя и других людей.

Центрированность на проблеме. Самоактуализирующиеся люди привержены долгу, призванию или любимой работе. Они ориентированы на проблемы, стоящие выше их непосредственных потребностей. Они стремятся себя посвятить какой-либо надличностной задаче и в этом видят свое предназначение.

Независимость и автономность. Самоактуализирующиеся люди нуждаются в одиночестве, и их тяготит, когда кто-либо пытается нарушить неприкосновенность их внутренней жизни. У них усиливается потребность другого уровня – потребность общения с самим собой. Они сами для себя являются движущей силой и не поддерживают социальных условностей.

Вершинные или мистические переживания. Изучая процесс самоактуализации, Маслоу наблюдал у своих испытуемых моменты сильного волнения и психического напряжения, которые проявлялись в порывах творчества, любви, слияния с природой и так далее. Такие переживания Маслоу назвал вершинными. Он считал, что они не имеют божественной или сверхъестественной природы, хотя, по своей сути являются религиозными. Маслоу обнаружил, что в состоянии вершинного переживания люди чувствуют большую гармонию с миром, иногда выходят за пределы своего “Я”, утрачивая чувство времени и места.

Глубокие межличностные отношения. Такие люди стремятся к более глубоким и тесным личным взаимоотношениям с людьми, которые обладают сходным характером, талантом и способностями. Обычно круг их друзей невелик, поскольку такая дружба требует больших энергетических затрат. Самоактуализирующиеся люди очень нежно относятся к детям и легко общаются с ними.

Демократический характер. Маслоу считал, что это самые демократичные люди. Они уважают других людей независимо от их взглядов и социальной принадлежности.

Чувство юмора, способность к творчеству и сопротивление окультуриванию. Эти характеристики тесно связаны. Поскольку самоактуализирующиеся люди автономны и независимы, они не поддаются социальному и культурному влиянию со стороны, от носятся к таким воздействиям с юмором, ибо считают, что сами способны не только воспринимать культуру, но и развивать ее.

Выделенные Маслоу характеристики самоактуализирующихся людей имеют несомненную ценность в понимании внутреннего мира человека. Вместе с тем надо отметить, что Маслоу связывает понятие самоактуализации исключительно с творческими людьми. Но способность к творчеству является фундаментальной антропологической константой. Поэтому такой малый процент самоактуализирующихся людей (10%), который дан у Маслоу, говорит скорее о состоянии современного общества, в котором главной ценностью является потребление. Увеличение видов количества массовой деятельности, невостребованность индивидуальности, дегуманизация общественных институтов ведет к утрате человеком собственного “Я”. В этом и заключается проблематичность человека, ибо в каждом человеческом индивидууме потенциально присутствует потребность выразить себя, реализовать свой внутренний потенциал, другими словами, актуализировать себя. Другое дело, что кому-то удается это делать очень хорошо, кому-то с большими трудностями и маленькими результатами, кому-то не удается вовсе. Люди, которые не могут найти способ актуализировать себя, очень страдают и теряют интерес к жизни.

Структура “Я-образа” включает также различение в своем жизненном пространстве структуры “Я” и “не-Я”. В континууме “Я” и “не-Я” осуществляется бесконечный поиск идентичности и ее “подтверждение”. В поле идентичности включаются как основания самого “Я” (тело, душевные переживания, духовные устремления), так и основания “не-“Я”, с которыми соотносит себя “Я” в силу своих потребностей, желаний и идеалов.

Одной из глубинных потребностей человека является стремление к уподоблению. Человек, заброшенный в этот таинственный мир, не может самостоятельно осознать своего предназначения и нуждается в системе ориентации, которая дала бы ему возможность отождествить себя с каким-либо признанным образцом. Такое отождествление себя с чем-либо называется идентичностью, а механизм отождествления называется идентификацией. Степень идентификации различается по полноте, то есть по тому, в какой мере мы отождествляем себя с чем-либо или с кем-либо; а также по уровню осознанности самого процесса уподобления. На первых этапах становления психики идентификация происходит, в основном, бессознательно. В последующем развитии формы идентификации усложняются; они могут стать сознательными и контролируемыми. Бывают и негативные идентификации, когда человек уподобляет себя лицу, которое вызывает у него отрицательные эмоции. Например, мальчик гримасничает, бессознательно утрируя строгое выражение лица своего родителя. Идентификация делает человека способным к социализации, то есть к усвоению норм и образцов социального поведения в качестве своих внутренних установок.

В стремлении человека понять самого себя механизм идентификации играет большую роль, так как является основанием самоидентичности (самотождественности), которая выражает целостность “Я”, чувство удовлетворения собой, “примирение” с собой, когда человек находит сам себя, узнает себя, доволен собой. Но такие моменты бывают достаточно редко в жизни человека. Чаще человек находится в состоянии смятения, пытаясь преодолеть свои собственные границы, постоянно меняя свои представления о себе. Отсюда процесс идентификации обладает внутренней изменчивостью. Он изменяется в зависимости от того, насколько человек себя понимает, осознает, оценивает. Процесс осмысления образа “Я” называется самоинтерпретацией (самоистолкованием).

В самоистолковании личности можно выделить два уровня. Для первого уровня характерно наличие внешнего диалога. В данном случае представления о себе человек получает в результате взаимодействия с другими людьми. При этом то, или иное качество, свойство, действие понимается сначала в другом, и лишь затем переносится на себя. Увидеть себя в другом и другого – в себе, вот начальная стадия самоистолкования личности. На этом уровне человек может оставаться замкнутым, его индивидуальный образ как система смыслов и представлений о себе остается ненарушенной. Глубинная же самоинтерпретация требует перехода на следующий уровень аутокоммуникации, где происходит переоценка смысловых позиций человека. В диалог вступают “Я” и другое “Я” во мне. Это внутренний диалог личности, где идет постоянный спор между тем, что я хочу, и тем, что должен; между биологическими потребностями, социальными идеалами и культурными ценностями; между добрыми и злыми намерениями; между чувством и разумом; эгоистическими стремлениями и чувством сострадания другим людям. Именно внутренний диалог позволяет проникнуть в суть человеческого существа, глубинные пласты его “Я”. На уровне внешнего диалога формируются представления о своем теле, характере, темпераменте, о статусе в обществе, о доме, о том, что “Я” представляет собой глазами других и т. д. Но только на уровне внутреннего диалога возможно понимание своей “самости”. Здесь временность бытия открывается не в форме событийности (определенных достижений и потерь), а в форме переживания своей конечности как “бытия к смерти” (Хайдеггер), а следовательно, страстного поиска смысла человеческого бытия вообще, и смысла своей жизни, в частности.

Если личностная интеграция на основе целостного Я-образования достигает высокого уровня, то личность способна к самоориентации. Сравнение актуального поведения с образом-Я есть необходимое условие внутреннего индивидуального контроля собственного поведения. Такое постоянное сравнение ведет к непрерывному изменению стиля и способов поведения человека. Когда в “образе-Я” личностные устремления и социальные оценки не совпадают, когда начинает разрушаться целостность “Я”, включаются механизмы психологической защиты.

Заключение

В последние пятнадцать-двадцать лет феномен психологической защиты истолковывается более обобщенно и широко как специфическое преобразование системы психологических установок, которое направлено на нейтрализацию тягостных для личности эмоциональных напряжений. Психологическая защита имеет непосредственное отношение к нравственной стороне сознания личности, так как предохраняет ее от потери самоуважения, распада образа-Я в условиях интрапсихического конфликта.

Психологическая защита теснейшим образом связана со способностью человека к самоизменению на основе “образа-Я”. Как и всякое личностное образование, психологическая защита, с одной стороны, имеет природные предпосылки, с другой – представляет собой результат воспитания.

Психологическую защиту нельзя рассматривать как исключительно негативный фактор, ведущий к искажению воспринимаемой информации, нежелательной для личности. Психологическая защита как механизм преобразования личностных установок является той основой, которая порождает новое индивидуальное отношение к обстоятельствам. Активность психологической защиты проявляется прежде всего в “расширении” индивидуального сознания, “образа-Я”, когда происходит синтез сугубо личного и общечеловеческого опыта. Психологическая защита – это механизм “Я-образования”, посредством которого личность либо уходит от возникающих перед ней жизненных проблем, либо трансформирует их в некое “разрешающее” знание и действие, когда происходит преодоление границ индивидуального опыта и начинается процесс самоизменения и самотворчества, активный диалог с тем, что ее окружает.

Таким образом, Я-образование есть сложная структура отношения человека к самому себе, в рамках которого постоянно происходит изменение человеческих ценностей и смыслов на основе интерпретации и самоинтепретации. В этом смысле человека можно определить как существо, обреченное на интерпретацию – непрямое, личностно опосредованное восприятие действительности в целом, и себя самого – в частности. Интерпретацию в данном случает нельзя понимать исключительно как свойство интеллекта. Она имеет глубокие бытийственные основания, заключающиеся в том, что бытие человека становится подлинным лишь будучи осмысленным.

Список используемых источников

1. Моторина Л. Е. Философская антропология: Учеб. пособие для вузов/ Л. Е. Моторина. – М.: Высш. шк., 2003г.

2. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб., – М. – Харьков – Минск. 1997г.

3. Резвецкий И. И. Личность. Индивидуальность. Общество. М., 1984г.

4. Бердяев Н. А. О назначении человека. М., 1993г.

5. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990г.

6. Бубер М. Я и Ты. М., 1993г.

7. Феномен человека: Антология. М., 1993г.

8. Бубер М. Проблема человека. М., 1992г.


Образ “Я” и проблемы идентификации