Опыт анализа насилия в семье за 2000 г

ОПЫТ АНАЛИЗА НАСИЛИЯ В СЕМЬЕ

Роль семьи в жизнедеятельности общества определяется тем, что ей присущи, с одной стороны, черты социального института, а с другой – малой социальной группы. Как социальный институт семья характеризуется совокупностью социальных норм, санкций и образцов поведения, регламентирующих взаимоотношения между супругами, родителями, детьми, другими родственниками. Как первичная малая группа она основана на браке или кровном родстве, члены которой связаны общностью быта, взаимной моральной ответственностью и взаимопомощью.

Особенно важно влияние семьи на первичную социализацию личности. Именно здесь ребенок получает основы представлений о мире, человеческих отношениях, гражданских правах и обязанностях. Личный пример родителей на ранних этапах социализации имеет доминирующее значение в его формировании.

Обострение социально-экономических проблем в России отражается практически на каждой семье. Падает уровень жизни, возрастает беспокойство за будущее – свое и детей, отчего усиливается напряженность в семейных отношениях.

Все это находит подтверждение в данных официальной статистики. По итогам 2000 г. в Нижегородской области число преступлений, совершенных на бытовой почве, увеличилось на 16,5%: убийств (+16,6%) и причинений тяжкого вреда здоровью (+7,9%). Прослеживается прямая связь между пьянством и преступностью в семейной сфере. Основными ее мотивами остаются ревность, злоба, зависть и иные личностные и бытовые причины. Поводом, как правило, служат ссоры, скандалы, неприязненные взаимоотношения в результате семейных неурядиц, жилищно-бытовой неустроенности.

В октябре-ноябре 2000 г. Волжским отделом ВНИИ МВД России проведено изучение мнения жителей Нижнего Новгорода о насилии в семье (опрошено 326 человек). Цель исследования – определить возможности совершенствования профилактики семейно-бытовых конфликтов, что нашло свое выражение в разработанном инструментарии.

Распределение оценок нижегородцами различных поступков как проявлений насилия в семье в зависимости от уровня образования респондентов (%)

Варианты ответовОбразование
НачальноеСреднее общееСреднее специальноеВысшее
Побои68,864,074,681,3
Угрозы применения физического действия31,344,147,757,8
Пьянство, наркомания43,851,453,157,8
Систематическая нецензурная брань31,316,237,735,9
Постоянные выяснения отношений6,313,523,132,8
Запрет заниматься тем или иным делом12,510,815,420,3
Отказ заниматься каким-либо делом3,610,810,9
Физические наказания детей31,331,536,950,0

Неоднозначно восприятие и оценка респондентами конфликтных ситуаций. Наиболее часто они относят к семейному насилию побои (71,8%). Около половины опрошенных полагают, что пьянство, наркомания и угрозы применения физического воздействия являются своего рода насильственными поползновения. Несколько реже оцениваются как насилие физические наказания детей (37,4%) и систематическая нецензурная брань (30,1%). Постоянные выяснения отношений без нецензурной брани, запрет или отказ заниматься тем или иным делом большинство нижегородцев не считает семейным насилием (от 8 до 20% ответов). Вместе с тем нельзя ограничивать его понимание только этими рамками. Согласно полученным ответам, физическому насилию за последние три года подвергались почти ¼ принявших участие в опросе, тогда как психическому (словесному, эмоциональному давлению и угрозам) – 50%. Восприятие респондентами таких нефизических действий (или бездействий) родственников как провокации скандалов, брань, наложение каких-либо ограничений на их жизнь в качестве проявлений насилия тем отчетливее, чем выше уровень образования у опрошенных (см. таблицу).

Главными факторами, вызывающими семейное насилие, нижегородцы называют, в первую очередь, следующие: тяжелая социально-экономическая ситуация в стране; пьянство и алкоголизм, наркомания (по 55,5%); низкий уровень доходов, недостаток средств к существованию (44,5%); безработица, страх потерять работу (31,9%).

Эти данные корректируют с результатами других социологических исследований, проведенных в последние годы.

Как отмечает Г. И. Осадчая, спрос москвичей-безработных показывает, что 59% из них находятся за чертой бедности, ибо не располагают самым необходимым, у них неуклонно ухудшается социальное самочувствие, растет ощущение беспокойства, тревоги, неуверенности в завтрашнем дне, ущемленности в социальных и гражданских правах. Проблемы в супружеских отношениях и в воспитании детей после утраты работы испытывает каждая вторая семья, внутрисемейная атмосфера приобрела резкую конфликтность [1]. В то же время, подчеркивают В. А. Кувшинникова и Л. М. Потолова, среди малообеспеченных семей есть, правда, незначительная часть, которой удается преодолеть материальные трудности, их “выживаемость” опирается на чувство ответственности родителей, сознание ими своего долга, участие ребенка в домашней хозяйственной и духовной деятельности, что способствует формированию положительных образцов семейного поведения [2].

Не случайно практически каждый третий опрошенный нами нижегородец исходит из того, что причины бытовых конфликтов подпитываются самой семьей: 38% указали на возникновение таковых вследствие низкого уровня культуры семейных отношений, неумения решать проблемы мирным путем, 37,4% говорили о влиянии личных качеств членов семьи, недостатков их воспитания.

25% нижегородцев отмечают воздействие прессы, радио и телевидения на проявление актов агрессии и насилия в семье. При этом следует заметить, что передаваемые через СМИ сцены насилия в художественных произведениях, по мнению опрошенных, оказывают на семью более отрицательное влияние нежели сообщения о фактах насилия и преступлениях в реальной действительности (23,9% и 9,8% соответственно). Такие факторы, как проблемы в законодательстве, относящиеся к рассматриваемой теме, высокий уровень преступности, несогласие во взглядах на поведение и воспитание детей, отсутствие или недостаточное количество служб психологической помощи приводятся довольно редко (от 10,1% до 17,5%).

В течение последних трех лет физическому насилию со стороны членов семьи подвергались постоянно – 1,2% охваченных опросом, часто 2,8%, иногда – 23,3%. Для лиц, относительно которых за тот же период проявлялось психическое насилие в семье, показатели выше и составляют 4%, 12,3% и 33,7% соответственно. Примечательно, что на вопрос о физическом насилии не сочли нужным ответить 20,9% (мужчины – в 1,5 раза чаще, чем женщины), а о психическом – 9,8% опрошенных. Это подтверждает мнение о традиционно высоком уровне латентности данного вида правонарушений. Среди допускавших в той или иной форме насилие по отношению респондентов назывались совместно с ними проживающие супруг(а) (58,8%), родители (22,5%), дети (16%), родители супруга(ги) (11,8%).

39% из числа подвергавшихся насилию в семье обращались за помощью. Преимущественно респонденты прибегали к помощи других родственников и милиции – соответственно 47,9% и 42,5%. Получить помощь от соседей надеялся каждый четвертый (27,4%). (На поддержку иных органов власти и представителей общественности по существу рассчитывали не больше 5%). Половине опрошенных она была оказана, 17,8% обращений были безрезультатными, в 13,7% случаев эффект от ее оказания был прямо противоположным ожидаемому (“помощь оказали, но получилось только хуже”).

Надо сказать, около 1/3 ответивших смотрят на перспективы снижения уровня насилия в семье пессимистически, считая, что никто не в состоянии реально повлиять на этот процесс. Но ¼ убеждена в действенности усилий, прилагаемых в этом направлении специальными психологическими службами (25,2%) и милицией (23,6%). Каждым шестым или седьмым респондентом упоминаются в числе институтов, могущих повлиять на его уменьшение – суд, школа, общественность, органы законодательной власти, СМИ и специальные социальные службы. В результативность действий самих членов семьи и исполнительных органов верят соответственно 6,7% и 5,8%.

Результаты исследования вынуждают сделать не очень утешительный прогноз развития ситуации на ближайшее будущее. В связи с ухудшением социально-экономической обстановки в стране практически неизбежен рост числа семейно-бытовых конфликтов и как следствия их – проявлений насилия в семье (и физического, и психологического). Причем значительная часть правонарушений, связанных с насилием и направленных на членов семьи, будет носить скрытый характер. “На поверхности” скорее всего окажутся наиболее тяжкие из них (преступления против жизни и здоровья), требующие вмешательства правоохранительных органов. К группе риска относятся семьи алкоголиков, наркоманов, безработных, работников предприятий, которым длительное время не выплачивается заработная плата.

Социологические исследования свидетельствуют, что несовершеннолетние преступники как правило вырастают в семьях, которые отличает низкий уровень материальной обеспеченности и общей культуры. Обычно и взрослые члены таких семей ориентированы на асоциальный образ жизни, предпочитают агрессивно, насильственно разрешать внутрисемейные конфликты. По данным В. А. Лелекова [3], до 20% родителей подростков-правонарушителей брачный союз заключают не впервые, столько же среди них разведенных, 45% после развода вынужденно проживают совместно из-за отсутствия жилья. Об их семейном неблагополучии говорит и то обстоятельство, что почти каждый родитель лишен родительских прав.

Конфликты в семье, родительский алкоголизм, напряженные интерперсональные отношения между членами семьи создают хроническую психотравматическую индивидуальность подростка, которая в ситуации дисгармонического типа воспитания, повторяющихся социально-отрицательных реакций деформирует личность, придает ей антиобщественную направленность. Пострадавшие от насилия дети рано приобщаются к употреблению алкоголя и наркотиков, легко становятся участниками криминальных акций. Бывшие жертвы превращаются в насильников и происходит процесс воспроизводства жестокости. Данные зарубежных исследований не оставляют сомнений, что 90% заключенных, осужденных за насильственные преступления, подвергались в детском возрасте различным формам жестокого обращения [4].

В целях предотвращения роста числа тяжких преступлений в семье главным направлением работы должна стать как общесоциальная, так и индивидуальная профилактика, охватывающая не только группы риска, но и подрастающее поколение. Важную роль в этом может сыграть деятельность образовательных школ в рамках программных мер по предупреждению семейного насилия, направленных на формирование социально-культурных навыков в семейных отношениях, разъяснение взаимных прав и обязанностей членов семьи, обучение “мирным” способам разрешения конфликтных эпизодов и информирование о допустимых законом путях и методах самозащиты. Разработка и внедрение такой программы – вопрос в настоящее время насущный и злободневный. Введение в штатное расписание системы народного образования должностей школьных психологов создает предпосылки ее реализации.

Вместе с тем, в глазах населения милиции как орган исполнительной власти, призванный защищать жизнь и здоровье граждан, выглядит среди прочих официальных органов структурой, способный отстоять их интересы в обстоятельствах проявления насилия в семье. При всем нежелании вмешивать в семейные дела посторонних, именно к этой инстанции граждане по преимуществу апеллируют в случае возникновения семейно-бытовых конфликтов. Основную нагрузку в подобной обстановке и сегодня принимают на свои плечи службы участковых инспекторов милиции и ее подразделения, занятые борьбой с преступностью. Естественно, для обеспечения успеха на этом поприще как никогда необходимо тесное и эффективное взаимодействие законодательной и исполнительной структур, всех заинтересованных инстанций к решению столь болезненной общественной проблемы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Осадчая Г. И. Семьи безработных и семейная политика // Социол. Исслед. 1997. № 1.

2. Кочеткова С. В. Опыт анализа насилия в семье. 1999., с.114-117.

3. Кувшинникова В. А., Потолова Л. М. // Социальное положение нуждающихся семей / Социол. Исслед. 1997. № 12.

4. Лелеков В. А. Семейные факторы социального риска и преступность несовершеннолетних // Проблемы борьбы с преступностью (региональный аспект). Сборник научных трудов. М.: ВНИИ МВД России, 1996.

5. Дети улиц // Информационно-консультативный вестник. Выпуск 5. М.: ИКАР, 1998.


Опыт анализа насилия в семье за 2000 г