Параметры телосложения студентов тульского региона

О сущности спортивной формы

Доктор педагогических наук Ц. Желязков, Национальная Академия спорта, София

В последние годы ведутся серьезные дискуссии, касающиеся спортивной формы, в которых встречаются весьма формальные, подчас чисто интуитивные, суждения и мотивы, лишенные доказательного материала. Существуют, однако, и принципиальные вопросы, которые неизбежно возникают с развитием теории и практики спорта и которые ждут своего углубленного толкования и объяснения. Следует отметить, что большая часть вопросов, связанных со спортивной формой, не оспариваются специалистами, а именно:

– состояние “спортивной формы” – закономерный результат тренировочных воздействий и связанных с этим адаптационных изменений в организме;

– эти изменения имеют фазовый характер, со своими количественными и качественными параметрами;

– спортивная форма может возникнуть только при устойчивом состоянии общей и специальной работоспособности, определенном как тренированность организма;

– оба состояния – тренированность и спортивная форма – качественно различны, независимо от их общей природы;

– спортивная форма – не статичное, а развивающееся во времени состояние, которое наряду с общими чертами имеет и свою специфику для различных видов спорта;

– спортивная форма – главный постоянно действующий фактор для достижения высоких спортивных результатов.

При выяснении и систематизации этих вопросов не оспариваются также и приоритетные вклады Л. П. Матвеева, получившие всемирное признание. Но, как он и сам подчеркивает, “логика бесконечного познания” ставит новые вопросы и ищет на них ответы.

Рассмотрим только некоторые из дискуссионных вопросов, связанные с основной дефиницией Л. П. Матвеева, например, что становление, сохранение и временная утрата спортивной формы возможны лишь в рамках большого тренировочного цикла (макроцикла). Оппоненты приводят немало примеров очень частого приобретения и утраты спортивной формы в зависимости от спортивного календаря. Эти примеры, однако, не имеют прочной основы, ибо недостаточно аналитически прослеживается, насколько в соответствующем соревновании реализованный спортивный результат близок к их максимальному достижению. Следовательно, ставится вопрос о том, может ли спортивное достижение быть критерием спортивной формы, и если ответ положителен, то при каких условиях.

Другой принципиальный вопрос касается онтологической сущности известных трех фаз спортивной формы. Если принять, что тренированность и спортивная форма – два. качественно различных состояния, то тогда можно предполагать, что фазы в развитии спортивной формы (которая зиждется только на высокой степени тренированности), по-видимому, имеют другие, более частные и ограниченные во времени, параметры (более динамичные и адаптивные). Эти проблемы могут быть выяснены единственно с позиций системного подхода, который позволяет раскрыть некоторые из характеристик сущности спортивной формы.

Спортивная форма – многофакторное явление со сложной иерархической структурой. В качестве интегральной, наиболее обобщенной модели готовности спортсмена реализовать свои возможности в спортивном достижении чаще всего принимается единство между основными сторонами подготовки – физической, технической, тактической и психической. Однако эти основные компоненты спортивной формы (факторы спортивного достижения) имеют свои иерархические уровни, которые предопределяют сложные взаимосвязи и отношения, возникающие между ними в различных фазах адаптационного процесса.

Компоненты спортивной формы имеют различную степень устойчивости. Некоторые из них относительно стабильны, преимущественно вегетативные функции и основные (специфичные для данного вида спорта) двигательные стереотипы, как функция прочных (кумулятивных) эффектов тренировочных воздействий. Другие – сравнительно более мобильные – отражают оперативное и текущее состояния организма – возможности его адаптации к динамическим изменениям внешней среды.

Связи между компонентами спортивной формы мульти-колинеарны, т. е. множественны и сложно (прямо и косвенно) увязаны между собой. Известно, что некоторые из них отличаются своими положительными коррелятивными зависимостями. Между другими, например между аэробными и анаэробными процессами и т. д., существуют конкурентные отношения.

Отношения между компонентами спортивной формы имеют специфический характер в зависимости от особенностей двигательной деятельности. Это определяет особенности факторной структуры спортивной формы для отдельных видов спорта и дисциплин и объективные границы для ее переустройства на различных этапах спортивной подготовки.

Спортивная форма – строго индивидуальное адаптивное состояние организма, которое отличается динамикой своих генотипных и фенотипных характеристик в процессе спортивного совершенствования. С повышением спортивного мастерства эта динамика приобретает более устойчивый характер и создает объективные предпосылки для целенаправленного избирательного управления спортивной формой как главной предпосылкой к достижению высоких и стабильных спортивных результатов.

Следовательно, спортивная форма – это состояние, которое отражает генерализованный процесс биосоциальной адаптации: переход от более низких детерминированных состояний к более высоким вероятностным (стохастическим) уровням поведения всей системы – “спортсмен”. Для первого уровня характерны адаптивные реакции организма, которые формируют долговременные и устойчивые показатели тренированности как естественной и единственно возможной базы для достижения спортивной формы. Для второго уровня характерны реакции в поведении индивида, которые формируют оперативные (гораздо более мобильные) компоненты адаптационного процесса, непосредственно связанные с факторами социально-психологического характера. В своем единстве они определяют допустимые границы целенаправленных тренировочных нагрузок и активного избирательного приспособления системы в рамках ее адаптационных возможностей. На основе этой постановки приходим, естественно, к проблеме онтологической сущности трех фаз в развитии спортивной формы как состояния оптимальной готовности организма к достижению высоких спортивных результатов. Дефиниция, данная им Л. П. Матвеевым (1965), в принципе не отличается от известных трех фаз в развитии тренированности (С. Летунов, 1952; Л. Прокоп, 1959). Тогда возникает закономерный вопрос: что является общим и что различным (специфическим) в этих двух состояниях организма – тренированности и спортивной формы?

ДатаГородРезультатМестоДатаГородРезультатМесто
127.01Атина197I1614.06Ингольштадт202II
22.02Вупперталь201I1716.06София203I
39.02Арнштадт202I185.07Осло198I
411.02Карлсруэ199II197.07Падуя200I
514.02Москва190V201.08Атланта (квал.)193I
616.02Спала201I213.08Атланта (финал)205II
73.05Шизуока200I227.08Норденрей194II
86.05Кито195I2310.08Монако202I
911.05Осака196I2414.08Цюрих202II
1025.05Вьорштадт200I2516.08Кельн200I
1129.05Братислава198I2623.08Брюссель203I
122.06Мадрид194II2730.08Берлин203I
135.06Рим196I2811.09Шальготарьян201I
147.06Москва201I2916.09Токио204
1512.06Дуйсбург192II

Общее состоит в том, что они имеют одинаковую характеристику сущности как состояния устойчивых адаптационных изменений в организме и что тренированность – это первичное состояние, которое формируется и служит естественной, материальной основой спортивной формы.

Специфичное заключается в том, что независимо от их общей природы они представляют собой два качественно различных состояния организма в отношении степени его оптимальной готовности к достижению высоких спортивных результатов.

Следовательно, спортивная форма может формироваться как качественно новое состояние только и единственно на основе высокой степени тренированности. Подобная возможность исключена ниже этого уровня, например в течение первой стадии тренированности, когда она еще в процессе становления, а еще менее – в последней ее стадии, когда она начинает снижаться в силу известных закономерностей адаптационного процесса.

Эта постановка не стыкуется с утверждением Л. П. Матвеева, что первая фаза в развитии спортивной формы включает два этапа: “Формирование и развитие предпосылок спортивной формы” (что является признанием того, что она здесь отсутствует; “непосредственное формирование спортивной формы”, при котором изменения приобретают более специализированный и синхронный характер. По-видимому, речь идет о первой фазе в развитии общей и специальной тренированности как предпосылке к вступлению в спортивную форму на последующих этапах подготовки.

Следовательно, утверждение Л. П. Матвеева о трех фазах в развитии спортивной формы условно можно принять только в отношении ее базисных, относительно устойчивых компонентов, которые действительно формируются длительное время в больших циклах подготовки и в то же время являются имманентными характеристиками тренированности как устойчи-вого состояния высокой специфической работоспособности организма. Это, однако, не исчерпывает вопроса о спортивной форме в ее целости. Отсутствуют еще два исключительно важных компонента, которые в наибольшей мере придают ей соответствующую специфику и качественно отличают от высокой тренированности. В первую очередь это ее оперативные компоненты, отражающие (как подчеркивает и Л. П. Матвеев, 1991) текущее состояние оперативной работоспособности, актуальной мотивации и интуитивной настройки для конкретного соревнования или спортивного результата, связанных преимущественно с биосоциальной природой спортсмена. Именно эти компоненты гораздо более динамичны и ни в коем случае не могут иметь ту же фазовую структуру, типичную для стабильных, преимущественно морфофункцио-нальных компонентов.

Вторым и наиболее существенным критерием спортивной формы, который дает интегральную характеристику ее сущности как качественно новому состоянию тренированности, является так называемая конкордантность (оптимальная согласованность) всех ее компонентов на системном уровне. В сущности, это факторы спортивного достижения, которые, кроме того что достигли высокой степени развития (что характерно и для тренированности), здесь находятся в своих оптимальных количественных и качественных отношениях. Это придает всей системе качественно новые свойства (так называемую эмерджентность), которые отсутствуют у отдельно взятых ее компонентов. При этом положении можем определить спортивную форму как такое состояние специфической работоспособности спортсмена, при котором все факторы спортивного достижения находятся в своих оптимальных значениях и соотношениях (так называемой конкордан-тности), обеспечивающих максимальную реализацию его моторного потенциала в соответствующей двигательной деятельности (спортивный результат).

Состояние “спортивной формы” отличается относительной устойчивостью во времени и зависит от ряда факторов: специфики вида спорта, индивидуального морфофункциональ-ного статуса спортсмена, его квалификации, состояния в данный момент и режима тренировочных воздействий. Избирательное отношение к этим факторам создает необходимые условия и предпосылки для целенаправленного управления спортивной формой с целью максимальной реализации спортсменом в предстоящих соревнованиях. Их упорядочение во времени (спортивный календарь) – также одно из условий для поиска наиболее удачной модели становления и сохранения спортивной формы на данный период времени.

Опыт лучших специалистов и их воспитанников показывает, что чем выше квалификация спортсмена, тем меньше времени ему необходимо для перехода из состояния высокой тренированности в состояние спортивной формы. Объективные границы, в рамках которых возможно достижение спортивной формы и ее сохранение, определяются спецификой соревновательной дисциплины, величиной и характером вложенного усилия, степенью усталости, а также динамикой процессов восстановления и сверхвосстановления организма. По-видимому, речь идет не столько о емкостных возможностях устойчивых (базисных) компонентов спортивной формы, сколько об оперативных. Нет никакого сомнения, что объективные условия и предпосылки для большей динамики спортивной формы будут существовать в кратковременных по усилию видах спорта: прыжках, метаниях, спринте и других, тогда как в видах спорта, связанных с огромными расходами вещества, энергии и информации, периоды достижения спортивной формы и ее сохранения будут более продолжительными.

Убедительной иллюстрацией ‘изложенных выше взглядов может послужить динамика спортивных результатов рекордсменки мира и олимпийской чемпионки Атланты-96 в прыжках в высоту С. Костадиновой (Болгария) в 1996 г. Из таблицы видно, что за период с 27.01 по 16.09 1996 г., который охватывает 34 недели, она участвовала в 29 официальных. соревнованиях (происходящих в различных климатических поясах), из которых она выиграла 20 (не берется в расчет олимпийское отборочное соревнование в Атланте). Из приложенного к рис. 1 графика очевидно, что расположение недель соревнований (всего 18) обрисовывает динамику трехциклической периодизации тренировочного и соревновательного процессов (с одним промежуточным соревновательным микроциклом между вторым и третьим макроциклами – неделя № 27). Эта уникальная соревновательная программа – бесспорное доказательство исключительно высокой степени тренированности.

Принципиальный вопрос, который, в сущности, является дискуссионным, касается не тренированности, а того, насколько вопросная динамика спортивных результатов может быть также объективным критерием спортивной формы спортсменки. Или, точнее, в каких из этих соревнований она была в состоянии спортивной формы, т. е. когда факторы спортивного достижения были полностью синхронны. Ответ на этот вопрос связан с определением так называемой “критериальной зоны” (Л. П. Матвеев, 1991) как меры допустимой нижней границы варьирования (отклонения) под максимальным за год достижением, С некоторой условностью считается, что это отклонение должно быть в пределах 1,5-2,5%. При этом положении критериальной зоной для С. Костадиновой является высота в 200 см как допустимый минимум ее олимпийского рекорда и самое высокое достижение за этот год – 205 см. На основе этого критерия становится ясно, что олимпийская чемпионка в 1996 году находилась в спортивной форме на 17 из всех 28 (без олимпийского отборочного) соревнований. В них она реализовала достижения в зоне от 200 до 205 см. Однако в течение года они расположены не бессистемно, а сконцентрированы в трех циклах:

Первый цикл (февраль) охватывает 4 недели и 6 соревнований; в 3 из них С. Костадинова была в спортивной форме:

Результаты 201, 202 и 201 см.

Второй цикл (май – июнь) охватывает 7 недель и 11 соревнований; в 5 из них она находилась в спортивной форме:

Достижения варьировали от 200 до 203 см.

Третий цикл (август – сентябрь) охватывает 7 недель и 9 соревнований; в 8 из них она находилась в спортивной форме и показала ряд исключительно высоких спортивных результатов (205, 202, 202, 203, 203 и 204 см), причем 5 из них после Олимпийских игр. В этом цикле – только один результат ниже 200 см (194 см) – сразу же после Олимпийских игр, на юбилейном соревновании в г. Норденрей (Германия).

Доведенная до “оптимального состояния готовности” к высоким спортивным результатам, олимпийская чемпионка успела сохранить его в течение 7 недель, причем была вполне свободна от нервного напряжения и дополнительно мотивирована престижными наградными фондами последних стартов “Мобиль Гран При”.

Этот пример убедительно доказывает, что в видах спорта первой группы (прыжки, метания, толкание, спринт) спортсмены высокой квалификации, когда они находятся в состоянии стабильной тренированности, могут избирательно, на определенные интервалы (в соответствии со своими личными интересами к спортивному календарю), входить в спортивную форму примерно на 7-10 дней, сосредоточив эти свои усилия в 3 – 4 этапа годового цикла. Эта “избирательность” на первый взгляд кажется произвольной, но для опытных тренеров и спортсменов она строго запрограммирована и соотнесена с объективными закономерностями адаптационного процесса и текущим адаптационным резервом спортсменов.

Независимо от специфики тренировочных программ стоит отметить возрастающее значение оперативных компонентов для управления спортивной формой в большом спорте. Его престижные функции и усилившееся проникновение коммерциализации подвергают испытанию не только биоэнергетический потенциал больших спортсменов, но и их интеллектуальные, нравственные и особенно волевые и эмоциональные качества. Чаще всего “срывы” спортивной формы возникают из-за стрессового влияния среды на эти оперативные компоненты, тогда как этого почти не происходит с ее стабильными компонентами. Они могут только временно (в данный момент) поддаться влиянию лабильных компонентов спортивной формы на психорегулятивной основе. Именно этим объясняется тот факт, что только на протяжении 3-4 дней или максимум недели данный спортсмен показывает исключительно высокие или же весьма скромные результаты. Это выводит на передний план значение положительных эмоций, осознанной мотивации и предстартовой настройки спортсменов и умения тренера (достаточно часто его интуиции) направлять их самым правильным образом. Только при этих условиях можно принять установку, что главным критерием спортивной формы являются высокие и стабильные спортивные результаты, достигнутые в ответственных соревнованиях; Вот почему прав Л. П. Матвеев (1991), утверждающий, что для оценки спортивной формы по результатам спортивных соревнований необходим не только углубленный статистический, но и содержательно-логический анализ. Только в таком случае индивидуальная динамика спортивных результатов превращается в основной интегральный показатель динамики спортивной формы.


Параметры телосложения студентов тульского региона