По Философии 24

Вариант 10

Бердяев Н. А. Смысл творчества. – М., 1989. – Гл. 1.

1. Чем различаются предметы философии и науки?

2. Какие требования к субъекту философского знания предъявляет автор?

3. В каком смысле философия есть вид “творчества”?

4. В чем различие общественных функций философии и науки?

5. Как Вы понимаете мысль автора, что “наука есть познание мира из необходимости”?

1. Чем различаются предметы философии и науки?

Философия и Наука – две взаимосвязанные деятельности, направленные на изучение мира и людей, живущих в этом мире. Философия стремится познать все: видимое и невидимое, ощущаемое органами чувств человека и нет, реальное и нереальное. Для Философии нет границ – она стремится понять все, даже иллюзорное. Наука же изучает только то, что можно увидеть, потрогать, взвесить и т. п. Но изучение это происходит по сравнению с изучением этого же философией хотя и однобоко, но более тщательно. Философия и Наука изучают картину мира, взаимно дополняя друг друга.

Н. Бердяев писал, что философия ни в каком смысле не есть наука и не должна быть научной, что философия – это искусство, которое принципиально отлично от поэзии, музыки или живописи и является искусством познания. С искусством философию роднит то, что она является творчеством и стихией свободы, а не подчинением “мировой данности”, что философия, как и искусство, предполагает одаренность и связана с личностью творца. Изменение образа философии и способов философствования в ХХ веке, сближение философии с искусством, возрастание синкретизма культуры сделали задачу различения и сравнения философии и искусства весьма сложной.

Философы хотят сделать философию научно-общеобязательной, потому что истина должна быть общеобязательна, а научность представляется им единственной формой общеобязательности. Но не научная философия может быть гораздо более истинной, чем философия наукообразная. Но признание общеобязательной философии как творческого искусства предполагает более высокую ступень общения между людьми и большее напряжение духа, чем признание общеобязательной философии научной. Так, уже моральная общеобязательность предполагает большую степень общения, чем общеобязательность юридическая, а религиозная общеобязательность – еще большую. Вот почему философия как искусство обширнее, чем философия как наука. Общеобязательность науки, как приспособление к данному состоянию мира, выражает низшую, ущербную форму общения на почве мировой необходимости. Общеобязательность философии предполагает уже высшую форму общения, так как в философском творчестве есть героическое преодоление мировой необходимости, меньшему количеству людей доступное. Философия Бергсона – самое значительное явление в кризисе научной, рационалистической философии, считал Бердяев. В сущности, Бергсон защищает философию как творческий акт и стремится приблизить ее к искусству. В философии видит Бергсон жизненный порыв к творческому восхождению, к переходу за границы необходимости. Границы науки и философии не соблюдены Бергсоном, и потому философия его есть скорее кризис, чем исход. Научные понятия – экономически самое полезное и логически самое верное проникновение в мир необходимости, а метафизическая интуиция есть уже проникновение в мир иной, лежащий за пределами всего данного, и постижение данного мира лишь как частного и болезненного состояния иного мира. Философия и потому еще не наука, а искусство, что интуиция философа предполагает гениальность, которая есть универсальное восприятие вещей. Философ может и не быть гением, но философская интуиция всегда заключает в себе гениальность, всегда есть приобщение к стихии гениальности. К этому приходит и Бергсон и потому должен был бы окончательно порвать с философией как наукой, окончательно признать, что на художественных прозрениях философия ориентируется более, чем на научных понятиях. Научная философия – академическая философия, она скрепляется академическим инстинктом самосохранения. А познание есть жизнь и динамика в бытии, в познании цветет мир. Как и наука, философия ищет истину, выявляет закономерности, выражает результат исследования через систему понятий, категорий. Однако в философии объект исследования рассматривается через призму отношения человека к миру, в ней существует антропный принцип, всякий оценочный момент содержит элемент субъективности. Науки нет без философии, а философии – без науки. Философия в том виде, в каком она есть сейчас, не была бы возможна без внешних по отношению к человеку, ее источнику, условий: уровень, достигнутый наукой в быту, высвобождает колоссальное количество времени для размышлений, никак не связанных с заботой о добывании куска хлеба насущного, защиты себя и близких от внешней среды. Только того, что сейчас человек спит в достаточно хороших условиях, хорошо питается, конечно, явно не достаточно для производства философской мысли, но это является хорошим подспорьем. И наоборот, наука (настоящая наука) без философии невозможна вдвойне, так как научные открытия (да и просто научную работу) необходимо осознавать, осмысливать, переживать, иначе это не будут открытия, а будет простая механическая работа по добыванию, отниманию у Природы новых, мертвых знаний. Мертвое же знание не может дать человеку ничего хорошего. Именно поэтому настоящий ученый должен быть, прежде всего, философом, а лишь затем естествоиспытателем, экспериментатором, теоретиком. Истина научная являет собой объективное знание. Она делает человека богаче в материальном плане, сильнее, здоровее, может быть даже повышает его самооценку. То есть она сугубо материальна, не сама по себе конечно, а по проявлениям. Философская же истина даже по проявлениям нематериальна, так как она есть, прежде всего, некий продукт деятельности человеческого сознания, причем именно разумно-нравственной его сферы.

Как и наука, философия ищет истину, выявляет закономерности, выражает результат исследования через систему понятий, категорий. Философия в том виде, в каком она есть сейчас, не была бы возможна без внешних по отношению к человеку, ее источнику, условий: уровень, достигнутый наукой в быту, высвобождает колоссальное количество времени для размышлений, никак не связанных с заботой о добывании куска хлеба насущного, защиты себя и близких от внешней среды. И наоборот, наука без философии невозможна вдвойне, так как научные открытия необходимо осознавать, осмысливать, переживать, иначе это не будут открытия, а будет простая механическая работа по добыванию знаний. Истина научная являет собой объективное знание. То есть она сугубо материальна, именно по проявлениям. Философская же истина даже по проявлениям нематериальна, так как она есть, прежде всего, некий продукт деятельности человеческого сознания, причем именно разумно-нравственной его сферы.

2. Какие требования к субъекту философского знания предъявляет автор?

В отличие от отдельных наук в философском знании одновременно представлены как объективное описание мира в целом, так и субъективная, личная позиция философа, которая наделяет знание значением культурной ценности. Объективно-истинное значение переживается каждым философом по-своему в соответствии с жизненным личным и моральным опытом. Благодаря этому философское сознание – это не только абстрактное понятие, а глубоко личное, обязующее к определенному способу жизни, знание – ценность, убеждения, вера. Научно-теоретическое знание является только одной стороной идейного содержания философии. Другую, доминирующую его сторону, создает совсем другой компонент сознания – духовно-практический. Именно он выражает мировоззренческий, тип философского сознания в целом. В этой наиглавнейшей ипостаси философия есть способ духовной ориентации в мире, стратегией жизни, определением человеком смысловых опорных точек своего бытия.

Проблема научности философского знания часто формулируется как вопрос “является ли философия наукой?” Чтобы попытаться на него ответить, следует сравнить философское и научное знание.

1. Философия, как и наука, ищет свою объективную сторону, свою особую форму согласования с действительностью, как и наука, стремится к истине

2. Предмет философии также объективный, как и во всех других науках; природа отношения человека к миру объективная, и этот предмет так, как и предметы научных дисциплин, исторически изменяется и нуждается в формировании новых способов, а значит познавательны.

3. Философия имеет свою историю, которая не совсем сходится с всеобщей логикой истории общественной жизни (так, как и наука).

4. Философия берет участие не только в обобщении и разделении идей, а – как и наука, главной целью которой является именно это – в их непосредственном производстве.

Для того чтобы лучше понять бердяевскую концепцию творчества, ее удобнее всего представить как ряд требований, предъявляемых к субъекту, выполнение которых делает личность “экзистенциальной”, непосредственной носительницей “преображенного” мира, подлинным воплощением духа, свободы и реальности. Как уже отмечалось, первым шагом в “революции духа” является “изменение установки духа”. Поскольку дух для Бердяева означает целостность личности, то изменение установки духа должно сопровождаться концентрацией всех способностей человеческой личности вокруг ее ядра – духа. Среди главных из них он называет религиозную веру, волю, свободу, творческий экстаз.

Бердяев был философом-мистиком, относившим себя к христианству православного типа, причем его религиозность была настолько тоталитарной, что вторгалась и в область философских интуиции. Так, религиозная вера и направленность духа к богу объявлялись необходимыми условиями “духовной революции” и “разрушения” объективированного мира. “Творческая духовная жизнь, – писал он уже в “Смысле творчества”, – не есть движение по плоскости, это движение вертикальное, ввысь и вглубь. Это вертикальное глубинное движение в мире проецируется на плоскости и внешне воспринимается как перемещение точек пересечения плоскости перпендикулярами. Поверхностное сознание видит лишь плоскостное движение… Сознание глубинное видит движение вертикальное. Ныне, на космическом перевале, так глубоко изменяет мир вертикальное движение, что происходит перемещение плоскостей, происходит распластование и распыление мира и переход в иное измерение”. Время, как и все, на что обращалось религиозно-идеалистическое мышление Бердяева, мистифицировалось и переставало рассматриваться как форма существования объективной реальности.

Бердяев неустанно призывал к “разрушению” сознания, считая эту процедуру самым верным способом победы над не подлинностью объективированного мира. Сознание в его нормальной действительности понималось им как “продукт” грехопадения, как то, для чего уже “закрыто” потустороннее и сверхъестественное. Более того, именно сознание, по Бердяеву, явилось главным “творцом” объективной реальности. Грехопадение, утверждал Бердяев, породило познание. Сознание и вырабатываемые им понятия, доказывал он, образовались как средство выживания и самосохранения человека в мире, ставшем объективным и чуждым. Основная функция сознания – быть орудием ориентации в “объектном” мире.

Из всего этого можно заключить, что Бердяев стремился умалить ценность человеческого сознания, рационального познания, разума вообще. Его идеалом был образ человека-мистика, ведущего борьбу с объективной реальностью. Призыв к переходу в “сверхсознательное” состояние означал призыв к разрушению и сознания, и объективированного мира. Философия Бердяева примыкает к линии Киркегора и Ницше. Отличие Бердяева от взглядов этих мыслителей состоит в том, что на пути “преодоления” разума он идет дальше – к призыву разрушить объективную реальность, объявленную миром застывших понятий сознания.

По своей психологической форме “творчество”, к которому он призывал, весьма схоже с состоянием религиозно-мистического экстаза. Наконец, важным аспектом бердяевской концепции творчества должно было стать органическое включение реальной творческой активности субъекта в эту религиозно-мистическую, “творческую” работу по субъективации мира. Творчество, к которому призывал Бердяев, противоречило действительным целям человеческой деятельности, оно не предполагало никаких реальных изменений в мире, в обществе. Единственным “реальным” результатом бердяевской концепции творчества были написанные им книги и их известная распространенность на Западе. Однако ни о каком положительном результате говорить не приходится. Наоборот, популярность бердяевской философии связана с распространением волюнтаристических идей, иллюзий и реакционно-утопических настроений.

Общая философская причина несостоятельности и бессилия бердяевской доктрины – идеализм. На примере его волюнтаристической и субъективистской философии яснее становится одна из типичных особенностей идеализма – близость его к такому религиозному, художественному и мифологическому сознанию, которое не задается вопросом о методах научного, реалистического и объективного отражения материальной действительности, а пытается решить все проблемы самим процессом мышления. Лишь результат этого процесса, каким бы фантастическим он ни был, выступает в качестве оправдания и критерия истинности метода и реальности. Столь модная и популярная уже в XIX в. методология неокантианства, созвучная фундаментальным положениям феноменологии, определила критерии истины и реальности объектов как “конституируемые”, а по существу творимые сознанием или субъектом, который только назывался теоретическим, но уже у Канта был по сути творящим объекты.

3. В каком смысле философия есть вид “творчества”?

Философия – власть человека через творчество. Творческая философия – антропологическая философия, предполагающая творящего и его цель. И жизнь наша лишь переходная к жизни творческой, не творческая еще жизнь. Неизъяснимо, что есть творчество. Творческая духовная жизнь это – движение вертикальное, ввысь и вглубь. Это вертикальное, глубинное движение в мире проецируется на плоскости и внешне воспринимается как перемещение точек пересечения плоскости перпендикулярами. Поверхностное сознание видит лишь плоскостное движение, и сама церковь для него воспринимается как плоскость.

В понимании творчества Бердяев исходил из убеждения, что оно не детерминировано внешними причинами и потребностями мира. Настоящее творчество есть творчество из ничего. Бердяев не отрицал, что творческие дары даны человеку Богом, но считал, что в творческих актах есть элемент свободы, не детерминированный даже Богом. Более того, он приписывает человеку божественное могущество творить “из ничего”.

Н. Бердяев уравнивает способность к творчеству человеческого и божественного духа. Такая трактовка творчества восходит к мистикам, и не случайно в качестве эпиграфа к своей книге “Смысл творчества” Н. Бердяев взял высказывание германского мистика Ангелуса Силезского: “Я знаю, что без меня Бог не может прожить ни одного мгновения, превратись я в ничто, он, лишившись меня, испустит дух”.

Творчество и свободу Бердяев не связывал с желаниями человека, его правами. Творчество – это обязанность человека перед Богом, требование Бога к человеку продолжать миротворение. Творчество есть богочеловеческое дело, а потому, считал он, новое, завершающее откровение будет откровением творчества человека, началом эпохи Духа. Не найдя в Священном Писании соответствующих мыслей, философ сделал вывод; что Бог сокрыл религиозный смысл творчества от человека. И только в духовном опыте человека, а не в богословском умозрении, может быть открыта тайна нужды Бога в человеке и его творчестве, тайна Богочеловечества. Сам Бердяев утверждал, что он лично пережил откровение творчества, которое есть откровение человека, а не Бога. Содержание этого откровения и стало главной темой его книги “Смысл творчества”. Творчество для него есть феномен духовного опыта, “потрясение и подъем всего человеческого существа, направленного к иной, высшей жизни, к новому бытию”.

Несоответствие между творческим замыслом и его осуществлением есть, с точки зрения русского философа, трагедия творчества, составной частью которой является одиночество творца. Творчество не может быть коллективно-всеобщим, оно всегда индивидуально. И только в личном духовном опыте переживается факт несовершенства продукта творчества. Но индивидуальность творца Бердяев не отождествлял с эгоцентризмом новоевропейского гуманизма, предполагающего поглощенность индивида самим собой. Творец одинок, но его творчество имеет мировой, общечеловеческий, социальный характер, утверждал философ.

Учение Бердяева о религиозном смысле свободы и творчества стало основанием для оценки революции 1917 г. в России. Мыслитель был уверен, что прохождение России через опыт большевизма связано с внутренней судьбой русского народа. Коммунизма он не принял, но не по политическим, а по духовным соображениям: он обвинял коммунизм во враждебности к духу, свободе, творчеству, личности. Одновременно, русская революция утвердила его в мысли, что свобода не демократична, а аристократична: восставшим массам свобода не интересна, а потому и не нужна.

Личность есть, по Бердяеву, духовная категория. Ее реализация начинает восхождение от подсознательного через сознательное к сверхсознательному. Творческая деятельность человека представляет собой дополнение к божественной жизни, она является “божественно-человеческой”. Ставя личность во главу своей философии и придавая, ей божественные атрибуты, Бердяев называл свою философию персоналистической.

4. В чем различие общественных функций философии и науки?

Философская мысль выявляет основополагающие идеи, представления, схемы действия и др., на которых базируется общественно-историческая жизнь людей. Их характеризуют как наиболее общие формы человеческого опыта. Важное место среди них занимают категории – понятия, отражающие самые общие градации вещей, типы их свойств, отношений. Философская мысль выявляет не только интеллектуальные, но также нравственно-эмоциональные и другие универсалии. Они всегда относятся к конкретным историческим типам культур, а вместе с тем принадлежат и человечеству, всемирной истории в целом.

Помимо функции выявления и осмысления универсалий философия (как рационально-теоретическая форма мировоззрения) берет на себя и задачу рационализации – перевода в логическую, понятийную форму, а также систематизации, теоретического выражения суммарных результатов человеческого опыта.

Разработка обобщенных идей и представлений с самого начала считалась задачей философов. Самые обычные, повседневные наблюдения в сочетании с особым философским образом мысли нередко служили толчком к открытию удивительных черт и закономерностей окружающего мира. Повседневный опыт, жизненная практика участвуют во всех формах философского освоения мира людьми постоянно, а не только на ранних этапах истории. По мере развития форм труда, нравственной, правовой, политической, художественной и другой практики, с ростом и углублением обыденных и научных знаний база для философских обобщений существенно расширялась и обогащалась.

Формированию обобщенных философских идей способствовала (и продолжает способствовать) критика и рационализация нефилософских форм мировоззрения. Иными словами, на долю философии падает в культуре также важная критическая функция. Поиск решений сложных философских вопросов, формирование нового видения мира обычно сопровождается развенчанием заблуждений, предрассудков. По отношению к уже накопленному опыту миропонимания философия выполняет роль своего рода “сита”. Это значит, что в системе культуры философия берет на себя роль критического отбора, накопления опыта миропонимания и его передачи последующим периодам истории.

Философия обращена не только к прошлому и настоящему, но и к будущему. В качестве формы теоретической мысли она обладает мощными творческими возможностями формирования обобщенных картин мира, принципиально новых идей и идеалов. В философии выстраиваются, варьируются, мысленно “проигрываются” разные способы миропонимания. Тем самым людям предлагается – как бы на выбор – целый спектр возможных мироориентаций, образов жизни, нравственных позиций. Ведь исторические времена и обстоятельства бывают разными, да и склад людей одной эпохи, их судьбы и характеры неодинаковы. Потому в принципе немыслимо, чтобы какая-то одна система взглядов годилась всегда и для всех. Многообразие философских позиций, точек зрения и подходов к решению одних и тех же проблем – ценность культуры. Формирование в философии “пробных” форм мировоззрения важно и с точки зрения будущего, которое полно неожиданностей и никогда не бывает всецело ясным для ныне живущих людей.

Ранее сложившиеся формы дофилософского, внефилософского или философского миропонимания постоянно подвергаются критике, рациональному переосмыслению, систематизации. На этой основе философы формируют обобщенные теоретические образы мира в их соотнесенности с человеческой жизнью, сознанием и соответствующие данному историческому времени. На особый теоретический язык в философии переводятся также идеи, рождаемые в политическом, юридическом, нравственном, религиозном, художественном, техническом и других формах сознания. Усилиями философского интеллекта осуществляется также теоретическое обобщение, синтез многообразных систем повседневных, практических знаний, а с возникновением, развитием науки – нарастающих массивов научного знания. Важнейшей функцией философии в культурно-исторической жизни людей являются согласование, интеграция всех форм человеческого опыта – практического, познавательного и ценностного. Их целостное философское осмысление – необходимое условие гармоничной и сбалансированной мироориентации. Так, полноценная политика должна быть согласована с наукой и нравственностью, с опытом истории. Она немыслима без правового обоснования, гуманистических ориентиров, вне учета национального, религиозного и другого своеобразия стран и народов, наконец, без опоры на ценности здравого смысла. К ним приходится сегодня обращаться при обсуждении важнейших политических проблем. Мироориентация, соответствующая интересам человека, человечества в целом, требует интеграции всех основных ценностей культуры. Их согласование невозможно без универсального мышления, которому посильна та сложная духовная работа, которую в человеческой культуре взяла на себя философия.

Анализ важнейших функций философии в системе культуры (вместо попыток абстрактно вникнуть в суть данного понятия) показывает, что культурно-исторический подход внес заметные изменения в представления о предмете, целях, способах и результатах философской деятельности, а это не могло не сказаться и на понимании характера философских проблем.

Философия выявляет наиболее общие идеи, представления, формы опыта, на которых базируется та или иная конкретная культура или общественно-историческая жизнь людей в целом. Философская мысль выявляет не только интеллектуальные, но также нравственно-эмоциональные и другие “универсалии”, всегда относящиеся к конкретным историческим типам культур и вместе с тем принадлежащие человечеству в целом, всемирной истории. Помимо функции экспликации “универсалий” философия как рационально-теоретическая форма мировоззрения берет на себя и задачу рационализации – перевода в логическую, понятийную форму, а также систематизации, теоретического выражения суммарных результатов человеческого опыта во всех его формах. По отношению к предшествующему и наличному культурно-историческому опыту философия выполняет роль своего рода мировоззренческого “сита”. В системе культуры философия берет на себя роль критической “селекции”, аккумуляции мировоззренческого опыта и его передачи последующим периодам истории. Философия обращена не только к прошлому и настоящему, но и к будущему. В качестве формы теоретической мысли она обладает мощными конструктивными возможностями творческого формирования принципиально новых идей, мировоззренческих образов, идеалов.

Важнейшей функцией философии в культурно-исторической жизни людей являются согласование, интеграция всех форм человеческого опыта – практического, познавательного и ценностного. Их целостное философское осмысление – необходимое условие гармоничной и сбалансированной общественной жизни.

Наряду с такими важнейшими функциями, как обобщение, интеграция, открытие наиболее общих закономерностей, связей, взаимодействий основных подсистем бытия, теоретическая масштабность философского разума позволяет ему осуществлять также эвристические функции прогноза, формирование гипотез об общих принципах, тенденциях развития, а также первичных гипотез о природе конкретных явлений, еще не проработанных специально-научными методами.

На основе общих принципов рационального миропонимания философская мысль группирует житейские, практические наблюдения различных явлений, формулирует общие предположения об их природе и возможных способах познания.

Функция “интеллектуальной разведки” служит и заполнению познавательных пробелов, возникающих постоянно в связи с неполнотой, разной степенью изученности тех или иных явлений, наличием “белых пятен” в познавательной картине мира.

Кроме, задач, родственных науке, философия выполняет и особые, лишь ей присущие функции: уяснение самых общих оснований культуры вообще и науки в частности. Наука сама себя достаточно широко, глубинно и масштабно не уясняет, не обосновывает. Общемировоззренческие и теорико-познавательные основания науки изучаются, отрабатываются в сфере философии. Наконец, наука не обосновывает сама себя и в ценностном отношении. Наука не самодостаточна: сама, нуждаясь в ценностном обосновании, она не может служить универсальным духовным ориентиром человеческой истории. методологическую функцию социальной философии было бы неверно ограничивать только сферой гуманитарных наук. Как наука философская, социальная философия выполняет эту функцию по отношению ко всем наукам, в том числе и к естествознанию. Многие проблемы и здесь могут быть решены только при методологическом обосновании с помощью законов, открытых социальной философией (например, периодизация истории той или иной науки, роль общественных условий в появлении и решении научных проблем; классификация наук; превращение науки в непосредственную производительную силу общества и т. д.).

Кроме того, необходимо учитывать, что в современном естествознании есть множество отраслей, которые изучают объекты, относящиеся одновременно и к природе и к обществу. Достижения этих наук, для того, чтобы быть эффективными, должны опираться на знание не только законов природы, но и законов социологических потребностей общества и уровня общественного развития. Архитекторы, например, разрабатывая проекты жилых комплексов, должны учитывать тенденции развития быта (домашнего хозяйства, общественного питания), общественного воспитания детей и т. д. Большое значение имеет социальная философия и для медицины, поскольку болезнь есть явление не только биологическое, но и социальное.

5. Как Вы понимаете мысль автора, что “наука есть познание мира из необходимости”?

По специфической своей сущности наука есть реакция самосохранения человека. Чтобы жить и развиваться, человек должен познавательно ориентироваться в мировой данности, со всех сторон на него наступающей. Для этой охраняющей его ориентировки человек должен привести себя в соответствие с мировой данностью, с окружающей его мировой необходимостью. Наука и есть усовершенствованное орудие приспособления к данному миру, к навязанной необходимости. Наука есть познание необходимости через приспособление к мировой данности. Еще можно определить науку как сокращенное, экономическое описание данной мировой необходимости в целях ориентировки и реакции самосохранения. Научное мышление всегда находится в глубоком соответствии, в приспособлении к мировой необходимости, оно и есть орудие ориентировки в данном. Необходимость в мышлении есть лишь его самосохранение в приспособлении к необходимости мира. Необходимость мира должна быть опознана, и для этого должна быть выработана соответствующая необходимость в мышлении. Можно относиться критически к отдельным проявлениям прагматизма, но трудно отрицать прагматическую природу науки, ее жизненно-корыстный, биологический характер. Ценность научных законов природы прежде всего была в практической ориентировке в природе, в овладении ею ее же средствами, т. е. через приспособление. Чтобы яснее стала невозможность и ненужность научной философии, важно подчеркнуть вывод, что наука есть послушание необходимости. Наука – не творчество, а послушание, ее стихия – не свобода, а необходимость. Наука никогда не была и не может быть освобождением человеческого духа. Наука всегда была выражением неволи человека у необходимости. Наука по существу своему и по цели своей всегда познает мир в аспекте необходимости, и категория необходимости – основная категория научного мышления как ориентирующего приспособления к данному состоянию бытия. Наука не прозревает свободы в мире. Наука не знает последних тайн, потому что наука – безопасное познание. Поэтому наука не знает Истины, а знает лишь истины. Истина науки имеет значение лишь для частных состояний бытия и для частных в нем ориентировок. Наука создает свою действительность. А философия и религия создают совсем другие действительности.

Бердяевской картине мира было присуще противопоставление свободы, духа и несвободы, необходимости, материального “мира объектов”. Для него это – два рода реальности, взаимодействующих друг с другом. Трагизм ситуации в том, что свободный человек попадает в мир, где властвует необходимость. Естественно, человек стремится вырваться из власти низшей реальности, где все закономерно и необходимо, но может сделать это лишь через творчество, которое всегда есть свободное выражение своего “я”. В творческом акте человек вновь ощущает себя богоподобным существом, не связанным законами материального мира.

Задача 10

Всякое научное исследование начинается с проблемы. Что такое проблема? Чем она отличается от задачи или вопроса?

Проанализируйте предлагаемые ниже варианты ответов на эти вопросы. Какой из них, на ваш взгляд, наиболее точно раскрывает содержание этого понятия?

1. Проблема – это вопрос, который касается сущности какого-либо явления.

2. Научная проблема – это такой вопрос, ответ на который нельзя получить путем логического преобразования имеющегося в науке знания, он предполагает выход за пределы наличного знания.

3. Научная проблема – это такая задача, у которой нет готового алгоритма для ее решения.

4. Проблема – это вопрос, который имеет большую важность для теории или практики; именно значимость, интерес определяют, какой вопрос является проблемным.

Проблема – объективно возникающий в ходе развития познания вопрос или комплекс вопросов, решение которых представляет существенный практический или теоретический интерес. Проблема – это вопрос, который создает затруднение, побуждает к действию и связан с избыточностью или недостатком чего. Сущность проблемы для человека такова, что требует анализа, оценки, формирования идеи, концепции для поиска ответа (решение проблемы) с проверкой и подтверждением опытом. От задачи проблема отличается неопределенностью. Задаче можно поставить срок выполнения, ее можно разбить на подзадачи, легко увидеть хотя бы приблизительно те шаги, которые необходимо сделать для ее завершения. Задачу можно выполнить. Проблема – это плохо описанная задача. Чтобы решить проблему, ее необходимо превратить в задачу.

Наиболее точно раскрывает содержание понятия “проблемы” второе утверждение, что научная проблема – это такой вопрос, ответ на который нельзя получить путем логического преобразования имеющегося в науке знания, он предполагает выход за пределы наличного знания. Решение научной проблемы и выход за пределы известного знания, поиск новых фактов, теоретических данных. Простая задача или вопрос предполагают использование готового алгоритма, схемы или рутинного способа получения решения. Проблема в своей основе содержит какое-то противоречие между теорией и практикой, старыми знаниями и новыми фактами и т. п. Решение проблемы начинается с поиска и анализа фактов. Весь ход развития человеческого познания может быть представлен как переход от постановки одних проблем к их решению, а затем постановке новых. Проблема отличается от вопроса, который обладает кажущейся значимостью. В научном познании способы разрешения проблемы совпадают с общими методами и приемами исследования. В силу комплексного характера проблем большое значение приобретают системные методы. Развитие научного познания нередко приводит к проблемам приобретающим форму парадоксов, для разрешения которых требуется переход на иной философский уровень их рассмотрения.

Таким образом, в содержание проблемы входит знание о том, чего можно достичь при имеющихся в наличии предпосылках. В этом смысле проблема есть способ организации научного исследования. Она ориентирует исследование в определенном направлении и указывает на все возможные известные средства, которые необходимо применить для получения нового знания.


По Философии 24