Понятие и сущность социального неравенства

Введение.

Сказать что неравенство универсально – это сказать все и ничего. То что оно существует и что никакая форма его не заменит стал в современном обществе фактом – “Существование социального неравенства можно принять за аксиому. Неравенство – непреходящая ценность человечества, относящиеся к фундаментальным основаниям общественной жизни. Но в обыденном сознании этот факт парадоксальный – человеческая эгоистичность не может примириться с этим фактом. Неравенство влияет наш образ жизни, на продолжительность нашей жизни, на нашу семейную жизнь, на наш досуг.

Падение уровня жизни большинства россиян, возросшие масштабы бедности приводят к обострению социальной напряженности в регионах и определяют необходимость проведения продуманной социальной политики. Социальная напряженность имеет два диаметрально противоположных воплощения: первое, позитивное воплощение – это конструктивное напряжение социальных сил, второе, негативное – это напряжение, обусловленное ограниченностью социальных перспектив, безвыходностью социально-экономического положения, отсутствием путей для желаемой реализации своего человеческого потенциала. Эффект негативного социального напряжения подобен эффекту тяжелой депрессии, при которой ценность жизни утрачивается. Соответственно, и неравенство в зависимости от условий, в которых оно реализуется, может оказывать диаметрально противоположное воздействие на социально-психологическое состояние общества. В нормальных условиях, когда оно не порождает у значительных по численности групп населения чувства своей социально-экономической несостоятельности, когда большинство населения видит в неравенстве потенциальную возможность улучшения своего положения, осуществление которой целиком зависит от собственных усилий, неравенство позитивно влияет на социально-психологическое состояние общества. В таких условиях неравенство стимулирует конструктивное напряжение социальных сил. Это подтверждается результатами недавних сравнительных исследований по США и странам Западной Европы, показывающими, что чем выше неравенство оплаты труда, тем выше и субъективная склонность к интенсивному труду, и фактическая производительность труда. Напротив, неравенство, выражающееся в лишениях, испытываемых значительными группами населения, вызывающее ощущение социально-экономической несостоятельности из-за невозможности улучшения своего положения за счет собственных усилий, воздействует на социально-психологическое состояние общества негативно. В этом случае оно не только служит источником нейропсихологической напряженности, но и деформирует мотивацию социального поведения. В том числе оно разрушительно воздействует и на репродуктивное поведение населения.

Проблема неравенства активно изучается в социальных науках, ей уделялось и уделяется значительное внимание в отечественной научной литературе. Активная работа над проблематикой неравенства в современных отечественных научных исследованиях обусловлена радикальными социально-экономическими изменениями, которые повлекли за собой трансформацию социальной структуры общества, и необходимость исследования социального неравенства, стратификации в постсоветском обществе. Среди авторов, освещающих данную проблематику Андреев А. Л., Балабанов А. С. Беляева Л. А., Шевяков А. Ю.

1.Понятие и сущность социального неравенства

Разнообразие отношений, ролей, позиций приводят к различиям между людьми в каждом конкретном обществе. Проблема сводится к тому, чтобы каким – то образом упорядочить эти отношения между категориями людей, различающихся во многих аспектах.

В самом общем виде неравенство означает, что люди живут в условиях, при которых они имеют неравный доступ к ограниченным ресурсам материального и духовного потребления. Для описания системы неравенства между группами людей в социологии широко применяют понятие “социальной стратификации”. Волков Ю. Г. дает следующее определение этому понятию: “социальная стратификация – это иерархически организованные структуры социального неравенства (ранги, статусные группы и т. д.) существующие в любом обществе”. В социологии они состоят из социальных групп и акцент делается на способах их структурирования и сохранения во времени неравенства между ними.

При рассмотрении проблемы социального неравенства вполне оправдано исходить из теории социально – экономической неоднородности труда. Выполняя качественно неравные виды труда, в разной степени удовлетворяя общественные потребности, люди иногда оказываются, заняты экономически неоднородным трудом, ибо такие виды труда имеют разную оценку их общественной полезности.

Именно социально – экономическая неоднородность труда не только следствие, но и причина присвоения одними людьми власти, собственности, престижа и отсутствия всех этих признаков в общественной иерархии у других.

Понять социальное неравенство можно только на основе рассмотрения дифференциации людей – их различий. Эти различия могут быть как врожденными, так и приобретенными, носить как естественный, так и социальный характер, быть материальными или духовными, физиологическими, психическими и интеллектуальными.

Изначально в основании неравенства лежит естественная дифференциация – различия между людьми, обусловленные их физиологическими, психическими и интеллектуальными особенностями. Они могут иметь как врожденный (пол, раса, умственные способности, физическая сила, состояние здоровья и пр.), так и приобретенный характер (вследствие обучения, тренировки, болезни и т. д.). Здесь уместно вспомнить положение Библии о том, что Бог сотворил людей неравными; в христианской традиции естественные особенности людей понимаются как результат промысла Бога о конкретном человеке.

Естественные различия являются одной из основ развития неравных отношений людей – социального неравенства. Эти различия составляли важнейшую базу неравенства в первобытности, и имеют большое значение и сегодня. Различия заключаются в смещении акцентов с одних факторов на другие. Несмотря на примеры таких явлений, как расизм, нацизм, апартеид ХХ века, в большинстве современных демократических стран влияние на социальное неравенство таких естественных различий, как раса и цвет кожи, национальность, состояние здоровья минимизируется. Дальнейшее ослабление данных факторов является заботой многих политических сил (например, создание условий для труда и полноценного быта инвалидов, борьба против расовых предрассудков и др.). В то же время, больший вес приобретают такие естественные факторы, как одаренность в разных областях, психические, интеллектуальные и духовные качества.

Иной уровень дифференциации индивидов – социальный. Социальными называются различия, порожденные социальными факторами, главные из которых следующие:

– разделение общественного труда, порождающее различные виды занятий и профессий индивидов.

– занятие человека определяется исключительно содержанием его деятельности (работа по дому, хобби, садоводство на даче и пр., а также профессиональные занятия).

-уровень жизни связан с внешними по отношению к индивиду условиями – как физическими, так и культурными. Физические условия: природно-климатические, экологические, ландшафт, плотность населения, урбанизированность (насыщенность городскими условиями жизни). Культурные условия определяются той социокультурной средой, в которой живет человек (язык, нормы, традиции, религия, идеология и пр.).

– образ жизни является личностной характеристикой человека – он зависит от возраста индивида, его образования, рода занятий, уровня духовной культуры, запросов и других подобных факторов. Становление образа жизни определяется как укладом жизни в данной местности, так и процессом социализации личности.

Структурные образцы неравенства возникают в каждом историческом типе государства в более или менее длительных формах (касты, сословия, классы, слои). Нынешняя культура допускает наличие такого неравенства. Например, неравенство по доходам или по должностным статусам не вызывает у нас никаких возражений, в отличие от неравенства по национальному признаку.

Социальная дифференциация есть предпосылка самого функционирования общества, поскольку без выполнения различных функций социум существовать не может. Другое дело – социальное неравенство. Сущность социального неравенства заключается в том в оно является универсальной характеристикой общества, при котором индивиды имеют неравные жизненные шансы на доступ к социальным и культурно-символическим, и культурно-нормативным благам общества.

Многие мыслители издавна пытались установить, может ли существовать общество без социального неравенства, поскольку слишком много несправедливостей обусловлено социальным неравенством. Из осознания вопиющей несправедливости окружающего мира рождались представления и мифы об ушедшем “золотом веке”, когда все были равны, возникали утопические мечтания о создании общества равных возможностей и полного социального равенства.

В социологии не существует единого, универсального объяснения указанного явления. Различ­ные научные школы и направления трактуют его по-разному.

Выделяют два основных методологических подхода:

Функционализм объясняет неравенство исходя из дифференциа­ции социальных функций, выполняемых различными слоями, клас­сами, общностями. Функционирование, развитие общества возмож­но только благодаря разделению труда между социальными груп­пами: одна из них занимается производством материальных благ, другая – созданием духовных ценностей, третья – управлением и т. д. Для нормальной жизнедеятельности общества необходимо оп­тимальное сочетание всех видов человеческой деятельности, но некоторые из них, с точки зрения общества, являются более, а другие – менее важными. Как отмечали американские социологи К. Дэвис и У. Мур, для поддержания неравенства “общество долж­но каким-то образом определить место своих членов в системе со­циальных положений и побудить их выполнять обязанности, свя­занные с этими положениями. Оно должно, следовательно, гаран­тировать себе два разных уровня стимулирования: исподволь внушать своим членам желание занять определенное положение; и уже занявшим данное положение – желание выполнять связанные с ним обязанности. Иными слонами, в обществе должны быть спе­циальные механизмы, поощряющие людей, выполняющих более важные социальные функции, например неравномерность в распределении доходов, вознаграждения за труд, привилегий, повы­шающая значимость той или иной статусной позиции.

На основе иерархии значимости социальных функций, по мне­нию сторонников функционального подхода, складывается соот­ветствующая иерархия выполняющих эти функции групп, классов, слоев. Вершину социальной лестницы неизменно занимают те, кто осуществляет общее руководство и управление страной, ибо толь­ко они могут поддержать и обеспечить единство страны, создать необходимые условия для успешного выполнения других социальных функций.

Объяснение социального неравенства с точки зрения функцио­нальной полезности таит в себе определенную опасность субъекти­вистского толкования значимости той или иной функции, не по­зволяет объяснить и такие реалии, как признание за индивидом его принадлежности к высшему слою при отсутствии его непосред­ственного участия и управлении. Вот почему Т. Парсонс, рассмат­ривая социальную иерархию как необходимый фактор, обеспечи­вающий целесообразность социальной системы, увязывает ее кон­фигурацию с системой господствующих ценностей в обществе. В его понимании расположение социальных слоев на иерархичес­кой лестнице определяется сформировавшимися в обществе пред­ставлениями о значимости каждого из них и, следовательно, мо­жет меняться по мере изменения самой системы ценностей.

В рамках конфликтологической парадигмы неравенство рассмат­ривается как результат борьбы классов за перераспределение мате­риальных и социальных ресурсов. Представители марксизма, на­пример, главным источником неравенства называют частную соб­ственность, порождающую социальное расслоение общества, по­явление антагонистических классов. Преувеличение роли частной собственности в социальном расслоении общества, на наш взгляд, привело К. Маркса и его ортодоксальных последователей к выводу о возможности ликвидировать социальное неравенство путем уста­новления общественной собственности на средства производства.

Отсутствие единого объяснения истоков социального неравен­ства обусловлено тем, что оно всегда воспринимается, по крайней мере, на двух уровнях. Во-первых, как свойство общества. История не знает обществ, лишенных социального неравенства. Борьба людей, партий, групп, классов – это борьба за обладание большими социальными возможностями, правами, преимуществами и при­вилегиями. Если неравенство – неотъемлемое свойство общества, следовательно, оно несет позитивную функциональную нагрузку, и общество воспроизводит неравенство, рассматривая его как ис­точник жизнеобеспечения, развития.

Во-вторых, неравенство всегда воспринимается как неравное отношение между людьми, группами. Поэтому естественным ста­новится стремление объяснить это неодинаковое положение про­фессиональным статусом, обладанием собственностью, властью, личными качествами индивидов. Этот подход получил в настоя­щее время широкое распространение, прежде всего из-за того, что учитывает реальные действия, интересы, т. е. факторы, подда­ющиеся наблюдению, сопоставлению, обобщению, эмпиричес­кому анализу. Неравенство многолико и проявляется в различных звеньях об­щества – в семье, учреждении, на предприятии, в малых и боль­ших группах. Оно является необходимым условием организации социальной жизни. Родители, обладая большим опытом, имеют возможность влиять на своих малолетних детей, облегчая их социа­лизацию; функционирование любого предприятия осуществляется на основе разделения труда на управленческий и исполнительс­кий, и т. д. Появление в коллективе лидера помогает его сплоче­нию, превращению в устойчивое образование, но одновременно сопровождается предоставлением лидеру особых прав. Любой соци­альный институт, организация стремятся к сохранению неравен­ства, видя в нем упорядочивающее начало, без которого невоз­можны воспроизводство социальных связей и интеграция нового. Это же свойство присуще и обществу в целом.

При анализе социального неравенства основной акцент делается на рассмотрении его критериев (оснований). У истоков этого анализа находится М. Вебер. Вебер предложил свое понимание неравенства и вызываемой ею стратификации, в основе которого – наличие трех основных компонент социального неравенства.

Первая компонента – имущественное неравенство. Она включает в себя: а) доходы (зарплата и различные выплаты (доходы за счет собственности, капиталовложений (акций, облигаций и пр.); б) собственность (движимое и недвижимое имущество). Сюда относятся и доходы, полученные нелегально (например, взятки) или криминальным путем (поборы, мошенничество, кражи). Вебер отмечал, что богатство означает нечто большее, чем просто зарплата. Обеспеченные люди часто вообще не работают в классическом понимании, получая доходы за счет собственности или капиталовложений. Представители разных социальных классов имеют неодинаковые возможности получения доходов и, соответственно, приобретения товаров и услуг.

Второй компонент неравенства – социальный престиж. Вебер понимал под социальным престижем обретение индивидом от рождения или благодаря личным качествам такого социального статуса, который позволяет ему занять определенное место в социальной иерархии. Социальный престиж имеет своим источником уважение, которое члены данного общества оказывают субъекту. Поэтому социальный престиж и, соответственно, социальный статус обусловлен нормативно-ценностной системой общества. Благодаря господству определенных норм и ценностей на верхние этажи социальной иерархии всегда поднимаются лишь те, чей статус соответствует укоренившимся в массовом сознании представлениям о значимости (функциям, правам, обязанностям) данного социального статуса (профессии, титула, семейного положения и др.), т. е. соответствует господствующим в обществе нормам и ценностям.

Социальный престиж как компонент неравенства самоценен, т. е. представляет собой независимую характеристику социального неравенства и стратификации. Человек может иметь высокий статус, опирающийся на его социальный престиж, но не иметь богатства и/или власти (например, святой отшельник). И наоборот, низкий престиж может сочетаться с богатством и/или властью (к примеру, босс мафии).

Третий компонент неравенства по М. Веберу – власть. Вебер подробно рассмотрел это понятие, указав на политический характер власти. По его определению власть – это способность человека или группы предпринимать действия или вести определенную политику даже вопреки возражениям со стороны других людей и групп.

Сегодня этот критерий понимается как состоящий из ряда показателей.

А) Обладание правами и обязанностями (прежде всего гражданскими правами – правом избирать и быть избранным, участвовать в деятельности политических партий, исповедовать свою религию, отстаивать свои права в судебных инстанциях и др. “правами человека”, декларированными Международными организациями). Так, законопослушный гражданин имеет больше прав, чем осужденный в тюрьме.

Б) Наделенность властными полномочиями, вытекающими из должностного, партийного или общественного положения. Например, декан имеет больше полномочий, чем простой преподаватель.

В) Обладание властью как духовной способностью влиять на людей. Например, проповедник имеет больше возможности реализации своих планов, чем лицо из его аудитории.

Власть также самоценна; существуют общества, стратификация которых целиком основана на властной вертикали. В этих обществах отдельные страты существенно различаются по объему власти. Таковы военные общества (например, современная Северная Корея, Ливия, Куба).

Таким образом, современное общество не только крайне дифференцировано и состоит из множества социальных групп, классов, общностей, но и иерархиризовано: одни слои всегда обладают большей властью, большим богатством, имеют ряд явных преимуществ. Ученые по – разному смотрят на суть и причины этого явления. Одни видят в нем положительную сторону и считают необходимым, другие видят в нем проблему, требующую кардинальных решений.

2. Экономическое неравенство: бедные и богатые

В конце XX вв России начался период системной трансформации, в результате которого в стране произведены рыночные преобразования. Многоукладность экономики, изменения социально-экономических основ общественного устройства, повышение самостоятельности регионов-субъектов федерации в решении экономических и социальных проблем не только открыли новые возможности для развития, но и привели к существенному перераспределению доходов среди населения. При социализме региональные различия, обусловленные наличием тех или иных природных ресурсов и эффективностью функционирования региональной экономики, выравнивались через систему государственного регулирования. Заработанные в одних регионах доходы “перекачивались” и перераспределялись в централизованном порядке в другие. Отказ от государственного регулирования заработной платы в условиях рыночного ценообразования, растущей инфляции привели к резкому возрастанию дифференциации доходов, социально-имущественному расслоению населения.

Самое главное и отличительное качество России сегодня – это экономически необоснованное и социально несправедливое распределение доходов. Рост дифференциации населения по уровню доходов происходил при этом не за счет повышения эффективности производства, а на основе перераспределения собственности путем захвата и расхищения национального достояния теми, кто к его образованию имел до этого самое малое отношение. Имущественное и социальное расслоение общества происходило, таким образом, в отрыве от трудовой основы всякого богатства. Именно в этом, прежде всего, заложена социальная несправедливость такого распределения.

При чем этот негативный процесс не стабилизирован, не приостановлен и, тем более, не снижается, а еще более нарастает. Во – первых, он принимает форму передела уже поделенного национального богатства в пользу наиболее богатых и влиятельных олигархов из числа предпринимателей, а, во – вторых, он возрастает за счет усиления эксплуатации работников на основе заниженной цены их труда. Негативное воздействие существующей сейчас в России огромной и социально не оправданной дифференциации доходов возрастает по сравнению с отрицательным воздействием дифференциации доходов населения развитых стран, так как доходы большинства нашего населения на порядок ниже, такие огромные различия в доходах населения России объясняются тем, что в ходе реформирования экономики осуществлялся переход не к действительно рыночной экономике, причем социально направленной, а к олигархическому капитализму. Возрастание доходов наиболее обеспеченного населения и его доли в общей сумме доходов происходило в ходе этих “реформ” за счет снижения доли, прежде всего, населения со средними и близкими к ним доходами. Не может быть государство авторитетным, сильным и стабильным, допуская для одних своих граждан возможность за несколько лет получать миллиардные доходы, а для других граждан – наемных работников, в том числе находящихся у него на службе и работающих в бюджетной сфере, получать за свой добросовестный труд заработную плату, не обеспечивающую даже прожиточного минимума.

Вся система нормальной, экономически обоснованной и социально приемлемой дифференциации доходов, степень ее социальной справедливости зависят от многих объективных и субъективных факторов, действующих в разных направлениях.

Это, прежде всего, демографические факторы, оказывающие значительное влияние на уровень среднедушевых доходов. Например, при одинаковой величине общего семейного дохода, семья, имеющая одного иждивенца, будет располагать среднедушевым семейным доходом, на 1/3 превышающим доход семьи с двумя иждивенцами. Правда, сила этого фактора ослабевает при снижении рождаемости населения, продолжительности жизни старшего поколения.

Затем следуют факторы личных и профессиональных качеств человека, его способностей, умственных и физических, уровня общего и профессионального образования и др.

Значительную роль в усилении социально не справедливой дифференциации доходов вносит порочная налоговая система, действующая в пореформенной России. Система налогооблажения физических лиц построена в России по принципу плоской шкалы, при которой ставка налогооблажения доходов физических лиц не зависит от величины самого дохода – 13%.

В целом причины, которыми вызывается экономическое неравенство, можно разделить на две группы. Первая группа представляет собой целый ряд личностных характеристик людей, которые влияют на возможности получения того или иного уровня дохода и особенности потребления человека. Среди них: пол и возраст, семейное положение и стадия развития семьи, специфика потребностей и вкусов, способности и психологические черты, образование и т. д. Экономическое неравенство является отражением неравных инвестиций в общее и профессиональное образование. Образование как фактор социальной дифференциации рассматривалось многими представителями социальной теории. Противоречивые функции образования передавать статус от поколения к поколению и в то же время изменять его были отмечены П. Сорокиным; в современной французской социологии социальная мобильность и неравенство возможностей рассматриваются через неравные возможности получения образования для выходцев из разных социальных слоев и образовательные траектории индивидов. По данным исследований, у детей из низших слоев более короткий период обучения, и большинство из них ограничиваются достижением социального статуса родителей.

Ко второй группе причин относятся особенности механизма распределения национального или мирового дохода и богатства или прямая дискриминация, которые обуславливают ограниченность доступа к ресурсам значительной части населения. Поэтому, для того чтобы установить истинные причины экономического неравенства, следует сравнить людей или группы не столько по показателям дохода или богатства, сколько по самому широкому кругу социальных, демографических, географических и других характеристик.

Проблема экономически недостаточно обоснованной и социально несправедливой дифференциации относится, естественно, не только к доходам населения в целом, но и к определяющей составной их части – заработной плате. В. А. Ядов дает такое определение понятию: ” Заработная плата – выплачиваемая за выполненную работу сумм средств, в основе определения которой лежит цена труда”. Анализ зарплаты по различным отраслям российской экономики показывает, что крайне велики диспропорции в оплате труда. По данным апрельского обследования 2004 г., зарплату ниже прожиточного минимума из общего числа трудоспособного населения получали примерно 30% занятых. В сельском хозяйстве – около 70%, в сфере культуры и искусства – 52.3%, в образовании – 43.5%, в здравоохранении – 38.5%. Не менее с ущественен и отраслевой контраст заработной платы. У половины работников топливной промышленности она превышает прожиточный минимум в среднем в 20 раз, а у более чем у трети работников банковской сферы – в 26 раз. Неудивительно, что в целом зарплата 10% наиболее высокооплачиваемых работников в 28 раз выше зарплаты того же процента наиболее низкооплачиваемых, с.42-44утации тех же бедных.

Зарплата, попадая в бюджет семьи, принимает форму семейного дохода, на величину которого оказывают большое влияние демографические факторы (соотношение числа работающих и иждивенцев, число детей и их возраст, наличие в семье учащихся-стипендиатов, стариков-пенсионеров и т. п.).

В настоящее время в условиях перехода к рынку происходит трансформация образа жизни российского населения. Вследствие коренных преобразований возникли два образа жизни, бедный и богатый, пропасть между которыми увеличивается, усугубляя раскол общества.

Сегодня избыточное социально-экономическое неравенство в России достигло угрожающих величин и является основным препятствием для расширенного воспроизводства человеческого капитала и повышения темпов экономического роста. Именно поэтому показатели неравенства и относительной бедности должны стать ключевым ориентиром согласованной экономической, социальной и институциональной политики. Причем без радикального пересмотра распределительных отношений нельзя решить проблему нарастающей относительной бедности и увеличивающегося разрыва “бедные – богатые”. Такие мероприятия, как повышение минимальной оплаты труда и пенсий, конечно же, необходимы, но далеко недостаточны – из выделяемых на эти цели средств только 12-15% достаются бедной доходной группе. Верхний слой общества (богатые) характеризуется полным материальном достатком, наличием благоустроенной квартиры и дачи, автомашины или даже нескольких, использованием дорогостоящего платного медицинского обслуживания и платного, часто зарубежного, образования, дорогостоящего отдыха. Нижний же слой (бедные) вынужден при материальном достатке довольствоваться удовлетворением потребностей на более скромном уровне. Разница в доходах бедных и наиболее обеспеченных слоев населения в России остается непозволительно большой. За прошедшие два года этот показатель не только не сократился, как утверждает официальная статистика, но и вырос на 0.1% посвященном оценке уровня жизни в России.

Проблема бедности – острейшая социальная проблема современной России. Именно бедность определяет ограниченность доступа значительной части населения нашей страны к ресурсам развития: высокооплачиваемой работе, качественным услугам образования и здравоохранения, возможности успешной социализации детей и молодежи. Чрезмерная поляризация доходов обуславливает социальный разлом общества, вызывает социальную напряженность, препятствует успешному развитию страны, определяет кризисные процессы в семье и обществе. Чертой бедности в России считается ежемесячный доход в 1,5 тыс. руб. Ниже этой черты живет почти каждый четвертый россиянин. Причем, только четверть российских бедных являются лицами пенсионного возраста. Что касается богатых, то они составляют порядка 7 млн. человек, то есть около 5% населения. Среднедушевой доход богатых людей в среднем в 20 раз выше доходов неимущих слоев общества. Помимо материальных расходов бедных и богатых домохозяйств, фактором, обусловливающим их поляризацию, является также объем временных затрат на домашний труд. В бедных семьях, где ограничены возможности пользования платными услугами, наблюдаются самые высокие трудозатраты на домашний труд (у мужчин – 30 часов в неделю, у женщин – 53), у обеспеченных – 20 и 41 час в неделю. Соответственно, у последних значительно больше возможностей перераспределять свое время в пользу оплачиваемой занятости, образования, досуга, то есть на максимизацию дохода и наращивание своего семейного капитала. Кроме того, хорошая имущественная обеспеченность сама по себе может стать основой будущего благополучия состоятельных семей. В частности, наличие жилья в собственности – это средство сбережений, которое может быть передано следующим поколениям или конвертировано в денежный капитал. Для бедных же семей, арендующих жилье, последнее не является активом, поэтому расходы на его содержание принимают “затратный” характер. На увеличение разрыва между бедными и богатыми влияют, кроме объективных факторов, ценности и мотивации людей в экономической сфере, приводящие к разным моделям социально-экономической адаптации в целом. Исследование ментальных установок и особенностей индивидуального поведения социальных низов было популярно в англо-американской социологии 1960-х г., в частности, в концепции “культуры бедности” О. Льюиса, где индивидуальные качества бедняков рассматривались как главная причина их пребывания на социальном дне. Результаты исследований свидетельствуют о наличии тесной связи между длительным ухудшением условий жизни и снижением у многих людей уровня социальных потребностей, притязаний и активности.

Бедные ценят деньги как средство для выживания, богатые как средство потребления. Взгляд на это разный, у богатых это как возможность самоутвердиться, у бедных – выжить. Поэтому бедные люди так ценят деньги и людей, которые много зарабатывают и их имеют, потому что видят в них обеспечителей, а значит людей, которых заботятся о родных или близких (обычно это благодаря эксплуатации тех же бедных). Бедные также говорят о честном труде и честных деньгах, таким способом подтверждая их трудом и делая их чистыми, но это приводит к идеализации денег. Богатые относятся к деньгам, как средству потребления и власти над другими (теми, кто идеализирует деньги), более практично и рационально (у них деньги не пахнут, поэтому они богатые), также меряют свой успех их количеством, поэтому также очень озабочены деньгами. Бедные хотят быть похожими на богатых, особенно тратя все свои деньги на то, что уже больше, чем нужно для выживания и самые необходимые удобства, это потребление комфорта и другие излишки.

Людям, преуспевающим в накоплении денег, свойственно не только чувство превосходства над теми, кто не обладает подобными способностями, но и самооправдование через приписывание обираемым неудачникам разных негативных качеств – глупости, трусости. Со своей стороны, бедные редко верят в то, что богатство является результатом высоких личностных качеств и талантов, и так же наделяют богатых такими пороками, как жестокость, скупость.

Бывает так же и такое, что богатые пользуются преимуществами в виде престижа, уважения, почитания, которых не имеют бедные. Отсутствие же денег или их незначительное количество лишают человека его социальный позиции, престижа, даже нередко достоинства и уважения окружающих.

Поляризация доходов и социальный разлом общества фактически привел к возникновению “двух Россий”, противостоящих и уходящих друг от друга по своему поведению, предпочтениям и ориентациям. Образовалось два уровня жизни со своими доходами и денежными единицами, два потребительских рынка, отличающихся ценами и набором потребительских благ. Представители “двух Россий” плохо понимают друг друга. В “страну” богатых входит и политическая элита. На противоположной стороне находится “страна” бедняков, доходы которых не достигают прожиточного минимума. Различия в уровне жизни “двух Россий” достигает 100 раз.

Действительно, богатых и бедных разделяют в реальной жизни, в первую очередь, их потребительские характеристики, особенно по части питания и башмаков. Далее следуют такие показатели: отсутствие у богатых долгов, наличие более высокого качества жилья, возможность получить хорошее образование и качественное медицинское обслуживание, провести отпуск за границей, помочь детям добиться в жизни большего, чем их сверстники. У бедных – все с точностью наоборот.

Столь большой разрыв между двумя “полюсами” населения России безусловно социальная несправедливость, которая не может не порождать социальной напряженности. Однако, дифференциация доходов населения объективна необходима как важнейший стимул трудовой активности всего трудоспособного населения, как мотивация предпринимательской деятельности. Уравнительность лишает человека стимулов повышения свей квалификации и интенсивности труда, увеличения его производительности при любых формах собственности. Но различия в доходах должны отвечать различиям в труде: его квалификации, производительности и интенсивности, энергии и предпринимательской активности, творческому потенциалу.

Только тогда дифференциация доходов объективно экономически обоснована и социально справедлива и только тогда она является экономически и социально эффективной.

Дифференциация доходов, социально – имущественное расслоение населения – отличительная черта России сегодня. Неравенство – есть результат действия различного рода факторов :экономических, демографических, социальных. Усиливающийся разрыв между богатыми и бедными требует согласования деятельности экономической, социальной и институциональной политики.

3.Депривация как вид неравенства.

В науке данный термин начал использоваться в первой половине XX в. в своем самом непосредственном, буквальном смысле – в рамках физиологических исследований, связанных с лишением организма возможности удовлетворять те или иные жизненные нужды. В несколько ином значении термин был введен в социологию (и социальную психологию) С. А. Стауффером, который рассматривал депривацию как один из факторов развития социальных групп и общественных организаций, который субъективно проявляется как чувство недовольства, испытываемое группой по отношению к своему состоянию, а объективно – как стремление данной группы достигнуть уровня другой группы, более развитой или более благополучной.

Очевидно, что такое определение преимущественно относится к социально обездоленным группам, прежде всего – к малоимущим, для которых справедливо как понятие относительной депривации по Стауфферу, так и более общее понятие депривации как социально-экономической неполноценности. В современных условиях именно депривация в последнем из указанных значений приобретает характер острейшей проблемы – не только социальной, но также психологической и педагогической.

То есть можно сказать, что под депривацией следует понимать любое состояние, которое порождает или может породить у индивида или группы ощущение собственной обездоленности в сравнении с другими индивидами (или группами). Ощущение депривации может быть осознанным, когда индивиды и группы, переживающие депривацию, могут понимать причины своего состояния. Но возможно и такое развитие ситуации, когда депривация переживается как что-то иное, т. е. индивиды и группы воспринимают свое состояние в превращенной форме, не сознавая его подлинных причин. В обоих случаях, однако, депривация сопровождается острым желанием ее преодолеть.

Выделяют следующие виды депривации:

– Экономическая депривация.

Проистекает из неравномерного распределения доходов в обществе и ограниченного удовлетворения потребностей некоторых индивидов и групп. Степень экономической депривации оценивается по объективным и субъективным критериям. Индивид, по объективным критериям экономически вполне благополучный и даже пользующийся привилегиями, может, тем не менее, испытывать субъективное ощущение депривации. Для возникновения религиозных движений субъективное ощущение депривации является наиболее важным фактором.

– Социальная депривация.

Объясняется склонностью общества оценивать качества и способности некоторых индивидов и групп выше, чем других, выражая эту оценку в распределении таких социальных вознаграждений, как престиж, власть, высокий статус в обществе и соответствующие ему возможности участия в социальной жизни. Основания для такой неравной оценки могут быть самые разнообразные. В современном обществе молодых ценят выше, чем пожилых, мужчин-работников – выше, чем их коллег-женщин, талантливым людям предоставляют привилегии, недоступные для посредственных. Социальная депривация обычно дополняет экономическую: чем меньше человек имеет в материальном плане, тем ниже его социальный статус, и наоборот. В целом образованный человек стоит “выше” на социальной и экономической шкале, чем необразованный. Существует еще такое понятие как организмическая депривация. Она связана с врожденными или приобретенными индивидуальными недостатками человека – физическими уродствами, инвалидностью, слабоумием и т. д.

– Этическая депривация.

Она связана с ценностным конфликтом, возникающим при несовпадении с идеалами общества идеалов отдельных индивидов или групп. Такого рода конфликты могут возникать по многим причинам. Некоторые люди могут ощущать внутреннюю противоречивость общепринятой системы ценностей, наличие негативных латентных функций установленных стандартов и правил, они могут страдать из-за несоответствия реальности идеалам и т. д. Часто ценностный конфликт возникает вследствие наличия противоречий в социальной организации. Известны такого рода конфликты между обществом и интеллектуалами, которые выработали свои критерии совершенства в искусстве, литературе и других областях творчества, не разделяемые широкой публикой. Многие религиозные реформаторы (например, Лютер), а также и политические деятели радикально-революционного направления (Маркс), видимо, испытывали ощущение депривации, вызванное этическим конфликтом с обществом – невозможностью вести образ жизни, соответствующий собственной системе ценностей.

– Психическая депривация.

Возникает в результате образования у индивида или группы ценностного вакуума – отсутствия значимой системы ценностей, в соответствии с которой они могли бы строить свою жизнь. Это преимущественно бывает следствием острого и не разрешенного в течение долгого времени состояния социальной депривации, когда человек в порядке самопроизвольной психической компенсации своего состояния утрачивает приверженность ценностям не признающего его общества. Обычной реакцией на психическую депривацию является поиск новых ценностей, новой веры, смысла и цели существования. Личность, испытывающая состояние психической депривации, как правило, наиболее восприимчива к новым идеологиям, мифологиям, религиям. В противоположность этой категории, лица, переживающие этическую депривацию, демонстрируют глубокую приверженность к привычным для себя ценностям. Психическая депривация проявляется, прежде всего, в чувстве отчаяния, отчуждения, в состоянии аномии, проистекающих из объективных состояний депривации (социальной, экономической или организмической). Она зачастую выливается в действия, направленные на устранение объективных форм депривации.

Субъективное ощущение депривации является необходимой предпосылкой возникновения какого бы то ни было организованного социального движения. Однако сама по себе депривация составляет лишь необходимое, но вовсе не достаточное условие этого. Для того чтобы сформировалось движение протеста, состояние депривации должно разделяться многими людьми; существующие в обществе институты должны быть неспособны его разрешить; наконец, должен появиться лидер с привлекательной для масс новой идеей.

Заключение.

Современное общество не только крайне дифференцировано и состоит из множества социальных групп, классов, общностей, но и иерархиризовано: одни слои всегда обладают большей властью, большим богатством, имеют ряд явных преимуществ. Ученые по – разному смотрят на суть и причины этого явления. Одни видят в нем положительную сторону и считают необходимым, другие видят в нем проблему, требующую кардинальных решений. Дифференциация доходов, социально – имущественное расслоение населения – отличительная черта России сегодня. Неравенство есть результат действия различного рода факторов: экономических, демографических, социальных. Усиливающийся разрыв между богатыми и бедными требует согласования деятельности экономической, социальной и институциональной политики.


Понятие и сущность социального неравенства