Понятие общество и его система

Понятие “общество” и его система.

Типы обществ и их эволюция.

Понятия “общество” – самое важное для всех социальных дисциплин, включая социальную философию, философию истории, социологию, историческую науку, или историологию, политическую экономию, культурологию и др. Поэтому в нем необходимо детально разобраться. Обращаясь к анализу смысла слова “общество”, мы сразу же сталкиваемся с тем, что оно имеет не одно, а множество значений. Иначе говоря, существует не одно понятие общества, а несколько разных понятий, но выражаемых одним словом, что очень усложняет дело.

Важнейшим признаком общества считается его устойчивость, связанная с интеграцией и стабильностью. Причину этой устойчивости социологи объясняют по-разному. Э. Дюркгейм считал, что устойчивость достигается благодаря единству воли, коллективному сознанию, которое способствует обузданию человеческого эгоизма. Р. Мертон считал, что устойчивость достигается благодаря фундаментальным ценностям, которые усваивает большинство населения, и благодаря этим ценностям происходит регуляция поведения и соблюдение норм совместной жизни. Э. Шилз считает, что устойчивость достигается благодаря воздействию власти, обеспечивающей контроль над всей территорией и насаждающей общую культуру. Все это говорит о том, что однозначно определить факторы устойчивости нельзя.

На ранних этапах развития человеческого общества она достигалась за счет межличностного взаимодействия. Людей связывали узы родства, соседства, основанные на привычке, влечении, эмоциональной основе. По мере роста населения устойчивость связей не могла обеспечиваться только системой межличностного взаимодействия. Главным стабилизирующим фактором становятся социальные структуры, которые обладали более устойчивыми социальными связями и отношениями. Социальные структуры общества формировались на основе межличностных контактов, составляя устойчивые взаимодействия и отношения. Постепенно шел отбор наиболее оптимальных принципов и норм регулирования совместной жизни, которые позволяли наиболее эффективно решать собственные задачи. Например, институт денег позволял регулировать товарообмен, институт семьи – брачные отношения, социально – профессиональные общности поддерживают разделение труда.

Все они поддерживают преемственность, без которой трудно было бы обеспечить устойчивость общества. Устойчивость обеспечивается социальными структурами при условии, что они легитимны. Легитимность заключается в том, что большинство населения считают их наиболее целесообразными и поддерживают.

Важнейшей отличительной чертой общества является его автономность и высокая степень саморегуляции. Автономность общества заключается в его многофункциональности, способности создавать необходимые условия для удовлетворения разнообразных потребностей индивидов и представлять им широкие возможности для саморазвития и самоутверждения.

Саморегуляция общества достигается тем, что общество управляется и регулируется внутренними структурами, на основании собственных норм и принципов поведения, без вмешательства извне.

Кроме того, любое общество развивается через обновление и преемственность. Это достигается за счет того, что каждое новое поколение людей, включается в сложившуюся систему отношений и подчиняется общепринятым правилам и нормам.

Таким образом, общество – это не механическая сумма индивидов, а совокупность социальных связей и социального взаимодействия, поддерживающих и развивающих их институтов и норм.

Исходя из важнейших признаков общества, можно дать следующее определение: общество – это исторически сложившаяся и воспроизводящая себя общность людей, живущих на данной территорией, обладающих автономностью, и устойчивостью к саморегуляции на основе биологического, экономического и культурного воспроизводства.

Понятие “общество” следует отличать от понятий “государство” (институт управления общественными процессами, возникший исторически позже общества) и “страна” (территориально-политическое образование, сложившееся на базе общества и государства)

Не будем останавливаться на житейских, обыденных значениях этого слова, когда о человеке говорят, например, что он попал в дурное общество или вращается в великосветском обществе. Лишь упомянем об использовании слова “общество” как в быту, так и в науке для обозначения тех или иных общественных и прочих организаций: “Общество соединенных славян”, “Южное общество”, “Философское общество”, “Общество охраны памятников истории и культуры”, “Общество взаимного кредита”, общества любителей кошек, собак, акционерные общества и т. п.

Если оставить все это в стороне, то выяснится, что в философской, социологической и исторической литературе термин “общество” используется, по меньшей мере, в пяти, хотя и связанных между собой, но все же разных смыслах.

В философской науке общество характеризуется как динамическая саморазвивающаяся система, т. е. такая система, которая способна, серьезно изменяясь, сохранять в то же время свою сущность и качественную определенность. При этом система определяется как комплекс взаимодействующих элементов. В свою очередь элементом называется некоторый далее неразложимый компонент системы, принимающий непосредственное участие в ее создании.

Для анализа сложноорганизованных систем, подобных той, которую представляет собой общество, учеными было выработано понятие “подсистема”. Подсистемами именуются “промежуточные” комплексы, более сложные, чем элементы, но менее сложные, чем сама система.

Подсистемами общества принято считать сферы общественной жизни, которых обычно выделяют четыре:

1) экономическая (ее элементами являются материальное производство и отношения, возникающие между людьми в процессе производства материальных благ, их обмена и распределения);

2) социальная (состоит из таких структурных образований, как классы, социальные слои, нации, из их взаимоотношений и взаимодействий друг с другом);

3) политическая (включает в себя политику, государство, право, их соотношение и функционирование);

4) духовная (охватывает различные формы и уровни общественного сознания, которые в реальной жизни общества образуют явление духовной культуры).

Каждая их этих сфер, будучи сама элементом системы, называемой “общество”, в свою очередь оказывается системой по отношению к элементам, ее составляющим. Все четыре сферы общественной жизни взаимосвязанны и взаимно обусловливают друг друга. Разделение общества на сферы несколько условно, но оно помогает вычленять и изучать отдельные области реально целостного общества, многообразную и сложную общественную жизнь.

Общество и индивид. Что более важно и ценно? Этот вопрос волновал человеческий ум давно, и уже эпоха античности ответила на него. Высказыванию Протагора “Человек есть мера всех вещей” противостояла идея Платона о приоритете общественного целого над личностно-частным.

Видение личности как главной ценности нашло развернутое подтверждение в идеологии либерализма: индивид предстает как самодостаточное существо, наделенное неотчуждаемыми правами – “правами человека”, а общество – как нечто производное от неограниченной деятельности свободных индивидов.

В других идеологиях отношение к личности более сдержанное. Так, консерватизм рассматривает “права человека” как нечто вторичное по отношению к его обязанностям: роль человека как средства предшествует его статусу как самоценности. Социализм решение всех общественных и личностных задач допускает лишь при наличии направляющей и организующей роли социального целого. При этом речь может идти о самоценности личности, запрограммированной этим целым, соответствующей его идеалу личности. Национализм и клерикализм также отрицают в той или иной форме самоценность индивида.

Различие в выводах о соотношении личности и общества отражает многообразие социально-исторических ситуаций, многообразие групповых и личностных интересов, мировоззренческих ориентаций. На сегодняшний день развитие человеческого общества идет в направлении индивидуализации. Запад в этом отношении является лидером. Но с идеей, что западная модель приемлема для всего человечества, согласны не все.

Одно несомненно: главным богатством грядущего постиндустриального общества будет информация.

Значение человеческого фактора в историческом процессе растет. Общественный прогресс обусловлен развертыванием именно личностного потенциала. Поэтому ставка на свободу самоценности личности оправдана даже с позиций социального целого. Однако индивид должен соотносить свои действия с благом общества. На презумпции высоконравственной личности построена идеология либерализма. Это личность, руководствующаяся категорическим императивом Канта – “…поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом”.

Суверенная, свободно действующая личность воплощает, тем не менее, тотальность социального бытия.

Здесь речь идет об идеале либерализма. В действительности встречается множество частичных или полных несовпадений устремлений и действий индивидов с интересами общества, и оно вынуждено в той или иной мере ограничивать суверенность и свободу личности. Корректируется и принцип самоценности индивида: он дополняется положениями о его обязанностях по отношению к обществу, о необходимости соответствия некой нормативной модели личности. В случае крайнего обострения ситуации, когда действия индивидов грозят самому существованию социального целого, происходит отказ от принципа самоценности личности, от его “прав человека” и провозглашается приоритет общественного интереса над личным. Ценность индивида рассматривается лишь как ценность средства по отношению к обществу.

Несомненно, на пороге третьего тысячелетия было бы наивно говорить о каком-то заданном едином общественном интересе. В идеале он является некой суммой разнообразных групповых и личных интересов, постоянно меняется и уточняется в ходе общественных дискуссий, тайных и явных компромиссов. Но это в идеале, когда общество функционирует и развивается в нормальном режиме, когда основные интересы социальных групп совпадают, когда правящая элита ответственна, а население политически активно. В условиях социального хаоса, опасности гибели общества в качестве общественного интереса утверждается с определенной долей насилия стратегия наиболее влиятельной и организованной политической силы, сумевшей подчинить общество своей воле.

Такова обычная эволюция соотношения общественного и личного интереса.

На каком этапе этой эволюции находится сейчас Россия?

По сегодняшний день в многочисленных дискуссиях уточняется, стоит ли Россия у порога катастрофы или катастрофа уже наступила. Факт реальной угрозы самому существованию России как социальной системы признан всеми. Общество атомизировано, поведение многих людей анархично: они не желают выполнять никаких обязанностей перед обществом. Границы общества стали прозрачны, сквозь них утекают наиболее ценные общественные ресурсы – людские, финансовые, информационные. С другой стороны, идет беспрепятственное проникновение преступных элементов, контрабанды, наркотиков, разлагающей население информации. Общество не хочет контролировать свои действия. Ни одна из поставленных целей не достигается: “хотели как лучше, а получается как всегда”. Политическая элита, следуя своим кратковременным политическим интересам, выявила безответственность и неспособность предложить обществу ответ на вызов обстоятельств. Она сама и организованные ею политические институты оказались дисфункциональны по отношению к обществу.

Большинство населения не доверяет ни политической элите, ни созданным ею институтам власти, хотя в целом оно не отказалось от мечты превратить Россию в “нормальную европейскую страну”.

Население погружено в мелкие радости бытия: все хорошо, только денег не хватает – таков лейтмотив общественного настроения. Обещание власти “навести порядок”, как показали социологические исследования, понимается, прежде всего, как обеспечение своевременной выдачи зарплаты и пенсий. При этом население, однако, не готово к той сознательной и ответственной гражданской активности, к тем обязанностям личности, без которых “права человека” превращаются в словесную декларацию или, еще хуже, служат прикрытием для антиобщественной деятельности. Усыпленный либеральными СМИ, народ не осознает в полной мере масштаба и тяжести проблем, стоящих перед страной: как показали опросы, оптимистов среди населения примерно в три раза больше, чем среди региональной элиты.

Сама же элита – и центральная, и региональная – находится в двойственном положении. С одной стороны, либеральная идеология оправдывает их комфортное существование – уровень материального благосостояния достиг западных стандартов, нет жесткого политического контроля, а псевдолиберальный хаос открывает возможности для быстрого обогащения. С другой стороны, она начинает осознавать, что необходимо установить в стране порядок, хотя он может лишить их привычного безбедного и безответственного образа жизни, а многих приведет на скамью подсудимых. Для них сохранение общественного хаоса, оправдываемого либеральной идеологией, – это вопрос жизни и смерти. Они хотят под лозунгом “К нормальной европейской стране” привести Россию к стране латиноамериканского типа, где купающаяся в роскоши правящая элита достаточно спокойно воспринимается основной массой нищего населения.

Положение в России требует переноса акцента с интересов личности на интересы социального целого. Как назвать этот функционально необходимый политический режим? Какое идеологическое обоснование он может получить?

Какого-то единого идеологического проекта на сегодняшний день нет. Были попытки представить общество трудящихся, основанное на принципах централизованной экономики и народовластии, или нацию-государство (российскую), или этническую нацию (русскую), или единую веру (православие) и др. Политические силы, выдвигающие эти проекты, заявляют о себе как о патриотах. В левой части спектра патриотических сил доминирует НПСР, где ядром является КПРФ, а в правой части – Русское национальное единство (РНЕ), КПРФ и часть близких ей политических образований уже сумели стать внушительными, самым большим элементом системной оппозиции. Русское национальное единство находится на положении политического маргинала. Либеральные СМИ характеризуют РНЕ как организацию экстремистскую и даже фашистскую. Враждебно к ней отношение и со стороны КПРФ.

Правы и те и другие. Население, поставленное правящим режимом в экстремальные условия, должно проснуться от политической апатии и оказать сочувствие крайне левым или крайне правым политическим силам. И тому есть причины. Во-первых, население против повторения маразматических явлений позднесоветского периода, слабо верит в то, что коммунисты представляют собой сильную и жесткую власть (подтверждением коммунистического бессилия стал август 1991 г.), опасается очередей, талонов, пустых прилавков. Во-вторых, коммунисты, длительное время входя в систему власти, хотя и в качестве оппозиции, не сумели проявить себя как эффективная политическая сила.

Социальные институты

Другой тип социальных систем складывается на основе общностей, социальные связи которых обусловлены объединениями организаций. Такие социальные связи называются институциональными, а социальные системы – социальными институтами. Последние действуют от имени общества как целого. Институциональные связи можно называть еще и нормативными, так как их характер и содержание устанавливаются обществом в целях удовлетворения потребностей его членов в тех или иных сферах общественной жизни.

Следовательно, социальные институты выполняют в обществе функции социального управления и социального контроля как одного из элементов управления. Социальный контроль дает возможность обществу и его системам обеспечить соблюдение нормативных условий, нарушение которых наносит ущерб социальной системе. Основными объектами такого контроля являются правовые и моральные нормы, обычаи, административные решения и т. п. Действие социального контроля сводится, с одной стороны, к применению санкций в отношении поведения, нарушающего социальные ограничения, с другой – к одобрению желательного поведения. Поведение индивидов обусловлено их потребностями. Эти потребности могут быть удовлетворены различными способами, и выбор средств для их удовлетворения зависит от системы ценностей, принятой данной социальной общностью или обществом в целом. Принятие определенной системы ценностей способствует идентичности поведения членов общности. Воспитание и социализация направлены на то, чтобы передать индивидам установленные в данной общности образцы поведения и способы деятельности.

Социальные институты руководят поведением членов общности через систему санкций и наград. В социальном управлении и контроле институты играют весьма важную роль. Их задача сводится не только к принуждению. В каждом обществе существуют институты, осуществляющие гарантии свободы в определенных видах деятельности – свободу творчества и нововведений, свободу слова, права на получение определенной формы и величины дохода, на жилье и бесплатное медицинское обслуживание и т. д. Например, литераторы и артисты имеют гарантированную свободу творчества, поиска новых художественных форм ; ученые и специалисты обязываются исследовать новые проблемы и осуществлять поиск новых технических решений и т. д. Социальные институты могут быть охарактеризованы с точки зрения как их внешней, формальной (“материальной” ) структуры, так и внутренней, содержательной.

Внешне социальный институт выглядит как совокупность лиц, учреждений, снабженных определенными материальными средствами и осуществляющих конкретную социальную функцию. С содержательной стороны – это определенная система целесообразно ориентированных стандартов поведения определенных лиц в конкретных ситуациях. Так, если есть юстиция как социальный институт внешне может быть охарактеризована как совокупность лиц, учреждений и материальных средств осуществляющих правосудие, то с содержательной точки зрения – это совокупность стандартизированных образцов поведения правомочных лиц, обеспечивающих данную социальную функцию. Указанные стандарты поведения воплощаются в определенных ролях, характерных для системы юстиции (роль судьи, прокурора, адвоката, следователя и т. д.) .

Социальный институт, таким образом, определяет ориентацию социальной деятельности и социальных отношений посредством взаимосогласованной системы целесообразно ориентированных стандартов поведения. Их возникновение и группировка в систему зависят от содержания решаемых социальным институтом задач. Каждый такой институт характеризуется наличием цели деятельности, конкретными функциями, обеспечивающими ее достижение, набором социальных позиций и ролей, а также системой санкций, обеспечивающих поощрение желаемого и подавление отклоняющегося поведения.

Важнейшими социальными институтами являются политические. С их помощью устанавливается и поддерживается политическая власть. Экономические институты обеспечивают процесс производства и распределения благ и услуг. Семья также один из важных социальных институтов. Ее деятельность (отношения между родителями, родителями и детьми, методы воспитания и т. д.) определяется системой правовых и иных социальных норм. Наряду с этими институтами существенное значение имеют и такие социально-культурные институты, как система образования, здравоохранение, социальное обеспечение, культурно-воспитательные учреждения и т. д. Все еще заметную роль в обществе продолжает играть институт религии.

Институциональные связи, как и иные формы социальной связи, на основе которых складываются социальные общности, представляют собой упорядоченную систему, определенную социальную организацию. Это система принятых видов деятельности социальных общностей, норм и ценностей, которые гарантируют сходное поведение их членов, согласовывают и направляют в определенное русло стремления людей, устанавливают способы удовлетворения их потребностей, разрешают конфликты, возникающие в процессе повседневной жизни, обеспечивают состояние равновесия между стремлениями различных индивидов и групп данной социальной общности и общества в целом. В случае когда это равновесие начинает колебаться, говорят о социальной дезорганизации, об интенсивном проявлении нежелательных явлений (например, таких, как преступления, алкоголизм, агрессивные действия и т. п.) .

Литература

Нейл Смелзер “социология” Москва 1994 г. ст. 168.

“Социология” Москва издательство “Мысль” 1990 г.

Человек и общество. Современный мир. Купцова В. И. Москва 1994г.

Российский экономический журнал № 1 1992 г.


Понятие общество и его система