Понятие страха в философии Кьеркегора

Содержание.

1. Введение………………………………………………………….3

2. Источник страха………………………………………………….4

3. “Понятие страха”. Невинность, грех и наказание……………..6

4. Понятие страха в философии Кьеркегора…………………….10

5. Заключение………………………………………………………15

6. Список литературы………………………………………………16

Введение.

Страх – это возможность свободы, только такой страх абсолютно воспитывает силой веры, поскольку он пожирает все конечное и обнаруживает его обманчивость.

Страх возникает у человека как существа онтологически свободного, но отмеченного печатью первородного греха, а потому смертного и конечного. Он возникает из осознания невозможности преодоления собственной смерти и риска неправильного распоряжения собственной свободой, таким образом, является ситуацией, в которой проявляется человеческая свобода.

Страх – одно из центральных понятий экзистенциализма. Кьеркегор различал обычный “эмпирический” страх-боязнь (Furcht) и неопределенный безотчетный страх-тоску (Angst). Первый вид страха присущ не только человеку но и животным. Это – страх перед конкретными предметами и обстоятельствами. Второй вид страха специфически человеческий неизвестный животным. Страх – тоска появляется тогда когда человек узнает что он не вечен. Это – метафизический страх и его предмет – ничто – Angst в сущности и есть страх перед неизвестным будущим которое неумолимо наступает с течением времени. Будущим которое невозможно узнать и о котором можно только строить догадки. Отсюда и та мистическая власть людей и социальных институтов которые способны убедить других (и возможно себя) что им удалось приподнять завесу над этой метафизической тайной. Человеческая культура выросла в поиске ответов на эти вопросы.

Источники страхов.

Люди получают свои страхи из двух главных источников: из “первых рук” т. е. их собственного опыта и опыта их семьи; и из “вторых рук” т. е. от других людей с которыми они вступают в коммуникацию и из культурных и социальных институтов. В древности источником первичной информации был опыт индивидуума и его рода обычно нескольких десятков человек которые находились в кровнородственных отношениях и знали друг друга лично. Исчерпывающим источником вторичной информации была культурная память сообщества выраженная в мифе. В современных обществах первичным источником страхов тоже выступает личный и семейный опыт индивидуума. Однако семья в сравнении с древностью претерпела разительные перемены не только в численности входящих в нее членов но также и в степени общности разделяемых ими ценностей и идей. Обычный конфликт поколений и наличие подчас резко поляризованных убеждений касается также и страхов. Страхи отца матери и их детей могут нести в себе несогласия и конфликты. Опыт дедов как и их страхи оказывается подчас совершенно неприменимым и эмоционально и интеллектуально далеким. Поколения могут страдать глубоко разными страхами. Вторичную информацию современный индивид черпает из культурных и социальных институтов общества прежде всего из средств массовой информации образовательных институтов искусства и литературы. Он получает ее также в процессе личной коммуникации в особенности с так называемыми “лидерами общественного мнения”. Гигантское разрастание значения вторичной информации принципиальная ее всеохватность и планетарные масштабы особенно там где обычными становятся компьютерные сети и многоканальное телевидение изощренность современных средств массовой информации в их возможностях влияния на потребителя – факторы имеющие первостепенную важность для изучения массовых страхов в современных обществах.

Источники информации – и “из первых рук” и “из вторых” – являются мощными факторами влияющими на уровень катастрофизма в человеческом мышлении. Идущие из прошлого и включающие настоящее они задают “фокус” видения проблем в том числе тревожные ожидания и страхи. Люди имеют тенденцию экстраполировать свой прошлый и текущий опыт на будущее.

Страх вообще и страх перед катастрофами в частности был фундаментальным аспектом человеческого опыта начиная с древности. Неудивительно что религия и философия т. е. те сферы человеческой культуры где осмысляется проблема смысла жизни уделяют такое огромное внимание чувству страха. Почти все религии включают концепцию зла которое существует как постоянная угроза людям. Эсхатологизм и апокалиптический взгляд на человечество являются важной частью иудаизма и христианства. Вера в неминуемую катастрофу – кредо различных сект причем многие из них продолжают быть частью социальной жизни в современном мире. Еще до развития зрелых форм религиозности опыт человеческих страхов нашел отражение в мифе этом великолепном результате осмысления мира в устной традиции.

Представления о страхе и грядущих катастрофах не оставались неизменными на протяжении веков. Понимание возможных причин этих катастроф глубоко связано с основополагающими мировоззренческими представлениями в частности концепцией времени занимающей доминирующее место в той или иной картине мира.

“Понятие страха”. Невинность, грех и наказание.

Это произведение посвящено проблеме первородного гре­ха, лежащего в основе страха. Через грех Адама грех вошел в мир, а через грех каждого человека страх входит в сознание каждого индивида. Но страх также является состоянием, пред­шествующем всякому греху. Самый первый грех, грех Адама, открыл, вместе со страхом, дорогу смерти. Пониманию того, как грех вошел в первого человека, и как он продолжает вхо­дить в каждого последующего человека, посвящено “Понятие страха”.

В рассмотрении понятия страха и греха Кьеркегор сразу же усматривает некоторые трудности. Дело в том, что понятие страха принадлежит психологии, а “понятие греха, по сути, не принадлежит никакой науке”. Это рассмотрение “ориентиру­ется на догматику, вместе с тем принадлежит сфере психоло­гии”, так как понятие греха ближе всего находится к догма­тике.

Тождественно ли понятие первородного греха понятию первого греха в последующем человеке? Если тождественно, то, объяснив грех Адама, можно таким образом объяснить как грех “поселяется” в душе каждого человека и, следовательно, как возникает страх.

Кьеркегор считает, что “человек является индивидом, и, как таковой, он в одно и тоже время является самим собой и целым родом таким образом, что целый род участвует в инди­виде, а индивид – в целом роде”. Поэтому, если бы первый грех Адама был отличен от первого греха любого последующего индивида, то Адам оказался бы выделен из рода и тогда он бы не участвовал в истории рода. А если бы это было так, то грех Адама не был бы значим для последующего индивида, т. е. грех каждого человека не полагался бы через первородный грех, а это является пелагианством, т. е., что человек рож­дается от природы безгрешным. Следовательно, Адам был самим собой и в то же время – родом. И то, что “разъясняет Адама, разъясняет также и род, и наоборот”.

Грех входит в человека через первый грех. Здесь Кьер­кегор критикует гегелевское “переход количества в качест­во”. Грех полагается через качественный прыжок, а не через количественное возрастание греховности в человеке. “Это прямо-таки логическая и этическая ересь, когда пытаются сделать вид, будто греховность в человеке определена коли­чественно до тех пор, пока она, в конце концов, посредством самозарождения не породит первого греха в человеке”.

Состояние, которое присутствует в человеке до грехопа­дения – это невинность. Невинность – это неведение. Кьерке­гор противопоставляет христианское понятие невинности геге­левской трактовке понятия невинности, как непосредственно­го. Гегель считал, что невинность – это непосредственность, и, следовательно – ничто. Поэтому, оно должно быть снято. Однако даже неэтично утверждать, что невинность должна быть снята. Но невинность снимается только через вину, и как только человек полагает для себя невинность, только он начинает мыслить эту невинность, тогда он становится гре­ховным. И невинность снимается.

В невинности человек еще не определен как дух, но опре­делен душевно. “Дух в людях грезит”. Так как невинность – это неведение, то в невинности отсутствуют понятия добра и зла. “В этом состоянии царствуют мир и покой; однако в то же самое время здесь пребывает и нечто иное, что, однако же, не является ни миром, ни борьбой; ибо тут ведь нет ни­чего, с чем можно было бы бороться”. И это – Ничто. Это Нич­то порождает страх. Однако этот страх не является чем-то, он отличен от боязни, которая страшиться чего-то конкретно­го. Здесь объектом страха является Ничто. Этот страх есть “действительность свободы”, которая отражает возможность для возможности. И, однако, здесь нет объекта для этой воз­можности. Дух боится самой возможности, по сути дела, объекта для этой возможности нет, это – Ничто.

Животные и бездуховные люди не подвержены этому стра­ху, потому что они не определены духовно. И чем более духо­вен человек, тем более подвержен он страху.

Кьеркегор рассматривает понятие страха с психологичес­кой точки зрения. Страх – это симпатическая антипатия и ан­типатическая симпатия. С одной стороны человек боится воз­можности, которая заложена в страхе, но с другой стороны он как раз и стремится реализовать эту возможность, поскольку она является запретной. В этом заложена двусмысленность страха. Через страх человек становится виновным, и одновре­менно он является невинным, так как страх – это сила, кото­рую он не любил, которая чужда для него. “Так, кто через страх становится насквозь виновным, все же является невин­ным, ибо он же сам стал таким, но страх, чуждая сила, под­толкнула его к этому, сила, которую он не любил, нет, сила, которую он страшился; и все же он виновен, ибо он погрузил­ся в страх, который он все же любил, хотя и боялся”.

За словами запрета следует наказание. И это наказание – смерть. Вместе с грехом человек стал смертен. “Только плодов дерева, которые среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть” (Бытие, 3.3). Адам, будучи невинным, конечно же, не знает, что значит умереть. Однако он чувствует, что это нечто ужасное, и поэ­тому, он пребывает в страхе – страхе перед Ничто.

Человек – это синтез телесного и душевного. Дух пола­гает этот синтез. На крайней точке этого синтеза находится чувственное. В невинности также полагается чувственность, однако, здесь чувственность не является греховностью. Чувс­твенность становится греховностью только когда полагается грех.

Кьеркегор считает, что грех входит в каждого последую­щего индивида точно также, как и в предыдущего. Грех после­дующего индивида отличен от греха Адама только количествен­но. Каждый последующий индивид определен более чувственно, чем предыдущий. Это, конечно, относится не к какому-нибудь отдельно взятому человеку, а к роду в целом. Кьеркегор раз­деляет два понятия: объективный страх и субъективный страх.

Объективный страх – это страх, присутствующий в роде, а субъективный страх – это страх, присутствующий в каждом субъекте. В каждом последующем роду полагается больше чувс­твенности, чем в предыдущем. Поэтому, страх в последующем индивиде более рефлективен, чем в предыдущем. Следователь­но, в каждом последующем индивиде увеличивается некая пред­расположенность к греху. Но при переходе от рода к роду страх, заложенный в роду, количественно увеличивается и Ничто страха постепенно переходит в некое Нечто. Однако, в строгом смысле слова, это Нечто не является грехом – это, опять-таки, Ничто, просто Ничто страха “превращается здесь в переплетение предчувствий, которые, отражаясь друг в дру­ге, все ближе и ближе подходят к индивиду, хотя, опять-та­ки, будучи рассмотренными по существу, в страхе они снова обозначают Ничто, надо лишь заметить, что это не такое Нич­то, к которому индивид не имеет никакого отношения, но Нич­то, поддерживающее живой союз с неведением невинности”.

Понятие страха в философии Кьеркегора.

На философию датского мыслителя оказало влияние разочарование в идеалах Просвещения. Вместо гуманистического идеала оптимистического, разумного, счастливого человека Кьеркегор увидел в реальной действительности два таких жизненных установок и ценностных ориентаций эстетика (наслаждение и этика (долг) и их видимое благополучие, им обоим присущи отчаяние и страх. Охваченный страхом человек чувствует, что теряет то, что было до сих пор его мнимой опорой, ложным принципом существования. В своих произведениях Кьеркегор исследует причины духовной болезни человека и пути ее преодоления.

Философ принимает основополагающую гуманистическую идею о том, что достоинство человека, его цель и призвание – в духовной жизни.

Определяя подлинного человека в качестве духовной единичной субъективности, Кьеркегор полагает, что дух как “синтез временного и вечного” с самого начала присутствует в человеке как его глубинная сущность, подлинное “Я”, свобода, но в виде “грезящего”, “полусонного”. Поэтому Кьеркегор говорит о пробуждении духа в человеке. Исходя из этой предпосылки, философ, по аналогии с Сократом, перед которым он преклоняется, исследует “духовные роды” человека.

Для Кьеркегора достоверность духа не нуждается в доказательстве. Однако, если у Декарта самоочевидность “Я” выступает в акте мышления, то для иррационалиста Кьеркегора истина бытия дана в непосредственном переживании – страхе.

Кьеркегор, в отличие от обычного понимания страха в значении психологического термина (как боязни чего-то внешнего, например, опасностей, ударов судьбы и пр.), выявляет новый смысл – экзистенциальный, который раскрывается в отношении человека к самому себе. Согласно Кьеркегору, экзистенциальный страх не есть рабский страх, унижающий человека, от которого следует избавляться, чтобы быть свободным на пути познания необходимости. Мыслитель, в отличие от рационалистической традиции западноевропейской философии, рассматривает страх, как выражение духовности человека.

Экзистенциальный страх в понимании Кьеркегора укоренен в человеке с самого начала как “страх перед Ничто”. Страх есть непосредственная данность духа в личном опыте человеческой индивидуальности. Страх перед Ничто свидетельствует лишь о потенциальной возможности стать действительно свободным человеком.

В переживании страха Кьеркегор описывает духовный опыт трансцендирования человека, готовящегося к “качественному прыжку”, выходу за свои пределы. Философ замечает, что, хотя страх мало дает для объяснения становления действительности свободы, он вместе с тем позволяет выразить смысл экзистенциального состояния человека, когда дух его еще скован, но требует прорыва. Кьеркегор определяет страх в данном случае как состояние “скованной свободы, когда свобода не свободна в самой себе”.

Далее, философ определяет страх как “головокружение свободы”. Страх – это такое свидетельство духовного опыта, в котором человек на мгновение соприкасается с вечностью, но в страхе от зияющей бездны собственной бесконечности хватается за конечное существование, чтобы удержаться на краю. В этом головокружении свобода рушится, она “теряет сознание”.

Экзистенциальный смысл страха раскрывается Кьеркегором при рассмотрении им таких пограничных ситуаций, в которых человек чувствует невозможность довольствоваться собой (страх эстетика, этика),”догадывается”, знает и вместе с тем пытается скрыть от самого себя (демонизм) тайну своей личности, перед которой открыта возможность быть свободной, но в то же время еще не создан человеком сознательный, добровольный выбор своего подлинного “Я”.

Почему человека страшит сама возможность быть духовным? Кьеркегор отвечает, что это связано прежде всего с тем, что человеку предстоит принять решение, сделать выбор по принципу: “Или-Или”. “Духовные роды” человека, утверждает Кьеркегор, зависят только от него самого. Выбор духовной жизни требует от человека мужества быть свободным.

В “страхе перед Ничто”, как возможностью быть самим собой, Кьеркегор возлагает ответственность на самого человека за собственное существование. Так, он рассматривает различные виды страха как возможность бытия свободы в индивидуальности – как “страх перед добром”, “страх перед злом”.

Наиболее интересен случай страха, который Кьеркегор определяет как “страх перед добром”, он называет его демонизмом. В этом состоянии реальность духа в индивидуальности выражается несвободно, не по доброй воле человека. Индивид обнаруживает в себе зло и тем самым выделяет себя в страхе. Демонический человек – пленник самого себя. Он не желает общения с другими, более того, стремится закрыться перед самим собой, но тем не менее он невольно раскрывается в словах, в выражении лица, во взгляде. Психологически глубоко и верно (предвосхищая Фрейда) Кьеркегор описывает демонический страх как состояние психологической самозащиты вследствие негативного отношения индивидуальности в самой себе.

Для Кьеркегора важно показать, что человеку на пути к подлинному бытию нужно пройти опыт страха, благодаря которому открывается истина того, что он есть и чем может стать. Страх обнаруживает всю обманчивость, неподлинность конечного существования человека. Экзистенциальный страх не отпускает человека ни днем, ни ночью, ни в развлечениях, ни в труде, ни в шуме повседневности. Такое понимание страха развивает в дальнейшем М. Хайдеггер, превращая его в “заботу”.

Датский мыслитель XIX в. Обнаруживает в страхе противоречие между подлинной духовной сущностью человека и существованием, противоречие, которое станет одной из ведущих тем философии существования Кьеркегора экзистенциальная диалектика страха представляет собой способ осмысления человеком самого себя, драматического переживания конфликта между сущим и тем, что только рождается, к чему должен стремиться человек. Страх в понимании мыслителя является фундаментальной, онтологической характеристикой человеческого существования.

Страх воспитывает человека в соответствии с его бесконечной природой. Только благодаря страху, полагает Кьеркегор, человек имеет возможность стать духовным. НА чем основана вера философа в человека, в его возможность справиться с испытанием свободы и обрести свое “Я”? Кьеркегор отвечает на этот вопрос в духе идей христианского гуманизма.

Философия страха С. Кьеркегора является попыткой преодолеть ограниченности рационалистического гуманизма, который не может гарантировать независимость человека от мира и заключает в себе опасность порабощения личности обществом.

Кьеркегора занимает вопрос о том, может ли человек быть “мерой всех вещей”, и прежде всего мерой самого себя. Он полагает, что идея самодостаточности человека, лежащая в основе концепции рационалистического гуманизма, является ошибочной. В своих работах вместо разумного человека Кьеркегор представляет человека страха. Разум человека, считает он, оказывается беспомощным при соприкосновении его с вечностью

В философии страха Кьеркегор говорит о невозможности для человека довольствоваться собой. Человек должен быть определен по отношении. К тому, что выше его. Мыслитель приходит к выводу о том, что человеческое в человеке есть богочеловечность.

Предъявляя к человеку высшее требование – быть духовным, датский философ полагает, что решение этой задачи может быть осуществлено только на пути к Богу. Для того чтобы индивид действительно ощутил свое родство Богу, необходимо, считал Кьеркегор, чтобы он в то же самое время ощутил всю тяжесть “страха и трепета”. Только благодаря страху человек в духовной своей глубине соприкасается с божественным и из божественного источника получает силу и поддержку. Страх в понимании Кьеркегора представляет собой экзистенциально-религиозный опыт переживания человеком самого себя в вечном значении.

Заключение.

Кьеркегор исходил из идеи, что все экзистенциальные категории – абсурд, страх, тревога, отчаяние, ничто, вера, дух, смерть – тесно связаны с человеческим существованием и направлены на формирование самосознания личности. Собственную феноменология духа Кьеркегор творил как феноменологию отчаяния, фактически отождествляя отчаяние и активное состояние духа.

Человек как дух постоянно находится в состоянии отчаяния. Такие фундаментальные категории как бесконечность и конечность, вечность и бренность, возможность и необходимость, – все они концентрируются вокруг категории отчаяния и вопрошают об отчаянии. Страх человека перед “ничто” заставляет его сознание лихорадочно и напряженно искать выход. Отчаяние у Кьеркегора носит в высшей степени сознательный характер – это высшая ступень сознания и самосознания. Чем выше сознание, тем выше, глубже, разностороннее и содержательнее личность, и, наоборот, чем содержательнее, глубже и разностороннее личность, тем выше ее сознание и самосознание.

Список литературы.

1. Кьеркегор С. Страх и трепет. М.: Республика, 1993. С.150.

2.Хрестоматия по истории философии от Шопенгауэра до Дерриды. М. 1997;

3. http://www. bestreferat. ru


Понятие страха в философии Кьеркегора