Православие и суверенитет России

А. В. Грунтовский

Пятый год, пятый форум Собора православный интеллигенции приходится говорить так или иначе – об одном: будущее России, суверенитет России, вообще возможность России…

И всякий раз, говоря о демографии, нравственности или о других заявленных темах форума я настойчиво пытаюсь провести свою линию: на сегодняшний день (если говорить о триаде русской идеи) во всех поставленных вопросах первична “народность”, а “православие” видится лишь одним из средств возрождения, лучше сказать – реанимации – народности. Сколько неточных посылок было высказано на наших форумах… “Православие – источник нравственности…”, а что же остальные 98% невоцерковленного населения России нравственности лишено? Или – вовсе бредовая установка, не выдерживающая никакой исторической критики: “православие – источник Русского народа…”. Будто до крещения русского этноса – языка, культуры (фольклора, народной мифологии, богословия…) – не было? Впрочем, в высказываниях этих есть доля истины, но именно – доля… А это отталкивает от нас неправославных патриотов, да и иных православных… Боюсь, что и нынешняя тема: “суверенитет России” решенная в рамках “православия” будет поставлена в неистинном своем положении.

Заслуги православия пред русской историей, культурой столь велики, что не требуют какого-то дополнительного усиления. Понятно, что в двадцатом столетии они принижались (да и в девятнадцатом: припомните хотя бы переписку Чаадаева с Пушкиным – “…клянусь честью, что ни за что на свете…”). Понятно, что по закону маятника мы пытаемся эти заслуги возвеличить. Понятно, что – рефлексия… Но… пора взглянуть на проблему без предвзятостей. А кстати, что такое “православие”?

Догматическое учение. Так оно “не знает ни эллина, ни иудея”, а потому непосредственно к национальной идеи отношения не имеет. (Тут делается понятным абсурдность наших лозунгов типа: “православие – источник патриотизма, нравственности и т. д.”) “Православный, значит – русский” – что же грузины до сих пор русскими не стали – православие приняли раньше нас? А то еще норовим (вне контекста, как всегда) цитировать Федора Михайловича (очень его люблю и уважаю): “Русский человек без православия – дрянь…”. Но и Федор Михайлович ошибался крепко. Только не цитируйте это нашим псковским десантникам в Чечне. Там и татары-мусульмане есть и просто не верующие – однако “души за други полагают…” практически. А мы, сидя в теплых кабинетах цитируем Федора Михайловича… Фарисейство.

Может под “православием” мы толкуем о Московском Патриархате. К этой организации отношение в народе самое разное. Организацию, кстати выбирать не приходится, да и мы сами – часть ее. И если что у нас не так – то по нашим же грехам. Но ведь опять-таки, организация к национальной идее непосредственного отношения не имеет.

И все же под “православием” (в составе русской идеи) мы понимаем культуру – и она сугубо национальна, и только национальна. Это в чуде “Пятидесятницы” дано – каждая вера на своем языке, в своей культурной традиции. Оглядываясь назад, мы видим, что вселенская церковь оказалась утопией: формирование веры в народе связано с национальным менталитетом. Это мозаика этносов. Итак, наше “православие” – это культура, отражение (искаженное вследствие грехопадшего состояния) Божьего Промысла о России, – сотворенного “прежде всех век” “логоса” Русской культуры. Русская культура во всей совокупности: от Иллариона до Ильина, от Рублева до Честнякова, от Епифания Премудрого до Рубцова…). И здесь – слова из песни не выкинешь – и дохристианские пласты и советское творчество, и многочисленное сектанство и староверчество… и чего только нет. И все – Россия.

Делается очевидным, что мы должны всюду говорить о “русской идее”, “русском самосознании” или, проще – русском духе. И основная его составляющая – народность, а православие есть историческая производная от оной (как и самодержавие – на определенном этапе).

Досадно бывает до сих пор слышать о “богоизбранничестве” русского народа и пр. ветхозаветную идеологию. За это придется отвечать: ведь, Господь покажет нам место и сделает первых – последними. Что по демографической нашей катастрофе – уже очевидно. Но оставим пока разбор – все это издержки рвения новообращенных.

Определимся с проблемой “суверенитета” России. Собственно после сорок пятого года до ныне ни у кого нет желания непосредственного вторжения в Россию. И еще лет 30-50 не будет. Все таки не Сербия, ни Ирак… Однако, что происходит? Двадцать лет идут реформы… не будем тут о разворовывании России, о полном провале реформ с точки зрения экономики – все это очевидно: мы не можем достичь даже 50% производства от уровня 1986 года! (Заметим, что после Войны уровень 1940 года был достигнут за 4 года – т. е. в 1949 году.)

Но не об этом здесь – Россия способна выдержать и более глубокие кризисы производства. Не будем цитировать здесь план Даллеса (надеюсь, он известен аудитории). Между строк заметим (к вопросу о подлинности “плана” – есть сомневающиеся!) – стоило немного покопаться – оказывается, подобных заявлений множество. Вот, например, сенатор Альберт Беверидж в свей речи в американском сенате от 9 января 1900 года – все уже по Даллесу (см. Александр Медведев. Похищение Европы / СПб. 2005, С. 7).

Главная проблема суверенитета России сегодня – это состояние демографии. И опять-таки не потому, что русские вымирают по миллиону в год – Россия выдерживала и выдержит и гораздо большую убыль в населении, а потому – что депопуляция отражает состояние нравственности, т. е. национального самосознания, или проще – русского духа.

Часто говорят, что процесс объективно связан с урбанизацией, вообще с культурным прогрессом, повышением уровня жизни и т. п. Посмотрите, мол, в Европе – то же вымирают.

Это глубокое заблуждение. Да, в некоторых европейских странах (не всех!) идет процесс вымирания коренного населения и замена его на приезжих азиатов, так что Киплинг не прав и скоро Запад вполне превратиться в Восток. Однако, этот процесс управляемый и причины разные, и задачи, поставленные “кукловодами” – разные. Америка, например, не вымирает, а прибавляет в год по 3 миллиона человек, а Китай – по 10, а то и по 15 миллионов – не за счет приезжающих русских, а – наоборот. И уровень жизни там не то что бы понизился. Очевидно, никакого отношения к уровню жизни рождаемость не имеет. Она отражает состояние национального духа – логоса нации и более ничего!

В чем же причина вымирания России? В несоответствии современной культурной политики национальному менталитету. Россия атакована. Атакованы не шахты ракет, ни небоскребы, а “народность” и эта далеко не священная и антинародная война идет незаметно, но верно. Делает свое дело.

Вернемся в XIX век. Вы помните известное заявление К. Маркса о том, что социалистическая революция произойдет где угодно, но только не в России. В общем-то, Маркс мало ошибался, а тут – ошибся. В чем дело? Он видел, что капиталистические отношения в России не развиваются (а почему, разве кто-то мешал им сверху?) и сделал неправильные, как показала история, выводы. Ибо Маркс предполагает, а Господь располагает…

Капиталистические отношения не развивались (и провал Столыпинских реформ – наглядный пример), ибо русский человек на ментальном своем уровне никогда не поймет, почему нужно “собирать сокровища на земле…” Но именно поэтому у нас – и только у нас! – произошла эта невероятная революция и не имеющая аналогов в истории гражданская война. Сейчас мы идем по второму кругу. И тот, кто посягает на Российский суверенитет, понял давно, что пока “народность” эта не будет ликвидирована – “суверенитет” (то есть русские богатства, русский рынок) не дастся. Опять же опустим цитаты: Бжезинский, Тэтчер и т. д.

Что происходит с нашей народностью (не само вымирание, повторимся, – страшно: после войны оно было быстро наверстано)? Американизация культуры приводит к разрушению того культурного комплекса, который в этнографии назван “народной педагогикой” – то есть механизма воспроизведения самого этноса. Механизм передачи – не просто культурных ценностей (это верхушка “айсберга”) – а самой ментальности, шире – народности. Люди вроде как рождаются и растут, но они уже не русские. Какова действительная убыль Русского населения (людей утративших связь с русским духом, вообще с Родиной) – мы не знаем. Динамика этих цифр может оказаться уже необратимой… Но опять-таки: Бжезинский предполагает, а Господь…

В чем Божий Промысел о России? Не имеем мы право сидеть, сложа руки и ждать чуда, – Промысел мы обязаны постичь и осуществить.

Отметим главные черты распада народности. Разрушение семьи, как основы Государства: традиций создания семьи, поддержания, сохранения. Это – вопрос полового воспитания, которым ни церковь, ни школа (ну, школа-то – понятно, она – в руках государства) не занимаются. “Занимаются” этим вопросом телевидение, интернет, печать… И наше главное поприще в борьбе за суверенитет России (то есть за возрождение – спасение семейных устоев – именно здесь). Пока мало эффективно. Видимо, для созревания национального самосознания потребуются более глубокие катаклизмы. По крайней мере, нам (православной интеллигенции) самим бы спастись, не оказаться в тупике отжившей фразеологии, самим бы придти к покаянию и самосознанию (а это наверно – одно и то же). А то что ж… слепых поводырей и без нас довольно.


Православие и суверенитет России