Причины миграции русских женщин в страны Африки

РЕФЕРАТ НА ТЕМУ:

“РУССКИЕ ЖЕНЩИНЫ В АФРИКЕ”

выполнила студентка

Факультета МО

Группы 503

Горбунова Анастасия

2009 г.

В Африке ныне живет несколько тысяч россиянок, в разное время вышедших замуж за граждан стран этого континента. Брак любой из наших соотечественниц до начала 1990-х годов можно сравнить с личным подвигом, поскольку такого рода “прорыв” требовал от женщины большого мужества и много сил. Положение нынешней генерации, пополняющей женское российское сообщество в Африке, морально легче, хотя новое время породило для них новые трудности: общее падение жизненного уровня, экономические кризисы “дома” и в Африке, неотрегулированные правовые отношения с собственной родиной и другие.[1] Социальный срез исследованной группы женщин, вышедших замуж за иностранцев и выехавших с мужьями на их родину, достаточно разнообразен. Среди них есть женщины, у которых культурный и образовательный уровень достаточно высок: но есть и наши соотечественницы с сомнительным или даже с уголовным прошлым. Есть и романтические искательницы приключений, и трезвые реалистки, и унесенные в Африку ветром любви…

Одни женщины смогли внести заметный вклад в развитие новой родины, успешно представляют страну мужа в международных организациях, сделали блестящую карьеру в научной, общественной или деловой сфере. Другие считают, что их место дома, в обществе мужа и детей. Некоторые пытаются соединить роль хранительницы домашнего очага с общественной деятельностью. Есть среди наших соотечественниц, живущих в Африке, и надевшие чадру, и освоившие древнейшую в мире профессию.

Исследователи также отмечают, что практически полное, как правило, незнание россиянками законов и обычаев страны своего нового пребывания также создает для них огромные проблемы. В юридических актах многих африканских стран, регламентирующих гражданские, семейно-брачные, трудовые отношения, много почерпнуто из законодательной практики метрополий. В то же время в них сохраняется влияние национальных обычаев и традиций, религиозной догматики, в основе которых лежат мало известные русской женщине конца XX столетия тезисы о главенстве мужчины в семье, о необходимости сохранения прочных кровнородственных связей. Пестрота и многомерность, отличающие правовые системы африканских стран, буквально опутывают женщину, пытающуюся де-юре и де-факто приспособиться к новой среде обитания. Эта несхожесть с существующими на ее исторической родине законодательными установлениями в жизненно важных для нее и ее детей вопросах (семейно-брачных, гражданских, социальных и других) способна смутить нашу соотечественницу, поставить ее в затруднительное, а подчас и в безвыходное положение. Незнание ею законодательства страны, а тем более ее обычаев и традиций, на которые до сих пор опираются в местной юридической практике, может привести (и часто приводит) жизнь смешанной семьи к острым коллизиям, нарушить гармонию брака. Почти сорокалетний опыт русско-африканских брачных союзов выявил любопытную и весьма отчетливую тенденцию: возможности трудоустройства иностранных, в том числе российских граждан, в африканских странах были очевидно благоприятнее для тех, кто прибыл в Африку в 1960-1970-е годы, то есть в первых потоках русских жен африканцев. Объясняется это, в первую очередь, положением, сложившимся на рынках квалифицированной рабочей силы в период, непосредственно следовавший за завоеванием независимости: молодые суверенные государства Африки лишь закладывали национальные системы образования и подготовки кадров. Собственные будущие специалисты в массе своей еще учились, а иностранные активно покидали бывшие колонии.[2] Экономический кризис, охвативший большинство стран континента в 1980-е годы, не мог не сказаться на трудоустройстве наших граждан, хотя ряд сфер экономики молодых независимых государств по-прежнему испытывает дефицит в специалистах. Усложнить ситуацию могут и такие обстоятельства, как отношение (далеко не во всей Африке благоприятное) к советским (российским) дипломам; намечающаяся тенденция к росту безработицы среди образованных африканцев. В нашем сознании социально-экономический потенциал практически любой современной семьи прочно связан с участием в общественном производстве обоих супругов. Но не следует забывать, что большинство российских женщин приезжают в африканские страны, в первую очередь, как жены дипломированных специалистов. В свою очередь, высшее образование их африканских мужей пока еще обеспечивает большинству из них переход в более высокий социальный статус и связанные с этим экономические и общественные привилегии, с помощью которых вполне можно обеспечить своей семье уровень жизни выше среднеафриканского. Что же касается форм и способов включения женщины-иностранки в трудовую жизнь африканских стран, то они необычайно разнообразны. Разброс возможностей реализации своего потенциала у такой женщины весьма велик – от различных форм дискриминации ее участия в общественном производстве (Руанда, Эфиопия, Конго) до очевидных преимуществ, предоставляемых ей на местном рынке рабочей силы как иностранному специалисту, постоянно здесь проживающему (Сенегал, Кот-д Ивуар, Заир). Как и большинство женщин в мире, наши соотечественницы и современницы, живущие в странах Африки, неизбежно задаются вопросом: работа или семья? Однако социальные нормы и ожидания, регулирующие семейную жизнь в различных социумах, противоречивы и неоднозначны. Во многих странах образ работающей женщины превращен в общепринятую норму. В других – семья является ценностью более нравственного, нежели экономического порядка, где поощряют в большей мере хозяйственную деятельность женщины в пределах дома, где наиболее важной формой ее труда остается материнство, где, наконец, мужчина – не просто полновластный распорядитель в семье, но и основной ее кормилец. Ко всему этому женщине, воспитанной в ценностях советского общества, уравнявшего в своих правах, а главное, в обязанностях, мужчину и женщину, также предстоит адаптироваться. Удачная карьера мужа – не только гарант благополучного бытия семьи, но и
свидетельство известной сохранности традиционного разделения функций между мужчиной и женщиной, когда одни профессии считаются исконно мужскими, другие – женскими, и эти представления оказывают влияние на выбор рода деятельности. Прогнозы демографов, специалистов по вопросам миграции показывают, что процесс создания расово – и национально-смешанных русско-африканских семей все же имеет будущее. Многие возвращающиеся сегодня из России африканцы рассчитывают продолжать и расширять сложившиеся во время их пребывания в России контакты и деловые связи. Известную роль в организации этих связей могли бы сыграть и их русские жены, знакомые с особенностями и психологией рынка своей родины и овладевающие спецификой экономических и межличностных отношений в стране проживания. Кроме того, надо признать, что наши соотечественницы, в разное время поселившиеся в странах Африки, некоторым образом опередили своих российских согражданок, ранее них столкнувшись со спецификой рыночной экономики, проблемой женской занятости, безработицей и прочими реалиями рыночного хозяйствования, которые нами только лишь осваиваются. К сожалению, некоторые из них опередили своих сограждан и в знакомстве с такими явлениями, как институт беженцев, когда местный межэтнический кризис или стихийно разгоревшаяся гражданская война (как это было, например, в Уганде в конце 1980-х годов, в Руанде в 1990-е в результате конфликта народностей хуту и тут-си или в Республике Конго второй половины 1990-х годов в результате этнополитического конфликта “северян” и “южан”) неожиданно гонит россиянку с насиженного места в лагерь для беженцев сопредельной страны или на родину, превращает ее собственную жизнь, жизнь семьи, детей в кошмар, о котором с детства она знала лишь по книгам и фильмам. Поэтому можно с уверенностью говорить о том, что ее российское понимание слов “хорошо жить” несомненно и подчас жестко “выправляется” африканской действительностью. Нужна ли ей при этом помощь соотечественников и связь с Родиной, предпочитает ли она справляться с трудностями в одиночку или коллективно – эти вопросы также актуальны и ждут своего решения. Наши соотечественницы, постоянно проживающие в Африке, пытаются искать способы общественного самовыражения, выработать собственные формы сплочения. Ставшая в 1990-е годы расхожей фраза “обратимся лицом к зарубежным соотечественникам” по-разному толкуется как самими соотечественниками, так и дипломатическими чиновниками, которые, к сожалению, часто игнорируют специфику положения русских женщин в Африке. Действия консульских служб зачастую направлены больше на осуществление контроля и опеки, нежели на реальную помощь женщинам в их самовыражении, в том числе через земляческие союзы. Между тем сами женщины переживают сейчас период надежд на обновление своих взаимоотношений с родиной и ее уполномоченными представителями в Африке. Как бы ни были сложны и неоднозначны эти взаимоотношения, соотечественницы осознают свою зависимость от них, всячески стремятся сохранить любые возможные каналы связи с родиной. Можно с уверенностью утверждать, что на сегодняшний день есть необходимые предпосылки для создания единой организации русских женщин в Африке. В то же время в уже созданных объединениях нет единого руководства, единой программы действий; движения эти не обрели пока более или менее определенные формы. Причина тому – сама специфика положения русской женщины в африканской стране и в африканской семье, где, даже несмотря на наличие высокого образовательного и общественного статуса, она остается и считается сначала женой и матерью, а уж затем – потенциальной общественной деятельницей. Нельзя сказать, что русские женщины, ныне проживающие в странах Африки, проявляют безразличие к проблемам дальнейшего общественно-политического развития родины. Здесь в Россию верят, от нее ждут помощи, одновременно предлагая вполне реальное сотрудничество, новые формы участия в жизни России. И к этой вере, равно как к стремлению сотрудничать с российскими организациями, надо относиться с пониманием, оказывая соотечественницам в случае необходимости поддержку, помогая в решении их проблем. Родина не должна быть равнодушной к своим гражданам – нынешним или бывшим – где бы они ни находились. Таков один из неписаных законов любого цивилизованного общества, и элементарное самоуважение обязывает нас его соблюдать.

Все они считают целесообразным создание Объединения российских женщин, постоянно проживающих в стране (сегодня такие организации существуют во многих африканских государствах). В отсутствие такового они тянутся к Русскому культурному центру, руководитель которого Рифат Патеев, вместе с женой регулярно проводит “русские вечера”, которые посещают не только сами женщины, но и их мужья и дети.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Н. Крылова, Э. Львова РУССКИЕ ЖЕНЩИНЫ В АФРИКЕ. ПРОБЛЕМЫ АДАПТАЦИИ.// “Азия и Африка сегодня”, 2004, №1

2. Мужчина и женщина в Африке http://www. vip-tur. kz/content/view/200/249/

3. Женщины в традиционных африканских религиях http://woman. upelsinka. com/history/afric_1.htm

4. Александр Девитт “Женщина и в Африке женщина. Но какая!”// Интернет журнал “Иностранец” 03.10.1996

Http://archive. travel. ru/archive/4022.html

[1] Н. Крылова, Э. Львова // “Азия и Африка сегодня”, 2004, №1

[2] Женщины в традиционных африканских религиях http://woman. upelsinka. com/history/afric_1.htm


Причины миграции русских женщин в страны Африки