Природа сознания

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ПЕРМСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ)

Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования

“Российский государственный торгово-экономический университет”

Кафедра гуманитарных дисциплин

Контрольная работа на тему “Природа сознания”

Содержание:

1. Проблема сознания в истории философии………………………………3 – 7

2. Сознание – функция человеческого мозга, высшая форма

Отражения действительности…………………………………………………8 – 9

3. Социальная природа сознания. Сознание и язык……………………….10 – 18

1. Проблема сознания в истории философии.

Проблема сознания Фролов И. Т. // “Введение в философию” Учебное пособие для высших учебных заведений // 3-е изд., перераб. и доп. // М.: Республика, 2003. – 623 с.

Всегда привлекала пристальное внимание философов, ибо определение места и роли человека в мире, специфики его взаимоотношений с окружающей его действительностью предполагает выяснение природы человеческого сознания. Для философии эта проблема важна и потому, что те или иные подходы к вопросу о сущности сознания, о характере его отношения к бытию затрагивают исходные мировоззренческие и методологические установки любого философского направления. Естественно, что подходы эти бывают разные, но все они по существу всегда имеют дело с единой проблемой: анализом сознания как специфически человеческой формы регуляции и управления взаимодействием человека с действительностью. Эта форма характеризуется прежде всего выделением человека как своеобразной реальности, как носителя особых способов взаимодействия с окружающим миром, включая и управление им.

Такое понимание природы сознания предполагает очень широкий спектр вопросов, который становится предметом исследования не только философии, но и специальных гуманитарных и естественных наук: социологии, психологии, языкознания, педагогики, физиологии высшей нервной деятельности, а в настоящее время и семиотики, кибернетики, информатики. Рассмотрение отдельных аспектов сознания в рамках этих дисциплин всегда опирается на определенную философско-мировоззренческую позицию в трактовке сознания. С другой стороны, развитие специальных научных исследований стимулирует разработку и углубление собственно философской проблематики сознания. Так, скажем, развитие современной информатики, создание “думающих” машин, связанный с этим процесс компьютеризации человеческой деятельности заставили по-новому рассмотреть вопрос о сущности сознания, о специфически человеческих возможностях в работе сознания, об оптимальных способах взаимодействия человека и его сознания с современной компьютерной техникой. Острые и актуальные вопросы современного общественного развития, взаимодействия человека и техники, соотношения научно-технического прогресса и природы, проблемы воспитания, общения людей и т. д. – короче говоря, все проблемы современной общественной практики оказываются органически связанными с исследованием сознания.

Важнейшим философским вопросом всегда был и остается вопрос об отношении сознания человека к его бытию, вопрос о включенности человека, обладающего сознанием, в мир, о тех возможностях, которые предоставляет человеку сознание, и о той ответственности, которую налагает сознание на человека. Известно, что практически-преобразовательная деятельность как специфическая форма человеческого отношения к миру с необходимостью предполагает в качестве своей предпосылки создание “идеального плана” этой реальной деятельности. Бытие человека в мире всегда связано с сознанием, “пронизано” им, короче говоря, не существует человеческого бытия без сознания, независимого от тех или иных его форм. Другое дело, что реальное бытие человека, его взаимоотношения с окружающей социальной и природной действительностью выступают как более широкая система, внутри которой сознание является специфическим условием, средством, предпосылкой, “механизмом” вписывания человека в эту целостную систему бытия. В контексте человеческой деятельности как целостной системы сознание является ее необходимым условием, предпосылкой, элементом. Таким образом, если исходить из понимания человеческой реальности как целого, то вторичность человеческого сознания по отношению к человеческому бытию выступает как вторичность элемента по отношению к объемлющей его и включающей его в себя системе. Разрабатываемые сознанием идеальные планы деятельности, его программы и проекты предшествуют деятельности, но их осуществление обнажает новые “незапрограммированные” слои реальности, открывает новую фактуру бытия, которая выходит за пределы исходных установок сознания. В этом смысле бытие человека постоянно выходит за пределы сознания как идеального плана, программы действия, оказывается богаче содержания исходных представлений сознания. Вместе с тем это расширение “бытийного горизонта” осуществляется в деятельности, стимулируемой и направляемой сознанием. Если исходить из органической включенности человека в целостность неживой и живой природы, то сознание выступает как свойство высокоорганизованной материи. Отсюда возникает необходимость проследить генетические истоки сознания в тех формах организации материи, которые предшествуют человеку в процессе его эволюции. Важнейшей предпосылкой такого подхода является анализ типов отношения живых существ к среде, в рамках которых в качестве их “обслуживающих механизмов” возникают соответствующие регуляторы поведения. Развитие последних предполагает формирование телесных органов, благодаря которым осуществляются процессы психики и сознания – нервной системы и ее наиболее высокоорганизованного отдела – головного мозга. Однако определяющим фактором в развитии этих телесных органов является та реальная жизненная функция, на которую работают эти органы. Человек сознает при помощи мозга, но сознание – не функция мозга самого по себе, а функция определенного, специфического типа взаимоотношения общественно развитого человека с миром.

Если учитывать эту предпосылку, то сознание с самого начала является общественным продуктом. Оно возникает и развивается в совместной деятельности людей, в процессе их труда и общения. Вовлекаясь в эти процессы, люди вырабатывают соответствующие представления, установки, нормы, которые вместе с их эмоциональной окраской составляют содержание сознания как специфической формы отражения. Это содержание и закрепляется в их индивидуальной психике.

С сознанием в широком смысле слова, конечно, следует связывать и представление о самосознании. Развитие сложных форм самосознания происходит на достаточно поздних этапах истории человеческого сознания, где самосознание приобретает известную самостоятельность. Однако понять его происхождение можно только на основе рассмотрения существа сознания в целом.

Философский подход к проблеме происхождению и сущности сознания предполагает рассмотрение его как целостной структурно-организованной системы. В широком смысле сознание (важнейшим свойством которого является идеальность) рассматривается через противопоставление материальному. В более узком смысле – через соотнесение с головным мозгом как материальной субстратной основой. Третий уровень осмысления сознания связан с раскрытием его общественно-исторической природы, выявлением специфики его функционирования как высшей формы отражения действительности. Таким образом, содержание сознания можно рассматривать как субъективный образ объективного мира, как свойство высокоорганизованной материи – головного мозга, как высшей формы отражения действительности.

Можно выделить следующие концепции, объясняющие происхождение и сущность сознания: объективно-идеалистическая, дуалистическая, метафизическая, вульгарно-материалистическая, диалектико-материалистическая.

Объективно-идеалистический концепция при объяснении сущности сознания признает в качестве первоосновы материального мира объективно существующее абсолютное духовное начало: мир идей у Платона, абсолютная идея у Гегеля, Бог – у теологов. Сознание предстает как чувственно непостижимая сущность, порождающая мир вещей и человеческих идей.

Согласно “космической” теории сознание существует независимо от материальных носителей, исходит из Космоса или из разума Бога, оно едино и неделимо. Частицы “мирового сознания” рассеяны в природе. По мнению Г. Лейбница, в мире существует множество духовных субстанций – монад, включающих энергию Вселенной, являющихся основой сознания и рождаемой им материи.

Теория гилозоизма представляет материю одушевленной во всех ее проявлениях. Сторонники гилозоизма наделили всю материю способностью ощущать и мыслить.

Теория социализации сознания ставит его в зависимость от внешней, в том числе социальной, среды. Основоположник сенсуализма английский материалист Дж. Локк (XVII век) полагал, что сознание человека представляет собой подобие “чистого листа” бумаги, на котором опыт оставляет свои письмена.

Субъективный идеализм абсолютизирует человеческое сознание (сознание конкретного индивида) как первичное по отношению к чувственному миру и противоположное ему. Крайняя форма субъективного идеализма – солипсизм – базируется на постулате – “Существую только я и мои ощущения. Весь мир – комплекс моих ощущений”. Сознание, с точки зрения солипсистов это единственно достоверная реальность, а материальный мир – его порождение (Дж. Беркли, Д. Юм, И. Фихте).

Дуалистический подход основан на концепции психофизического параллелизма, согласно которому – психическое и физическое рассматриваются как две самостоятельные субстанции (Рене Декарт).

Метафизический материализм признает сознание вторичным по отношению к материи и отрицает его активный творческий характер. Сознание предстает как зеркальное отражение внешнего мира.

Вульгарные материалисты отождествляют сознание и материю, сводя сознание к вещественным образованиям в мозгу человека. Представители этого направления утверждают, что “мозг вырабатывает мысль подобно тому, как печень вырабатывает желчь” (К. Фогт, Л. Бюхнер, Я. Молешотт).

Диалектический материализм рассматривает сознание в неразрывном единстве и связи с материальным миром, как существенное свойство материи. В качестве первоосновы выступает материя, а сознание является вторичным, производным от нее. Сознание существует реально, но лишь в связи с материальным, как его отражение. Активный творческий характер сознания проявляется в превращении идеального в реальное через деятельность человека, т. е. будучи вторичным по отношению к материальному миру, сознание активно воздействует на него через деятельность человека. Согласно материалистическому объяснению природы человеческого сознания, оно отличается от психики высших животных большей глубиной, способностью к труду, к абстрактному мышлению, возможностью передачи накопленного опыта, информации посредством языка в устной и письменной формах. Необходимым условием формирования человеческого сознания является предметно-практическая целеполагающая деятельность.

Представленное многообразие концептуальных подходов к проблеме происхождения и сущности сознания обусловлено сложностью и многогранностью исследуемого феномена, а также уровнем освоения действительности, характерным для конкретной исторической эпохи.

В качестве одной из особенностей античного понимания сознания выделялась направленность внимания на внешний мир. Античный человек не выделял себя из царства природы, ощущал себя частью мироздания, микрокосмосом.

Христианская трактовка сознания заключалась в ориентации на внутреннем сосредоточении человека, на общении его с Богом. Наряду со знанием о внешнем мире возникает необходимость познания внутреннего духовного мира человека, самосознания. Сознание человека считалось вторичным по отношению к Богу, но высшим, что есть в человеке. Сознание понималось не только как знание о внешнем мире, но, прежде всего, как способность знать свой внутренний мир.

В Новое время сознание полагалось в качестве основной инстанции в структуре духовного опыта, направленной на предметный мир. Сознание человека отождествлялось с интеллектуальной деятельностью субъекта познания. Религиозные компоненты духовного опыта вытеснялись элементами логики. Новоевропейское толкование сознания соединило античную установку на ценности предметного мира со средневековым опытом работы сознания с самим собой. Философы Нового времени считали, что к содержанию сознания можно относить только многократно воспроизводимые данные, подтверждаемые опытно-экспериментальным путем. Предполагалось, что в сознании существует две априорные (доопытные) способности: воспроизводить внешний мир как пространственно-временной и связывать материал разрозненных образов в целостность с помощью категорий рассудка. Трансценденталистская новоевропейская традиция закрепила за феноменом сознания его трактовку как познающего разума, способного к рефлексии. Сознание трактуется как мышление, сделавшее объектом познания самого себя.

С точки зрения марксизма, содержание сознания зависит от объективных факторов, в частности, общественных отношений.

Экзистенциалистская традиция видит истоки сознания в мире человеческой коммуникации. Основой экзистенциального мышления является социокультурная обусловленность сознания. Представители естественнонаучного знания отдают предпочтение диалектико-материалистической концепции, но она не дает ответов на фундаментальные вопросы о происхождении мыслящей материи в процессе эволюции и о природе идеального.

Важнейшим свойством сознания, как уже упоминалось, является идеальность. Проблема идеального возникла еще в античную эпоху. Заслуга целостной постановки этой проблемы принадлежит Платону, выделившему идеальное как особую сущность, противоположную материальному миру (миру вещей).

В ХХ веке эта проблема вновь была поставлена отечественными философами. С точки зрения Э. В. Ильенкова, идеальное не тождественно субъективной реальности. Это компонент общественного сознания, это образы, подлежащие опредмечиванию или духовной объективации. Идеальное – это то, чего нет в природе, это форма вещи, существующая в сознании человека. Идеальное существует в деятельности, а не в результатах. Когда предмет создан, исчезает и идеальное. По мнению Э. В. Ильенкова, к идеальному относятся нравственные нормы, правовые установления, обязательные для всех правила. Эти структурные формы общественного сознания детерминируют индивидуальное сознание. Человек обретает идеальное в ходе приобщения к исторически изменяющимся формам общественной жизни. Вне человека идеального нет. Идеальное есть субъективный образ объективного мира, т. е. отражение внешнего мира в формах деятельности человека, в формах его сознания и воли.

Другой подход к проблеме идеального представлен Д. И. Дубровским. Это направление отстаивает неразрывную связь идеального с психикой человека и полагает неверным положение о внеличностном отношении идеального и независимости его от мозга человека. Идеальное связано с материальными мозговыми процессами и, следовательно, объективировано. Идеальное – это сугубо личностное явление, реализуемое мозговыми нейродинамическими процессами и существующее только в голове индивида. Идеальное есть способность личности иметь информацию и оперировать ею во времени. Подчеркивается основополагающий характер индивидуального сознания по отношению к общественному сознанию.

Каждый из названных подходов к проблеме идеального выявляет лишь один из аспектов изучаемого явления, абсолютизируя либо индивидуальное, либо общественное сознание как первооснову идеального.

Сознания – функция человеческого мозга, высшая форма отражения действительности.

Человеческий мозг – поразительно сложное образование, тончайший нервный аппарат. Это самостоятельная система и вместе с тем подсистема, включенная в состав целостного организма и функционирующая в единстве с ним, регулирующая его внутренние процессы и взаимоотношения с внешним миром. Какие же факты неопровержимо доказывают, что именно мозг есть орган сознания, а сознание – функция человеческого мозга?

Одним из доказательств является тот факт, что от уровня сложности организации мозга зависит и уровень отражательно-конструктивной способности сознания.

Мозг первобытного, стадного человека был слабо развит и мог служить органом лишь примитивного сознания. Мозг современного человека, сформировавшийся в результате длительной биосоциальной эволюции, представляет собой сложноорганизованный орган. Зависимость уровня сознания от степени организации мозга подтверждается еще и тем, что сознание ребенка формируется, как известно, в связи с развитием его мозга, а когда мозг глубокого старца дряхлеет, угасают и функции сознания.

Нормальная психика невозможна вне нормально функционирующего мозга. Как только нарушается и тем более разрушается утонченная структура организации материи мозга, разрушаются и структуры сознания. Например, в случае повреждения лобной доли больные не могут продуцировать и осуществлять сложные программы поведения, не имеют устойчивых намерений и легко возбуждаются побочными раздражителями. При поражении затылочно-теменных отделов коры левого полушария нарушаются ориентировка в пространстве, оперирование геометрическими отношениями и т. д.

Экспериментальные данные различных наук, таких как психофизиология, физиология высшей нервной деятельности и др., неопровержимо свидетельствуют о том, что сознание неотделимо от мозга: нельзя отделить мысль от материи, которая мыслит. Мозг с его сложными биохимическими, физиологическими, нервными процессами является материальным субстратом сознания. Сознание всегда связано с этими протекающими в мозгу процессами и не существует помимо них.

Физиологические механизмы психических явлений не тождественны содержанию самой психики, представляющей собой отражение действительности в виде субъективных образов. Диалектико – материалистическая концепция сознания не совместима ни с идеалистическими воззрениями, отрывающими психические явления от мозга, ни со взглядами так называемых вульгарных материалистов, отрицающих специфику психического.

Отражение вещей, их свойств и отношений в мозгу, разумеется, не означает их перемещения в мозг или образования их физических отпечатков в нем наподобие отпечатков на воске. Мозг не деформируется, не синеет, не холодеет, когда на него оказывают воздействие твердые, синие и холодные предметы. Переживаемый образ внешней вещи есть нечто субъективное, идеальное. Он не сводим ни к самому материальному объекту, находящемуся вне мозга, ни к тем физиологическим процессам, которые происходят в мозгу и порождают этот образ. Идеальное есть не что иное, как материальное, “пересаженное” в человеческую голову и преобразованное в ней.

Духовный мир человека невозможно ни осязать, ни видеть, ни слышать, ни обнаружить какими-либо приборами или химическими реактивами. В мозгу человека никто еще не нашел непосредственно ни одной мысли: мысль, идеальное не имеет существования в физическом и физиологическом смысле этого слова. Вместе с тем, мысли, идеи реальны. Они существуют. Поэтому нельзя считать идею чем-то “недействительным”. Однако, ее действительность, реальность не материальна, а идеальна. Это наш внутренний мир, наше личное, индивидуальное сознание, а также весь мир “надличной” духовной культуры человечества, то есть внешне объективированные идеальные явления. Поэтому нельзя сказать, что реальнее – материя или сознание. Материя – объективная, а сознание – субъективная реальность.

Сознание принадлежит человеку как субъекту, а не объективному миру. Не существует “ничьих” ощущений, мыслей, чувств. Всякое ощущение, мысль, идея есть ощущение, мысль, идея конкретного человека. Субъективность же образа – это отнюдь не произвольное привнесение чего-то от субъекта: объективная истина есть тоже субъективное явление. Вместе с тем, субъективное выступает и в смысле неполной адекватности образа оригиналу. Содержание мысленного образа предмета определяется не анатомо-физиологической организацией человека и не тем, что познающий субъект находит непосредственно в природе на основе своего индивидуального опыта. Его содержание представляет собой синтетическую характеристику объекта, полученную в ходе предметно-преобразующей деятельности. Этим открывается принципиальная возможность объективного изучения сознания: оно может быть познано через формы своего выявления в чувственно – практической деятельности. Субъективный образ как знание, как духовная реальность и физиологические процессы как его материальный субстрат – качественно разные явления. Непонимание этой качественной специфики порождало механическую тенденцию их отождествления. Абсолютизация же специфики сознания как субъективного образа порождает тенденцию противопоставлять идеальное и материальное и доводить противопоставление до полного распада мира на две субстанции – духовную и материальную. Сознание и объективный мир – противоположности, образующие единство. Основой его является практика, чувственно-предметная деятельность людей. Именно она и порождает необходимость психического сознательного отражения действительности. Необходимость сознания, и при этом сознания, дающего верное отражение мира, лежит в условиях и требованиях самой жизни.

3. Социальная природа сознания. Сознание и язык.

Социальная природа сознания.

Раскрытие сущности человека, сущности мира и его бытия показывают, что человек выступает как субъект социальной деятельности, который, сознательно и целенаправленно воздействуя на мир и на самого себя, не просто приспосабливается к условиям жизни, а активно изменяет их, преобразует природную и социальную среду в соответствии со своими потребностями и интересами. Человек является смыслообразующим началом в этой сложной системе взаимосвязей “человек – мир”. В этой связи важное значение приобретает раскрытие сущности и структуры общественного сознания.

Вопрос о природе сознания и его роли в жизнедеятельности человека непосредственно связан с вопросом о природе и сущности человека, о природе и сущности мира, о предельных основаниях их бытия. С решением основного вопроса философии, как отмечалось, связано разделение философов на материалистов и идеалистов. Если идеализм исходит из признания идеального как предельного основания бытия мира и человека, то материализм, исходя из признания первичности материи, акцентирует внимание на вопросе об обусловленности сознания бытием, о происхождении сознания, о его сущности, о роли в жизнедеятельности общества и личности.

В истории философской мысли вопрос о происхождении сознания решался на разных этапах истории по – разному. Преимущественно обращалось внимание на выяснение специфики сознания как свойства материи, на естественные предпосылки его возникновения. Социальная природа сознания долгое время оставалась не раскрытой. Раскрытие социальной природы сознания стало возможным на основе раскрытия социально – деятельностной сущности человека.

Как отмечалось, опосредование удовлетворения жизненных потребностей человека социальными условиями обусловило потребность человека в новом, по сравнению с животным, способе ориентации. И этим способом явилось сознание. Сознание как сознания бытия представляет собой, с одной стороны, отражение объективной действительности в голове человека и объективно по своему содержанию, а с другой – содержит в себе момент субъективного отношения человека к миру, оценку человеком тех или иных явлений действительности. Осознание, следовательно, выступает как выражение активного отношения человека к действительности. Это отношение реализуется прежде всего через практическое освоение человеком окружающего мира и является отражением форм человеческой деятельности и создаваемого этой деятельностью предметного мира человеческой природы. Оно включает в себя отношение человека к природе, системе социальных связей и отношений, опосредующих его жизнедеятельность и определяющих его качественное отличие от животного, а также отношение к своей деятельности и ее результатам. Система опосредования жизнедеятельности человека социальными условиями жизни, обусловившими и специфику его деятельного отношения к действительности и к себе, составляет общественное бытие. Именно общественное бытие обусловило потребность перехода от психики животного к сознанию человека.

Характер и направленность отношения человека к условиям своего бытия обусловливается прежде всего характером и направленностью потребностей и интересов. Потребности, возникнув как состояние, выражающее противоречие между необходимостью существования, функционирования и ограниченностью внутренних возможностей ее обеспечения, отражается в голове человека в чувстве неудовлетворенности и обусловливает необходимость поиска объекта, средств, условий для разрешения этого противоречия.

Само проявление и реализация, удовлетворение жизненных потребностей человека, их воспроизводство осуществляется в его непосредственной взаимосвязи с условиями существования. Причем эта связь проявляется как по отношению к природе, так и по отношению к общественной жизни. Вместе с тем удовлетворение потребностей обусловливается не только непосредственной связью человека с действительностью, но и системой опосредования их удовлетворения процессом материального производства и системой общественных отношений. Зависимость удовлетворения потребностей от социальных условий жизни выражается в интересе.

Можно сказать, что потребности и интересы определяют характер и направленность отношения человека к миру, и именно тот угол зрения, под которым человека воспринимает его. Поэтому осознание человеком своего отношения к миру проявляется, с одной стороны, как осознание своих потребностей и интересов, а с другой – как осознание самой действительности, ее сущности, роли, условия удовлетворения потребностей, условия обеспечения жизнедеятельности.

Осознание человеком своего отношения к действительности и к себе осуществляется на двух уровнях: эмпирическом и рациональном, включающем в себя обыденное и теоретическое сознание. Способом существования сознания является знание, которое представляет собой систему отраженных в голове человека и закрепленных памятью сведений об окружающем мире и о самом человеке. Знания – обобщение человеческого опыта, передаваемого от человека к человеку, от эпохи к эпохе, результат индивидуального жизненного опыта. В то же время знания заключают в себе оценку человеком результатов отражения действительности в голове человека, определение их значимости в его жизнедеятельности. Знания будут служить предпосылкой, оказывающей воздействие на характер отношения человека к действительности и к себе, на характер его деятельности. Без знаний невозможна ориентация человека в мире.

Эмпирический и рациональный уровни осознания отношения к действительности взаимосвязаны, но вместе с тем они относительно самостоятельны. Эмпирическое осознание действительности связано непосредственным чувственным взаимодействием человека с миром. Особую роль здесь играет чувственно – эмоциональное восприятие действительности. Чувства и эмоции выступают как специфические показатели наличия тех или иных потребностей, необходимости их удовлетворения, а также степени удовлетворения или неудовлетворения потребностей. В зависимости от характера реакции человека на его взаимодействие с окружающей действительностью формируются две основные группы эмоций – положительные и отрицательные. Многообразие потребностей и форм связей человека с внешним миром находит свое проявление во множестве конкретных форм эмоций. Эмоции, как звенья, опосредующие связь человека с внешним миром, выражают личностное оценочное отношение к действительности. Они выполняют очень важную регулятивную функцию, направленную на обеспечение жизнедеятельности.

С возникновением общества происходит не только значительное усложнение системы эмоций и чувств, но и подъем их на качественно новый уровень развития. У человека естественные эмоции, унаследованные от животного, приобретают очеловеченный характер. Качественное изменение эмоций и чувств у человека связано с возникновением социальных условий жизни и нового, деятельностно – преобразовательного отношения человека к действительности.

В чувственно – эмоциональном взаимодействии человека и условий его бытия формируется эмпирический уровень сознания, который, возникнув как результат непосредственного, чувственного воздействия предметов внешнего мира на органы чувств человека, чувственного взаимодействия с окружающей его действительностью, выступает как специфический способ оценки этого взаимодействия, его результатов, роли этих результатов в его жизнедеятельности. Эмпирическому уровню осознания соответствует чувственно – образный способ мышления.

Рациональный уровень осознания бытия выступает в форме абстрактного, логического мышления, выраженного в понятиях, категориях, теориях, системах идей закрепленного в языке. Логическое мышление приобретает относительную самостоятельность по отношению к предметам, явлениям, процессам, отражением которых является, оно объективируется, становится неким внешним феноменом по отношению к тому или иному индивиду, может передаваться от человека к человеку, от поколения к поколению, от одной исторической эпохи к другой.

Рациональный уровень сознания, в свою очередь, включает в себя два уровня: обыденное и теоретическое сознание. Обыденное сознание представляет собой выраженное в логической форме и закрепленное в языке осознание ближайших потребностей и интересов, сферу житейских взаимоотношений между людьми и их отношения к действительности. Теоретический уровень представляет собой результат познавательной и практически – преобразующей деятельности, характеризующейся проникновением в глубинные связи и отношения, в сущность вещей. Теоретическое мышление находит свое выражение в логически обоснованных идеях, концепциях, теориях.

Рациональный уровень осознания человеком своего отношения к миру, к себе также связан с чувственно – эмоциональным восприятием действительности. Но если на эмпирическом уровне взаимосвязь проявляется как результат непосредственного взаимодействия с предметами внешнего мира, то на рациональном – как результат воздействия слова, мысли.

Эмпирический и рациональный уровни сознания неразрывно связаны между собой, взаимообусловливают и взаимодополняют друг друга. Преломление эмпирического и рационального через чувственно – эмоциональное находит свое выражение в общественной психологии, которая представляет собой систему чувств, настроений, переживаний, обусловленных степенью эмпирического и рационального освоения действительности и представляющих собой субъективную оценку человеком результатов осознания его отношения к действительности и к себе. Эмпирическое, обыденное и теоретическое сознание приобретает для человека значение личностного отношения к действительности только тогда, когда находит свое выражение в чувствах, эмоциях, т. е. когда переживается им.

Эмпирический и рациональный уровни сознания охватывают весь процесс отражения действительности в сознании человека. Они характеризуют степень проникновения человека в сущность действительности, а также выражают оценочное отношение человека к миру и к себе. Однако эмпирический и рациональный уровни осознания действительности еще не раскрывают содержательной стороны общественного сознания.

Чтобы раскрыть содержательную сторону отражения действительности человека, необходимо раскрыть механизм детерминации отражения мира в сознании человека.

Удовлетворение потребностей человека осуществляется в сложном процессе его взаимодействия с природой и социальной средой. Зависимость удовлетворения потребностей от социальных условий жизни находит свое отражение в системе интересов. Среди множества интересов можно выделить несколько групп, играющих определенную роль в отношениях человека с действительностью. Среди них особое место занимают:

1.интересы, выражающие зависимость, жизнедеятельности людей от степени осознания свойств, связей, законов действительности, без которых невозможно создать орудия труда и преобразовывать предметы природы в средства удовлетворения потребностей;

2.интересы, выражающие зависимость жизнедеятельности людей от характера их отношения к средствам производства, от всей системы общественных отношений;

3.интересы, выражающие зависимость жизнедеятельности людей от характера их взаимного отношения друг к другу и к обществу во всех сферах жизни;

4.интересы, выражающие зависимость жизнедеятельности людей от уровня развития, характера эстетических потребностей и степени эстетического освоения действительности;

5.интересы, выражающие зависимость жизнедеятельности людей от стихийных сил природы и общества, оказывающих влияние ни их отношение к действительности, друг к другу, к себе;

6.интересы, выражающие зависимость жизнедеятельности людей от степени осознания сущности мира и совей сущности в их взаимосвязи.

Первая группа интересов ориентирует человека на необходимость познания, раскрытия, исследования свойств, связей законов объективного мира, на приобретение достоверных знаний о мире и о человеке, использование которых обеспечивает удовлетворение потребностей людей. Обобщение, систематизация приобретаемых человеком знаний находит свое выражение в науке как форме общественного сознания.

Первоначально наука представляла собой преимущественно систему знаний о природе. Различные теоретические построения, социологические концепции, пытавшиеся раскрыть специфику общества и тенденции его развития, вскрыть сущность исторического процесса, носили ненаучный характер. Дело в том, что отношение к обществу более сложно опосредовано, чем отношение к природе. Если природа противостоит человеку как некое наличное бытие вне человека, то общество всегда выступает, как система связей, совокупность форм общения, в которых и посредством которых осуществляется жизнедеятельность людей. Кроме того, каким бы ни было общество, познание природы являлось важнейшей всеобщей потребностью, без удовлетворения которой невозможно само существование человека. Познание же общества и его законов зависело в значительной степени от ориентации, направленности интересов социальных субъектов на сохранение или свержение существующих общественных отношений, существующего общественного строя. Поскольку социальные силы, господствующие в сфере экономики, как правило, господствуют и в сфере духовной жизни, то их стремление к сохранению своего господства и существующей системы общественных отношений в значительной степени затрудняло или даже делало в принципе невозможным познание объективных законов развития общества. Поэтому вопросы о природе природы и природе общества в истории общественной мысли длительное время решались неоднозначно и зачастую независимо друг от друга.

Таким образом, наука как форма общественно сознания имеет объектом своего отражения объективный мир, рассматриваемый с точки зрения его свойств, связей, законов развития. Ее объектом является и сфера мышления, сфера осознания человеком своего отношения к действительности и к себе. Вооружая людей знанием законов природы, общества, мышления, наука позволяет человеку сознательно их использовать в целях обеспечения условий своего существования, функционирования, развития.

По аналогии с первой группой интересов можно определить специфику других форм общественного сознания, их содержание. Так, вторая группа интересов находит свое выражение в такой форме общественного сознанияе как политическое и правовое сознание. Третья группа интересов реализуется в нравственном сознании. Четвертая послужила основой формирования эстетического сознания. Пятая нашла свое воплощение в религиозном сознании. И, наконец, шестая группа интересов обусловила возникновение философии как формы общественного сознания.

Можно сказать, что многообразие форм общественного сознания связана, во – первых, с тем, какую роль играет та или иная сторона действительности в жизнедеятельности человека, а, во – вторых, с характером и направленностью интересов, выражающих зависимость удовлетворения потребностей от этих сфер объективной действительности. Все формы общественного сознания взаимосвязаны друг с другом. Все они представляют собой только различные аспекты осознания единой объективной действительности. Но отражая различные ее стороны, они сохраняют свою относительную самостоятельность.

Общественное сознание, возникнув как результат опосредования удовлетворения жизненных потребностей человека социальными условиями бытия, приобретает значение относительно самостоятельной сферы жизнедеятельности людей. Выражаясь в целеполагании, оно превращается в предпосылку возможности реализации человеком своей жизнедеятельности.

Интегрированным выражением содержания всего общественного сознания является идеология. Специфическим объектом идеологического осмысления человеком своего отношения к действительности выступает общественный строй, представляющий собой интегрированное, целостное выражение всей системы общественных отношений. Так как общественный строй обусловливает общий способ, степень и характер удовлетворения потребностей социальных субъектов, то он предстает в качестве фактора, определяющего между социальными субъектами, а также между обществом м природой. Поэтому через отношение к общественному строю определяется отношение к другим сферам жизнедеятельности.

Осознание социальными субъектами своих коренных интересов обусловливает и составляет основное содержание идеологии. Поэтому можно сделать первый вывод : идеология есть осознание социальными субъектами своего отношения к общественному строю, в рамках которого протекает их жизнедеятельность и который определяет общий способ, степень и характер удовлетворения потребностей.

Общественный строй возникает и уходит с исторической арены не по прихоти людей, а по мере создания необходимых для этого объективных предпосылок, обусловленных действиями объективных законов общественного прогресса. Поэтому отношение к общественному строю находит свое выражение в определенном отношении к этим объективным законам. Характер этого отношения зависит от того, в какой мере действие объективных законов, влияя на общественный строй, оказывает воздействие, затрагивает коренные интересы социальных субъектов. Отношение к объективной обусловленности преобразований общественной жизни найдет свое отражение в идеологии. На этой основе можно сделать второй вывод : идеология есть осознание социальными субъектами своего отношения к объективным законам общественного развития через призму отношения к общественному строю, т. е. с позиций их коренных интересов.

Ход истории осуществляется через решение конкретных социальных задач, выдвигаемых самой жизнью на каждом конкретном этапе истории. Отношение к решению задач, которые оказывают воздействие на общественный строй, находит свое отражение в идеологии. Поэтому можно сделать третий вывод : идеология есть осознание социальными субъектами своего отношения к необходимости решения конкретных социальных задач через призму отношения к общественному строю, т. е. с позиций их коренных интересов.

Фактором, оказывающим влияние на процесс утверждения или свержения общественного строя, является познание и сознательное использование свойств, законов природы. Знание о природе используется прежде всего для создания оружия, средств, необходимых для защиты или свержения строя. Известно, например, что в ХХ веке во всех странах мира лучшие научные силы, технические средства, новейшие открытия в области науки стали использоваться для создания средств массового уничтожения людей. гонка вооружений достигла такого уровня, что возникла угроза уничтожения не только людей, но и всего живого на земле. Эта гонка вооружений всячески обосновывалась как необходимое условие борьбы социальных субъектов за сохранение каждым из них соответствующего ему общественного строя. Отсюда четвертый вывод : идеология есть осознание социальными субъектами своего отношения к природе, к возможностям познания и использования ее свойств, связей, законов через призму отношения к общественному строю, т. е. с позиций их коренных интересов.

Кроме того, каждое общество всегда заинтересовано в подготовке и воспитании подрастающих поколений. Важнейшей проблемой в этом процессе является формирование определенных личностных характеристик, формирование личности с определенными мировоззренческими установками, с определенной политической и нравственной ориентацией. Тем самым общество вынуждено целенаправленно создавать предпосылки формирования у подрастающих поколений мировоззренческих установок, определяющих их отношение к общественному строю, к действительности в целом, к себе. Отношение к проблемам формирования, воспитания личности приобретает определенный идеологический аспект. Отсюда пятый вывод : идеология есть осознание социальными субъектами своего отношения к проблемам формирования, воспитания личности, ее мировоззренческих установок через призму отношения к общественному строю, т. е. с позиций их коренных интересов.

Идеология есть осознание социальными субъектами своего отношения к окружающей действительности через призму отношения к общественному строю, т. е. с позиций их коренных интересов. Идеология, будучи осознанием коренных интересов, приобретает субъективное бытие в лице тех социальных сил, социальных субъектов, чьи коренные интересы в ней выражены.

Идеология пронизывает все формы общественного сознания, но не сводится к их сумме и не растворяется в них. Она приобретает относительную самостоятельность и играет важную роль в осознании социальными субъектами своего отношения к себе и к действительности в целом. Концентрированным выражением идеологии является представление об общественном строе, который обеспечивает для того или иного социального субъекта необходимые условия его жизнедеятельности. Это представление об общественном строе, соответствующем потребностям и интересам того или иного социального субъекта, приобретает для него значение общественного идеала. Осознание значимости общественного идеала для обеспечения жизнедеятельности социальных субъектов превращает это представление в высшую цель их жизни, цель, для реализации которой используются самые различные средства, вплоть до вооруженной борьбы. Осознание необходимости реализации этой цели определяет, составляет смысл жизни социальных субъектов. Тем самым общественный идеал в качестве высшей цели жизни становится главным мировоззренческим ориентиром, определяющим общую социальную направленность деятельности людей.

Идеология находит свое отражение во всех формах общественного сознания, не лишая их своей собственной специфики, относительной самостоятельности. В то же время, идеология опирается на содержание других форм общественного сознания.

Роль идеологии в жизнедеятельности общества и личности в значительной степени зависит от взаимосвязи ее с общественной психологией. Это значит, что идеологические концепции могут выполнять свои функции только тогда, когда они восприняты и закреплены в чувствах, настроениях и превращены в веру или убеждения людей.

Общественное сознание, возникнув, сформировавшись как результат реального процесса жизни, оказывает активное воздействие на общественное бытие. Воплощаясь в целях, оно становится фактором, повелевающим человеку как нужно поступать в жизни. По мере развития общества относительная самостоятельность общественного сознания возрастает. Если общественное сознание первоначально было вплетено в непосредственную практическую деятельность, то в процессе становления и развития человека оно приобрело значение особой сферы жизнедеятельности людей, превратилось в особую силу, активно воздействующую на все стороны деятельности его как социального субъекта, особым образом организованную действительность, характеризующуюся своей внутренней структурой. Овладевая массами, идеи превращаются в силу, используя которую люди преобразуют мир и самих себя.

Идеи способны поднимать огромные массы людей, воодушевлять их на активные действия, они могут вызвать оптимизм и уверенность в положительных результатах своей деятельности, веру в осуществимость идеалов социальной справедливости, свободы. Но идеи могут породить в человеке пессимизм, неверие в смысл своего бытия, могут привести к трагическому завершению своей жизни и не только своей. Поэтому, говоря об общественном сознании, нельзя ограничиться только раскрытием механизма детерминации его содержания и структуры. Необходимо посмотреть на общественное сознание под углом зрения его места и роли в духовной жизни общества.

Сознанине и язык

Изучение физиологических основ человеческой деятельности и сознания неизбежно приводит к проблеме порождения смыслов. Или, другими словами, к проблеме происхождения языка как носителя сознания.

С. А. Старостин. Хотя между языком и сознанием существует очевидная связь и на историю языка смотрят обычно как на историю развития сознания, определить последнее через язык практически невозможно. Скорее наоборот, лишь “обладая сознанием”, мы можем заниматься изучением и определением языка, пытаясь, например, с одной стороны, ответить на вопрос о его полигенезе или моногенезе (специалисты склоняются в пользу моногенеза), о времени его появления (современные антропологи считают, что “человек заговорил” примерно 40 – 50 тыс. лет назад), а с другой – реконструировать исходный метаязык “описания” сознания на уровне древних морфем, выделяемых при историческом анализе в основах языка. То есть исследуя некоторые общие закономерности, присущие развитию всех языков, как живых,

В этой области сегодня сделано особенно много: собраны данные почти о 5 тыс. языков, разработаны процедуры оценки их родства, выявлены и прослежены парадигматические и синтагматические связи между ними и т. д.

Е. В. Падучева. Ускользающее от определения сознание можно все же “засечь” и на уровне естественного языка, если сравнить его, например, с языком математической логики, который, как известно, абстрагируется от ситуации человеческого общения. Приведу пример. Допустим, мы говорим: “Уже декабрь, а еще тепло”. Ясно, что это высказывание осмысленно, хотя и содержит противоречие, поскольку в северных широтах в декабре холодно. Но оно не вызывает у нас недоумения.

Следовательно, если мы имеем подобное предложение (а мы сталкиваемся с этим повседневно), то некий, хотя и скрытый, но явно сознательный сего компонент (называемый в лингвистике презумпцией) будет присущ ему независимо от того, считаем ли мы это предложение истинным или ложным. То есть в любом случае, если презумпция не нарушена, такое предложение будет легко понято нами. В семантической структуре любого практически языка есть это особый класс явлений (они как бы заранее встроены в него и невидимы), которые в равной степени важны для поддержания нашей сознательной жизни. Но на фоне строго логических высказываний они могут казаться бессмысленными, лишними.

Иными словами, хотя сам язык представляет собой сознательное образование, внутри него существует два класса гетерогенных явлений, связанных соответственно, по мнению специалистов, с правым и левым полушариями мозга. Причем, если за явления “презумпций”, или за обработку и оценку данных непосредственно – чувственного, жизненно опыта человека отвечает правое полушарие с его конкретной “логикой” отношения к ним, о за обработку и анализ, в сущности этих же данных, но в позиций “абстрактной” логики, оперирующей схемами предметов, отвечает левое полушарие.

В. Л. Деглин (Ленинград). Орудия, которыми оперирует человеческий мозг пространственно разнесены в нем: иконические знаковые системы связаны с правым полушарием, символически же – с левым. При этом использование разных знаковых систем разными полушариями и составляет суть функциональной асимметрии мозга, относительно которой можно сказать, что хотя природа ее неизвестна, однако экспериментально в ее границах идет постоянная борьба этих интерпретирующих систем за знак, за означивание. Это как бы внутримозговой постоянный диалог двух интерпретаторов, стоящих на диаметрально противоположных и в тоже время взаимно дополняющих позициях. Ими задаются две модели или стратеги отношения к миру.

Ю. Д. Апресян. В сущности, “правополушарные” явления и составляют одно из препятствий, в частности в области машинного перевода, при разработке и реализации нами модели “смысл – текст”.

Автоматический перевод может осуществляться лишь на основе формализации ряда компонентов языковой модели: морфологического, синтаксического и семантического. Однако, если первые два из них, с четко выраженной и лучше изученной сегодня “логикой” построения, поддаются формализации, то третий, семантический, компонент, более зависимый от национальной специфики языков и от человеческого общении, подготовлен для нее слабо. Конечно, есть сомнения, что его можно строго формализовать, поскольку проявления нашего сознания (в том числе и на уровне невыразимых фигур речи) подчас в принципе не “ухватываются” никаким лингвистическим устройствам. Но это не значит, конечно, что сама модель “языкового сознания”, которая в настоящее время активно разрабатывается, не мажет быть важным инструментом анализа нашей интеллектуальной, сознательной деятельности.

В. В. Иванов. Говоря о сознании с позиции лингвиста, нельзя не отметить прежде всего, что корни языка и мышления разные, они переплетаются в какой-то точке филогенеза и онтогенеза, но полностью не совпадают, не накладываются друг на друга. Поэтому правомерно, видимо, обратить внимание на некоторые особые случаи использования языка, когда им впервые описываются, например, такие “таинственные” явления (казалось бы вообще не поддающиеся описанию), как жизнь и смерть, происхождение мира и т. д. То есть когда сознание как бы непосредственно выражает себя через эти явления путем введения соответствующих (мифологических) номинаций, которые продолжают оставаться загадкой. Продолжают волновать, требуя, в свою очередь, особого (научного и философского) аппарата анализа для них с учетом того, что язык не единственный, конечно, носитель сознания. Более того, связывать сознание лишь с областью естественного языка было бы вообще неправильно, поскольку наука, во-первых, не располагает пока достаточно четкой классификацией всех выраженных в языке состояний сознания в разных у культурах. Все они изображают это по-разному. А во-вторых, упускает из виду другие существуюзщие средства выражения сознания. Поэтому нужно просто понять, что существует в этой сфере в разных культурах и языках. И лишь потом можно будет, вероятно, путем сопоставления того, что делается в этой сфере с помощью языка, с тем, что делается с помощью других систем знаков (искусства, человеческого поведения и т. д.), прийти к какому – то обоснованному выводу.

Список используемой литературы:

1. Бехтерева Н. П. и др. Нейрофизиологические механизмы мышления. – М.: Медицина, 1985.

2. Будагов Г. А. Язык – реальность – язык. – М.: Наука, 1983.

3. Гуревич П. С. Философия. Учебник для студентов вузов. – М.: Юрайт, 2005. Тема 14.

4. Ильенков Э. В. Философия и культура. – М.: Политиздат, 1991. Раздел 3.

5. Кучевский В. Б. Философия: проблемы бытия и познания. – М.: Логос, 1998. Гл. 6.

6. Сартр Ж. П. Бытие и ничто. – М.: Республика, 2000. – Ч.2, гл. 1.

7. Спиркин А. Г. Сознание и самосознание. – М.: Политиздат, 1972.

8. Фрейд З. Введение в психоанализ. – М.: Прогресс, 1989.


Природа сознания