Проблема кризиса человека в западной культуре в работах Т. Адорно

Оглавление

Введение

1. Техника и гуманизация

2. Свобода и насилие

3. Плюрализм и унификация

4. Элитарность и массовость

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Визенгрунд-Адорно Теодор (1903-1969) – немецкий философ, социолог, музыковед, композитор. Один из ведущих представителей Франкфуртской школы, внес крупный вклад в эстетику модернизма. С начала 1920-х вовлечен в интеллектуальную орбиту Франкфуртского института социальных исследований, вокруг которого стала складываться т. н. Франкфуртская школа. Философия А. строилась на исходном мотиве о необходимости подвергать критике любые теории общества по мере исторического изменения последнего. Ранние философские работы Адорно были посвящены критическому разбору философских систем Кьеркегора и Гуссерля, которые критиковались им за пренебрежение факторами социальной реальности и приоритетную трактовку субъекта. В 1934 Адорно эмигрировал из фашистской Германии в Великобританию, с 1938 жил в США. В эмиграции связи Адорно с институтом особенно укрепились, обернувшись интенсивным интеллектуальным сотрудничеством. Результатом стала одна из важнейших работ А. “Диалектика просвещения” (1947), написанная им совместно с Хоркхаймером. В ней авторы бросили вызов вере в исторический прогресс, которая составляла незыблемый потенциал марксистской традиции.

Цель нашей контрольной работы определить проблему кризиса человека в западной культуре в работах Адорно.

1. Техника и гуманизация

Проникновение техники во все области бытия – и тем большее, чем дальше продвинулась страна по пути цивилизации западного типа, – общеизвестный факт. Технизация жизни является неотъемлемой стороной современной западной культуры, средством и результатом ее развития. Блага, доставляемые людям техническим прогрессом, неисчислимы. Но за эти блага приходится расплачиваться: вместе с ними появляются проблемы и заботы, рождаемые технизацией. Растет производительность труда – возникают проблемы безработицы и организации досуга. Достигается жилищный комфорт – увеличивается разобщенность людей. Автомобилизация населения повышает его мобильность – усиливается загрязнение атмосферы, губится природа. Техника подчиняет себе человека: он превращается в раба техники, обслуживающего ее. Господство техники над человеком ведет к тому, что он сам приобретает черты машины, становится автоматом, функционирующим в соответствии с требованиями технической среды, в которой он находится.

История общества интерпретирована в книге Адорно как универсальная история просвещения. Показано, что в ходе борьбы за выживание человек вынужден постоянно совершенствоваться в управлении миром в своих собственных субъективных целях. Эта постоянная ориентация на господство изменяет сущность человеческого мышления, делая его несостоятельным в осуществлении своей собственной саморефлексии, низводя разум до значения неизменного во всех ситуациях инструмента. Так процесс просвещения оборачивается последовательной рационализацией мира в субъективно-инструментальном смысле. В ходе ее человеческий разум опускается до слепой процедуры формального автоматизма, осуществляемой им исключительно в поле действия самого себя. Логическая и техническая “аппаратура подавления” внешней природы, созданная человеком с помощью науки и техники, через господство и разделение труда подавляет и природу самого человека. Он все меньше распоряжается созданной аппаратурой, которая все более обособляется от него.

Теодор Адорно говорил: “Приносит ли современная техника, в конечном счете, пользу или вред человечеству, зависит не от техников и даже не от самой техники, а от того, как она используется обществом. Это использование не является делом доброй или злой воли, а зависит от объективных структур общества в целом… Если сегодня техники иногда испытывают страх перед тем, что может произойти с их изобретениями, то ведь лучшей реакцией на этот страх была бы попытка как-то содействовать установлению общества, отвечающего человеческому достоинству”. Окидывая взглядом весь исторический путь, пройденный европейской культурой, можно заметить, что в каждом из рассмотренных ее типов на главенствующее место выдвигались какие-то формы духовной жизни общества

Человеческая техника так же противоречива, как сам человек. Технизация, несомненно, ведет не только к позитивным, но и к отрицательным последствиям. Возможности, которые возникают в ходе научно-технический прогресса, действительно дают повод для тревоги.

Эта мысль все больше входит в общественное сознание. В современной культуре постепенно набирает силу тенденция, могущая оказать благотворное воздействие на дальнейший ход научно-технического прогресса, – тенденция к гуманизации бытия. Под гуманизацией понимается утверждение принципов и идеалов гуманизма в качестве главных и всеобщих критериев оценки всего, что происходит в человеке и в мире, окружающем его. Гуманизация – это противоядие, предупреждающее, смягчающее или даже излечивающее пороки технизации. Дело заключается не просто в том, чтобы провозглашать банальный лозунг: “Техника должна служить человеку!” Этот призыв носит слишком общий и абстрактный характер. Он бессилен, пока негуманно само общество. Почему научно-технический прогресс должен быть более проникнут гуманизмом, чем другие области жизни общества и его культуры? Люди не смогут контролировать развитие техники.

2. Свобода и насилие

Если окинуть взглядом общую картину западного мира в XX веке с “высоты птичьего полета”, то бросаются в глаза, с одной стороны, грандиозные масштабы и поразительная скорость социального и технологического совершенствования жизни, а с другой – необычайный размах насилия и надругательства над человеком, достигший крайней степени в гитлеровских преступлениях против человечности, в ужасе Освенцима. Но одно высвечивает другое. В прошлые века насилие было обыденным явлением, оно составляло необходимое условие существования и функционирования общественной системы (так, без рабства не могло бы быть античности, а без крепостничества – средневековья). В современной же западной культуре именно в результате пережитых обществом в XX веке изменений насилие воспринимается как нарушение норм человеческого бытия. Опыт XX века показал, что тоталитарные государства, стремившиеся воплотить в жизнь казарменные утопии, нестабильны.

Адорно и его сотрудники провели в начале 1940-х годов в США исследование “авторитарной личности” как социально-психологической предпосылки фашизма. В “авторитарной личности” Адорно усматривал проявление недуга позитивистской цивилизации, результат действия ее тоталитарных тенденций. Вместе с тем франкфуртские теоретики не утверждали, что просвещение было полностью репрессивным или что инструментальный разум будет полностью отвергнут. Своей критикой прогрессивного историзма они надеялись подготовить в интеллектуальной сфере почву для поиска концепции справедливого общества.

Развитие демократии и гуманизма, осознание прав личности ведут к тому, что общественное мнение в западных странах повсеместно восстает против насилия и репрессий. Создание условий для увеличения свободы человека – одно из величайших достижений современной западной цивилизации. К этим условиям относятся:

– социальная мобильность – открытость путей для изменения социального статуса человека, перемещения его из одних слоев общества в другие и улучшения своего материального и социального положения (благодаря образованию, индивидуальным способностям, успешной карьере и пр.)-

– невиданные ранее возможности передвижения (рост скорости, комфортности и вместительности транспортных средств, развитие туристского бизнеса, “прозрачность” границ между государствами, правовое обеспечение проживания, работы и учебы за границей, эмиграции и иммиграции);

– расширение возможностей выбора места жительства, профессии, работы, сексуального партнера и супруга;

– рост времени досуга и возможностей его индивидуального использования (хобби, коллекционирование, общение и т. п.);

– увеличение разнообразия и доступности источников информации, а значит, и свободы в определении своей интеллектуальной позиции (свобода совести и выбора религиозной веры, мировоззренческих убеждений, политических симпатий и антипатий, идеологических установок и т. д.);

– рост социобиологической защищенности личности (благодаря развитию медицины, социального страхования, правоохранительной системы, демократических форм контроля над деятельностью государства);

– увеличение длительности жизни, а значит, и возможностей поиска различных путей для самореализации личности, для достижения полноты жизни и счастья; смена стилей поведения и мышления в рамках одной жизни, подкрепляющая идею развития, изменения, диалога поколений.

Культура, ориентированная на развитие человеческой свободы, несовместима с насилием над личностью. Однако сама защита личности от насилий далеко не всегда может обойтись от насилия и репрессий против тех, кто покушается на свободу людей и общественные порядки, ее обеспечивающие. Это противоречие принимает подчас очень болезненные для общества формы. От того, насколько удастся его разрешить, во многом зависит будущее.

3. Плюрализм и унификация

Современная культура плюралистична (от лат. pluralis – множественный) никогда прежде не было такого обилия и разнообразия культурных систем и подсистем, взглядов, направлений и т. д., как сейчас. По одному и тому же вопросу можно встретиться с массой различных точек зрения: научной, философской, художественной, религиозной, этической, юридической, политической… При этом признается их относительная независимость и не сводимость. Плюрализм проявляется и внутри каждой системы или подсистемы: существует множественность религий, философских концепций, математических и естественнонаучные теорий, художественных стилей, школ в искусствознании, медицинских учений, теорий личности. Культура в целом “избыточна” – в том смысле, что порождает избыточное множество возможных подходов к любой проблеме, которая в ней встает. Далеко не все из них оказываются эффективными для решения данной проблемы, но в результате создается культурный “фон”, на котором рождаются новые идеи, могущие принести пользу при решении других проблем. “Избыточность” – результат и вместе с тем источник творческого развития культуры.

Но механизмы массовой культуры действуют в обратном направлении – в сторону унификации, шаблонизации, культурной жизни. Ее принцип – тиражирование и распространение в обществе одних и тех же материальных и духовных ценностей. Она стандартизирует все – от условий быта, питания и одежды до желаний, мыслей и идеалов. Вездесущие СМК (средства массовой информации) внушают индивидам, принадлежащим к самым разным общественным слоям, одинаковые социальные стереотипы. Сотни миллионов людей в разных странах получают примерно один и тот же комплект ежедневных новостей, смотрят одни те же фильмы и спортивные состязания, слушают одних и тех же певцов, читают одни и те же детективы, восхищаются одними и теми же кумирами и “звездами”. В массовой культуре совершается “бегство от свободы”: личность освобождается от выбора собственной позиции, от рассмотрения множества возможных вариантов, из которых нужно выбирать, взяв на себя ответственность за выбор. Выбор передается другому – авторитету, лидеру, телеобозревателю, священнику или просто власти. Унификация, шаблонизация вкусов, взглядов, идеалов сочетается с конформизмом, утратой самостоятельности и автономии личности (я – “как все”), неприятием – нередко доходящим до фанатической ненависти – иных идей, не совпадающих с “общим мнением”. “Избыточность” культуры на этом уровне исчезает. Складывается узкое, единообразное, примитивное видение мира, приспособленное к восприятию малообразованного большинства. Впрочем, примитивизм и невежество здесь в какой-то мере даже вносят свой вклад в плюрализм современной культуры: они уравнивают науку с мифом, логику – с мистическими откровениями, точный расчет – со здравым смыслом, а это ведет к добавлению в культуры множества всяческой чепухи и дурацких вымыслов, которые наделяются общественном мнении “равными правами” на существование и считаются “ничуть не хуже” высших продуктов творческого разума.

Возможно, что компьютеризация общества и развитие информационной сети (Интернет и т. п.) расширит доступ людей к источникам информации и приведет в будущем к уменьшению власти СМК, стереотипов и невежественных представлений над умами людей. Но пока до этого еще далеко.

4. Элитарность и массовость

Более или менее явное расслоение культуры на “культуру всех” и “культуру избранных” существовало всегда. Даже в первобытные времена шаманы и жрецы составляли культурную элиту, обладающую особыми познаниями, выходящими за пределы общеплеменной культуры. С появлением письменности возникло различие между элитарной культурой образованных и фольклорной (народной, этнической) культурой. В XX в. это различие уступило место противостоянию элитарной и массовой культуры.

Объем информации, содержащейся в современной культуре, необъятен. В библиотеках лежат десятки миллиардов книг, и каждый год к ним добавляются еще сотни тысяч. Наука стала малопонятной для непосвященных. Если в XVII в. Паскаль к 10-летнему возрасту смог освоить тогдашнюю физику и математику настолько, что начал самостоятельные научные исследования (в 10 лет он сделал свою первую научную работу по физике, а в 17 лет обогатил математику теорией конических сечений), то ныне на овладение наукой требуется 15 лет в школе и вузе, а потом еще 3 года в аспирантуре, т. е. к самостоятельной научной работе приступают обычно лишь в возрасте 26-27-лет. Аристотель знал едва ли не все, что было написано греками до него библиотеке Спинозы насчитывалось около 60 книг, и этого было ему достаточно, чтобы быть на высоте философской мысли своего времени. Сейчас ни кто не может похвастаться тем, что прочел все, что, относится к его специальности. Первые энциклопедии – Французская, британская – писались XVIII в. несколькими людьми, а сейчас в их издании участвуют десятки тысячи специалистов. Чрезвычайно сложным стало и современное искусство. Глубокие художественные произведения современности нелегки для восприятия и требуют для своего понимания умственных усилий и достаточной образованности. Не имея никаких познаний в области истории искусства, эстетики, литературоведения, культурологи и т. д., трудно по достоинству оценить многие выдающиеся шедевры литературы (например, Джойса, Гессе, Борхеса, Хаксли, поэтов-символистов), музыки (Стравинского, Малера, А. Шнитке), живописи (кубизма, абстракционизма, сюр-ререализма), кино (Тарковского или Сокурова). “Высокая культура” стала специализированной. Время энциклопедически образованных универсалов, чувствующих себя как дома во всех сферах культуры, прошло. В каждой сфере культуры теперь есть своя, сравнительно немногочисленная, элита.

На протяжении XX в. в западном мире претерпела существенное преобразование и народная культура. Ее корни – в деревне, но деревня в современном индустриальном обществе утратила свою былую культурную независимость от города. Всеобщая грамотность, развитие средств массовой коммуникации, появление кинематографа, радио и телевидения, звуко – и видеозаписи – таковы важнейшие каналы, которые приобщили сельское население к городской культуре и фактически сделали культуру деревни подражательной по отношению городской. На смену традиционным, архаическим формам народного культуротворчества пришла “индустрия культуры” – производство культурных ценностей для массового потребления, основанное на практически безграничных возможностях их тиражирования, которые предоставляет современная техника. Это производство стало рассматриваться как бизнес, который должен приносить прибыль. В культуру вторглись законы рынка: чтобы увеличить доходы, производимая “индустрией культуры” продукция – книги, картины, фильмы, песни, формы досуга, газеты, телепрограммы, стандарты жизни и соответствующие им идеалы, установки мышления, нормативы поведения и т. д. и т. п. – все это должно получить максимально широкий сбыт. Но элитарные культурные ценности не отвечают запросы широкой публики. Гораздо выгоднее ориентироваться на самые простейшие, примитивные потребности и вкусы толпы, чем пытаться навязывать толпе непонятную для нее “высокую” культуру элиты. Это тем более выгодно, что удовлетворить примитивный вкус несложно и не требует больших творческих усилий. Так формируется массовая культура, характерными чертами которой являются общедоступность, легкость восприятия, развлекательность, упрощенность. Ее мир многолик: приключенческая и детективная литература, любовная лирика, щекочущая нервы кинематография с драками, вампирами, убийствами, эротикой, поп-музыка, рок, рэп, регги и т. п., популярные очерки о научных, околонаучных и псевдонаучных делах, образцы техники, магазины, сенсационные новости, таинственные оккультные явления, спорт, реклама… Массовая культура не требует от человека ни знаний, ни размышлений – более того, они разрушают ее, ибо она строится на непосредственных эмоциональных реакциях. Поэтому неудивительно, что в ней происходит возвращение к древним мифам с их иррационально-эмоциональным настроем и создание новых мифов, принимаемых столь же непосредственно – “не разумом, но сердцем” (колдовство, астрология, гадание, вера в чудеса, расистские, национал-социалистические, большевистские утопии).

В массовой культуре сталкиваются две тенденции: одна связана с игрой на самых примитивных чувствах и побуждениях, вплоть до биологических инстинктов (секс, агрессия), и в своем крайнем выражении порождает контркультуру и антикультуру, воинствующе-невежественную и враждебную к существующим в обществе порядках, вообще, погрязшую в наркотиках, порнографии, преступности, сектантское изуверстве и пр.; другая – с учетом имеющегося у простых людей стремления повысить свой социальный статус и образовательный уровень (популяризация науки, комиксы с кратким изложением сюжетов произведений классической литературы и т. д.).

Заключение

Проблемы кризиса человека в западной культуре в работах Адорно следующие:

1. проникновения техники во все слои жизни

Техника:

– угрожает здоровью и жизни людей (аварии, химикалии и пр.);

– совершает насилие над природой;

– отрывает людей от естественной природной среды обитания;

– развращает человека, порождая в нем потребительские наклонности и препятствуя развитию духовных интересов;

– стандартизирует людей, лишает их индивидуальности и превращает в безликую массу;

– производит ненадежные продукты и вредные отходы;

– создает условия для утверждения в обществе власти бездушных технократов, лишенных подлинной культуры;

– порождает опасности, которые невозможно заранее предсказать и предотвратить;

– нарушает установленный Богом порядок в мире.

2. необычайный размах насилия и надругательства над человеком, достигший крайней степени в гитлеровских преступлениях против человечности

3. Плюрализм и унификация. “Избыточность” – результат и вместе с тем источник творческого развития культуры. Механизмы массовой культуры действуют в обратном направлении _ в сторону унификации, шаблонизации, культурной жизни.

4. Элитарность и массовость. Массовая культура не требует от человека ни знаний, ни размышлений – более того, они разрушают ее, ибо она строится на непосредственных эмоциональных реакциях.

Список использованной литературы

1. Адорно Т. О технике и гуманизме//Философия техники в ФРГ. М., 1989.2. Давыдов Ю. Н. Критика социально-философских воззрений Франкфурт, школы. М., 1977 3. Гофман А. Б. Семь лекций по истории социологии: Учебное пособие для вузов. М., 1995.4. Громов И. А., Воронцов А. В., Мацкевич А. Ю. Социология: XIX-XX вв.: Учебное пособие. М., 1997. 5. Громов И. А., Мацкевич А. Ю, Семенов В. А. Западная теоретическая социология. М., 1996. 6. Современная западная социология: Словарь. М., 1990. 7. Сокращено по источнику: Адорно Т. Типы и синдромы. Методологический подход // Социол. исслед. 1993, № 3.


Проблема кризиса человека в западной культуре в работах Т. Адорно