Прогнозирование, проектирование и методика в социальной работе

План

1. Глобалистика и альтернативистика 3

2. Методы и требования к процессу социального предвидения 6

3. Сущность социального прогнозирования 8

4. Методология социального проектирования 11

5. Социальное моделирование, как метод социального прогнозирования 12

Библиографический список 14

1. Глобалистика и альтернативистика

В 70-х и 80-х годах ХХ века мощно заявила о себе глобалистика, первый междисциплинарный подход к предсказанию будущего. “Пределы роста”, первый доклад Римского клуба, произвел сенсацию. Его авторы предложили модель развития нашей цивилизации, которая касалась инвестирования, роста населения, истощения природных ресурсов и продовольствия. Согласно этому прогнозу, пределы роста на планете будут достигнуты в течение 100 лет, что повлечет за собой довольно резкий и неконтролируемый упадок численности населения и производственных мощностей. Результаты моделирования показывали, что применение даже самых новейших технологий принципиально не способно снять выявленные ограничения. Основной недостаток данной модели, по мнению ее создателей, заключался в невозможности выявить побочные эффекты новых технологий.

Не подвергая сомнению тактическую значимость последующих докладов Римского клуба, следует подчеркнуть, что в стратегическом плане глобалистика реализовала только одну из трех поставленных перед ней задач.

В ходе развития глобалистики, было сделано следующее:

Во-первых, глобализация и порождаемые ею глобальные проблемы были сформулированы как научная проблема, к изучению которой было при­влечено немало крупнейших специали­стов, представляющих широкий спектр академической науки и общественно-политической мысли.

Во-вторых, изучены исторические предпосылки возникновения и характер проявления процессов глобализации и основных глобальных проблем совре­менности. Выделены критерии гло­бальных проблем, на основании кото­рых стало возможным провести отли­чие этих проблем от множества других: региональных, локальных, частных, национальных и т. п.

В-третьих, стало очевидно, что гло­бализация – это многовековой есте­ственно разворачивающийся процесс становления единых для всей планеты биосоциальных структур, связей и отношений; глобальные проблемы – результат, порождение этого процесса; а глобалистика – сфера теории и практики, в центре внимания которой находятся глобализация и глобальные проблемы. Было доказано, что эти про­цессы и проблемы возникли не случай­но, по чьей-то ошибке или недоброму умыслу. Они явились результатом объективного, закономерного развития общества и его изменившихся отноше­ний с окружающей средой, в особенно­сти, когда научно-технический про­гресс, начавшийся в Европе в XVII-XVIII вв., перерос к середине XX века в научно-техническую революцию, ох­ватившую теперь уже большую часть населения Земли.

В-четвертых, обозначилась система проблем, имеющих глобальный статус; выявлена их соподчиненность и иерар­хичность. Разработан и апробирован системный метод, позволяющий изу­чать проблемы общечеловеческого масштаба.

В-пятых, были объединены исследо­вания отдельных ученых, изучающих определенные аспекты глобальных проблем – философские, экономичес­кие, юридические, прогностические и др. Тем самым созданы основания глобалистики как интегративного междисциплинарного направления в науке.

Наконец, в-шестых, исследования глобальных проблем рассеяли все сомнения в том, что бездействие или не­адекватные шаги только ухудшают ситуацию, и чем дальше будут откладываться необходимые решения, тем более высокую цену мировому сообществу придется заплатить за возвра­щение к своему нормальному состо­янию, исключающему, как минимум, деградацию окружающей среды.

В середине 80-х годов прошлого века оформился новый подход – альтернативистика, предполагающая изучение возможных путей перехода к цивилизации, альтернативной существующей, и способной, в отличие от нее, успешно справиться с глобальными проблемами современности.

В самом общем виде проблематика альтернативистики распадается на пять основных разделов, посвященных соответственно мировой энергетике, глобальным балансам, демилитаризации (разоружению), “экологизации” (проблеме приоритетности экологического критерия перед всеми остальными), а также состоянию образования и культуры.

В сфере энергетики главный вопрос – как перейти от заведомо бесперспективного, тупикового современного топливно-энергетического баланса в мире, основанного преимущественно на тепловой и отчасти на атомной энергетике, к качественно новому балансу, который получил название “низкой энергетики”, более точно “чистой энергетики”, основанной на возобновляемых, не загрязняющих природную среду источниках солнечной, водной (водные потоки) и ветровой энергии, а также энергии подземного тепла планеты и ряда других, всего числом более десятка.

Вторая составляющая альтернативистики – “сустенебельность” (sustainability), неточно переводимая на русский как “устойчивое развитие”. Связана с поддержанием жизни любого организма, до человечества включительно, в состоянии динамического равновесия, без катастрофических срывов.

Третья составляющая – демилитаризация. Она жизненно необходима не только потому, что почти половиной из примерно двухсот государств на политической карте земного шара правят безответственные, иногда просто криминальные клики, которые ради упрочения и расширения своей власти не задумаются стереть с лица земли все живое. Еще и потому что разработаны портативные образцы оружия массового поражения – ядерного, химического, биологического, которые в руках террориста способны уничтожить не тысячи (это уже свершилось), а миллионы, десятки и сотни миллионов людей. При известном стечении обстоятельств – вообще все человечество.

Четвертая составляющая – “экологизация”. Зоны экологического бедствия, расползаются по карте земного шара с такой быстротой, что императив экологического приоритета переходит в вопрос: быть или не быть человечеству.

Наконец, пятая составляющая – “гуманность” – относится главным образом к сфере образования и культуры, причем по очень веским основаниям.

Из сказанного видно, какую роль в современной истории человечества могла бы и должна бы сыграть альтернативистика. К сожалению, до сих пор она остается чисто умозрительным занятием нескольких тысяч энтузиастов.

2. Методы и требования к процессу социального предвидения

В процессе социального предвидения осуществляется анализ (описание) как того, что уже имеется в реальности, так и того, что скрывается в латентном виде в общественных явлениях и событиях. На этом этапе от исследователя требуется не только описание очевидных фактов, но и внимательный анализ того, что дезорганизует развитие событий, деформирует их, или, наоборот, повышает активность тех социальных сил, которые еще незначительны по своему воздействию, но их влияние имеет устойчивую тенденцию к росту.

Диагноз как метод социального предвидения требует, во-первых, выявления главной тенденции, определения перспективы развития социального процесса, установления тех генеральных направлений, которые и будут характеризовать состояние общества, его отдельных сфер и направлений.

Во-вторых, процесс предвидения не должен отвлекаться “на мелочи”, на детали, в его основе лежит не простое накопление известных переменных, а учет тех индикаторов, которые характеризуют назревание качественных переменных. В 80-е годы XIX века в Москве было осуществлено предсказание того, как будет выглядеть общественный транспорт в городе. Творцы этого документа исходили из верной и в целом обоснованной предпосылки, что население города вырастет в несколько раз. Но что касалось будущего транспорта, то авторы предсказания “опустились” до мелочей – сколько будет извозчиков, сколько будет “конок” (конных трамваев), полностью исключив из расчетов то, что находилось еще в зачаточном состоянии – открытие электричества, начало массового потребления нефти, что в будущем вызовет переворот во многих отраслях национального хозяйства, в том числе и в общественном транспорте. И не десятки и сотни извозчиков потребуются будущей Москве, наоборот, они полностью исчезнут и вместо них появятся принципиально новые виды транспорта: автомашины, трамваи, троллейбусы, метро.

В-третьих, социальное предвидение должно базироваться на оптимальном сочетании рационального и интуитивного, чувственного, в котором рацио играет ведущую роль, по крайней мере, являясь ограничителем буйных фантазий, опирающихся на домыслы, прекраснодушные пожелания и надежды.

В-четвертых, ни один из выводов социального предвидения не должен быть абсолютизирован, противопоставлен другому или, наоборот, согласован с другим за счет потери определенных качественных характеристик.

И, наконец, социальное предвидение должно базироваться на максимально полной информации, как прямо, так и косвенно касающейся будущего явления или процесса. Но даже при этом, особенно при долгосрочных и перспективных попытках заглянуть в будущее, информация может совершенно отсутствовать, и тогда просто невозможно предвидеть наступление событий. Я. Голованов, проанализировав предсказания конца XIX и начала XX века, показал, насколько могут быть велики просчеты. В это время человечеству предсказывали орошение пустынь, создание искусственного климата, победу над раком, изобретение питательных пилюль, заменяющих обычную пищу. И никто не помышлял о проникновении человека в космос и триумфе ракетной техники, о создании атомного оружия и атомной энергетики, о расшифровке генетического кода и методах генной инженерии.

Таким образом, можно сделать вывод, что методы социального предвидения находятся еще в поиске, в процессе творческой разработки и проверки временем, что, несомненно, постепенно обогащает арсенал этой стадии управления обществом.

3. Сущность социального прогнозирования

Прогнозирование, пожалуй, как никакая другая стадия (по сравнению с планированием, проектированием, программированием), не сопровождалась такими зигзагами в своем становлении за последнюю четверть века – от полного непризнания до чрезмерных упований на его могущество.

В научной литературе существует несколько подходов к объяснению сущности прогнозирования. Наибольшее распространение получила точка зрения И. В.Бестужева-Лады, который исходит из того, что прогноз не предусматривает решения проблем будущего. Его задача иная: содействовать научному обоснованию планов и программ развития. Прогнозирование, характеризует возможный набор необходимых путей и средств претворения в жизнь намечаемой программы действий. В этой связи ряд авторов считает, что под прогнозом следует иметь в виду вероятностное утверждение о будущем с относительно высокой степенью достоверности. Его отличие от предвидения заключается в том, что последнее трактуется как аподиктическое (невероятностное) утверждение о будущем, основанное на абсолютной достоверности, или (другой подход) представляет собой логически сконструированную модель возможного будущего с пока не определенным уровнем достоверности. Нетрудно заметить, что в качестве основания для разграничения терминов используется степень достоверности высказываний о будущем. Но очевидно одно: прогнозирование исходит из многозначности развития.

Некоторые авторы не особенно затрудняют себя с определением сущности прогнозирования в том плане, что не отделяют его от предвидения и планирования. Рациональный момент в этих рассуждениях есть, так как социальное планирование до определенной степени является и прогнозированием, но не наоборот.

Плохую службу в социальной прогностике сыграл тот факт, что она в какой-то мере стала идентифицироваться со словом “пророчество”, за которым закрепился однозначный негативный смысл. Однако, не говоря уже о социальной прогностике, пророчество не лишено позитивных начал.

Выяснение сущности прогнозирования неразрывно связано, по справедливому утверждению В. А.Лисичкина, с необходимостью “выработки специфически прогностической системы понятий”, в том числе “правильного определения понятия “прогноз” и отграничения его от таких понятий, как предвидение, предсказание, план, программа, проект, ожидание, предположение, гипотеза”.

В работах, посвященных этому вопросу или затрагивающих его (И. В.Бестужев-Лада, Т. М.Дридзе, Т. М.Румянцева, Л. Л.Рыбаковский, А. В.Рябушкин и др.), высказано немало интересных мыслей о специфике и соотношении основных понятий социальной прогностики. Сложность и трудность этой задачи объясняется прежде всего тем, что вопрос о разграничении категорий или анализе проблем будущего до недавних пор не был предметом специального исследования. Ее решение не замыкается кругом внутренних запросов прогностики и предполагает терминологически-смысловую “стыковку” с другими науками, прошедшими более или менее длительный путь развития. И здесь возникает весьма противоречивая ситуация.

С одной стороны, понятийный аппарат социальной прогностики, изучающей законы, принципы и методы прогнозирования, не может быть просто заимствован из конкретных наук. Он отличается универсальностью терминов, т. е. применимостью каждого из них с “приписанным” ему значением в разных отраслях знаний.

С другой стороны, при совершенствовании понятийного аппарата социальная прогностика не может игнорировать традиции, исторически сложившиеся в русле различных наук, когда они выполняли предсказательные функции. Сюда относятся и особенности использования терминов (например, предпочтение, оказываемое тем или другим), и их истолкование.

Но не следует преувеличивать тот факт, что за пределами социальной прогностики продолжает существовать недифференцированный к ней подход: важно, чтобы сама прогностика и ее разработки постоянно углубляли понимание проблем прогнозирования.

Итак, социальное прогнозирование – определение вариантов развития и выбор наиболее приемлемого, оптимального, исходя из ресурсов, времени и социальных сил, способных обеспечить их реализацию. Социальное прогнозирование – это работа с альтернативами, глубокий анализ степени вероятности и многовариантность возможных решений.

Нужно сказать об отличительных особенностях социального прогнозирования. Во-первых, формулировка цели здесь носит сравнительно общий и абстрактный характер: она допускает большую степень вероятности. Цель прогнозирования – на основе анализа состояния и поведения системы в прошлом и изучения возможных тенденций изменения факторов, влияющих на рассматриваемую систему, правильно определить вероятностные количественные и качественные параметры ее развития в перспективе, раскрыть варианты ситуации, в которой окажется система.

Во-вторых, социальное прогнозирование не обладает директивным характером. Другими словами, качественное отличие вариантного прогноза от конкретного плана заключается в том, что прогноз дает информацию для обоснования решения и выбора методов планирования. Он указывает на возможность того или иного пути развития в будущем, а в плане выражено решение о том, какую из возможностей общество реализует.

4. Методология социального проектирования

Проектировать – это значит перебирать варианты и схемы будущего действия. При всем их многообразии есть ряд общих требований, необходимых для подготовки, разработки и реализации проекта. Они прежде всего ориентируют на достижение конечного результата, чтобы в повседневных текущих делах и оперативных планах не упускались из виду главные вопросы. В этом отношении важен принцип минимальных обязательств, который концентрирует внимание на основной цели, отвергая в известной мере все, что может замедлить или отвлечь силы от ее реализации.

Организация, где решается вопрос о проектировании, обеспечивает выработку идей таким образом, чтобы к проектированию было привлечено как можно больше людей творческих, профессионально подготовленных.

Проектирование учитывает и возможность неудачного эксперимента по проверке идей. В этом случае нужен тщательный анализ причин несоответствия в решении поставленных задач: обусловлено ли это объективными обстоятельствами или просчетами в ходе эксперимента.

Успеху дела очень мешают недоверие к оригинальным решениям, стремление быстрее реализовать проект, недостаточно эффективно организованная система поощрения инициатив. Немалый вред наносит неудовлетворенность существующим положением, использование прежних достижений. Отсюда нежелание рисковать и стремление строго придерживаться ранее выработанных канонов.

Если же рассматривать субъективные условия, то тут многое зависит от личности проектанта, от его умения грамотно и нестандартно мыслить, от его мастерства и заинтересованности в осуществлении намеченных целей. Многие негативные последствия возникают из-за отсутствия гибкости в принятии новых идей, следования привычным нормам и т. д.

Для методологии социального проектирования большое значение имеет научно обоснованное определение объектов – социальных институтов, социальных процессов и явлений. В соответствии с этим объекты проектирования могут классифицироваться по разным основаниям.

Одной из классификаций объектов социального проектирования выступают проекты по совершенствованию основных функций общественного организма в области экономики, социально-политической и духовной жизни. Социальное проектирование связано также с созданием условий для эффективной деятельности в той или иной сфере общественной жизни. Особое значение такие проекты имеют для развития трудовой деятельности человека.

Вместе с тем социальное проектирование в целом обслуживает не отдельные, а все стороны деятельности человека. Только при системном подходе возможно наиболее эффективное (или оптимальное) проектирование общественных процессов и явлений. В том и особенность социального проектирования, что оно направлено на решение таких проблем, которые охватывают в комплексе все социальные аспекты жизни человека и которые целесообразнее всего различать по уровням организации общественной жизни. Именно поэтому социальные проекты могут (и должны) разрабатываться на уровне организации, района, города, области, республики и страны в целом.

Проектирование является одной из форм реализации социального прогноза наряду с социальным планированием и социальным прогнозированием, и поэтому, взаимодействуя с ними, оно тем не менее обладает качественными особенностями.

6. Социальное моделирование, как метод социального прогнозирования.

Моделирование – это метод исследования объектов познания на их аналогах (моделях) – вещественных или мысленных.

Аналогом объекта может быть, например, его макет (уменьшенный, соразмерный или увеличенный), чертеж, схема и т. д. В социальной сфере чаще используются мысленные модели. Работа с моделями позволяет перенести экспериментирование с реального социального объекта на его мысленно сконструированный дубликат и избежать риска неудачного, тем более опасного для людей управленческого решения.

Главная особенность мысленной модели и состоит в том, что она может быть подвержена каким угодно испытаниям, которые практически состоят в том, что меняются параметры ее самой и среды, в которой она (как аналог реального объекта) существует. В этом огромное достоинство модели. Она может выступить и как образец, своего рода идеальный тип, приближение к которому может быть желательно для создателей проекта.

В социальном проектировании точнее говорить, что созданная на основе замысла и предварительной информации модель позволяет выявить, уточнить и ограничить цели разрабатываемого проекта.

В то же время недостаток модели – ее упрощенность. Те или иные свойства и характеристики реального объекта в ней огрубляются или вовсе не принимаются в расчет как несущественные. Если бы этого не делалось, работа с моделью была бы крайне усложнена, а сама она не содержала уплотненную, компактную информацию об объекте. И все же здесь кроются возможные ошибки приложения моделирования к социальному проектированию и прогнозированию.

Значение нематематического моделирования для социального проектирования очень велико. Модель позволяет не только выработать эффективное управленческое решение, но смоделировать конфликтные ситуации, вероятные при принятии решения, и способы достижения согласия.

Библиографический список

1. Касьянов В. В. Социология. – Ростов н/Д., 2003.

2. Луков В. А. Социальное проектирование. – М., 1997.

3. Сафронова В. М. Прогноз и моделирование в социальной работе. М., 2002

4. Бестужев-Лада И. В. Прогнозное обоснование социальных нововведений. М., 1995

5. Шаров В. А. Социологическое исследование: Методология, программа, методы. – М., 2005


Прогнозирование, проектирование и методика в социальной работе